Органон врачебного искусства (6-е изд.)
§§ 34—50

§ 34

Image Image

Бóльшая сила искусственных болезней, вызванных лекарствами, не является, тем не менее, единственным объяснением способности последних излечивать естественные заболевания. Для того, чтобы они могли привести к исцелению, необходимо, прежде всего, чтобы они могли вызывать в теле человека искусственную болезнь, насколько возможно подобную заболеванию, подлежащему лечению. Искусственная болезнь, обладающая б?óльшей силой, переводит болезненное состояние инстинктивного жизненного принципа, не способного самого по себе ни к отражению, ни к запоминанию, в состояние чрезвычайно сходное. Она не только затеняет, но подавляет и, тем самым, уничтожает нарушение, вызванное естественным заболеванием. Это настолько верно, что ни одно уже существующее заболевание не может быть, даже самой Природой, вылечено посредством добавления нового несходного заболевания, сколь бы сильным оно не было. Так же мало может быть оно излечено врачами при помощи лекарств, не способных вызвать подобное болезненное состояние в здоровом теле.

§ 35

Image Image

Для иллюстрации этих положений мы должны рассмотреть три различных случая, связанных как с естественно случающимся совпадением у одного человека двух несходных естественных болезней, так и с обычным лечением болезней неподходящими аллопатическими лекарствами, то есть лекарствами, не способными вызвать искусственное болезненное состояние, подобное подлежащему лечению заболеванию, в то время, когда даже сама Природа не может устранить уже существующую несходную болезнь негомеопатическим средством, какой бы силы оно не было, и когда также малоэффективно при лечении любых болезней негомеопатическое использование даже сильнейших лекарств.

§ 36

Image Image

I. Если две несходные болезни равной силы встречаются одновременно у одного человека, или, особенно, если существовавшая ранее оказывается сильнее, то новое заболевание изгоняется из организма и не вызывает его поражения. Страдающий тяжелым хроническим заболеванием больной не будет инфицирован умеренной осенней дизентерией или другой заразной болезнью. Левантийская чума, как пишет Ларри1, не проявляется там, где преобладает цинга, а люди, страдающие экземой, не заболевают ею. Рахит, указывает Дженнер, препятствует действию вакцинации. Согласно фон Хильденбрандту, страдающие от легочной чахотки невосприимчивы к эпидемическим лихорадкам, если последние не оказываются очень заразными.

§ 37

Image Image

Также и при обычном лечении старая хроническая болезнь остается неизлеченной и неизмененной, если лечение осуществляется в соответствии с обычным аллопатическим методом, то есть лекарствами, не способными вызвать у здорового индивидуума изменения, подобные болезни; это происходит даже в тех случаях, когда лечение длится годами, и применяемые лекарства не слишком разрушительны для здоровья1. Все это ежедневно подтверждается на практике и не нуждается в дальнейших иллюстрациях.

§ 38

Image Image

II. Случаи, когда новое несходное заболевание оказывается сильнее. В этом случае заболевание, которым вначале страдал пациент, как более слабое, будет с наступлением более сильного отстранено и подавлено до тех пор, пока последнее не завершит цикл своего развития или не будет вылечено, и тогда старое заболевание проявится вновь неизлеченным. Тульпиус1 наблюдал, что у двоих детей, страдавших одним из видов эпилепсии, на время прекратились припадки, когда они, заболели стригущим лишаем (tinea). Однако, как только высыпания на голове исчезли, припадки возобновились с прежней частотой. Шепф2 видел, как зуд проходил с развитием цинги, но появлялся снова после ее окончания3. Если мания развивается у туберкулезного больного, то ею устраняется чахотка со всеми ее симптомами, однако, когда мания проходит, чахотка немедленно возобновляется и оказывается фатальной4. При совпадении эпидемий кори и оспы и инфицировании ими одного и того же ребенка уже развившаяся корь подавляется присоединившейся несколько позднее оспой и не может завершить своего цикла развития до излечения оспы. Однако нередко случается, что и привитая оспа, как это наблюдал Манге5, подавляется на четыре дня наслоением кори, и завершает свой цикл после развития периода шелушения последней. Даже в тех случаях, когда прививка оспы была произведена шесть дней назад, корь задерживает воспаление в месте прививки на одном уровне, и оспа не развивается до тех пор, пока корь не совершит свой обычный семидневный цикл развития6. При эпидемиях кори многие инфицируются на четвертый или пятый день после прививки оспы, и корь препятствует развитию последней до окончания сноего собственною курса, после чего оспа всегда появляется и проходит цикл своего обычного развития7. Истинная, гладкая, рожеподобная скарлатина Сиденгема8 с ангиной подавлялась на четвертый день высыпаниями коровьей оспы и не возобновлялась до окончания курса последней. Однако в другом случае, когда оба заболевания казались равной силы, коровья оспа была подавлена на восьмой день наслоением истинной, гладкой скарлатины Сиденгема, и ее красный очажок исчез до окончания скарлатины, после чего коровья оспа возобновила немедленно свое течение и завершила его обычным образом9. Корь подавила развитие коровьей оспы на восьмой день течения последней, практически на пике заболевания, развилась корь; она подавила дальнейшее течение коровьей оспы, и последняя не могла завершить своего цикла до развития коревого шелушения, так что на шестнадцатый день болезни, по наблюдениям Кортума10, больной выглядел так же, как и на десятый.

Даже после начала кори прививка коровьей оспы, хотя и вступает в силу, но болезнь не совершает своего обычного развития до исчезновения кори, что также наблюдал Кортум11.

Я сам видел, что свинка (angina parotidea) немедленно исчезла, как только вступила в силу и почти достигла максимума прививка коровьей оспы, и только после окончания последней и исчезновения ее красного очажка это сопровождающееся лихорадкой и вызываемое специфическим миазмом опухание околоушных и подчелюстных желез восстановилось и совершило свой обычный семидневный цикл развития.

Так происходит со всеми несходными болезнями; более сильная подавляет более слабую (когда они не осложняют одна другую, что редко случается при острых заболеваниях), но никогда одна не излечивает другую.

§ 39

Image Image

Последователи обычной медицинской школы наблюдали все это в течение многих веков; они видели, что сама Природа не может вылечить болезнь развитием другой, какой бы сильной та ни была, если новая болезнь несходна с уже существующей в теле человека. Что же должны мы думать о них после того, как они, тем не менее, продолжали лечить хронические болезни аллопатическими лекарствами, то есть лекарствами и их смесями, способными вызвать Бог ведает какое болезненное состояние, но только не подобное подлежащей лечению болезни? И даже если врачи до сих пор не присматривались внимательно к Природе, жалкие результаты их лечения должны были бы указать им, что они идут по ложному пути. Неужели при лечении хронической болезни агрессивными, по своему обыкновению, аллопатическими средствами они не понимали, что тем самым всего лишь создают искусственную болезнь несходную с уже имеющей место, которая лишь временно приостанавливает и подавляет основное заболевание, всегда возвращающееся как только истощение сил больного делает невозможным продолжение аллопатических атак на его жизнь? Так, зудящие сыпи безусловно и очень скоро очищают кожу после назначения частых приемов сильных слабительных, но как только больной становится не в состоянии выносить более искусственную (несходную) болезнь кишок и принимать слабительные, то или восстанавливаются прежние сыпи, или развиваются тяжелые симптомы внутренней псоры, и пациент, в дополнение к неослабленному основному заболеванию, оказывается вынужденным страдать от вызванных несварением болей и недостатка изгоняющей силы кишечника. Так, если обычные врачи, с целью искоренения хронической болезни, создают и поддерживают искусственные язвы и выпускники на коже, то они НИКОГДА не достигают цели, они НИКОГДА не смогут вылечить болезнь таким образом, поскольку эти искусственные кожные язвы совершенно чужеродны и аллопатичны внутреннему поражению, но поскольку раздражение, вызываемое несколькими тканями, оказывается, по крайней мере иногда, более сильным (несходным) заболеванием, чем уже существующее, постольку последнее иногда несколько ослабляется и подавляется на неделю или две. Но оно всего лишь подавляется и ненадолго, а силы пациента, тем временем, неуклонно тают. Эпилепсия, как свидетельствуют Пеклин1 и другие авторы, подавляемая, если они берутся за лечение, в течение многих лет выпускниками, неизбежно возвращается в более тяжелой форме. Но ни слабительные при зуде, ни выпускники при эпилепсии не могут быть более гетерогенными, более несходными нарушающими агентами, не могут быть более аллопатическим, более истощающим методом лечения, чем их привычные прописи, составляемые из неизвестных ингредиентов и используемые в обычной практике для лечения других, безымянных и бесчисленных видов болезней. Они также лишь истощают больного и только на короткое время подавляют или приостанавливают заболевание, будучи не в состоянии вылечить его, а при длительном использовании всегда добавляют к старой болезни новую.

§ 40

Image Image

III. В случае, когда новое заболевание, после длительного воздействия иа организм, наконец, присоединяется к старой несходной болезни и образует вместе с ней комплексное заболевание, то каждая из них занимает свое место в организме, то есть наиболее подходящие органы и принадлежащие ей области, предоставляя остальное другому несходному заболеванию. Так, сифилитический пациент может стать псорическим и vice versa. Так как две болезни несходны между собой, то они не могут ни устранить, ни излечить друг друга. Поначалу, с появлением псорических высыпаний, венерические симптомы затихают и приостанавливаются, но с течением времени (поскольку сифилис, по крайней мере, не уступает по силе псоре) они соединяются1, то есть вовлекают в болезненный процесс соответствующие им части тела, и болезнь тем самым оказывается более тяжелой и труднее поддается лечению.

Когда встречаются две несходные острые болезни, как, например, корь и оспа, то обычно, как уже говорилось выше, одна подавляет другую. Тем не менее, при подобных тяжелых эпидемических заболеваниях, были редкие случаи, когда две несходные острые болезни одновременно возникали в одном теле и объединялись на короткое время. При эпидемии, в течение которой одновременно преобладали оспа и корь, П. Рассел2 только в одном случае из трехсот (в которых эти болезни устраняли или подавляли друг друга, и корь развивалась через двадцать дней после начала оспы, а оспа — на семнадцатый или восемнадцатый день кори, так что развившееся ранее заболевание проделывало свой обычный цикл развития) одновременно встретил оба эти несходные заболевания у одного человека. Рейни3 свидетельствует о совпадении оспы и кори у двух девочек. Дж. Морис4 за всю свою практику наблюдал только два таких случая. Близкие случаи описываются в работах Этмюллера5 и некоторых других.

Ценкер6 видел, как оспа совершала свои обычный цикл развития при совпадении с корью и с пурпурой.

Дженнер наблюдал, как оспа проделала свой неизмененный курс при ртутном лечении сифилиса.

§ 41

Image Image

Гораздо чаще, чем сочетание естественных болезней у одного и того же человека и их взаимное осложнение, наблюдаются болезненные осложнения, вызываемые в результате неверного лекарственного лечения (аллопатический метод), длительным использованием неподходящих лекарств. К естественной болезни, подлежащей лечению, добавляются тогда, благодаря постоянному повторению, назначения неподходящих лекарственных средств, новые, часто очень длительные, болезненные состояния, соответствующие природе этого средства. Они постепенно сливаются с исходным старым заболеванием (которое они не могли излечить на основании подобия действия, то есть гомеопатически) и осложняют его, добавляя к старой болезни новое, несходное искусственное хроническое заболевание и ставя тем самым пациента перед лицом уже двух, а не одной, болезней, существенно отягчая его состояние и делая лечение очень трудным, часто почти невозможным. Многие случаи, совета по поводу которых спрашивают в медицинских журналах, а также многие случаи, описанные в медицинских сочинениях, подтверждают истинность сказанного. Сходны с описанной ситуацией и те частые случаи, когда венерическая болезнь шанкра, особенно осложненная псорой или дискразией, обусловленной кондиломатозной гонореей, не только не излечивается продолжительным или часто повторяющимся назначением неподходящих меркурнальных препаратов, но и захватывает свое место в организме наряду с постепенно развившейся тем временем ртутной интоксикацией1, и образует именно с ней ужасного монстра сложного заболевания (под общим названием маскированной венерической болезни), которое, если и излечивается, то лишь с величайшими трудностями.

§42

Image Image

Сама Природа допускает в некоторых случаях, как уже было указано, одновременное существование двух (и даже трех) естественных болезней у одного и того же человека. Следует отметить, что это осложнение случается, тем не менее, лишь при сочетании двух несходных болезней, которые, согласно вечным законам природы, не устраняют, не уничтожают и не излечивают друг друга, но, кажется, обе (или все три) продолжают раздельное существование в организме и, сохраняя свое влияние над восприимчивыми к ним частями и органами тела, часто не представляют вследствие несходства их природы существенной угрозы жизни.

§ 43

Image Image

Совершенно противоположным оказывается результат сочетания в организме двух подобных заболеваний, то есть присоединения к болезни уже существующей новой, подобной ей и более сильной. В этих случаях мы видим, как излечение может быть достигнуто силами природы, и получаем наглядные уроки того, как лечение должно осуществляться и человеком.

§ 44

Image Image

Две подобные болезни не могут ни подавить (возможность чего для несходных заболеваний была показана в примере I), ни временно приостановить одна другую (как было описано для несходных болезней в примере II), таким образом, чтобы старая возобновила свое течение после окончания новой. Так же мало могут две подобные болезни (что было описано в случае несходных болезней в примере III) совместно существовать в одном и том же организме или совместно образовывать удвоенное сложное заболевание.

§ 45

Image Image

Напротив! Две болезни, различающиеся по своей сущности (Vide, supra, § 26, Прим.), но крайне сходные в проявлениях и вызываемых ими страданиях и симптомах, безусловно уничтожают одна другую, когда бы они не встретились в организме. Более сильное заболевание уничтожает менее сильное по той простой причине, что при воздействии на организм поражает в точности те же самые части тела, что и существовавшая ранее менее сильная болезнь. Последняя, поэтому, подавляется и перестает вызывать характерные для нее эффекты1. Другими словами, новое, подобное и более сильное воздействие начинает определять ощущения пациента, и жизненный принцип, тем самым, вследствие специфичности этого воздействия, становится нечувствительным к более слабому, подавленному и не существующему более заболеванию, поскольку оно никогда не было чем-то материальным, но лишь динамическим, духовным расстройством. Жизненный принцип, следовательно, оказывается пораженным, да и то лишь временно, новым подобным патогенным воздействием.

§ 46

Image Image

Можно было бы привести множество примеров заболеваний, излеченных в соответствии с естественными законами, присоединением других, проявляющихся сходными симптомами, болезней. Однако это не является необходимым, поскольку наша цель состоит в том, чтобы говорить о чем-то определенном и несомненном, ограничить наше внимание исключительно теми (несколькими) заболеваниями, каждое из которых выделено в очерченную нозологическую единицу, вызывается конкретным миазмом и обладает собственным четким наименованием.

Выдающееся положение среди них занимает оспа, наводящая ужас большим количеством опасных симптомов. Она устранила и излечила множество болезней со сходными проявлениями.

Как часто вызывает оспа жестокую офтальмию, иногда приводящую даже к слепоте! И вот смотрите (!), привив ее, Дезото1 окончательно вылечил хроническую офтальмию, и Лерой2 продемонстрировал еще один случай такого же излечения.

Ею же, по сообщению Клейна3, была совершенно излечена существовавшая уже два года слепота, развившаяся после подавления парши.

Как часто вызывает оспа глухоту и одышку! И оба этих хронических заболевания, по наблюдениям Дж. Фр. Клосса4, она устранила, достигнув своего максимума.

Частым симптомом оспы является опухание яичек, и даже очень сильное. Именно вследствие этого она cмогла, благодаря подобию своих проявлений, излечить, как это наблюдал, Кляйн5, большую твердую опухоль левого яичка, образовавшуюся после ушиба. Еще один наблюдатель6 описал излечение похожей опухоли яичка.

Среди мучительных симптомов оспы есть и состояние кишок, подобное развивающемуся при дизентерии, и оспа, как подобный патогенный фактор, подавила, по наблюдениям Фр. Вендта7, случаи заболевания дизентерией.

Оспа, развивающаяся после прививки, совершенно устраняет гомеопатически, вследствие большей силы и значительного подобия, симптомы коровьей оспы и не дает ей развиться полностью. Но в то же время, коровья оспа, достигшая максимума своего развития, вследствие выраженного сходства, гомеопатически значительно ослабляет развивающуюся вслед за ней оспу существенно уменьшает ее тяжесть8, как свидетельствуют Мюри9 и многие другие.

Привитая коровья оспа, жидкость которой наряду с защитным веществом содержит и вещество заразное, вызывающее распространенные кожные высыпания иного характера, состоящие из небольших сухих (изредка больших и нагнаивающихся узелков с маленьким красным кружком вокруг, часто совпадает с круглыми красными пятнами на коже, сопровождающимися чрезвычайно сильным зудом. Они не так уж редко появляются за несколько дней до красного кружка коровьей оспы, но все-таки гораздо чаще несколькими днями после него и оставляют после себя маленькие красные пятна на коже. Многие наблюдатели указывают10, что благодаря подобию этого добавочного миазма, коровья оспа совершенно и окончательно излечивает аналогичные, часто уже длительно существующие и мучительные, кожные высыпания у детей.

Коровья оспа, специфическим симптомом которой является опухание руки11, излечила опухшую и наполовину парализованную руку12.

Лихорадка, сопровождающая коровью оспу и появляющаяся в период образования красного кружка, гомеопатически излечила, по наблюдениям младшего Хардеджа13, два случая перемежающейся лихорадки. Эти наблюдения подтверждают отмеченный ранее Дж. Хантером14 факт невозможности сосуществования лихорадок (подобных заболеваний) у одного и того же человека.

Характером лихорадки и кашля корь сильно напоминает коклюш, и поэтому Босквиллон15 отметил, что при эпидемиях, при которых распространялись оба эти заболевания, многие дети, пораженные корью, не заболевали коклюшем. Корь защитила бы от заражения коклюшем их всех и при всех последующих эпидемиях, если бы только коклюш не был бы заболеванием, лишь отчасти напоминающим корь, то есть если бы в числе его симптомов была и кожная сыпь, характерная для кори. Но поскольку он, тем не менее, ею не обладает, корь может только предотвратить инфицирование большого числа детей, да и то лишь при одновременном распространении эпидемий.

Если, тем не менее, корь совпадает с заболеванием, обладающим ее ведущим симптомом, сыпью, то она безусловно может устранить и гомеопатически излечить16 это последнее. Так, по наблюдениям Кортума17, хронические герпетические высыпания были полностью и окончательно (гомеопатически) излечены в результате развития кори. Милиарная сыпь на лице, шее и руках, сопровождающаяся чрезвычайным жжением, усиливавшаяся при каждой перемене погоды и существовавшая на протяжении шести лет, после инфицирования корью приобрела вид опухоли на поверхности кожи, а по завершении течения кори экзантема была излечена и более не возобновлялась18.

§ 47

Image Image

Ничто, кроме вышеописанного, не может более ясно и понятно научить врача тому, какой искусственный патогенный агент (лекарство) он должен избрать для того, чтобы лечить безусловно, быстро и окончательно, в соответствии с процессами, имеющими место в природе.

§ 48

Image Image

Ни усилия природы, как мы это видели выше, ни искусство врача, не могут ни в одном случае устранить уже существующее поражение посредством несходного патогенного агента, сколь бы сильным он не был. Этой цели можно достичь в соответствии с неизменными законами природы, не известными до сего времени, исключительно при помощи фактора, подобного своими симптомами и несколько более сильного.

§ 49

Image Image

Мы смогли бы узнать и гораздо большее число действительных гомеопатических излечений такого рода, если бы, с одной стороны, наблюдатели были бы более внимательны к ним, а с другой — если бы в природе не было такого недостатка в полезных гомеопатических заболеваниях.

§ 50

Image Image

Сама Могущественная Природа, как мы уже видели, мало что имеет в своем распоряжении в качестве инструментов гомеопатического лечения, кроме заразных болезней постоянного характера (чесотка), кори и оспы1, то есть патогенных агентов такого рода2, что, выступая в качестве лекарств, они оказываются более опасными для жизни, чем заболевание, которое они должны излечить, или же такими (как чесотка), которые, вызвав исцеление, сами, в свою очередь, нуждаются в лечении и искоренении. Оба эти обстоятельства делают их применение в качестве гомеопатических лекарств затруднительным, сомнительным и опасным. И сколь ничтожно число заболеваний, находящих подобное лекарство в коре, оспе и чесотке, среди болезней, которым подвержен человек! Таким образом, естественным путем лишь немногие болезни могут быть излечены при помощи этих сомнительных и небезопасных гомеопатических средств, а лечение с их помощью связано с опасностью и большими трудностями еще и потому, что дозы их не могут быть, подобно дозам лекарств, уменьшены в соответствии с обстоятельствами. Пациент же, подвергшийся воздействию аналогичного заболевания хронического характера, поражается опасной и длительной болезнью, оспой, корью (или чесоткой), в свою очередь требующей излечения. И тем не менее, мы можем указать на некоторые поразительные гомеопатические излечения, достигнутые благодаря счастливому совпадению, и видим так много неопровержимых доказательств единственного целебного закона природы, проявляющегося из них: Лечи на основании подобия симптомов!

предыдущая часть§ 1—33     Введение     Следующая частьследующая часть