Д-р Пьер Шмидт (Швейцария)

Пьер Шмидт

Скрытые сокровища
последнего издания "Органона". Ч. III

British Homeopathic Journal, 1954, 44(03/04): 134–156

Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)

V. Теоретические вопросы

13. СЕМИОЛОГИЯ И СИМПТОМАТОЛОГИЯ

Семиология, или семиотика — это раздел медицины, занимающийся общими вопросами болезненных состояний, их природой и развитием, он включает в себя диагноз и прогноз.

Симптоматология, которая является разделом семиотики, — наука о симптомах, способах их изучения и их значении. Никто не обращал такого пристального внимания на изучение симптомов как Ганеман, но он пошел еще дальше, начав их дифференцировать.

И в самом деле, гомеопатия различает более восьмидесяти типов симптомов: объективные и субъективные, второстепенные, органические и функциональные, психосоматические, психические и физические, физиопатогномоничные и индивидуальные, случайные, изолированные и сопутствующие, латентные, замаскированные, скрываемые и подавленные, острые и хронические, общие, фрагментарные и разделенные, локальные и локализованные, особенные и странные, характерные, необычные, редкие, ключевые и распространенные, смутные, расплывчатые и четкие, этиологические и первоначальные, главные и второстепенные, первичные, оригинальные и вторичные, старые и новые, поверхностные, ложные и глубоко укоренившиеся, наружные и внутренние, относящиеся к болезни и патогенетические, схожие, несхожие, противоположные и противоречивые, искусственные и естественные, изменчивые, зависящие от обстоятельств, чередующиеся и неизменные, элиминирующие, сомнительные, стабильные и прогрессирующие, исключительные и часто встречающиеся, неоднородные, слабые и сильные, четко сформулированные, унизительные, воображаемые и придуманные, непредвиденные, беспокоящие и не доставляющие неудобств, видоизменившиеся и впервые появившиеся, мимолетные и упорные…

Несколько лет назад я обратил внимание на то, что ни один переводчик не смог правильно отразить истинное значение § 6, в котором Ганеман говорит о "Krankheitzeichen, Zufälle und Symptomen". На французском это стало звучать как "signes morbides, accidents et symptômes", а на английском "morbid signs, accidents and symptoms" (болезненные признаки, происшествия и симптомы), и только один Геринг заменил "accidents" (происшествия) на "casualties" (несчастные случаи).

В современном французском языке слово signe относится к здоровому состоянию; можно сказать "признаки беременности", "признаки роста", и этот термин скорее применим к физиологии, а вот слово symptôme, напротив, обозначает болезнь: симптомы плеврита, симптомы энцефалита и т. п.

Для уточнения мысли следует использовать термин "феномен" греческого происхождения, который относится к физиопатологии и означает нечто очевидное. Любое изменение, вызываемое при эксперименте лекарством в здоровом организме, следует называть феноменом. Феномен помогает описать патогенез точно так же, как симптом помогает описать болезнь. По словам Гранье, подобно тому, как тень следует за человеком, симптом следует за болезнью, а феномен за лекарством.

Ганеман понимал это различие и провел границу между терминами "симптом" и "признак болезни". Я считаю, что он намеревался обозначить три обширные категории симптомов:

  • (1) Субъективные симптомы — соответствующие термину, переведенному как "симптом".
  • (2) Объективные симптомы — признаки болезни, которые можно "пощупать" и увидеть.
  • (3) "Несчастные случаи", как это перевел Геринг. Непредвиденные симптомы, симптомы случайностей и неожиданных происшествий, непредвиденные, но всегда внезапные, которые могут быть, а могут и не быть, связанными с заболеванием, например, травматизм, эмоциональный шок, укус пчелы или змеи, ожог, инфаркт, отравление, непредвиденные реакции взросления и беременности и т. п. в этом роде, что описано в первом примечании к § 7 или в § 73.

Ганеман много размышлял, прежде чем заявить, что телесные и душевные расстройства, воспринимаемые органами чувств и, таким образом обнаруживающие болезнь, можно классифицировать в двух разделах, каждый из которых содержит по три вида симптомов:

1.
Субъективные симптомы
Объективные симптомы
Симптомы происшествий или несчастных случаев.

2.
(a) Симптомы, о которых знает только пациент: боли, тревога, всевозможные субъективные ощущения и т. п.
(b) Симптомы, замеченные окружающими. Часто эти симптомы не может заметить ни сам пациент, ни врач на приеме, например, косоглазие, приступы ухода в себя и эпилепсия, плач, скрежетание зубами, беспокойный сон, поведение, наклонности и т. п.
(c) Симптомы, наблюдаемые врачом, о которых пациент и его близкие могут не знать: нарушения чувствительности и рефлексов, опухоли, туберкулез, длительные нервные расстройства, анемия и т. п., которые может распознать только опытный врач.

Читая эти строки, невозможно не изумиться глубине медицинской мысли ганемановского гения.

Ганеман определяет еще одну категорию симптомов, и хотя она лишь чуть-чуть была дополнена в 6-м издании, я почти уверен, что никто из гомеопатов не имеет понятия о важном перечне этиологических симптомов, приведенном в прим. к § 93, поскольку в ранних изданиях этот перечень был вставлен в многословный пассаж, в котором ни у кого не хватало сил разобраться. Все мы знаем, как счастлив бывает гомеопат, если ему удается открыть этиологические симптомы, поскольку теперь он может излечить пациента, чье здоровье нельзя было исправить из-за того, что симптомы были скрыты от врача. Этот абзац следует читать очень внимательно, поскольку здесь идет речь о другом классе симптомов, а именно этиологических, дополнительных к трем видам, упомянутым выше.

Никакая самая что ни на есть современная медицинская статья не даст нам такого полного и совершенного взгляда на симптоматологию, в которой Ганеман был и остается непревзойденным авторитетом.

14. ЭТИОЛОГИЯ

Гранье называет это нозогенией, происхождением болезней. Не следует путать науку о причинах болезней, этиологию, с этологией, наукой о характере человека!

В § 12 Ганеман утверждает, что причина болезни кроется в нарушении равновесия жизненной энергии. Такого же взгляда придерживается и китайская медицинская наука, существовавшая уже несколько веков до Ганемана.

Европейцы считают, что человек здоров до тех пор, пока ему не объявлен его диагноз! Фактически же почти всегда к тому времени, когда болезнь обнаруживается самим пациентом или врачом, она уже сильно развилась, а равновесие давным-давно нарушено функциональными симптомами или даже органическими повреждениями.

На самом деле все недомогания начинаются с дефекта — источника нарушенной гармонии, отклонения, приводящего к анемии, которая в четверти случаев компенсируется приливом крови в других местах. Так возникает состояние сниженной сопротивляемости.

Затем начнется воздействие на нарушенное звено экзогенных и эндогенных факторов. Вирусы, бактерии, грибы, наши привычные обитатели и спутники, прежде участвовавшие в нормальном функционировании, становятся патогенными. В организме начинают размножаться инфекционные агенты, и он подвергается интоксикации, в нем возникают функциональные нарушения, затем появляются выраженные симптомы, и наконец развивается органическое повреждение, что говорит об анархии в организме, все части которого взаимодействовали в совершенной гармонии. Таков механизм развития болезни.

Никогда нельзя забывать, что болезнь — это не заражение микробами, но дефект, который влечет заражение. Но что же тогда поражается? Ганеман отвечает: "жизненная сила". Но как она поражается? Ганеман очень коротко отвечает на этот вопрос в прим. к § 12: "Это останется навсегда скрытым (от нас)", как и тайна жизни, о причине которой мы ничего не знаем. Прошло уже сто пятьдесят лет, но никто ничего еще не открыл!

15. В 6-М ИЗДАНИИ ГАНЕМАН ДОБАВЛЯЕТ ОЧЕНЬ ВАЖНЫЕ ПРИМЕЧАНИЯ

к §§ 11 и 12, касающиеся ДИНАМИСА, то есть жизненного принципа, называемого также жизненной силой или жизненной энергией. Ганеман описывает динамис как "самостоятельный и нематериальный. Именно он поддерживает все части живого организма с его функциями и реакциями в самой удивительной гармонии".

Я настоятельно советую перечитать длинное примечание к § 11, так как оно полностью обновлено и заслуживает серьезных размышлений. То, что Ганеман называет динамическим воздействием патогенных влияний, эквивалентно явлению, которое в наши дни называется индуктивным резонансом. Эта концепция динамиса имеет огромную важность для понимания патофизиологии человека и играет ключевую роль в терапии.

16. БОЛЕЗНЬ И ИЗЛЕЧЕНИЕ,

или гомеопатическая теория замещения. В последнем издании § 148 был радикально изменен. Если этот параграф, написанный на старонемецком, переодеть в современную одежду и дополнить идеей об отрицательных и положительных силах, то мы получим такое определение болезни и излечения, которое способно удовлетворить самые современные и прогрессивные умы. Хотелось бы добавить, что в этом параграфе отвергается идея materia peccans и понятие о дренажах, с которыми Ганеман непрестанно сражался, но которые, несмотря на это, так дороги некоторым гомеопатам, называющим себя современными. Я не удержусь от искушения процитировать этот параграф целиком, чтобы вы могли сравнить мой перевод с почти дословной версией Берике. В начале я приведу отрывок из § 70, где дается определение болезней:

…На самом деле болезни есть не что иное, как "негативные" силы, по своей природе чисто динамические, вызывающие отклонения в биологическом равновесии жизненного принципа в его тонких и чувствительных восприятиях.

§ 148. Материалистическая гипотеза, ищущая объяснение природы болезней в materia peccans, находящейся внутри или вовне организма, это чистой воды иллюзия.

Говоря о болезни, необходимо понимать причину, характер нарушения и исход (мой перевод. — П. Ш.).

Получается, будто болезни вызываются негативной силой нематериального характера, напоминающей какую-то инфекцию.

Эта инфекция расстраивает естественный ритм нематериального жизненного принципа, инстинктивное действие которого управляет всем живым организмом. Эта инфекция терзает организм, и тот возбуждает череду субъективных и объективных проявлений в различных своих функциях.

Результат этого нарушения, проявлением которого выступают симптомы, называется болезнью.

С другой стороны, говоря об излечении, необходимо представлять силу, действие и результат (мой перевод. — П. Ш.).

Врач со своими лекарствами обладает искусственной позитивной силой, которая подобным образом способна вернуть жизненный принцип в исходное состояние.

Потенцированное лекарство, выбранное в соответствии с подобием симптомов, возбуждает искусственное болезненное состояние, похожее на естественную болезнь, но более сильное. Получается так, будто жизненный принцип подвергается "переключению" с естественного болезненного состояния на искусственное лекарственное болезненное состояние, которое позднее преобладает.

Таким образом, жизненный принцип под влиянием вызванной лекарством своего рода искусственной болезни, хотя и временной, но более сильной, больше не испытывает естественную болезнь, более слабую и по сути нематериальную, которая угасает, а затем исчезает.

С этой минуты болезнь больше не мешает жизненному принципу, находящемуся во власти более сильной искусственной лекарственной болезни. Но и эта болезнь постепенно убывает, и в конце концов оставляет пациента, который оказывается излеченным (§ 29). Таким образом, естественная болезнь уничтожается путем замещения (§ 148), и освобожденный динамис продолжает поддерживать организм в гармоничном состоянии здорового равновесия (§ 29).

Такое объяснение дает нам Ганеман, перед этим заявив в § 28, что "он не придает большого значения этим объяснениям, лишь указывая, что вышеназванное объяснение, представляется ему наиболее правдоподобным".

Современная наука сообщает нам о катализе и феноменах интерференции и резонанса, применяющихся в беспроводной телеграфии, и это может удовлетворить наш пытливый ум!

17. ЗАКОН ПОДОБИЯ

Где этот закон ясно сформулирован в "Органоне"?

Прочитайте еще раз §§ 27 и 26, а затем 24 и 25, где четырьмя немного отличающимися друг от друга способами Ганеман разъясняет знаменитый закон подобия, а в примечании дает остроумную аналогию с калейдоскопом.

Каждое специфическое заболевание может быть изгнано и уничтожено только… посредством лекарства, способного самому вызывать специфическое заболевание у живого человеческого существа, а именно комплекс симптомов, насколько возможно схожих с совокупностью симптомов больного…

Этот удивительный закон подобен компасу в руках мореплавателя: "Неизменный, фундаментальный, универсальный закон исцеления, определяющий применение лекарств при болезнях". — Пескье.

И здесь мы вспоминаем слова Гиппократа из его "Locus in homine"( правильное название работы "De locis in homine", лат. "О местах в человеке". — Прим. перев.): "Per similia adhibita ex morbo sanatur". (лат. Излечивается от болезни через назначение подобного. — Прим. перев.).

18. ПРЕОБЛАДАНИЕ СИЛЫ ЛЕКАРСТВ НАД СИЛОЙ БОЛЕЗНЕЙ

Обращая наше внимание на эту тему, Ганеман делает еще одно важное наблюдение:

…Лекарства, чья способность нарушать физиологическое равновесие в организме здорового человека сильна, бесконечна, абсолютна и нераздельна, тогда как патогенные агенты демонстрируют лишь второстепенную и обусловленную обстоятельствами силу… вызывать болезни.

Эта тема обсуждается в §§ 32, 33, 34 и 51, и все они были пересмотрены (в 6-м издании. — Прим. перев.).

19. ОБОБЩЕНИЕ

Если у кого-то из ваших знакомых нет времени и сил читать "Органон", но он в двух словах желает получить краткое знакомство с целями гомеопатии, ее источниками и сути доктрины, посоветуйте ему изучить безупречное резюме в § 70, измененное в последнем издании.

20. СПЕЦИФИЧЕСКАЯ ТЕРАПИЯ

В §§ 22, 23, 52 и 61 описываются, сравниваются и критикуются три метода лечения, применяемые во внутренней медицине: гомеопатия, энантиопатия, аллопатия. Гомеопатия рассматривает больного человека с его многочисленными психосоматическими реакциями как единое целое.

21. КЛАССИФИКАЦИЯ БОЛЕЗНЕЙ

§ 73 довольно плохо переведен на английский. В 6-м французском издании вы найдете четкую классификацию болезненных состояний. Ганеман разделяет их на индивидуальные и коллективные болезни, указывает на различие между внешними и внутренними причинами болезней, рассуждает о легких недомоганиях и отличиях острых болезней от обострения хронических, о спорадических и эпидемических болезнях. Мы смогли сделать этот важный параграф понятным и согласующимся с современными знаниями.

22. АНАМНЕЗ И ОПРОС

В §§ 8291 детально обсуждается искусство опроса и наблюдения. В нашем переводе мы постарались в точности отразить ганемановскую мысль. Среди ста с лишним вопросов, которые врачу предлагается задавать пациенту, вы не найдете ни одного, предполагающего ответ "да" или "нет". Ганеман также приводит полезные и бесценные для практики примеры.

23. ПСИХОЛОГИЯ ПАЦИЕНТА И ВРАЧА

В §§ 96 и 97 Учитель дает ценные советы о том, как вести себя с депрессивными, гиперчувствительными, впечатлительными или робкими пациентами, а также с теми, кто умаляет или преувеличивает свои симптомы. Ганеман и в самом деле ничего не упустил, и эти советы показывают нам мощь его ума.

Его взгляд на психологию пациента, особенно с нарушениями психики и интеллекта, свидетельствуют о глубоком и проницательном уме.

Но кроме психологии пациента, есть еще и психология врача, и в пересмотренном и дополненном § 98 Ганеман указывает, что истинный врач обязательно должен обладать пятью незаменимыми качествами:

  1. Терпение
  2. Знание человеческого сердца
  3. Психологическая проницательность при опросе
  4. Деликатность и осторожность
  5. Способности к анализу и синтезу, основанные на здравом рассуждении.

Уверяю вас, что прежде всего в §§ 210230 вы найдете свидетельства глубины ума и проницательности Ганемана в вопросах психических болезней. Любой современный психиатр увидит в этом отрывке много полезного для себя, и это еще раз говорит о том, что автор надолго опередил свое и даже наше время.

В этих параграфах Ганеман обсуждает первостепенное значение психического состояния пациента, соотношение физических и стоящих за ними психических проявлений, которым врачи часто пренебрегают, говорит о том, как вести себя и разговаривать с психически больным пациентом, каковы особенности поведения врача и санитаров с одержимыми навязчивыми идеями депрессиями, буйством, застенчивостью, а также о природе душевных болезней и их лечении гомеопатией.

24. ЛОКАЛЬНЫЕ И ЛОКАЛИЗОВАННЫЕ БОЛЕЗНИ

Локальные нарушения — это один из самых интересных вопросов, не утративших важности и поныне, значимость которого Ганеман предвидел и в свое время указал на это.

В §§ 185203 Ганеман недвусмысленно заявляет, что не бывает локальных болезней, но все они связаны с общим нарушенным состоянием. Если не считать недавних мелких травм, хотя большая часть травм тоже относится к этой категории, любое повреждение, пусть и случившееся в одной области, так или иначе отражается во всех частях организма, который реагирует в каждом случае по-своему и в соответствии с общим своим состоянием. Здесь Ганеман очерчивает показания для хирургии, указывает на их ограничения и объясняет важность функции внутренней медицины при так называемых хирургических заболеваниях. И наконец он отвергает местное лечение для объективных локализованных нарушений, заявляя, что все так называемые местные болезни на самом деле являются дефектами всего организма, о чем мы недавно говорили. Ганеман подчеркивает, что наружное лечение и даже наружные аппликации конституциональных лекарств при наружных заболеваниях несут большую опасность.

Не будем забывать, — пишет Ганеман, — что местное заболевание не представляет собой отдельную вещь. Определенно, это лишь некоторая часть, составляющая единое целое с общей болезнью, часть, которую жизненная сила, если можно так выразиться, вывела за счет внутренней болезни на какую-то область организма, "перевела" кнаружи, там, где опасность меньше, чтобы таким образом смягчить внутреннюю болезнь... и действовать как предохранительный клапан. (§ 201)

Лечение так называемой местной болезни — это подавление, маскировка.

Этот вредный метод оставляет неизменным и не лечит внутренний диатез, из которого болезнь проистекает. Это главная причина бесконечного числа хронических болезней... под гнетом которых стонет человечество... Это исключительно наружное лечение, лечение за счет подавления — самое тяжелое преступление против закона природы, но последствия такого лечения всегда игнорировались медицинским обществом. Однако разве не только один этот метод применяется и преподается повсеместно в наши дни официальной школой медицины? (§ 203)

Но разве то же самое не происходит и в наше время? Дерматолог "замазывает" и лечит наружными средствами все кожные болезни, которые попадаются ему на глаза, и прижигает язвы кожи и слизистых оболочек. Ганеман очень много думал, постоянно пересматривая каждую фразу, написанную на эту тему, и предложил нам способ лечения локализованных болезней как с объективными, так и с субъективными симптомами.

25. ВИТАМИНЫ

Велико будет наше удивление, когда в примечании к § 266, мы прочитаем о том, что продукты "непременно теряют часть своих лечебных качеств, подвергаясь необходимой кулинарной обработке".

И еще:

Обработка, которой подвергаются растительные и животные продукты, например, варка, выпекание, обжаривание и т. п. ... частично разрушает и уничтожает содержащиеся в них лекарственные элементы.

Так более чем за сто лет до их открытия Ганеман предсказал появление витаминов!

26. КАКОВО ОПРЕДЕЛЕНИЕ ГОМЕОПАТИЧЕСКОГО ЛЕКАРСТВА?

Где в "Органоне" можно найти такое определение? Прежде всего в примечании к § 119, где говорится о замене одних лекарств другими, что категорически отвергается Ганеманом, поскольку эквивалентное лекарство не может "взаимно" заменяться, так как "каждая субстанция отличается от всех других". А это значит, что ни один разумный врач не назначит лекарство, которое не было испытано на здоровых людях. Кроме того, об этом говорится в примечании к § 2451: "Одно из основных правил врача гомеопата… никогда не назначать лекарство, которое прежде не было проверено, а его патогенное действие на здорового человека тщательно испытано".

В более общих чертах эта тема также затрагивалась в §§ 20 и 21.

27. МОНОФАРМАЦИЯ

В § 236 первого немецкого издания "Органона", опубликованного в 1810 году, Ганеман пишет:

Quod fieri potest per pauca non debet fieri per plura. (лат. Что может быть сделано малым, не должно делаться многим. — Прим. перев.).

И в последнем издании эти слова повторяются в немного измененном виде.

Если наша цель состоит в излечении, то нет необходимости и поэтому недопустимо давать пациенту за раз более чем одну простую лекарственную субстанцию.

Мне было очень интересно наблюдать, как Ганеман повторил это категоричное утверждение сорок лет спустя, но за эти сорок лет он приобрел гораздо больше опыта и мудрости, что придало его словам еще бóльшую силу.

И последнее:

28. ФИЗИОТЕРАПИЯ

Знаменитый американский гомеопат Вессельхефт, выполнивший очень ценный перевод 5-го издания "Органона", написал в своем предисловии в 1875 г., что ему пришлось "кастрировать" последний параграф о магнетизме и напечатать его мелким шрифтом в приложении, чтобы не сбивать с толку новичков, и такая концовка не приводила бы к неверному суждению о великой книге. Мы полностью согласны с этим мнением и поступим таким же образом с нашим будущим изданием.

При этом то, что Ганеман пишет о массаже и бальнеотерапии, совершенно верно, и мы должны это учитывать. Однако нам не следует забывать, что животный и минеральный магнетизм были новыми методами для того времени и считались революционными, как гормоны, антибиотики и витамины для нашего.

Эти последние параграфы демонстрируют, что Ганеман старался быть в курсе современной ему медицины, но призывал учеников с осторожностью относиться к новомодным методам, сбивших с толку менее опытных врачей. Кто-то может справедливо заметить, что это не имеет отношения к гомеопатии и должно быть отделено от нее, а "Органон" должен заканчиваться на вопросах фармакономии, что и подведет итог учению Ганемана.

VI. ЗАКЛЮЧЕНИЯ

Всем великим новаторам приходилось терпеть критику со стороны своих оппонентов, но не все критики, подобно Аристарху2, умеют компенсировать строгость справедливостью и беспристрастием.

У Гомера был свой Зоил3, полный зависти, злобы и предрассудков, снискавший нелепую и печальную славу за свои полные желчи нападки на великого певца ахиллесовых подвигов. У Гиппократа тоже были свои недруги, а Ганемана не щадила никакая эпоха, ни прошлая, ни нынешняя. Но как жалок тот недалекий или ревнивый ум, который подмечает лишь мелкие недостатки Ганемана, не осознавая масштабов его личности! Отдельные места "Органона" не могут не вызвать критику, но если рассматривать книгу в целом, разве можно найти произведение более оригинальное, изящное, правдивое, глубокое? Разве можно найти подобный этому по своей революционности медицинский трактат, который говорит: "Сезам, откройся!" обширному и яркому миру мысли? Гений Ганемана наполняет читателя силой своего духа, окрыляет его мысль своими идеями.

Чем дальше вы проникаете в мысль Ганемана, читая и размышляя над этим последним 6-м изданием "Органона", адаптированным нами под современную терминологию, тем прочнее станут ваши убеждения, крепче уверенность в фундаментальной ценности его учения.

"Органон" — абсолютно современное произведение, и в нем еще остается многое, что мы должны понять и переосмыслить, а на вашу долю, господа, выпала задача отыскивать и преумножать эти новые сокровища. Вспомним в этой связи слова Ганемана:

Истина, подобно бесконечно мудрому и милосердному Богу, вечна. Люди могут не замечать ее, пока не наступит время, когда лучи истины в согласии с велением Небес неотвратимо пробьются сквозь туман предрассудков и как северное сияние в ясный день прольют благодатный свет, чистый и негасимый, на грядущие поколения людей.

Одна китайская пословица говорит, что высота башни определяется по длине отбрасываемой ей тени, а слава человека по злобе его критиков.

Такая доктрина, как гомеопатия, с которой столь тесно связано человеческое счастье, не может, по словам фон Бруннова, принадлежать одному народу, но является достоянием всего человечества.

ДИСКУССИЯ

Д-р ФРЕЙЗЕР КЕРР сказал, что Факультет очень благодарен д-ру Пьеру Шмидту не только за его приезд, чтобы прочитать эту лекцию, но и за ту огромную работу, которой потребовал перевод. Он прекрасно понимает, что д-р Шмидт жертвовал на это все свое свободное время, включая воскресенья.

Он предполагает, что эта встреча повлияет на руководство Факультета, и оно использует все свое влияние, чтобы убедить Гомеопатический исследовательский и образовательный фонд в необходимости перевести на английский язык французский перевод 6-го издания "Органона" д-ра Пьера Шмидта. Англоязычным докторам со всего мира очень полезно будет ознакомиться с этой шедевральной книгой.

Д-р Шмидт владеет немецким языком как родным, а его знания не только философии, но и практической гомеопатии, а также современной медицины, весьма обширны, что дало ему значительные преимущества.

Д-р КЕРР очень рад, что Совет факультета пригласил д-ра Шмидта прочитать эту лекцию, а сама лекция, поскольку она читалась на английском, позволила многим из нас получить некоторое представление об этой работе. Но самым ценным было услышать слова и идеи самого Ганемана, которые д-р Шмидт донес бы до нас, будь его работа лучше переведена на английский язык.

По мнению д-ра Керра, этот перевод на английский, сколько бы он ни стоил, является нашим долгом, поскольку мы (т. е. Факультет гомеопатии. — Прим. перев.) — один из главных центров гомеопатии в англоязычном мире. Перевод был бы особенно ценен не для тех многих, кто купит книгу и прочтет ее один раз, но для тех, кто будет читать ее год за годом и дорастет до уровня таких мастеров как Шмидт, Вейр, Робертс, Богер или Кент.

Д-р КЕРР поздравил д-ра Шмидта с чудесным выздоровлением после тяжелой автомобильной аварии.

Д-р Т. Д. РОСС присоединился к предыдущему оратору в словах уважения к д-ру Шмидту за его поэтическую презентацию сложной темы на иностранном языке и заявил, что был бы очень рад, если бы французcкий перевод этой книги был доступен в Англии. Самым главным практическим вопросом 6-го издания является вопрос повторения лекарства, и д-р Шмидт полностью обесценил статью "Колоски шестого издания 'Органона'"д-ра Дишингтона, поскольку тот опирался на неверный английский перевод. Какую же точную технику д-р Шмидт может рекомендовать, если для удобства лекарство дают в бутылочке?

Д-р ШМИДТ пообещал, что он непременно отразит все эти детали в своей книге.

В течение пяти лет он и д-р Кюнцли всегда в июле с особой тщательностью готовят эти пятидесятитысячные потенции, моя руки перед каждой операцией и используя маленькую платиновую чашечку с отверстием на дне. Им было трудно найти гранулы нужного размера, но в конце концов их удалось приобрести в Германии. Можно было давать пациентам лекарство, растворенным в бутылке с водой с добавлением столовой ложки 90% спирта, кто-то давал сахарный порошок, в котором толок гранулу размером с маковое зерно, а затем велел пациенту растворять этот порошок в бутылке. Ганеман советовал давать пациенту лекарство вместе с бутылкой, чтобы, придя домой, тот мог растворить лекарство и встряхивать бутылку. В хронических случаях прием следовало продолжать до усиления симптомов или появления новых. В острых случаях следовало давать одну дозу и ждать. Бутылка должна быть чистой, ранее в ней не должно было было продуктов и лекарств. Методика очень проста, сложно лишь найти эти пятидесятитысячные потенции. Д-р Шмидт думал, что их производили "Нельсонс". Во Франции их пытался изготавливать Буарон. В Базеле можно было положиться на потенции д-ра Хааса. В Швейцарии некоторые врачи-гомеопаты самостоятельно готовили пятидесятитысячные потенции, но он не доверял их методике. Бутылку можно использовать десять дней, а затем нужно выбросить. Он брал матричную настойку, доведенную до разведения 4С, а затем продолжал разбавлять до 30Н. Если врач дает пациенту сразу высокую потенцию, он может повышать потенцию по методу Кента и дойти до 50М и т. д. Думаете, он не получит результатов? Однако если он потом дает пятидесятитысячную, у него может ничего не получиться, а если начинать сразу давать лекарство по этому методу, то можно получить хорошие результаты. Некоторые врачи давали одну гранулу размером с маковое зернышко в молочном сахаре и говорили, что получали великолепные результаты.

ПРЕЗИДЕНТ сказал, что новая методика, предложенная Ганеманом, это быстрый способ приготовления не высоких, а наивысших разведений. Замечание о том, что если сначала тщетно было назначено какое-то разведение, а потом назначено одно из новых разведений с отличным результатом, можно объяснить вероятным нарушением свойств лекарств в процессе приготовления во времена Ганемана, поскольку тогда еще до конца не понимали принципов приготовления таких лекарств. Сейчас мы уже знаем, как просто испортить одну потенцию другой. Очень аккуратные и точные указания, разработанные и напечатанные Ганеманом в 6-м издании "Органона", значительно продвинули нас вперед в вопросе устранения побочной энергии потенций. По мнению президента, это было главной причиной великолепных результатов новых препаратов. Он также выразил мнение, что в руках такого мастера как Ганеман повторное назначение тех же доз лекарства при внимательном ежедневном наблюдении могло давать удивительные результаты. Однако такой подход может быть чреватым печальными последствиями, если применяется врачом, не знакомым со всеми возможными осложнениями, которые влечет передозировка. Поэтому он считает, что это ганемановское усовершенствование могут применять лишь те врачи, которые прошли полноценную гомеопатическую учебу и практику. Можно полагаться на чистоту тех потенций, что производятся в наши дни зарекомендовавшими себя аптеками, и это подтверждается надежными результатами, если назначать эти лекарства в однократных дозах, а их действие сопровождать внимательным наблюдением и отказом от лишних назначений. Возможно, огромная ценность методики, о которой так хорошо рассказал нам д-р Пьер Шмидт, связана с тем фактом, что истинная ценность этих препаратов относилась к сфере низких потенций, и было бы очень интересно провести эксперименты и исследования, чтобы сравнить результаты лечения похожих случаев тогда и сейчас, когда используются методики, принятые в наши дни.

Д-р Шмидт, работая над переводом 6-го издания, посвятил пять лет самоотверженному служению гомеопатии. За это время он очень многое узнал о работе и мыслях Ганемана. Никто еще не раскрывал перед нами столь богатую сокровищницу знаний. Все мы хотим выразить ему самую искреннюю признательность за эту великолепную работу.

Сэр ДЖОН ВЕЙР сказал, что был горд и счастлив, слушая доклад своего старого друга об исследованиях "Органона", и все мы благодарны ему за эту работу на благо гомеопатии. Мы будем с нетерпением ждать полной версии доклада, чтобы по достоинству оценить главные положения, которые хотел донести до нас д-р Шмидт.

Д-р Ф. Г. БОДМЕН выразил благодарность д-ру Шмидту за эту ценную работу. Своим точным французским переводом он показал англичанам пример того, как надо по-настоящему переводить 6-е издение. Недавно д-р БОДМЕН читал статью о гомеопатии в психиатрии, вызвавшую много критики на континенте. Теперь он знает, как можно было бы ответить на эту критику, если бы он правильно понимал, чтó Ганеман на самом деле говорил в "Органоне".

В библиотеке Лондонского Королевского гомеопатического госпиталя он нашел в самых ранних номерах "Бритиш хомиопатик джорнэл" статью о том, как гомеопатия зарождалась в Швейцарии. Все началось с того, как какой-то господин получил из Германии посылку с книгами, а поскольку он не был врачом, то, обнаружив среди книг непонятно как туда попавший "Органон" Ганемана, отдал его своему врачу д-ру Дюфрену. Последний так проникся этой книгой, что отправился учиться к Ганеману и другим гомеопатам, а затем стал очень успешно практиковать в Женеве. Очень символично, что д-р Шмидт приехал к нам рассказывать об "Органоне" именно из Женевы, поскольку как раз "Органон" и послужил импульсом для развития гомеопатии в этом городе.

Д-р ШМИДТ сказал, что д-р Дюфрен был издателем "Библиотек омеопатик де Женев" в 21 томе, публиковавшейся в 1833—1843 годах.

Отрицая, что заслужил столь щедрые похвалы, д-р Шмидт сказал, что ему предложили помощь переводчики из ООН, и теперь он готов начать работу над переводом на английский не только с французского, но и одновременно сопоставляя текст с немецким оригиналом. Это может стоить около 3000 швейцарских франков, примерно один английский фунт за страницу, а вся книга состоит из 300 страниц. Д-р Шмидт изготовил собственную презентационную книгу в коробке из ивовой коры с роскошным переплетом с орнаментом из королевских лилий (поскольку медицина — это королевское искусство). Книга очень подробно проиндексирована, вы найдете ссылки почти на каждое слово, например, рассуждения Ганемана о Наполеоне, об игре на флейте и т. п. Нетрудно будет подготовить английское издание, вся сложность заключается в финансировании. Если английские гомеопаты готовы подписаться на 500 экземпляров, то он с удовольствием приступит к работе.

Д-р БЕНДЖАМЕН присоединился к словам восхищения. Мы чувствуем себя очень неловко, когда иностранец читает нам доклад, но английский д-ра Шмидта был великолепен. Он сказал, что Ганеман настаивал на том, чтобы лекарства давались в жидком виде. Как д-р Шмидт относится к тому, что можно получать прекрасные результаты вне зависимости от того, как давалось лекарство?

Д-р ШМИДТ ответил, что, по словам Ганемана, результаты можно получить от любых разведений, но к самым быстрым результатам приводит назначение лекарств в жидком виде. Если методика, которую вы используете имеет стопроцентную эффективность, то имеет смысл продолжать ее использовать.

ПРИМЕЧАНИЯ ПЕРЕВОДЧИКА

1 Вероятно, опечатка. Это прим. 2 к § 119.
2 Аристарх Самофракийский (216—144 до н. э.) — греческий филолог, хранитель Александрийской библиотеки, комментатор поэм Гомера. Имя Аристарха стало символом строгого и компетентного критика, см. стихотворение А. Пушкина "Моему Аристарху" (1815).
3 Зоил — греческий философ-киник, оратор (IV–III в. до н. э.). Нарицательное имя завистливого, язвительного и мелочного критика, ставшее таковым из-за насмешек и издевательств Зоила над Гомером. См. стихотворение Ф. Тютчева "Пускай от зависти сердца зоилов ноют…"

Доза, потенция, частота приема по "Органону" Ганемана Часть II