Д-р Пьер Шмидт (Швейцария)

Пьер Шмидт

Скрытые сокровища
последнего издания "Органона". Ч. II

British Homeopathic Journal, 1954, 44(03/04): 134–156

Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)

IV. Новшества и последний совет Ганемана в его посмертно опубликованной работе.
"Органон" и скрытые в нем сокровища

Основные положения, которых я хотел бы коснуться, либо претендуют на новизну и определенную революционность, если сравнивать их с уже опубликованными взглядами в первых пяти изданиях "Органона", либо уже были заявлены, но теперь перепроверены и переписаны. Обычно гомеопаты мало, если вообще что-либо, знают о них.  Поэтому я постараюсь извлечь эти положения, как из недр земли извлекают драгоценные камни, чтобы они засверкали лучами истины, и сделаю это к вящей пользе собравшихся здесь уважаемых коллег. Я буду обсуждать параграфы не по порядковому номеру, а по степени важности.

В первую очередь поговорим о параграфах, имеющих практическую значимость, а затем я расскажу о параграфах, интересных с теоретической точки зрения.

1. ФАРМАКОПОЛАКИЯ, или повторение лекарства, несомненно, дело огромной важности для любого врача, но особенно для гомеопата, приученного наблюдать за индивидуальными реакциями пациента. Параграфы "Органона" на эту тему являются плодом многочисленных экспериментов, повторявшихся Ганеманом в течение всей профессиональной деятельности, то есть за ними стоит свыше пятидесяти лет практического опыта.

В § 246 он повторяет слова, включенные и в пять предыдущих изданий, а именно:

Любое ясно обозначенное улучшение, указывающее на явный прогресс, говорит о том, что пока оно продолжается, повторное назначение любого лекарства строго воспрещается, так как средство, принятое пациентом, все еще оказывает свое благотворное воздействие и, — Ганеман добавляет, — это нередко случается при острых болезнях.

Так звучит этот всем известный и повсеместно цитируемый параграф, к которому ученики Ганемана и Кента относятся с наибольшим почтением и которому обязаны великолепными излечениями. Однако слова "это нередко случается" напоминают мне, что хотя улучшения и случаются весьма часто, нередко мы сталкиваемся с отсутствием прогресса и необходимостью повторения. Чуть позже мы увидим, как это делается, но следует учитывать, что Ганеман никогда не говорит ранее должным образом не обдуманного, и что каждое его слово следует очень тщательно взвешивать. Итак, он продолжает:

С другой стороны, при хронических недугах, не достигших запущенной стадии (обратите внимание на "не достигших запущенной стадии"! — П. Ш.), улучшение может длиться 40, 60 и даже до 100 дней. Это, однако, довольно редкий случай, и кроме того, для врача так же, как и для пациента, чрезвычайно важно сократить этот период… чтобы достичь быстрейшего выздоровления. Этого можно достичь, если будут соблюдены следующие условия:

1) Если лекарство выбрано с предельным вниманием и в согласии с законом подобия
2) Если оно назначается в наименьшей потенции (Я настаиваю на слове "динамизация", поскольку слово "доза" подразумевает количество, тогда как динамизация относится к качеству. — П. Ш.)
3) Сильно разведено и в высокой степени динамизировано
4) Поглощено растворением в воде
5) Обычно назначается в очень малых количествах (одна кофейная ложечка)
6) Повторяется с интервалами, которые, как показал опыт, подходят для того, чтобы добиться насколько возможно быстрого эффекта.
7) Однако необходимо уделять большое внимание тому, чтобы при повторении степень потенции изменялась, и каждая доза слегка отличалась от предыдущей и последующей.

В следующих рекомендациях Ганеман расходится с ранее принятыми:

а) Любое гомеопатическое средство должно назначаться для повторного приема только в жидком виде. Новый фактор в приготовлении лекарств — это прекращение разведений из матричных настоек. Все лекарства, к какому бы природному царству ни относились, полученные из матричных настоек или из растворов, должны подвергаться трем традиционным сотенным тритурациям. Ганеман отвергает гранулы, таблетки и растирания (§ 246).

b) В острых случаях, если нет улучшения, дозу следует повторить, а в хронических (и это новый подход), если лечение эффективно, для ускорения выздоровления лекарство можно давать ежедневно в течение месяцев, если это будет необходимо.

В § 247 Ганеман обращает внимание на опасность повторения лекарства в той же степени потенции и заявляет, что

неуместное и неоправданное повторение неизмененной дозы способно вызвать излишние дополнительные болезненные состояния.

Мы навредим пациенту (прим. к § 247), если будем повторно давать это же лекарство под предлогом того, что в гранулах той же динамизации был хороший эффект.

Вредным для пациента будет повторение лекарства в той же степени динамизации в жидком виде на основании того, что от предыдущей дозы был хороший эффект.

Вредным, кроме того, будет и повторение того же разведения, даже если первоначальный раствор каждый раз встряхивается десять или всего два раза, поскольку новая доза остается неизменной с точки зрения потенции и может вызвать так называемое терапевтическое насыщение.

В сущности, после первой дозы эффективного лекарства пациент станет чуть менее больным. Следовательно, вторая доза должна подходить для менее болезненного состояния или, точнее, для более динамизированной стадии заболевания. Благодаря лекарству в подходящей дозе пациент становится насыщенным на первой стадии. Поэтому Ганеман советует давать то же самое лекарство, но в более высокой динамизации, так как болезнь частично ослабевает под влиянием лекарства. Таким образом, пока продолжается излечение, следует давать лекарство в изменяющихся формах, тех, которые каждый раз будут соответствовать болезни.

Ганеман объединяет два фактора в абсолютно новом виде. Несомненно, лекарство следует давать только в растворенной и динамизированной форме, однако понятие количества было добавлено, чтобы избежать путаницы в понятиях дозы, частоты и динамизации.

Дозировка предполагает объем 1, 2, 3 малых, средних или больших ложек, то есть речь идет о количестве.

Частота предполагает повторение дозы один, два или три раза.

Динмаизация, достигаемая встряхиванием раствора определенное число раз, подразумевает качество.

Ганеман определяет количество (§§ 275, 281), то есть позологию, даже для высоких потенций в виде одной-единственной глобулы размером с маковое зернышко (также в в прим. к § 270 и §§ 272, 275).

1. ФАРМАКОПОЛАКИЯ ДОЛЖНА БЫТЬ ВОСХОДЯЩЕЙ

Впервые в своей профессиональной практике Ганеман подчеркивает важность увеличения степени потенцирования при повторном назначении лекарства. В прошлых изданиях об этом не говорилось ни слова. Эта тема затрагивается в примечании к § 246, а также в §§ 248, 270 (прим.), 280 и 281, и сформулирована следующим образом:

Лекарство следует назначать в низкой степени потенцирования, продолжая в соответствии с описанным способом, а затем, после прекращения действия этого раствора, назначать в более высокой степени.

В итоге он настаивает на том, что

опасно повторять ту же потенцию даже один раз, это может нанести вред и даже сделать болезнь неизлечимой. Это может быть даже опаснее, чем прием столь же большой дозы аллопатического лекарства, поскольку такое повторение неоправданной дозы может вызвать хроническую лекарственную дискразию, своего рода лекарственный миазм.

"А это, — добавляет Ганеман, — может произойти и в том случае, если доза слишком высока", то есть если вместо кофейной ложечки воды дается глоток или столовая ложка. (Об этом см. § 276 и прим. к § 282).

Я не буду комментировать результаты этой новой практики и сравнивать ее с восходящей фармакополакией Кента, так как это заведет меня слишком далеко от обсуждаемой темы.

Однако есть очень важное исключение, на которое я хотел бы обратить ваше внимание в примечании к § 282, в отношении лечения трех важнейших диатезов во время их первых кожных проявлений, а именно:

Для псоры — недавно развившийся чесоточный дерматоз.

Для сифилиса — нетронутый первичный твердый шанкр любой локализации.

И для сикоза — остроконечные кондиломы.

Эти локализованные болезни (а не локальные, я настаиваю на этом. — П. Ш.) не только допускают, но требуют немедленного назначения больших доз (больших столовых ложек или даже глотков), повторяемых ежедневно или даже несколько раз в день, специфических лекарств с повторением в восходящих степенях динамизации. При хронических болезнях дозы сначала должны быть насколько возможно малыми (только одна кофейная ложечка).

Необходимо учитывать, что, согласно опыту Ганемана, объем лекарства, то есть его количество, тоже играет немаловажную роль.

Особенно в таких случаях никакие объективные локальные симптомы нельзя подавлять и устранять наружными аппликациями, поскольку исчезновение таких объективных проявлений, чего врач не сможет не разглядеть, позволит ему удостовериться, что назначавшееся лекарство больше не потребуется.

При этом Ганеман добавляет:

Опыт, однако, учит, что зуд плюс его внешние проявления, так же как твердый шанкр вместе с внутренним венерическим миазмом, могут и должны лечиться только посредством специфических лекарств, принимаемых внутрь. Но для полного излечения остроконечных кондилом, если они в течение некоторого времени не подвергались лечению, необходимо также и наружно применять специфические для них лекарства одновременно с их внутренним употреблением,

(прим. к § 282), поскольку гомеопат никогда не пытается обмануть пациентов лишь поверхностным успехом, хоть и благоприятным вначале, но всегда опасным в будущем.

2. ФАРМАКОПРАКСИЯ,

то есть приготовление лекарств (с § 264 по § 272).

Здесь Ганеман разъясняет свою новую теорию приготовления пяти десятитысячных потенций и методику их назначения. Когда-то давно я читал на страницах "Бритиш хомиопатик джорнэл" статью о "методе плюссирования". Я даже попробовал применить этот метод... и потерпел полную неудачу. С тех пор я ни разу не встречал в нашей прессе упоминаний об этом методе. Однако данный пример показывает, как важно, чтобы "Органон" был переведен, поскольку никто не смог точно применить метод Ганемана. Даже в наши дня я порой читаю в гомеопатических журналах об излечениях с помощью пятидесятитысячных потенций, назначенных в гранулах. Это наглядно свидетельствует, что авторы таких назначений совершенно не поняли новый метод, поскольку лекарства следует давать только в жидком виде (§ 271).

На практике это выглядит так: пациенту дается коробочка, содержащая одну гранулу размером с маковое зернышко, раздавленную в небольшом количестве молочного сахара. Содержимое коробочки следует растворить в бутылке в примерно 100 г чистой и слегка разбавленной спиртом воды только перед самым приемом, сильно встряхнуть раствор десять раз, а затем принимать примерно кофейную ложечку раствора утром и на ночь при хронической болезни или же чаще при острой болезни, не забывая перед каждым приемом встряхивать раствор десять раз. После приема восьми или десяти доз необходимо взять новую неиспользованную бутылку, и лекарство принимается вновь в уже более высокой степени динамизации с обязательными десятикратными встряхиваниями перед каждым приемом.

В §§ 269 и 270 Ганеман обращает внимание на важность растворения в сочетании с измельчением и растиранием, а затем встряхиванием. Число встряхиваний при изготовлении оригинального лекарства фармацевтом должно быть 100, но для ежедневного приготовления, выполняемого пациентом, назначается встряхивать десять раз перед каждой дозой, хотя в 5-м издании сообщается, что достаточно и двух (см. §§ 239, прим. к 247, 248 и прим., 270 и прим., 280, 282).

Были времена, когда очень важным считались встряхивания, затем ведущую роль стали отдавать растворению. В 6-м издании Ганеман приписывает эффективность гомеопатических лекарств сочетанию обоих этих фармакологических факторов, но также выделяет нелекарственное вещество, среду для лекарства, служащую для растирания или растворения и дающую возможность активной субстанции распространяться, чтобы при контакте с организмом вызвать новое энергетическое воздействие (прим. к § 269).

3. ФАРМАКОНОМИЯ,

или путь проникновения терапевтического агента. § 284 открывает новые перспективы в том, что касается путей воздействия гомеопатических лекарств:

(1) Per os, через слизистую рта, языка, желудка и кишечника.

(2) Ингаляция через верхние дыхательные пути, нос и глотку (но не ольфакция, как это ошибочно заявляется) (§§ 248, 284, 286).

(3) Вдыхание через нижние отделы дыхательной системы — трахею, бронхи и легкие.

(4) Втирание через кожные покровы там, где эпидермис не поврежден (это очень важный момент!) (§§ 194 и 284). Прекрасно известно, что любая точка эпидермиса напрямую связана с мозговыми центрами.

150 лет назад Ганеман, намного опережая свою эпоху, предложил начальный и конечный отделы пищеварительной трубки в качестве лучших путей для усвоения лекарства, а сейчас эта теория считается самой передовой. Поскольку лекарство разлагается во рту, а затем после проглатывания частично инактивируется в желудке и печенью, прием под язык, который предложил наш Учитель, может быть очень эффективным, поскольку обходит портальный кровоток. Богатая иннервация и кровоснабжение полости рта, а также близость крупных сосудов и шейных симпатических ганглиев обеспечивают хорошее взаимодействие и всасывание лекарства, что ведет к быстрому действию. Ганеман говорил об этом уже в 1810 г.

Принцип ингаляции через верхние и нижние дыхательные пути, о котором я только что говорил, с недавних пор применяется в современных аэрозолях. Что касается кожных втираний, то теперь известно, что части эпидермиса, связанные с нервными центрами, можно разделить на участки, имеющие более или менее важные представительства в головном мозге. В двух предыдущих изданиях "Органона" Ганеман говорит о кожных покровах эпигастральной области, внутренней поверхности бедер и нижней части живота, считая их путями проведения от эпидермиса к нервным центрам.

В §§ 284 и 285 он рекомендует при длительных хронических болезнях нерегулярные, время от времени, местные втирания в кожу спины, рук, бедер, голеней растворов тех лекарств, что хорошо действовали при приеме внутрь. Однако к этому можно прибегать только если в этом месте кожа совершенно здорова и не подвержена высыпаниям, спазмам и боли

Аллопаты прописывают аппликации лекарств на пораженную часть, а гомеопаты делают все наоборот. Недавние исследования показали, что втирания в область яичек и больших половых губ воздействуют на кортико-паллидарный отдел. Некоторые лекарства, вероятно, действуют избирательнее в зависимости от того, в какую область тела их втирают (Ж. Портье).

Насколько мне известно, Ганеман никогда не поднимал вопрос о "временнóй фармакономии" (то есть наиболее благоприятном времени суток для назначения лекарства), за исключением описания Nux vomica в своей "Материи медике".

Этот вопрос также связан с очень тонкой проблемой одновременного intus et extra (лат. внутреннего и наружного. — Прим. перев.) применения лекарства. Местные втирания, рекомендованные в §§ 284 и 285, как мы видим, отнюдь не приветствуются в §§ 194, 196, 197, 198 и 199, в которых Ганеман категорически отвергает любые аппликации и втирания любых наружных лекарств в любую, и особенно пораженную недугом, область в процессе лечения острого или хронического заболевания, локализованного в виде дерматоза, опухоли, сужения или расширения сосудов. Любые наружные аппликации loco dolenti (лат. в больном месте. — Прим. перев.) абсолютно недопустимы и противоречат доктрине. Ганеман очень доходчиво истолковывает причины для этого, и в предисловии к 6-му изданию заявляет, что для лечения длительной хронической болезни лишь при условии абсолютно здоровой кожи допускается одновременное intus et extra применение лекарства.

4. Я ХОТЕЛ БЫ ЕЩЕ СКАЗАТЬ ОБ ОДНОЙ ВАЖНОЙ РЕКОМЕНДАЦИИ ГАНЕМАНА,

приведенной в § 265, о том, что гомеопатическое лекарство должно быть приготовлено и дано пациенту самим врачом или в его присутствии, чтобы последний был уверен в правильном соблюдении назначений. К сожалению, современные врачи едва ли в состоянии исполнять эту рекомендацию.

Теперь рассмотрим злободневную тему, которая называется

5. ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ ОБОСТРЕНИЕ

Ганеман требует, чтобы после назначения лекарства проводилось тщательное наблюдение, о чем написано в §§ 280283, а также в §§ 155161, прим. к 253, 275 и 276. В этих параграфах говорится также о том, что мы последние 150 лет называем гомеопатическим обострением, а современная классическая медицина недавно изучила и назвала феноменом отдачи.

В 6-м издании Ганеман говорит о позднем обострении (§§ 161 и 248). Этот вопрос тесно связан с двумя другими важными вопросами, затронутыми в последнем издании "Органона":

  • (1) Возникновение новых симптомов в процессе лечения и их изучение (§§ 249 и 250).
  • (2) Предел гомеопатической динамизации, о котором говорится в § 160, прим. к § 249 и в § 279. Здесь Ганеман утверждает, что не существует предела, установленного для нашей динамизации, пока та может вызывать обострение.
  • (3) Что касается обострения, то Ганеман уже упоминал, не вдаваясь в подробности (в § 138 и в прим. к § 210), о возвращении прошлых симптомов, а теперь он растолковывает это понятие (с которым позже Кент поступит авторитарно) и дает полностью измененную версию его. Возвращение симптомов, которое Дж. Г. Аллен называл "ретроградной метаморфозой", является крайне важным для каждого гомеопата, так как помогает с прогнозом.

Для нас большой интерес представляет интерпретация новых симптомов и последующие терапевтические показания. Однако неважно, говорим ли мы о новых симптомах или о возвращении старых, в любом случае все сводится к реакции организма на лекарство, о которой Ганеман в различных параграфах дает очень поучительную информацию .

6. ДИНАМИЗАЦИЯ

а) В последнем издании важный § 270 полностью изменен, но в нем осталось утверждение, что для каждого разведения должна браться отдельная посуда. Отметим, что в "Органоне" упоминаются только сотенные потенции (§§ 128, 270 и 271). В наши дни такие разведения обозначаются прописной буквой "H", стоящей после цифры, относящейся к потенции, — 6Н, 9Н, 12Н, 30Н и т. п., что ясно указывает, что они приготовлялись в разных сосудах, в отличие от системы приготовления в одном сосуде, предложенной Корсаковым.

Ганеман разъясняет:

(а) Новые идеи о разделении частиц лекарственного вещества, связанные с растворением (или простым разделением вещества) и с динамизацией, или потенцированием, скрытых лекарственных способностей за счет растирания, тритурации или встряхивания. Гомеопатические препараты — это отнюдь не инертные субстанции, разбавленные до крайней степени. Это продукты, которым придана существенная эффективность за счет усиления их скрытых свойств и максимального разобщения их частиц через механическое воздействие, которое придает им новые сильные и эффективные способности (§ 269).

(b) Срок действия гомеопатических лекарств. В последнем издании Ганеман утверждает, что лекарства можно хранить много лет, если избегать воздействия света и тепла.

(c) Шкалы соответствий. Как все вы знаете, в 5-м издании Ганеман, предвосхищая г-на Берне из Парижа, пытался встряхивать лекарство в течение получаса, рассчитывая таким образом умножить в 30 раз силу первого сотенного разведения. Однако он понял, что ошибается, и отменил свое прежнее утверждение, о чем сообщает в пояснительных комментариях к § 270, где описывает приготовление своих пятидесятитысячных потенций, объединяя понятия количества и качества.

(d) Я уже говорил выше о проблеме пределов разведения.

7. ПЛАЦЕБО

(e) Для того чтобы врач мог различить усиление течения болезни от ухудшения состояния пациента, Ганеман в §§ 96 и 281 (новинка, появившаяся только в 6-м издании) рекомендует прибегать к помощи плацебо.

8. ГОМЕОПАТИЯ И ОБЩЕСТВЕННАЯ МЕДИЦИНА

В примечании к § 271 он обрисовывает черты благотворительной общественной медицинской службы, когда любому пациенту, богатому или бедному, государство дает бесплатные лекарства.

9. ПРЕ- И ПОСТНАТАЛЬНОЕ ГОМЕОПАТИЧЕСКОЕ ЛЕЧЕНИЕ

Эта тема впервые затрагивается в примечании к § 284:

  • (a) Борьба с наследственными предрасположенностями посредством антипсорного лечения. Ребенок уже лечится in utero (лат. в матке. — Прим. перев.) во время беременности (если это возможно, в особенности с помощью Sulphur). "Таким образом, родившись, он будет гораздо сильнее и здоровее".
  • (b) Постнатальное лечение, так называемое лекарственное вскармливание, когда ребенка можно лечить косвенным образом через молоко матери или кормилицы, которая, принимая нужное лекарство, передает его свойства младенцу через молоко.

Точно так же, как большинство младенцев обычно заражаются псорой через молоко кормилицы, они могут быть защищены от псоры через то же самое молоко, ставшее лекарством благодаря антипсорику, принятому кормилицей.

10. ТЕРАПЕВТИЧЕСКИЕ РЕАКЦИИ ПОСЛЕ ПЕРВОГО НАЗНАЧЕНИЯ,

или дифференциальный диагноз симптомов, отмеченных до лечения от симптомов, наблюдаемых в процессе лечения, определение главных симптомов, важность психических симптомов при реакции на лечение, необходимость использования самых малых динамизаций — все это мы найдем в обновленных §§ 91, 253, 254, 255, 256.

11. ЧАСТИЧНО ПОДОБНЫЕ ЛЕКАРСТВА И БОЛЕЗНИ С ДЕФИЦИТОМ СИМПТОМОВ

Хотя §§ 162170 (где речь идет о частично подобных лекарствах) и §§ 172179 (где речь идет о болезнях с дефицитом симптомов) к 6-му изданию и претерпели лишь самые незначительные изменения, я призываю всех гомеопатов внимательно читать эти параграфы о болезнях с дефицитом симптомов, поскольку их часто можно встретить у пациентов, и они имеют огромное терапевтическое значение.

Частично подобные лекарства — это те, чей патогенез исследован еще не полностью, но которые, по всей видимости, обладают многими еще не изученными терапевтическими возможностями. Ганеман рассказывает нам, как действовать в таких случаях, как исследовать остающиеся симптомы и пересматривать случаи после первого назначения.

Болезни с дефицитом симптомов — это те, при которых симптомов совсем мало. В "Органоне" рассказывается, как надо поступать в этих случаях, а ведь мы в своих кабинетах сталкиваемся с ними каждый день.

Дефицит симптомов не следует путать с нехваткой практических знаний у врача, потому что он не уделяет достаточно времени своим пациентам, или из-за неспособности определить значимые симптомы. Здесь можно говорить не о дефиците симптомов, а о дефиците знаний и способностей у врача!

12. ПРУВИНГИ,

или испытания лекарств на здоровом человеке. В наши дни все чаще прувинги называют физиопатологическими исследованиями, или наблюдением за человеком.

Как мало докторов знает о том, что в §§ 121141 Ганеман точно и аккуратно описал все необходимые детали для испытаний лекарств на здоровых людях! В этих параграфах мы найдем многое, чтобы утолить жажду знаний: инструкции по проведению экспериментов, дозировки, диета, отбор испытуемых и порядок наблюдения за ними, изучение реакций, анализ сообщений испытуемых, наблюдение врачей за самими собой и т. п. Вместо того, чтобы испытывать реакции с ограниченным набором параметров в лаборатории (in vitro), как это делает классическая медицина, Ганеман показал как можно изучать реакции in vivo humano (лат. на живом человеке. — Прим. перев.), когда они многочисленны и протекают в естественной среде. По-другому невозможно "подслушать" человеческий биос (который Ганеман называет динамис) и проникнуть в сферу человеческой патологии чутко и гибко, поскольку биос состоит из очень тонких материй и интонаций. Прувинги — ключевой вопрос гомеопатии, ибо за ними скрывается одна из важнейших биологических уловок человеческого организма. Здесь мы видим и скрытую связь с экспериментальным методом Ганемана, т. к., рекомендуя 30-ю потенцию в качестве начальной для любого прувинга, Ганеман позволяет психическим симптомам человека раскрываться в самом начале.

Нейровегетативные центры, составляющие "потолок" физиологической сущности, при точном совпадении образуют "этаж" психологической сущности, которому современный аллопатический писатель Портье дал имя нейровегетативного внутреннего сознания.

Эти нейровегетативные центры, как бы записывающие все ценные симптомы исследуемого лекарства, имеют для нас огромную важность, поскольку в них происходит встреча физиологии и психологии человека, или, точнее сказать, их совпадение.

Гениальный Ганеман догадался о необходимости использовать этот проход, основанный на двойственности, которая cоединяет нейровегетативные центры и сознание. Это двуликий Янус, но при этом одновременно и одноликий, нажимающий кнопки и переводящий рычаги, преобразующие физиологические импульсы в психологические, то есть в рассудочное осмысление, которое, таким образом, возбуждается, оживает и приспосабливается к обстоятельствам.

Проведенный таким образом эксперимент будет одновременно и психологическим, и биологическим, так как здесь мыслящее сознание соединяется с органической жизнью.

История разных изданий "Органона" Ганемана Часть I     Часть III Классификация болезней и симптомов в "Органоне"