Эндрю Дж. Вейкфилд, Марк Блэксил, Бойд Хейли, Анисса Райленд, Дэниел Холленбек, Джейн Джонсон, Джеймс Муди, Кэрол Стотт

Ответ на статью д-ра Эйри Браун
и Коалиции в поддержку иммунизации. Ч. II


Medical Veritas 6 (2009), 1907–1924

Перевод Марии Семеновой (Санкт-Петербург)

Что вы думаете по поводу переноса сроков вакцинации или альтернативного прививочного графика? Центр по контролю и предотвращению заболеваний публикует рекомендованный для всех детей США календарь прививок, и этот календарь не из воздуха был взят… врачи, ученые и исследователи работают сообща, чтобы определить наилучшие сроки для вакцинации. Цель: защитить от смертельных болезней как можно больше детей, и сделать это как можно раньше. Теперь об одном из распространенных мифов об аутизме, что дети получают "слишком много прививок, слишком рано". Несмотря на научные доказательства того, что вакцины НЕ вызывают аутизм, некоторые родители считают, что безопаснее прививать своих детей по альтернативному графику, в котором прививки делаются реже. Кроме того, существуют блоги, книги и веб-сайты, поддерживающие альтернативные графики вакцинации, предлагающие отложить критические прививки на месяцы или годы после того, как ребенок мог бы безопасно получить их. Вот маленькая неприятная правда об альтернативных графиках вакцинации: это все надуманно. Нет ни одного исследования, подтверждающего, что будет безопаснее перенести какую-либо прививку на поздние сроки. Врачи, поддерживающие такие календари, просто гадают, когда сделать прививку.

Многие были шокированы такой откровенной позицией Браун. Несколько исследовательских групп развенчали этот миф. Вот как минимум один пример такого "ни одного исследования", показавшего, что некоторые прививки безопаснее перенести на более поздний срок: несколько исследовательских работ связали астму с вакциной DPT (АКДСПрим. перев.) [108]. Поскольку результаты противоречивы, Макдоналд и др. из Университета Манитобы рассудили, что это может объясняться разными сроками вакцинации DPT в разных исследованиях, как, например, в случае с MMR (вакцина от кори, эпидемического паротита и краснухи. — Прим. перев.) и аутизмом. Они изучили сроки иммунизации вакциной DPT и вероятность возникновения астмы к семи годам. Были проанализированы все записи о вакцинациях и состоянии здоровья 11 531 ребенка с рождения до семилетнего возраста. Исследователи обнаружили, что риск астмы был вполовину меньше у детей, чья первая доза DPT была отложена более чем на два месяца, в сравнении с детьми, получившими первую дозу в положенный срок (в 2 месяца). Вероятность астмы у детей, получивших все три дозы DPT позже срока, оказалась еще ниже и составила всего одну треть вероятности у вакцинированных по графику (в два, четыре и шесть месяцев). Более того, вероятность астмы у детей, получивших прививки раньше графика, возрастала на 60% по сравнению с вакцинированными по графику [108].

Результаты дали веское доказательство не только связи астмы с DPT, но и влияния возраста вакцинируемого на величину риска. Оказалось, что перенесение сроков DPT защищает от астмы — распространенного, серьезного и потенциально смертельного заболевания. "Маленькая неприятная правда" заключается в том, что согласно Американской академии аллергии, астмы и иммунологии, астма ежегодно убивает 5000 человек в США — цифра, которая может быть значительно уменьшена переносом графика вакцинации. Есть и еще примеры [109-113], но одного этого исследования уже достаточно, чтобы доказать несостоятельность доводов Браун.

К тому же растягивание графика вакцинации создает новые проблемы. Для формирования активного иммунного ответа живые вакцины должны даваться с промежутком по крайней мере в 4 недели. Возьмем, к примеру, вакцину MMR — ваш ребенок может получить одну комбинированную вакцину и защититься от трех смертельных заболеваний одновременно. Но если сделать три отдельные прививки, это займет как минимум три месяца (так как каждая вакцина живая). В результате дети остаются незащищенными, пока не будут закончены все серии.

Этот вопрос часто излишне драматизируют, чтобы заставить родителей согласиться на прививки. Здесь корь, свинка и краснуха описаны как "смертельные заболевания". На самом же деле эпидемический паротит (свинка), согласно литературе [114], это мягкая детская болезнь, для которой смерть исключительно редка. Краснуха — это настолько тривиальная и безопасная детская болезнь, что вакцинация делается не столько с целью защитить ребенка, сколько защитить женщину, вынашивающую ребенка, путем создания достаточной иммунной прослойки. Корь редко бывает смертельной для детей в развитых странах. В США и других развитых странах смертность от кори падала задолго до введения вакцинации. Экстраполяция тенденции смертности в США показывает, что даже без вакцинации смертность от кори в США к 2010 г. упала бы до ничтожно низкого уровня [115].

Что мы знаем наверняка, так это то, что перенос сроков вакцинации вашего ребенка — это игра в русскую рулетку. Вы просто оставляете своего ребенка незащищенным. Кто знает, какое заболевание (предотвращаемое простой прививкой) поразит его следующим? Такие смертельные заболевания как, например, корь, всего лишь на расстоянии одного авиаперелета от нас.

Простых прививок не бывает. Что касается русской рулетки, то в ней верный шанс погибнуть составляет один к шести. Это пример тактики запугивания, которой нет места в разумном обсуждении сроков детских прививок.

В конце концов, я просто хочу, чтобы ваши дети были привиты. Если вы хотите сделать две прививки сегодня, и две на следующей неделе, это нормально. Просто возвращайтесь. И обещайте мне, что вы все сделаете в разумные сроки (то есть вернетесь через несколько недель, а не месяцев или лет, чтобы завершить вакцинацию). Цель: обеспечить защиту ребенка.

Этот настойчивый призыв обращен к тем родителям, которые все еще не убеждены и хотели бы растянуть график вакцинации. Но призыв сбивает с толку, поскольку Браун только что говорила: "Для формирования активного иммунного ответа живые вакцины должны даваться с промежутком по крайней мере в 4 недели".

Важно помнить: несмотря на все внимание СМИ к этой теме, лишь немногие родители в действительности переносят сроки или уклоняются от прививок.

Естественно, большинство слушается, потому что детей иначе в не допускают в государственные школы и лишают определенных социальных пособий, если они вовремя не сделали прививки.

Действительно ли нужны прививки? Да. Как врача меня очень беспокоит, когда родители решают отложить прививку или совсем не делать ее ребенку. Ведь предотвращаемые прививками инфекции реальны. Я видела ребенка, умирающего от вакциноуправляемого заболевания, и беспомощно стояла рядом. Я наблюдала несколько детей, задыхавшихся от коклюша. Эти болезни убивают детей. Помните о них. В прошлом году в США вакцины предотвратили 14 млн заболеваний и 33 тыс. смертей. Наши бабушки и дедушки еще помнят такие заболевания как полиомиелит. И как люди выстраивались в очередь, чтобы получить прививку. Возможно, вы даже не слышали о полиомиелите у кого-нибудь сегодня. Самая большая ирония здесь в том, что благодаря прививкам нынешние родители не знакомы с болезнями, от которых те защищают.

Несмотря на актуальность научного вопроса о том, нужны или нет прививки, это слишком широкая тема, и она будет изучаться и обсуждаться нами в другой раз. Здесь мы лишь стараемся отстоять прививочную политику, которая во главу угла ставит безопасность. Родители детей с аутизмом привлекли внимание к вопросам безопасности: комбинированная вакцина MMR и присутствие в вакцинах известных нейротоксинов, таких как тимеросал. Разделение M, M и R и удаление токсинов не увеличат смертность от предотвратимых заболеваний. Ссылка на полиомиелитную и другие вакцины является жульнической, поскольку их обычно не считают причиной аутизма, если они без тимеросала и с безопасными адъювантами.

Браун упоминает недавние случаи кори как доказательство возможного возвращения этого заболевания, указывая на тех родителей, которые требуют отвода по философским и религиозным мотивам. Она подробно останавливается на детях, заболевших корью в слишком раннем для вакцинации возрасте. Ранее младенцы никогда не были восприимчивы к кори, потому что материнские антитела (пассивный иммунитет) защищали их в течение первого года жизни. Эта ситуация изменилась с введением коревой вакцины. Женщины, вакцинированные в детстве от кори, не передают адекватного пассивного иммунитета своим детям. Поэтому одним из непредвиденных и парадоксальных последствий вакцинации стала растущая восприимчивость детей к кори.

И когда люди возражают, что детям делают сегодня слишком много прививок, я спрашиваю их, будет ли лучше, если их дети заболеют менингитом?

Эмоциональный шантаж не уменьшает родительских опасений по поводу безопасности. Зато он иллюстрирует врачебную традицию обвинять родителей, и к тому же сомнителен с точки зрения этики.

Как насчет тех прививок, которые на очереди? Неужели вы решите пропустить будущую прививку от ВИЧ, только потому, что у вас уже слишком много прививок? Скорее всего, нет, потому что вы знаете: эта вакцина, возможно, спасет жизнь вашему ребенку.

Решение сделать прививку от ВИЧ будет зависеть, разумеется, от медицинских показаний и достоинств этой гипотетической вакцины.

Разве правительство не признало недавно, что прививки вызывают аутизм? Как вы уже, возможно, слышали в новостях, правительство недавно приняло решение выплатить компенсацию ребенку, чей аутизм, как считается, вызван прививкой. Вот подоплека событий: Программа компенсации ущерба, нанесенного прививками, проводит специальные слушания по аутизму, получившие название комплексных. Этот "суд по прививочным делам" рассматривает заявления о 4900 случаях развития аутизма у детей вследствие вакцинации. Сначала суд разбирает девять случаев, чтобы сформировать мнение о фактах. Одному ребенку, Ханне Полинг, была назначена денежная компенсация. Ханна родилась с редким генетическим нарушением (митохондриальное нарушение, дисфункция базового клеточного метаболизма). Это все равно что родиться со скрытым пороком сердца — тикающей бомбой, которая может взорваться в любой момент.

Ханна не рождалась с "редким генетическим нарушением". У ее матери были такие же генетические отклонения без каких-либо клинических нарушений. На самом деле, по словам ее отца, невролога, пишущего для "Нью-Йорк таймс", их дочь "Ханна развивалась нормально, пока не получила одновременно девять вакцин. У нее сразу же поднялась температура и началась энцефалопатия [нарушение мозговой деятельности], перешедшая… в аутизм" [116].

Что касается потенциальных причин митохондриальной дисфункции Ханны (дефекта в "батарейках", снабжающих энергией клетки тела), авторы исходного документа описывали ее состояние так: "Неясно, вызвана ли митохондриальная дисфункция первичным генетическим отклонением (атипичным развитием важнейших метаболических путей) или вторичным подавлением окислительного фосфорилирования (например, отключением клеточной способности использовать кислород для производства энергии) вследствие других факторов. Если такая дисфункция возникает у маленьких детей во время инфекций или иммунизации, дополнительные окислительные нагрузки из-за иммунной активизации клеточного энергетического метаболизма должны быть особенно критичны для центральной нервной системы, которая сильно зависит от митохондриальной функции" [117]. Другими словами, вакцинация могла привести восприимчивую систему к срыву, вызвав повреждение мозга.

Более того, хотя в рамках комплексных слушаний дело Ханны Полинг было выбрано прецедентным для проблемы "тимеросала, вызывающего аутизм" (в связи с обнаруженным у Ханны отравлением содержашимися в вакцинах дозами консерванта тимеросала), медицинские специалисты Министерства здравоохранения и социальных служб (HHS), изучив медицинские записи Ханны Полинг (но не отчеты экспертов, представляющих ее интересы) признали поражение в этом деле еще до начала слушаний в суде по прививочным делам. Поэтому высказывание Браун не просто неточное, но ошибочное.

У таких редких детей как Ханна любой стресс мог вызвать развитие аутизма. Между прочим, вакциноуправляемое заболевание, например, грипп или ветрянка, могли иметь еще худшие последствия для здоровья — подобное заболевание могло бы убить ее. Хотя до вакцинации ей не был поставлен диагноз, эксперты рекомендуют прививаться детям с обнаруженными митохондриальными нарушениями.

Ханне не был поставлен диагноз до вакцинации, поскольку у нее не было никакого заболевания, чтобы его диагностировать. Она была совершенно здорова до вакцинации. Источник же "экспертного" мнения не указан.

Браун сочувствует:

Эксперты по митохондриальным нарушениям НЕ считают эту болезнь "спусковым крючком" аутизма, потому что у многих людей есть подобная клеточная дисфункция, но они не становятся аутистами.

Это верно: эксперты не считают, что митохондриальные нарушения запускают аутизм. Как показал случай с Ханной, аутизм у нее начался из-за прививок. Скорее всего, имевшаяся у нее раньше митохондриальная дисфункцияa могла стать фоновым фактором предрасположенности.

Родители, прочитав, что такие дети как Ханна бывают редко, сбиваются с толку, потому что сразу вслед за этим они читают, что наоборот, у многих людей есть подобная клеточная дисфункция. Что же из этого правда? По оценкам, сделанным в июне 2008 г., у 20% аутичных детей есть митохондриальные нарушения [118] и вплоть до 50% из около 4800 случаев, зарегистрированных в настоящее время Федеральным судом по прививочным делам США, могут иметь маркеры мягкой митохондриальной дисфункции. От 1 из 50 до 1 из 200 детей могут иметь мутацию ДНК, которая предрасполагает их к вакциноиндуцированному митохондриальному нарушению [119-121]. Наличие слабовыраженных аномальных биомаркеров митохондриальной функции в случае с Ханной Полинг [117] или случае, представленным Филипеком и др., согласуется с тем фактом, что среди детей с аутизмом обнаруживается все больше случаев митохондриальных нарушений [122].

aВ исправленном отчете ответчика, выпущенном после рассмотрения экспертных отчетов и дополнительных медицинских записей и зарегистрированном секретарем Министерства здравоохранения и социальных служб Лизой Уоттс [документ № 27 в деле 1:02-vv-01466-UNJ POLING et al. vs. HHS], обнаруженное "митохондриальное нарушение" (в первоначальном отчете ответчика, зарегистрированном 11/09/2007 [документ 17]) было исправлено на "митохондриальную дисфункцию" и признано, что как "аутизм", так и "эпилептическое расстройство" Ханны были вызваны девятью вакцинами, полученными Ханной во время однократного посещения медкабинета, когда ей исполнилось полных 19 месяцев.

Нет простого теста на митохондриальные нарушения. Вы должны сделать сложную и болезненную мышечную биопсию, а также спинномозговую пункцию. Значит, тестировать всех детей на митохондриальные нарушения не нужно, неэтично и непрактично. К тому же, даже если вашему ребенку поставлен диагноз митохондриального нарушения, ему все равно рекомендуется прививаться.

Браун настаивает, что у Ханны было митохондриальное нарушение и что оно было ответственно за ее аутизм. Специалисты, наблюдающие Ханну вместе с медэкспертами Министерства здравоохранения и социальных служб, согласны, что множественная вакцинация, возможно, в сочетании со скрытой (без клинических проявлений) митохондриальной дисфункцией, привели ее к диагнозу аутизма и эпилепсии. Вплоть до половины из 4,8 тыс. детей в суде по прививочным делам могут иметь мягкую форму митохондриальной дисфункции, вполне вероятно свидетельствующую об общей предрасположенности. И все же Браун непреклонна в своем мнении о вакцинации таких детей как Ханна. Сколько потребуется еще таких случаев как с Ханной, чтобы вакцинаторы хоть немного обеспокоились?

Что же на самом деле говорят "эксперты" о вакцинации детей с митохондриальной дисфункцией? Д-р Дуглас Уоллес — один из ведущих исследователей митохондрии в мире. Он профессор педиатрии (в области генетики человека и метаболизма), профессор биохимии, директор Центра молекулярной и митохондриальной медицины и генетики Калифорнийского университета в Ирвине и член Научного и консультативного комитета Объединенной организации по исследованию митохондриальных нарушений (UMDF). Комментируя отчет о Полинг и др. [117], он сказал: "Это новое исследование говорит о том, что митохондриальная дисфункция является главным сопутствующим фактором риска заболевания человека" [123]. В апреле на комиссии по безопасности вакцин Национального консультативного комитета по вакцинам Министерства здравоохранения и социальных служб он сказал, что чрезмерная вакцинация людей с митохондриальными нарушениями вызывает серьезное беспокойство, особенно в свете произошедшего с Ханной Полинг, которая получила сразу девять вакцин во время планового визита к врачу.

"Мы всегда выступали за то, чтобы проводить вакцинацию как можно реже, потому что всякий раз, когда вы прививаетесь, вы создаете проблему для организма, — заявил Уоллес, — и если у ребенка ослабленный организм, это может фактически запустить дальнейшие клинические проблемы". Очевидно, что это мнение не совпадает с мнением экспертов, которых упоминает Браун, и на которых она не дала ссылки.

Вызывает ли вакцина MMR аутизм? В одном небольшом исследовании всего восьми пациентов в 1998 г. группа британских исследователей пришла к выводу, что комбинированная вакцина MMR может вызывать аутизм. Но в марте 2004 г., после возникших вопросов к исследованию, 10 из 13 исследователей отозвали свой вывод о том, что была обнаружена возможная связь между MMR и аутизмом. Они сказали: "В этой работе НЕ БЫЛО УСТАНОВЛЕНО причинной связи между вакциной MMR и аутизмом, поскольку данных было недостаточно, и теперь пришло время всем вместе официально отказаться от выводов о существующей связи".

Это распространенное упущение — игнорировать другие работы, которые описывают или исследуют связь между MMR и аутизмом [124-131]. К тому же большинство не знает о том, что редактор "Ланцета" д-р Ричард Хортон убедил некоторых авторов опубликовать частичный отказ от интерпретации своих выводов в пользу вероятной связи MMR с аутизмом у описываемых детей (через шесть лет после публикации работы). Но нельзя отменить вероятность, она всегда остается. Частичный отказ потребовался потому, что один из участников этого исследования (Э. Дж. Вейкфилд) и ведущий автор публикации в "Ланцете" согласился представлять детей, вовлеченных в судебный процесс по MMR. Хортон заявил, что не знал об этом факте до публикации, и что Вейкфилд тем самым нарушил требования "Ланцета" о предоставлении информации. Позднее было не только документально подтверждено то, что Вейкфилд следовал требованиям "Ланцета" о предоставлении информации, связанной с публикацией, но и то, что Хортон знал о его участии в судебном процессе за целый год до опубликования работы в "Ланцете" [132].

Множество крупных исследований (таких сейчас по крайней мере 17) с 1998 г. уверенно опровергают эту предполагаемую связь. Наиболее известен отчет Института медицины в 2004 г., который полностью развеивает подозрения о какой-либо связи между MMR и аутизмом.

Большинство критиков не ссылаются на авторитетный Кокрейновский обзор этих исследований (исключительно неклинических), признавший несостоятельными бóльшую часть "крупных исследований", на которые полагался Институт медицины, из-за их низкого качества. Среди них работа Эрика Фомбонна [133], о которой в обзоре говорится, что "исследование настолько пристрастно, что это могло сильно повлиять на результаты, интерпретация которых стала затруднительна" [134]. Далее, в своей замечательной статье "История двух городов" [135] д-р Фуад Язбак изобличает д-ра Эрика Фомбонна, который смешал данные из двух канадских городов, Монреаля и Квебек-сити, для создания ложного впечатления, что аутизм возрос, когда снизилось использование вакцины MMR [136]. Расследование д-ра Язбака выявило одновременный рост показателей аутизма и использования MMR в одном городе (Монреале) [135].

Но что более важно, данные, представленные публике как свидетельство отсутствия связи между MMR и аутизмом, на самом деле говорят об обратном. Имеется в виду собственное исследование Центра по контролю и предотвращению заболеваний, в котором изучались дети в возрасте первого введения MMR и вероятность возникновения аутизма [137]. Исследование обнаружило статистически значимую взаимосвязь между снижением возраста первого введения MMR и ростом вероятности возникновения аутизма. Самым большим был риск у свежепривитых детей. Почему? Возраст первой вакцинации MMR снижался со временем [138, 139]. Эдвардс и Балтцэн [139] подтвердили, что возраст вакцинации MMR со временем все более снижался, и что ранняя вакцинация MMR коррелирует с заболеваемостью аутизмом. Это объясняет, почему свежепривитые дети, согласно исследованию Центра, наиболее подвержены риску: скорее всего, они были вакцинированы в более раннем возрасте.

Настораживает следующее: проверив гипотезу и обнаружив значимую связь между риском возникновения аутизма и возрастом первой вакцинации MMR, авторы попытались приписать этот эффект "издержкам иммунизационных требований к посещению специальных образовательных дошкольных учреждений этими [аутичными] детьми". Такая интерпретация возможна лишь в том случае, если иммунизационные требования для обычных дошкольников отличались бы от требований к дошкольникам специальных учебных заведений, но они не отличаются. Более того, в специальных группах весьма вероятны дополнительные противопоказания к MMR (например, судороги), и процент "охвата" MMR в них должен быть ниже. Даже если бы такой взаимосвязи не было, в группах специального обучения все равно можно ожидать более низкий прививочный "охват" из-за повышенного беспокойства родителей, а потому и большего процента отказа от прививок для этих детей. Это можно легко проверить, сравнив процент письменных отказов, которые по закону сохраняются во всех государственных школах. Подобным образом обнаружилась связь между снижением возраста вакцинации MMR и повышением риска возникновения аутизма по данным еще нескольких исследований, заявленных в качестве доказательств отсутствия связи между MMR и аутизмом [126, 139, 140]. Стоит ли удивляться, что родители и специалисты запутались?

Связь между риском возникновения аутизма и возрастом вакцинации MMR могла бы также объяснить продолжающийся рост заболеваемости аутизмом: степень риска пострадать от MMR постепенно менялась, т. к. был снижен рекомендованный возраст для прививки вакциной MMR, и потенциально большее число детей подверглось этому риску.

Вероятно, самым убедительным доказательством того, что вакцина MMR НЕ вызывает аутизм, стал пример Японии: в 1993 г. в этой стране перестали использовать комбинированную вакцину MMR. Вместо этого японским детям делали три отдельных прививки от этих болезней. Несмотря на это изменение, заболеваемость аутизмом в Японии продолжает расти.

На самом деле японские данные [23] оказались самым веским доказательством связи коревых вакцин с аутизмом. Согласно японским данным, в Японии (в отличие от эпидемической картины в любой другой стране) вслед за ростом заболеваемости аутизмом у впервые получивших вакцину MMR началось снижение заболеваемости, когда там отказались от вакцины MMR из-за осложнений, и более ее не возвращали. Наконец, вместо вакцинации MMR была выработан новый подход, и дети cтали получать прививки от кори и краснухи в один день, а прививку от эпидемического паротита приблизительно четыре недели спустя. В итоге это дает перекрестный эффект, идентичный эффекту комбинированной вакцины MMR, поскольку живые вирусы остаются в организме ребенка и размножаются там в течение некоторого промежутка времени. Этот подход никогда не проверяли на безопасность, и заболеваемость аутизмом выросла втрое: с 55/105, родившихся в 1991 г., до 161/105 детей, родившихся всего лишь три года спустя.

Истерия вокруг вакцины MMR и ложного сообщения 1998 г. имела серьезные последствия для Англии: резкий подъем кори, паротита и краснухи после того, как родители перестали прививать своих детей этой вакциной. В 2004 г. лишь 40% детей в Великобритании были привиты MMR, и посмотрите, как выросло число случаев паротита: 1995 г. — 1936 случаев, 2003 г. — 4265 случаев, 2004 г. — 15 503 случая.

Не было ничего "ложного" в статье 1998 г. в "Ланцете", о которой Браун намеренно пытается внушить неверное представление. В статье обсуждалась возможность того, что вакцина MMR вызывает регрессивный аутизм, как считали родители, и авторы предложили провести дополнительные исследования по этому вопросу. В статье было ясно сказано: "Мы не доказали связь между вакциной корь-паротит-краснуха и этим синдромом" [141]. "Связь" не была доказана, не говоря уже о "причинно-следственной" связи. Статья просто не обошла молчанием рассказы родителей о регрессии у некоторых детей, наступившей вслед за вакцинацией MMR, да и не должна была обходить.

Что на самом деле является ложным, так это заявление, что "в 2004 г. лишь 40% детей в Великобритании были привиты MMR". Согласно официальным цифрам, "охват" первой по календарю вакцинацией MMR в Великобритании никогда не падал ниже 80% в период с 1996 г. по 2007 г. [142]

Браун также не упоминает о факте высокой первичной и вторичной неэффективности паротитного компонента вакцины, на который указали недавние вспышки эпидемического паротита среди населения с высоким прививочным "охватом" [143-146].

Слишком много прививок сегодня? Слишком часто? Взгляните на это с другой стороны: ежедневно ваш ребенок сталкивается с тысячами микробов (даже если он не ходит в садик). Пять или восемь различных микробов в вакцине — это капля в море. К тому же иммунный ответ на вакцину у маленьких детей лучше, чем у старших детей и взрослых.

Неясно, имеет ли она в виду микроорганизмы (т. е. все бактерии и вирусы) или только патогены (т. е. болезнетворные микробы и вирусы), говоря о микробах. Разница колоссальная. Если дети сталкиваются ежедневно с большим количеством микробов, многие из которых, как обычные кишечные бактерии, жизненно необходимы для хорошего здоровья, то нет абсолютно никаких свидетельств того, что дети ежедневно сталкиваются с тысячами патогенов. Поскольку она говорит о микробах в контексте вакцин от патогенов, то подразумевается, что микробы приравнены к патогенам. Получается, она утверждает, что дети ежедневно сталкиваются с тысячами болезнетворных микроорганизмов. Утверждать подобное не только совершенно ошибочно и нечестно, но и просто нелепо.

Прежде чем вакцину утверждают официально, ее безопасность всесторонне исследуется. Во время таких исследований изучают реакцию детей на вакцину, а также изучают совокупный эффект так называемых комбинированных вакцин, совмещающих в одном введении несколько прививок.

Подобные этому мнения относительно проверки безопасности присутствуют во многих официальных источниках. Поскольку мы обсуждаем аутизм, давайте рассмотрим утверждение Браун о том, что исследования "всесторонние": в первую очередь это касается проведения доклинических тестов на нейротоксичность перед экспериментами на детях. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) выпускает рекомендации для производителей вакцин по проведению доклинических испытаний эффективности и безопасности раздельных вакцин от кори, эпидемического паротита и краснухи для человека [147]. Они требуют, чтобы тесты на обнаружение способности вируса вызывать заболевание мозга или нервной системы проводились следующим образом: 1. Минимум десять приматов (после отрицательного анализа крови на этот вирус) должны использоваться в каждом тесте. 2. Материал [вакцинный штамм вируса] необходимо ввести инъекцией в мозг, и общее количество вируса каждому животному должно быть не меньше количества вируса в рекомендованной для человека дозе однокомпонентной вакцины.

Для большей ясности: это означает, что отдельный вирус (не вакцина со всеми ее добавками) вводится инъекцией прямо в мозг. ВОЗ требует, чтобы эти животные наблюдались в течение 17-21 дня в отношении паралича и других неврологических признаков. Животных, которые умерли в течение 48 часов со времени инъекции, можно заменить; при этом считается, что вакцина не прошла испытание, и его нужно повторить, если умерло более 20% животных. Это поразительно, и логика непонятна: если вирус настолько плох, что способен убить животное в течение 48 часов или убить 20% животных в процессе испытаний, должны ли мы сделать вывод, что в этом виновато само животное (или животные), а не вакцинный вирус?

В конце периода наблюдения каждое животное обескровливается, и кровь и проверяют на наличие антител к вирусу (это определяет эффективность). Вслед за этим животное вскрывают, чтобы провести гистопатологическое (микроскопическое) исследование мозга с целью выявления поражений ЦНС. Вирус считается "безопасным", если нет клинических или микроскопических признаков поражения ЦНС, которые можно отнести на счет введенного вируса. Но это невозможно определить, поскольку в эксперименте не принимают участие контрольные животные, т. е. те, которым вместо вируса вводят физраствор.

Любому понятно, что далеко не "всесторонние" требования ВОЗ к подобного рода доклиническим испытаниям безопасности вакцин совершенно неадекватны и в значительной степени бесполезны; особое беспокойство вызывает тот факт, что не существует требований к испытаниям безопасности "комбинированных вакцин" (например, MMR) или графика младенческих прививок. Исследуя только отдельные компоненты вакцины, мы рискуем не заметить кумулятивную и синергическую токсичность, равно как и потенциальную иммунную интерференцию, которая может повлиять на безопасность графика прививок. Тимеросал обладает хорошо известным нейротоксическим [148-150] и иммунотоксическим [151-153] потенциалом. Теоретически, индивидуальное, аддитивное и синергическое воздействие тимеросала и адъювантов, содержащих алюминий, может увеличить риск неблагоприятной реакции на живую вакцину. Прибегая к аналогии, скажем, что ни одна регулирующая организация не станет в здравом уме лицензировать комбинированное лекарство из трех гипотензивных (понижающих давление) препаратов без строгих испытаний безопасности комбинированного продукта в сравнении с безопасностью каждого компонента в отдельности.

Клинические исследования не более обнадеживающи. Институт медицины, выше процитированный Браун, заявил о безопасности вакцин следующее:

"В процессе обзора комитет обнаружил множество пробелов и ограничений в знаниях, прямо или косвенно касающихся безопасности вакцин. Это включало в себя недостаточное понимание биологических механизмов, лежащих в основе неблагоприятных реакций на естественную инфекцию или иммунизацию, недостаточную или противоречивую информацию об отдельных случаях или их сериях, неадекватный размер выборки для дальнейшего наблюдения или его сроки во многих популяционных эпидемиологических исследованиях, ограниченные возможности существующей системы отслеживания случаев наносимого прививками вреда для получения убедительных свидетельств причинно-следственной связи. Комитет обнаружил, что число опубликованных экспериментальных исследований в сравнении с числом опубликованных эпидемиологических исследований мало. Очевидно, что если исследовательские возможности и достижения в этих областях не улучшатся, будущие обзоры по безопасности вакцин будут такими же неполноценными" [154].

Списки недостатков исследований по безопасности вакцин позднее были пополнены в результате систематического анализа д-ра Томаса Джефферсона и его коллег из Кокрейновского сотрудничества — уважаемой международной организации, которая проводит независимые научные обзоры. Они пишут: "Дизайн и уровень отчетов по безопасности вакцины MMR как домаркетинговых, так и послемаркетинговых, в основном неудовлетворительны" [134]. В интервью с Ричардом Халворсеном для книги последнего "Правда о вакцинах" [155], один из ведущих авторов кокрейновского обзора не оставил сомнений в своих истинных чувствах, когда сказал: "Исследования безопасности вакцины MMR — полное дерьмо. Это лучшее дерьмо, которое есть у нас, но все равно это дерьмо" [156].

А что насчет творцов прививочной политики? Центр по контролю и предотвращению заболеваний в своем предварительном плане исследований безопасности иммунизации сделал настораживающее признание: "Одновременные вакцинации [т. е. прививание несколькими вакцинами. — Прим. перев.] обычно оказываются не до конца изученными к моменту лицензирования" [157]. Блэксил [158] уличил Национальную программу иммунизации (NIP) Центра в "не совсем понятном" образе мыслей, процитировав д-ра Роберта Чена, "главного ответственного лица, задававшего тон и направление правил безопасности Программы в течение более десяти лет". В 1999 г. Чен утверждал: "Мы довольно долго недооценивали значение, которое люди придают сейчас безопасности вакцин. Действительно, судя по распределению большинства наших средств, безопасность скорее на последнем месте, чем на первом…. Кроме того… предупреждение вакциноассоциированных заболеваний не интересует нас так же сильно, как интересует предупреждение вакциноуправляемых заболеваний" [159].

Но есть причина для еще большего беспокойства. Браун заявляет, что

даже если ваш ребенок получает одиннадцать прививок одновременно, ему потребуется лишь около 0,1% от его иммунной системы, чтобы ответить на вакцины.

Ее заявление базируется на чисто теоретическом доводе д-ра Пола Оффита в статье 2002 г., где он умолчал о конфликте интересов [160]. Статья начинается с оценки возможностей иммунной системы реагировать на огромное разнообразие антигенов (фрагментов инфекционных агентов, которые система распознает как чужие), основанной на количестве возможных изменений в генах человека, кодирующих производство антител. Вряд ли от чьей-либо иммунной системы за всю историю человечества требовалось реагировать таким образом. Далее Оффит вновь прибегает к столь же умозрительным доводам, заявляя: "Более практичным способом узнать пределы разнообразия иммунного ответа может стать определение числа вакцин, на которые ребенок способен одновременно выработать ответ". Таким утверждением он приравнивает вопрос безопасности к упражнению на умножение для десятиклассников. Делая такое наивное заявление (это очевидно даже неиммунологу), он настаивает, что благодаря наличию у каждого из нас множества клеток, способных производить антитела, их должно хватить на все. Должно хватить, как он заявляет, например, ребенку, чтобы выдержать 10 000 антигенов одновременно.

По аналогии с этим давайте считать, что вы можете построить больницу, если у вас есть пять миллионов кирпичей. Выработка иммунного ответа, подобно строительству больницы, требует слаженного взаимодействия в проведении целого ряда очень сложных мероприятий. По сценарию Оффита, все строительные материалы и строители должны появиться на стройплощадке в один и тот же день, и тогда хаос будет неизбежен. Различные инфекционные агенты (или их антигены) активно борются за внимание иммунных клеток, и в результате нарушают иммунные ответы на каждый из них, запутывая иммунную систему. Это происходит с непредсказуемыми последствиями для защитного иммунитета и неизвестными последствиями для безопасности.

В 1997 г. Управление контроля пищевых продуктов и лекарств написало: "Опыт показывает, что комбинирование моновалентных вакцин может привести к неожиданному сочетанию, которое не будет так безопасно или эффективно, как задумывалось" [161]. Это наблюдалось, например, в случае с коревой и паротитной вакцинами в MMR [162, 163]. А когда MMR скомбинировали с вакциной от ветрянки, взаимовлияние еще больше изменило иммунный ответ: потребовалось в десять раз больше вируса ветрянки, чтобы в составе комбинированной вакцины сформировать тот же иммунный ответ, какой формировался отдельной моновакциной от ветрянки. В 2008 г. Консультативный комитет по иммунизационной политике рекомендовал отозвать вакцину ProQuad® (MMR фирмы "Мерк" + вакцина от ветряной оспы), поскольку она удвоила риск эпилепсии в сравнении с отдельными вакцинами [164]. Вообразите степень хаоса от 10 000 конкурирующих вакцин!

Наша цель — защитить вашего ребенка как можно скорее от болезней, которые очень опасны для маленьких детей. И хотя число прививок возросло, реальная нагрузка на иммунную систему снизилась, потому что сегодня прививки "умнее" и сконструированы лучше, чем прививки несколько десятков лет назад.

Целью должно быть защитить ребенка как можно более безопасным и эффективным образом (а не как можно скорее) от серьезных предотвращаемых болезней. У нас нет способа измерить иммунную нагрузку, поскольку это бесконечно сложное уравнение с множеством разнообразных генетических и эпигенетических переменных иммунной реакции.

Возьмем, например, коклюш. До 1991 г. коклюшная вакцина содержала 3000 различных частиц микроорганизмов (антигены). Современная вакцина от коклюша содержит от трех до пяти частиц при той же эффективности, но гораздо лучше по дизайну, чтобы уменьшить нагрузку на иммунную систему. До 1996 г. полиовакцина была живой, и имелась небольшая вероятность заболеть полиомиелитом. Сегодня полиовакцина мертвая (инактивированная), и нет ни единого шанса заболеть от нее полиомиелитом.

Еще раз: поднятые вопросы, независимо от того, верны они или ошибочны, не имеют отношения к особому беспокойству родителей в отношении прививок и аутизма.

Ирония в том, что ВАШИ родители, вакцинированные в 50-х, 60-х и 70-х годах, подвергались гораздо большему риску. Сегодня риск значительно меньше, хотя вакцин гораздо больше. Наши дети действительно получают более умные и безопасные вакцины и лучшую защиту, чем мы, когда были детьми. ПОДВЕДЕМ ИТОГ: вакцины не ослабляют иммунную систему, а служат бустерами для нее.

Несколько слов обо всей цепочке рассуждений:

  • В то время как природные "дикие" вирусы кори и эпидемического паротита формируют пожизненный иммунитет, вакцинные штаммы индуцируют более слабые иммунные реакции на эти вирусы, подвергая риску тяжело заболеть впоследствии и приводя к зависимости от повторных вакцинаций. Эти последствия как минимум кошмар для здоровья населения, но для производителей вакцин и других ветвей истеблишмента здравоохранения это настоящая манна небесная.
  • В то время как материнский иммунитет, приобретенный ранее от натуральной кори, достаточен, чтобы защитить ребенка вплоть до года, пассивный иммунитет от вакцинированных матерей слабее, и ребенок остается незащищенным с самого начала. Между прочим, вспышки кори в XXI веке могут быть обязаны этому слабому пассивному иммунитету у непривитых детей.
  • Комбинированные вакцины, возможно, вызывают более слабый иммунный ответ на антигенные компоненты из-за так называемого процесса интерференции [166, 167].
  • Неразумное применение коревых вакцин [168] может привести к длительным иммунным аномалиям и ослаблению иммунных реакций, с чем, возможно, связаны возросшие заболеваемость и смертность, которые мы наблюдаем в развивающихся странах.
  • Тимеросал и алюминий подталкивают к иммунным реакциям аллергического типа и росту производства антител (аутоиммунная реакция). Это ослабляет реакцию других составляющих иммунной системы (например, клеточный иммунитет), которые необходимы для защиты от вирусов.
  • Коревые вакцины могут вызывать подавление иммунитета, что ведет к более слабому иммунному ответу [169, 170].

Есть ли в вакцинах еще токсины, которые могли бы вызывать аутизм? Есть ли добавки в вакцинах? Да. И вы должны знать о них. Вакцины содержат активные ингредиенты, которые создают иммунитет. Однако есть и неактивные ингредиенты, которые усиливают иммуногенность вакцин и предохраняют вакцину от бактериального загрязнения. Вот список ингредиентов и причины, по которым они находятся в составе вакцин.

1. Консерванты — предотвращают заражение вакцины микроорганизмами (бактериями, грибками): 2-феноксиэтанол, фенол.
2. Адъюванты — усиливают эффективность/иммунный ответ: соли алюминия.
3. Добавки — защищают от порчи вакцины и прилипания к стенкам сосуда: желатин, альбумин, сахароза, лактоза, глутамат натрия (MSG), глицин.
4. Примеси — остатки процесса производства вакцин: формальдегид, антибиотики (неомицин), яичный белок, дрожжевой белок.

Прочитав этот список, вы можете возмутиться — соли алюминия? Глутамат натрия? Формальдегид? Необходимо подчеркнуть, что в вакцинах содержатся лишь СЛЕДОВЫЕ количества большинства из этих добавок. В таких количествах ни одна из них не является вредной для человека или животного

В этом списке добавок есть такие, которые далеки от "неактивных" и обладают мощной токсической и иммунологической активностью. Вопрос о том, что представляют из себя "СЛЕДОВЫЕ количества", будет рассмотрен ниже.

Что происходит в действительности: должны ли вакцины "позеленеть"? Если вакцины содержат такие ингредиенты как алюминий или формальдегид, не лучше ли будет производителям вакцин избавиться от этих добавок? Мы согласны, это звучит резонно, но это не значит, что современные вакцины ОПАСНЫ. Дело в том, что такие добавки в вакцинах как алюминий находятся там в ПРЕДЕЛЬНО МАЛЫХ количествах (часто следовых). Мы все ежедневно подвергаемся воздействию значительно бóльших доз токсинов из окружающей среды. Рассмотрим алюминий. Дети съедают 50 микрограмм алюминия с каждым литром грудного молока… и 500 микрограмм алюминия с каждым литром искусственной смеси. В отличие от этого, количество алюминия в вакцине гораздо меньше. Вы пользуетесь антиперспирантом? В нем тоже содержится алюминий. Почти вся еда, почва и вода содержат алюминий. Значит, чтобы избежать воздействия алюминия, вы должны перестать пользоваться антиперспирантом и вообще покинуть планету.

Во-первых, давайте констатируем очевидное: антиперспирант, почва и проч. — все это не вводится инъекцией в наш организм, и уж тем более в организм новорожденного ребенка. И давайте проверим утверждение о "ПРЕДЕЛЬНО МАЛЫХ количествах" алюминия в вакцинах. Д-р Дэвид Аюб описывает состояние современных представлений о том, какое количество алюминия является безопасным. Он пишет: "Несмотря на то, что токсичность алюминия известна уже более 100 лет, не проводилось никаких исследований безопасности на людях или животных с целью попытаться классифицировать диапазон токсичности и потенциально отрицательные реакции или определить предельно допустимый уровень алюминия, получаемого с вакцинами в младенчестве и раннем детстве" [171] (рукопись в стадии подготовки).

Алюминий содержат вакцины от гепатита А и B, DTaP (дифтерия, коклюш, столбняк), HiB (гемофильная инфекция), пневмококковая и некоторые комбинированные вакцины. В вакцинах содержится "следовое количество" алюминия именно потому, что он биологически высокоактивен и усиливает выработку антител в ответ на вакцину. Вероятно, без алюминия эти вакцины были бы неэффективны. Управление контроля пищевых продуктов и лекарств устанавливает довольно гибкие предельные нормы алюминия в алюминиевых адъювантах на одну прививку: 1) 850 микрограмм — "если определяется анализом", 2) 1140 микрограмм — "если определяется вычислениями на основе добавляемого алюминиевого соединения", или 3) 1250 микрограмм — "если данные пробы, показывающие безопасное и необходимое для создания желаемого эффекта количество алюминия, представлены на рассмотрение и утверждены директором Центра оценки и исследования биопрепаратов или директором Центра оценки и исследования лекарственных средств". Более того, эти нормы: не учитывают совокупное или одновременное воздействие вакцин, не приведены в соответствие с весом тела (в отличие от максимально допустимых доз токсического воздействия) и основаны на соображениях эффективности, а не безопасности. Отсутствием исследований был явно проигнорирован требуемый минимум безопасности, согласно статье № 21 Федерального кодекса, § 610.15(a), в которой говорится, что "адъювант не может вводиться в состав продукта, пока нет достаточных доказательств отсутствия отрицательного влияния на безопасность или эффективность продукта".

Отравление алюминием тоже не вызывает симптомы аутизма.

Аюб подчеркивает, что отравление алюминием вполне может вызвать ряд характерных для аутичных детей симптомов, включая когнитивную дисфункцию, задержку речи, плохую социализацию и зрительный контакт, нарушения походки и эпилепсию [171].

Д-р Браун обращает внимание еще на некоторые моменты, в том числе на источники информации о вакцинации и свою собственную теорию, что дети с аутизмом не регрессируют и не теряют навыки. Эти и другие темы будут тщательно проанализированы в следующей публикации.

Подведем итог: календарь детских прививок в США — это черная дыра, головоломка с потенциально неисчислимыми проблемами. Причины, по которым на эту несомненную проблему здравоохранения до сих пор нет действенной реакции (альтернативой может стать катастрофическая потеря доверия населения), проистекают из трех главных источников: чрезвычайная биологическая сложность живых организмов и заболеваний, отсутствие понимания тонкостей всех компонентов иммунной системы и их взаимодействия, и упрощенное представление, при котором вера в провозглашаемую пользу массовой вакцинации превосходит потребность в разумном обсуждении.

С точки зрения "информированного согласия" родителей, рассматривающих все доводы "за" и "против" вакцинации ребенка, статья Браун, одобренная Коалицией в поддержку иммунизации, чудовищно неадекватна. Неудивительно, что многие родители скептически относятся к рекомендациям, касающимся безопасности вакцин, и откровенно говоря, эти родители заслуживают большего.

ПРИМЕЧАНИЯ

[107] Haley B. Mercury toxicity:genetic susceptibility and synergistic effects. Medical Veritas, 2005 Nov.; 2(2):535–42.
[108] McDonald KL, Huq SI, Lix LM, et al. Delay in diphtheria, pertussis, tetanus vaccination is associated with a reduced risk of childhood asthma. J Allergy Clin Immunol, 2008; 121(3):626–31.
[109] Garenne M, Leroy O, Beau JP, et al. Child mortality after high-titre measles vaccines: prospective study in Senegal. Lancet, 1991. 338(8772):903–7.
[110] Whittle H, Hanlon P, O’Neill K, et al. Trial of high-dose Edmonston-Zagreb measles vaccine in the Gambia: antibody response and side-effects. Lancet, 1988; 2(8615):811–4.
[111] Leon ME, Ward B, Kanashiro R, et al. Immunologic parameters 2 years after high-titer measles immunization in Peruvian children. J Infect Dis, 1993; 168(5):1097–104.
[112] Holt EA, Moulton LH, Siberry GK, et al. Differential mortality by measles vaccine titer and sex. J Infect Dis, 1993; 168(5):1087–96.
[113] MacNeil, JS, Combo Vaccine Plan Results in More Fevers: Are fewer vaccines worth the side effects? Pediatric News, 2004; 38(6):1–2.
[114] Bryn, HB, Sexton, HM, and Brainerd, HD, Mumps meningoencephalitis — a clinical review of 119 cases with one death. Western Journal of Medicine (Calif Med.), 1957; 86(3):153–60.
[115] Engelhardt, SJ, Halsey, NA, Eddins, DL, et al. Measles mortality in the United States 1971-1975. Am J Public Health, 1980. 70(11): p. 1166-9.
[116] Poling, J and Poling, T, Vaccines, autism and our daughter Hannah, in New York Times. 2008: New York.
[117] Poling, JS, Frye, RE, Shoffner, J, et al. Developmental regression and mitochondrial dysfunction in a child with autism. J Child Neurol, 2006; 21(2):170–2.
[118] Oliveira G, Ataide A, Marques C, et al. Epidemiology of autism spectrum disorder in Portugal: prevalence, clinical characterization, and medical conditions. Dev Med Child Neurol, 2007; 49(10):726–33.
[119] Reuters. Mitochondrial dysfunction, vaccines and autism: 1 in 50 children at risk. Press Release 2008 [cited 11th Jan. 2009] Available online at http://www.reuters.com/article/pressRelease/idUS188644+28-Mar-2008+PRN20080328
[120] Kirby D. The next big autism bomb [Web Newsletter] 2008 [cited 6th Jan. 2009] Available online at http://www.huffingtonpost.com/david-kirby/the-next-big-autism-bomb_b_93627.html?show+comment_id=12157235
[121] Elliot HR, Samuels DC, Eden JA, et al. Pathogenic mitochondrial DNA mutations are common in the general population. Am J Human Genetics 2008;83(2):254–60.
[122] Filipek PA, Juranek J, Smith M, et al. Mitochondrial dysfunction in autistic patients with 15q inverted duplication. Ann Neurol, 2003; 53(6): 801–4.
[123] Kirby D. “Revolutionary” News From Medicine: 1 in 200 People Carry Mitochondrial Disease Mutation. 2008 [cited 2009 6th Jan.]; Available online at http://www.huffingtonpost.com/david-kirby/revolutionary-news-from-m_b_118307.html.
[124] Uhlmann V, Martin CM, Sheils O, et al. Potential viral pathogenic mechanism for new variant inflammatory bowel disease. Mol Pathol, 2002; 55(2):84–90.
[125] Bradstreet J, El Dahr J, Anthony A, et al. Detection of measles virus genomic RNA in cerebrospinal fluid of children with regressive autism: a report of three cases. 2004; 9(2):39–45.
[126] Stott CM, Blaxill M, Wakefield AJ, Commentary:MMR and autism in perspective:the Denmark story. Journal of American Physicians and Surgeons, 2004; 9(3):89–91.
[127] Wakefield AJ. Enterocolitis, autism and measles virus. Mol Psychiatry, 2002; 7(Suppl 2): S44– 6.
[128] Wakefield AJ, Stott CM, Limb K. Gastrointestinal comorbidity, autistic regression and measles-containing vaccines: positive re-challenge and biological gradient. Medical Veritas, 2006; 3:796–802.
[129] Singh VK, Lin SX, Newell E, et al. Abnormal measles-mumps-rubella antibodies and CNS autoimmunity in children with autism. J Biomed Sci, 2002; 9(4):359–64.
[130] Singh VK, Jensen RL. Elevated levels of measles antibodies in children with autism. Pediatr Neurol, 2003; 28(4):292–4.
[131] Singh VK, Lin SX, Yang, VC. Serological association of measles virus and human herpesvirus-6 with brain autoantibodies in autism. Clin Immunol Immunopathol, 1998; 89(1):105–8.
[132] Stone J. Smoke and Mirrors: Dr Richard Horton and the Wakefield affair. [Web Newspaper] 2008 Dec 22 2008 [cited 2008 3rd January]; Website article]. Available online at http://www.ageofautism.com/2008/12/smoke-and-mirrors-dr-richard-horton-and-the-wakefield-affair.html
[133] Fombonne E, Chakrabarti S, No evidence for a new variant of measles-mumps-rubella-induced autism. Pediatrics, 2001; 108(4):E58.
[134] Demicheli V, Jefferson T, Rivetti A, et al. Vaccines for measles, mumps and rubella in children. Cochrane Database Syst Rev, 2005(4):CD004407.
[135] Yazbak FE. A Tale of Two Cities: Flawed Epidemiology. March 2007. Available online at https://www.vaccinationnews.org/tale-two-cities-flawed-epidemiology.html
[136] Fombonne E, Zakarian R, Bennett A, et al. Pervasive developmental disorders in Montreal, Quebec, Canada: prevalence and links with immunizations. Pediatrics, 2006; 118(1):e139–50.
[137] DeStefano F, Bhasin TK, Thompson WW, et al. Age at first measles-mumps-rubella vaccination in children with autism and school-matched control subjects: a population-based study in metropolitan atlanta. Pediatrics, 2004; 113(2):259–66.
[138] Edwardes M, Baltzan M. Measles, mumps, and rubella (MMR) vaccine and autism. Argument is too simplistic. Bmj, 2001; 323(7305):163; author reply 164.
[139] Edwardes M, Baltzan M. MMR immunization and autism. Jama, 2001; 285(22):2852–3.
[140] Richler J, Luyster R, Risi S, et al. Is There a ‘Regressive Phenotype’ of Autism Spectrum Disorder Associated with the Measles-Mumps-Rubella Vaccine? A CPEA Study. J Autism Dev Disord, 2006.
[141] Wakefield AJ, Murch SH, Anthony A, et al. Ileal-lymphoid nodular hyperplasia, non-specific colitis, and pervasive developmental disorder in children. Lancet, 1998; 351(9103):637–41.
[142] Thompson, G, Measles and MMR Statistics. 2008, House of Commons Library. p. 8.
[143] Briss PA, Fehrs LJ, Parker RA, et al. Sustained transmission of mumps in a highly vaccinated population: assess-ment of primary vaccine failure and waning vaccine-induced immunity. J Infect Dis, 1994; 169(1)77–82.
[144] Whitman C. Mumps outbreak in a highly vaccinated population, N.Y.C.D.o. Health, Editor. 1999, New York City VacScene: New York City.
[145] Hersh BS, Fine PE, Kent WK, et al. Mumps outbreak in a highly vaccinated population. J Pediatr, 1991; 119(2):187–93.
[146] Cheek JE, Baron R, Atlas H, et al. Mumps outbreak in a highly vaccinated school population. Evidence for large-scale vaccination failure. Arch Pediatr Adolesc Med, 1995; 149(7):774–8.
[147] World Health Organization, Requirements for Measles, Mumps and Rubella Vaccines and Combined Vacines, (Live); in Programmes and Projects. 1992.
[148] Hornig M, Chian D, Lipkin WI. Neurotoxic effects of postnatal thimerosal are mouse strain dependent. Mol Psychiatry, 2004; 9(9):833–45.
[149] James SJ, Slikker W 3rd, Melnyk S, et al. Thimerosal neurotoxicity is associated with glutathione depletion: protection with glutathione precursors. Neurotoxicology, 2005; 26(1):1–8.
[150] Berman RF, Pessah IN, Mouton PR, et al. Low-level neonatal thimerosal exposure: further evaluation of altered neurotoxic potential in SJL mice. Toxicol Sci, 2008; 101(2):294–309.
[151] Goth SR, Chu RA, Gregg JP, et al. Uncoupling of ATP-mediated calcium signaling and dysregulated interleukin-6 secretion in dendritic cells by nanomolar thimerosal. Environ Health Perspect, 2006; 114(7):1083–91.
[152] Havarinasab S, Haggqvist B, Bjorn E, et al. Immunosuppressive and auto-immune effects of thimerosal in mice. Toxicol Appl Pharmacol, 2005; 204(2):109–21.
[153] Makani S, Gollapudi S, Yel L, et al. Biochemical and molecular basis of thimerosal-induced apoptosis in T cells: a major role of mitochondrial pathway. Genes Immun, 2002; 3(5):270–8.
[154] Stratton KR, Howe CJ, Johnston RB. Adverse Events Associated with Childhood Vaccines: Evidence Bearing on Causality. 1994: National Academies Press.
[155] Halvorsen R. The Truth About Vaccines: How we are used as guinea pigs without knowing it. 2007, London: Gibson Square Books Ltd. [156] Halvorsen R. Pers Comm Received by Andrew Wakefield, 2007.
[157] Office, CIS (2008) Draft ISO Scientific Agenda for NVAC Vaccine Safety Working Group. Available online at http://www.cdc.gov/vaccinesafety/00_pdf/draft_agenda_recommendations_080404.pdf. [158] Blaxill M, Fisher BL. From safety last to children first: A white paper on vaccine safety. [Web Newsletter] 2007 Nov. 7; Available online at http://www.ageofautism.com/mark-blaxills-atlanta-man.html
[159] Chen RT. Vaccine risks: real, perceived and unknown. Vaccine, 1999; 17(Suppl 3):S41-6.
[160] Offit PA, Quarles J, Gerber MA, et al. Addressing parents’ concerns: do multiple vaccines overwhelm or weaken the infant’s immune system? Pediatrics, 2002. 109(1):124–9.
[161] Ripley S. Guidance for industry for the evaluation of combination vaccines for preventable diseases: Production, testing and clinical studies Food and Drug Administration, Editor. 1997, U.S. Department of Health and Human Services.
[162] Wakefield AJ, Montgomery SM. Measles, mumps, rubella vaccine: through a glass, darkly. Adverse Drug React Toxicol Rev, 2000; 19(4):265–83; discussion 284–92.
[163] Berger R, Just M. Interference between strains in live virus vaccines. II: Combined vaccination with varicella and measles-mumps-rubella vaccine. J Biol Stand, 1988; 16(4):275–9.
[164] Massachusetts Medical Society (MMS). ACIP Withdraws Preference for ProQuad Vaccine Due to Seizures. Journal Watch: Medicine that matters [Web Journal] 2008 6th Jan 2009 [cited 2009 Jan 6th]; Available online at http://firstwatch.jwatch.org/cgi/content/short/2008/228/1?rss=1.
[165] Muller CP. Measles elimination: old and new challenges? Vaccine, 2001. 19(17-19):2258–61.
[166] Minekawa Y, Ueda S, Yamanishi K, et al. Studies on live rubella vaccine. V. Quantitative aspects of interference between rubella, measles and mumps viruses in their trivalent vaccine. Biken J, 1974; 17(4):161–7.
[167] Crawford GE, Gremillion DH. Epidemic measles and rubella in air force recruits: impact of immunization. J Infect Dis, 1981; 144(5):403–10.
[168] Hilleman MR. The dilemma of AIDS vaccine and therapy. Possible clues from comparative pathogenesis with measles. AIDS Res Hum Retroviruses, 1992; 8(10):1743–7.
[169] Smedman L, Joki A, da Silva AP, et al. Immunosuppression after measles vaccination. Acta Paediatr, 1994; 83(2):164–8.
[170] Pabst HF, Spady DW, Carson MM, et al. Kinetics of immunologic responses after primary MMR vaccination. Vaccine, 1997; 15(1):10–4.
[171] Ayoub D. Aluminum-containing vaccine adjuvants: toxicoikinetics, neuropathology, and potential link to autism. 2008.
[172] Bridges CB, Fukuda K, Uyeki TM, Cox NJ, Singleton JA. Prevention and Control of Influenza Recommendations of the Advisory Committee on Immunization Practices (ACIP). MMWR 2002 April 12; 51(RR03): 1-31.
[173] Ron Winslow. Pfizer Sets $2.3 Billion Settlement. The Wall Street Journal 2009 January 27: B2; available online at: http://online.wsj.com/article/SB123301757444517869.html?mod=dist_smartbrief/

Аргументы сторонников вакцинации Часть I