Д-р Дмитрий Ахшарумов (Санкт-Петербург)

Дмитрий Ахшарумов

Оспопрививание как санитарная мера


Вольск, 1901

2. Болезни хронические (сифилис, бугорчатка, золотуха, худосочие, опухоли желез).

1) Сифилис в группе этих болезней стоит впереди всех. Болезнь, столь избегаемая людьми, была во множестве раз прививаема — это подтверждается всеми врачами и многочисленной об этом литературой. Куссмауль, ревностный защитник оспопрививания, пишет в своей книге "20 Briefe über Pocken", стр. 96:

Одно из самых обоснованных возражений против вакцинации есть без сомнения всеми подтверждаемый факт переноса сифилиса. Есть ли этот перенос явление частое или он ограничивается только некоторыми несчастными случаями, но его никакой осторожностью предупредить нельзя, и это составляет ахиллесову пятку оспопрививания.

Возможность этого факта долго была отрицаема защитниками оспопрививания. Знаменитый Рикор не признавал заразительности вторичных явлений сифилиса и был 20 лет рьяным поклонником оспопрививания. В 1862 году однако же он в Парижской Академии выражал сомнение, возможно ли продолжать оспопрививание, так как все более накопляется данных заражения этим путем (Schmid' s Jahrb. 1863, стр. 106) и в 1863 году 19 мая открыто признал это истиной (Journal des Connaissances méd. Paris le 10 Mars 1865).

В 1864 году д-р Деполь, директор оспопрививательного института в Париже, представил Академии наук 450 случаев вакцинного сифилиса (Aerztliches Vereinsblatt f. Deutschland III Jahrg. № 91, 1879).

Гораздо прежде однако же, чем научно это было признано всеми авторитетами и высшими медицинскими учреждениями всех государств, несчастные случаи заражения сифилисом, совершались на глазах всего народа и некоторые доходили до суда, и кончались даже осуждением ни в чем не повинных врачей, так как причина лежала не в них, а в самой сущности дела оспопрививания. Случаи эти описаны были впервые в Италии в 1814 году врачом Монтеджио: он представил в Миланскую Академию свои исследования, в которых доказывал, что привитие оспы сифилитику производит у него пустулы, содержащие в себе оба яда — оспенный и сифилитический (Stricker Studien über Menschenblattern, 1861, стр. 38). Позднее, в 1824 г., напечатано было наблюдение Марколини, подтвердившее мнение Монтеджио: одной девочке здоровой, но дочери сифилитических родителей, была привита оспа, а от нее привита еще 10 и от них еще 30 детям. Все 40 детей были заражены сифилисом. Дети эти заразили своих матерей и кормилиц1.

Позднее были опубликованы в ученых медицинских изданиях многочисленные подобные описанным случаи. Приведем некоторые из них:

1) В 1861 году, в пьемонтской деревне Rialta, здоровому мальчику была привита оспа (из трубочки присланной лимфы) и от него привита была еще 46 детям, а от одного из последних еще 17: все оказались зараженными, а от них заразились 26 матерей, 15 отцов, братья и сестры, как показало следствие (Canstatt’ s Jahrb., 1862, B. IV, стр. 310).

2) В Кобленце в 1849 году врач Baudin привил оспу 30 детям от совершенно здорового (по его мнению) ребенка. Все привитые дети заболели сифилисом. Судом врач был присужден к двухмесячному тюремному заключению (Grävell’s Notizen III, 19).

3) (Wiener med. Wochensch.) 1879, 14 июня:

Обязательное оспопрививание в Германии приносит для некоторых врачей очень горькие плоды: доктор Дориан в д. Грабник (Восточная Пруссия) присужден к штрафу в 100 марок и доктор Кениг в г. Прюме (Рейнские провинции) по суду должен был заплатить 600 марок; доктор Фр. Кольб в Галльфильде (Бавария) присужден к заключению в тюрьму.

4) Швейцарский журнал "Impfgegner", редактированный N. Hohn 1877, № 7, сообщает о двух актах из г. Lebus (близ Франкфурта-на-Одере), которые немецкая газета отказалась напечатать: циркуляр Франкфуртского Королевского управления от 20 марта 1877 года, которым сообщается о случившемся несчастии заражения и предписывается соблюдать сколь возможно большую осторожность, и вместе с тем указывается на циркуляр по такому же поводу от 26 октября 1876 года № 8051. Случилось следующее: в г. Лебусе 1-го июля 1876 г. сделана была ревакцинация (лимфой, взятой с руки 7-месячного дитяти цветущего по-видимому здоровья) 26 девочкам, в возрасте около 12–15 лет, в школе. У всех их, по прошествии 4–6 недель, по отпадении уже струпиков вакцины, открылись первичные язвы. У всех затем, по истечении известного времени, появились: сыпь, поражения зева, носовой полости и все остальные явления сифилитического заражения…

Циркуляр предписывает величайшую осторожность в выборе лица и напоминает, что подобные случаи подрывают самое дело оспопрививания.

5) Профессором Lancereaux собран 351 случай заражения сифилисом, все они описаны подробно. Hugo Martini "Der Impfzvang" 1878. Leipzig S. 105.

6) Fournier, известный парижский сифилидолог, в своей статье Contagion médicale de la Syphilis (Bulletin médical du 15 Mai 1895, №№ 39 и 40) отводит особый отдел описанию вакцинного сифилиса, Syph. Vaccinale. Он пишет в этом отделе:

Вакцинный сифилис изо всех случайных самый частый в насчитывающий всего более жертв. Что сифилис может быть перенесен этим путем, это знают все, но не все знают о многочисленности зараженных оспопрививанием. Вакцинации производятся массами в деревнях, войсках, учебных заведениях, потому заболевают десятками, сотнями.

Ему известны во Франции таковых три эпидемии, оставшихся неразглашенными: две в войсках и одна в провинциальном городе. Заражения переходили на родителей, всю семью и затем сообщались окружающим. "Без сомнения, — говорит Fournier, — вакцинный сифилис представляет одну из самых печальных страниц в истории медицины".

В России опубликованных печатью случаев весьма мало, но возможно ли предполагать, чтобы невежественные люди, составляющие и по сие время (1901 г.) не отмененный законом институт оспопрививателей, безграмотные крестьяне или городские ремесленники с не отмываемыми от грязных работ руками, которым столько десятилетий вверено было привитие оспы, а также хотя бы и наши врачи, были в этом отношении безупречнее иностранных? Случаи заражения сифилисом несомненно существовали и существуют во всех губерниях, где не отменен способ привития оспы с руки на руку, но они не доводятся до всеобщего сведения, за исключением, весьма редким, какого-либо особо выдающегося случая. Таковой был, например, в 1871 году в г. Николаеве (Херсонской губернии), дошедший до сведения Новороссийского Генерального губернатора через английского посланника в С.-Петербурге, так как несчастье это постигло два английских семейства при ревакцинации их по случаю эпидемии в Одессе. Возникшее по этому поводу дело констатировало факт и вызвало затем циркуляр Медицинского департамента от 21 декабря 1872 года № 10148. В нем разъяснялось, что по обсуждению этого дела в особом совещании Медицинского совета компетентными лицами заявлено было, что "несчастные случаи передачи сифилиса через оспопрививание всегда будут неизбежны, пока будет существовать обычай прививания человеческой оспы с руки. Единственная радикальная мера есть замена человеческой лимфы животной (от телят); исключения могут быть допущены только для случаев, где врач хорошо знаком со всем семейством ребенка, так что может ручаться, что ни у родителей, ни у ребенка никогда не было сифилиса; только такой ребенок годен для снятия и дальнейшей прививки оспы".

Другой факт, отмеченный в нашей отечественной литературе, был следующий.

На 2-м съезде русских врачей в Москве в 1887 году земский врач Н. П. Путилов спрашивал: "Что делать с нашим оспопрививанием и кем заменить наших оспенников–крестьян?" "Даже и в образованной публике, — говорил он, — распространено мнение, что если и возможно привитие сифилиса, то такие случаи очень редки и ошибочное мнение это поддерживается врачами… В течение 4-летней моей службы, кроме многих достоверных случаев, о которых мне известно заочно, мной несомненно констатировано таких 4 случая. Следовательно, если из весьма небольшого числа случаев, мной лично проверенных, оказалось 4 прививки сифилиса, то сколько же его прививается вообще?!"

При признанной всеми опасности привития сифилитической заразы вместе с оспенной, явилась крайняя необходимость заменить применяемый всюду способ с руки на руку более безопасным. Таковым уже в начале 70-х годов высшими медицинскими управлениями всех государств, а также и у нас (как сказано это в только что упомянутом циркуляре Мед. департамента), признано было как единственное средство привитие оспы животной лимфой — от телят.

В последнюю четверть минувшего столетия во всех государствах принимаемы были деятельные меры ко введению во всеобщее употребление прививки телячьей оспы (т. е.искусственно выращенной на теленке человеческой оспы), но не так легко было заменить старый любимый всеми оспопрививателями способ способом новым, более хлопотливым и при том сопряженным с большей тратой труда, времени и излишними, прежде вовсе не требовавшимися, издержками.

Несмотря на крайнюю необходимость (как это полагают сведущие в этом деле ученые лица) предупредить заражение сифилисом, привития с руки практиковались у нас и за границей во многих местностях до самого конца XIX столетия и по сей день не вполне оставлены. Не лучше ли, не разумнее ли же было отменить вовсе столь опасный для здоровья обычай оспопрививания?!

Любопытно заглянуть в труды Совещательной по делу оспопрививания комиссии, созванной в Берлине по определению рейхстага 6 июня 1883 года, для обсуждения вопросов, дающих повод к подаче ежегодных прошений об отмене обязательного оспопрививания2.

Членами комиссии в числе 18 выбраны были компетентные лица, профессора и доктора, между ними было и три противника оспопрививания. Комиссия эта состоялась в ноябре 1884 года.

Совещание членов по содержанию своему принимавшее по временам полемический характер, представляют большой интерес. Мы ограничимся представлением читателю только выдержек из некоторых мнений относительно опасности заражения сифилисом и предупреждения того новым способом — животной лимфой.

Стр. 188: Речь идет об опасности переноса болезней. Знаменитый бактериолог Роберт Кох, поклонник оспопрививания, выразился так:

Самая большая опасность есть перенос сифилиса, но болезнь эта вовсе не заслуживает быть поставленной на первый план. Она, полагаю, только по имени вызывает страх и отвращение (!). Я не знаю случая, в котором вызванный оспопривитием сифилис (Impfsyphilis) окончился бы смертью, хотя может быть это и случалось, но сифилис вообще болезнь не смертельная, хотя и неприятная, конечно, но все же излечимая, по крайней мере в большей части случаев… К тому же заражение это в будущем вполне устраняется способом привития (т. е.телячьей или овечьей лимфы)3.

Страница 222: Речь идет о необходимости устранения повсюду привития оспы с руки и замены этого способа другим безопасным относительно сифилиса — привитием животной лимфы.

Доктор Фон Кершенштейнер (представитель Баварского королевства из Мюнхена):

Быть может, способ привития животной лимфы окажется в будущем столь предпочтительным, что мы совершенно бросим настоящий способ привития с руки, но пока еще прежде этого мы должны преодолеть большие трудности. Приведение в исполнение предполагаемой всеобщей прививки животной лимфой я считаю едва ли возможным. Пока идеальнее, совершеннее, превосходнее для снятия оспы мы ничего не находим, как здоровое прекрасное дитя, с тинически развитыми оспенными пустулами на ручках, и я считаю, что в этом отношении лучшего материала мы иметь не можем… У нас в Баварии нет надобности искать иного способа прививки. Что касается до сифилиса, который и был привит в Бомбергском уезде 14-и детям, то следствие показало, что в этом виновен был сам врач и он присужден был к тяжелому наказанию. С тех пор в Баварии в течение 50 лет не было случая такого несчастья (т. е. не было опубликовано. — Авт.). Мы не нуждаемся в введении нового способа прививки.

Страница 219: Д-р Гросгейм (военный штабной врач в прусском Военном министерстве):

На основании огромного материала долголетней опытности по делу оспопрививания, я полагаю, что армия не имеет никакого повода оставить ныне применяемый способ гуманизированной лимфы, которую доставляют теперь на всю армию дети унтер-офицеров. Хотя новый способ прививки и будет введен повсюду, но все же армия не обойдётся одной животной лимфой и в особенности в военное время…

Мы видим из этих немногих выдержек, как большинство членов комиссии были далеки от правильного и крайне нужного обсуждения предоставленного комиссии важного вопроса: компетентными лицами во всех государствах признано было еще в 60-х годах, что единственное обеспечение от сифилиса есть прививка животной лимфой, а члены комиссии в 1884 году (20 лет спустя) выражают мнение, что способ прививки с руки идеален, превосходен и его менять не следует. Кроме того, читатель конечно заметил, с каким крайним легкомыслием, не соответствующим своему высокому в науке положению, Роберт Кох выразился о заражении сифилисом, в каких курьезно-забавных выражениях высказал он свое мнение! Такова затемняющая рассудок непреодолимая сила векового наследственного гипноза!

Подававшие прошение в германский парламент, а с ними и все население, возлагавшее свою надежду на эту комиссию, остались при прежнем: ничего не изменилось и строжайший закон об обязательном оспопрививании остался во всей его силе, а с ним и все случайности привития опасных болезней.

3. Золотуха и бугорчатка.

Оба эти страдания могут быть вызваны привитием оспы, это признают два крупных авторитета, уже упомянутые Куссмауль и Кох — оба ревностные защитники оспопрививания. Куссмауль в своем уже много раз упомянутом сочинении (стр. 105–109) пишет: "После привития оспы распухает сперва близлежащая подмышечная железа, а затем при общем ослаблении организма развивается худосочие и опухоли лимфатических желез других областей, и все это будущее гнездо творожистого процесса однородного с бугорчатым, которые рано или поздно могут заразить весь организм".

Другой самый сведущий в этих болезнях врач, Роберт Кох, признаёт возможность переноса бугорчатки привитием оспы. На стр. 214 упомянутых протоколов он говорил:

У рогатого скота развита так называемая жемчужная болезнь (Perlsucht), в основании которой лежит тот же бугорковый микроорганизм, и привитие телячьей лимфой не обеспечивает от него; во всякой оспенной лимфе от больного человека или больного животного всегда находятся кровяные шарики, содержащие в себе этот микроорганизм. Гуманизированная лимфа (т. е.на руке человека), говорят, чище, прозрачнее, чем выращенная на животном. Последняя всегда мутная, но и в самой прозрачной человеческой лимфе, взятой от больного, микроскоп обнаруживает всегда шарики крови — мало ли, много ли их, это все равно — в них есть всегда бугорковые бациллы, даже если оспа снята с наследственно больного дитяти, которого болезнь еще не успела обнаружиться... Также я должен прибавить, что жемчужная болезнь скота встречается совсем нередко и передается плоду еще внутриутробно. Заражение всегда может последовать, если оспа взята от больного теленка, что может быть обнаружено только вскрытием, по снятии с него оспы, потому таковое и производится всегда обязательно в Берлинском санитарном бюро (Gesundheitsamt), прежде чем снятая оспа пускается в ход. В случае же нахождения жемчужной болезни весь собранный от такого теленка запас для привития оспы уничтожается ("Protokolle über die Verhandlungen der Impfkommission, zur Berathung der Impffrage", стр. 214).

Население Берлина снабжается лимфой из Центрального бюро, в Германии во всех уездах устроены правительственные оспопрививательные институты для заготовления лимфы и она отпускается бесплатно врачам. Признанные в Германии необходимыми предосторожности при снятии телячьей лимфы, для обеспечения от бугорчатки, установлены законом от 8 апреля 1874 года (Denkschrift, стр. 133).

У нас в России оспа прививается теперь тоже большей частью телячьей лимфой, но означенная мера предосторожности едва ли соблюдается, т. е.вскрытие теленка, по снятии с него лимф. По крайней мере мне положительно известно, что в некоторых губернских земских больницах, где заготовляется телячья оспа на всю губернию, теленок, по окончании дела, продается за 5–8 рублей. Об этой необходимой осторожности для охранения прививаемых от бугорчатки (т. е.о предварительном вскрытии теленка), полагаю, недостаточно осведомлены врачи и более известные оспопрививатели. Так, в брошюре, озаглавленной "Уход за привитыми детьми", изданной в 1884 году Вольно– Экономическим обществом в 50 000 экземпляров, брошюры, написанной почтенным лично мне известным специалистом по оспопрививанию М. М. Первушиным (в отделе ее "Как в деревне… устроить дешевое оспопрививание"), на стр. 15 я прочел: "За оспопривитых телок не бойтесь: когда снимут с них оспу, все заживет скоро и телка будет по-прежнему жива, здорова и вырастет после коровушкой". Постановление о вскрытии теленка тягостно главным образом не потерей теленка, а уничтожением, в случае если он окажется больным, всего запаса лимфы, собранного немалым трудом на 1000 и более прививок.

Крайность (большей безопасности от сифилиса) заставила прибегнуть к телячьей оспе, но оспа, выращенная на теленке, имеет свои дурные стороны: 1) она прививается труднее, потому и сама операция требует большего повреждения — делаются не уколы, а надрезы в 3–4 мм глубины и до 1 см длины 2) на местах привития оспенные пустулы часто созревают неполно и нередко дают язвы, заживающие глубокими, безобразными рубцами 3) большее повреждение, конечно, располагает ко всякого рода воспалительным местным явлениям и к разным совершенно непредвиденным случайностям (невралгиям, сведениям мышц и т. п.).

Я был свидетелем одного из таких.

В 1896 году в Петербурге в одном из институтов производились ревакцинации вновь принятым воспитанницам. Привитие оспы было, как ныне везде, животной лимфой. Ввиду могущих от последней остаться после прививки глубоких и некрасивых рубцов для девочек, по крайней мере высшего класса, советуется избирать местом прививок вместо руки область верхней части бедра, так как при полном туалете им приходилось бы обнажать изуродованные части руки. Врач в этом случае с той же целью привил оспу не на обычном месте руки, а гораздо выше, на левом верхнем плече, приняв в соображение, что это место плеча прикрывается петлей, поддерживающей платье. У одной из привитых девиц (а может быть и у многих, мне это осталось неизвестным) прививка не приняла нормального течения: образовались три язвы (было произведено три укола), которые заживали медленно, и в это время последовало сведение шейно-головных мышц (splenu capitis et colli), склонивших голову относительно туловища назад и вбок, пригнувших ее к левому плечу, причем вся голова повернута была вправо, боковая часть левого затылка касалась плеча, а подбородок стоял приподнятым вверх и вправо. Такое искривление головы, обезобразившее здоровую красивую девочку, сопровождалось напряженной болью и раздражением, медленно заживавшими язвами. Несмотря на заботы о ней нежно любящего ее отца, который обращался за помощью ко многим врачам и профессорам, из которых некоторые относились к больной с полным участием, искривление головы не уступало лечению: осмотры, исследования, пробы лечения в ортопедических заведениях, электричество, летучие прижигания покеленом и затем разного рода массажи производились методически, терпеливо, долго. Ничего не помогало в течение 3-х лет; на 4-й год ей стало несколько лучше, но и по сей день она еще не вполне здорова. Болезнь эта нарушила весь ход ее воспитания и сделала ее слабой, раздражительной, нервной, и по сие время она ведет уединенную домашнюю жизнь. Случай этот известен и профессору П. Ф. Лесгафту. Я привожу его как совсем непредвиденный, происшедший из ложного векового унаследованного заблуждения о необходимости привития оспы. Один из известных в Петербурге профессоров, навестивший ее, выразил большое сожаление о случившемся и при этом отнесся с негодованием к варварскому обычаю оспопрививания.

Принимая во внимание все вышеизложенное в этой главе о болезнях, происходящих от оспопрививания, невольно погружаешься в глубокую думу и изумление, как в течение двух веков человек, заражая себя своей собственной рукой, вносил в свою кровь различные яды стольких заразных болезней, нанося сам себе страшный вред и порчу организма. Можно только удивляться, как живуча его природа; как население местностей уцелело в продолжение двух веков, подвергаясь убийственной инокуляции и затем дженнеровской прививке. Очевидно, существует в нем живая сила самовосстановления генерациями, подобная существующей в реке, самоочищающейся своим течением. Человечество не может само себя изувечить до вырождения никакими искусственными над собой проделками, никакими принудительными мнимосанитарными мерами; жизнь возрождается новыми поколениями во всей ее природной крепости, свежести и красоте. Размышления эти, конечно утешительны, но ныне живущим людям от этого не легче переносить все тягости измышленных глупостей традиционных верований и безумных фанатических действий ученых авторитетов. Нет сомнения, что существующие, уже внедрившиеся в наших современниках туберкулезы и сифилисы окончатся своим печальным течением, но надо же наконец прекратить наши фантастически-целебные заражения и оставить навсегда поиски специальных для каждой болезни средств! Существует только одно от всех болезней предохраняющее средство, как это сказал высокоуважаемый П. Ф. Лесгафт, — чистота, т. е., дополним мы, соблюдение чистоты внутренней и наружной нашего организма в обширном смысле этого слова, при убережении себя от всего заведомо вредного. Можно сказать поистине, что празднование (в 1896 году) столетнего юбилея Дженнера было празднованием, без сознания того, столетия великого заблуждения и собственноручных самозаражений человека!

ПРИЛОЖЕНИЕ

КРАТКИЕ СВЕДЕНИЯ О СОСТОЯНИИ ВАКЦИНАЦИИ В АНГЛИИ И ГЕРМАНИИ В САМЫЕ ПОСЛЕДНИЕ ГОДЫ (1898—1900).

Ежегодно подаваемые в палаты депутатов этих государств прошения об отмене опасного для здоровья и все более ненавистного для населения обязательного оспопрививания, все с большей настойчивостью и большим числом подписей, не могло не оказать влияния, и вот в конце века по-видимому в упомянутых государствах начали проявляться разумные благотворные изменения:

1) Англия. Прошения, подаваемые ежегодно в парламент, повлияли на большинство депутатов. В проекте нового закона, уже прошедшего через палату общин, внесены следующие ограничения обязательного оспопрививания: родителям предоставлено право не прививать оспы своим детям; для этого достаточно до истечения 4-хмесячного срока после рождения ребенка заявить судье, что они по совести считают оспопрививание вредным. Палата общин приняла проект весьма значительным большинством голосов. Для окончательного принятия проект должен будет пройти еще через палату лордов ("Врач", 1898 г., № 32).

Палата лордов отвергла этот проект. Тогда он был вновь рассматриваем вторично палатой общин и вновь утвержден большинством 129 против 49 голосов. Разногласие между палатами, однако же, кончилось тем, что палата лордов уступила, и 28 июля восстановила вычеркнутую ею раньше 2-ю статью билля. Билль вступил в силу закона 12 августа 1898 года ("Русские ведомости", № 149, 1898 г.).

При обсуждении в палате общин вызван был экспертом знаменитый хирург Листер, и его мнение главным образом повлияло на отмену обязательного оспопрививания.

Судя по отчетам, представленным лондонским местным санитарным управлением, число детей непривитых вследствие "сопротивления по совести" (сonscientions objections) со стороны родителей, достигло в Англии в течение 4-х месяцев 250 000. Страх оспопрививателей принимает большие размеры ("Врач", 1899, № 3).

2) Германия. В 90-х годах стали замечаться некоторые послабления в суровости закона обязательного оспопрививания. В "Allgemeine med. Centralzeitung" 1882 года, №42 от 25 мая, напечатано было следующее:

В г. Нюрнберге (Бавария) в 1892 году группа родителей пришла с детьми к врачу– оспопрививателю и обратилась к нему следующими словами: "Мы принесли к вам наших детей; если вы дадите нам письменное ручательство в том, что от привития им оспы не произойдет никакого вреда для их здоровья, то мы просим вас привить им оспу". Врач не выдал просимого удостоверения и они, отказавшись от привития оспы, ушли. Во всей Баварии, а потому и в Нюрнберге, оспопрививание строго обязательно; об отказе их сообщено было полиции и дело пошло в суд, но вместо оштрафования суд их оправдал. Этим фактом, конечно, исполнительность обязательного оспопрививания была уже значительно подорвана. Такой прием для освобождения детей от оспопрививания дал повод и другим родителям требовать от врача удостоверения, но такого ручательства, разумеется, не может выдать ни один из сведущих и опытных врачей.

Во "Враче" 1898 г. № 32 напечатано было следующее:

Германский союзный совет признал необходимым назначить при германском Главном санитарном учреждении (Gesundheitsamt) особую комиссию под председательством доктора Köhler'а для обсуждения, не надо ли сделать какие-либо изменения в законе об обязательном оспопрививании. В комиссию приглашены были членами и противники оспопрививания, но ни один из них не пожелал участвовать, кроме доктора Бёинга. Из постановлений комиссии приведем следующее: 1) Значительным большинством голосов принято было "запрещение употреблять для привития человеческую лимфу"; 2) Почти единогласно принято: "Прививание производить впредь лишь на одной руке, а именно в первый раз на правой, а при повторной прививке на левой руке"; 3) "Наличность одного прививного гнойничка признана достаточной".

В комиссии заявлено было официально, что в последние годы не было доказано ни одного случая переноса с оспопрививанием сифилиса, но доктор Böing заявил, что из частной практики он знает несколько таких случаев. Комиссия признала желательным, чтоб врачи пользовались лимфой лишь из правительственных учреждений (Allgem. Med. Central Zeitung, 1898, 3 августа).

Таковые новости из двух главных государств, до сих пор охранявших строго обязательность прививки. Будем надеяться, что все насилия будут все более упраздняться, и что правительства не замедлят "предоставить каждому гражданину право самому распоряжаться своим телом".

ПРИМЕЧАНИЯ

1 В. Н. Рейтц "Критический взгляд на оспопрививание", 1873, стр. 18 и 19.
2 "Protokolle über die Verhandlungen der Impfkommission, zur Berathung der Impffrage", Berlin, 1885.
3 Лимфа годовых барашков, о которой здесь упоминается, употребляема была даже с бóльшим успехом, чем телячья (стр. 221).

Оспопрививание как санитарная мера Предыдущая часть