Д-р Лев Бразоль (Санкт-Петербург)

Д-р Лев Бразоль

Мнимая польза и действительный вред оспопрививания.
Критический этюд. Ч. III

Санкт-Петербург, 1884

Из этой таблицы видно наглядно, что в каждой отдельно взятой ступени возраста процент смертности у непривитых ниже, чем у привитых, и несмотря на это мы все-таки получаем прямо противоположный результат, т. е. более высокую смертность у непривитых, если складываем все случаи заболевания и смертности, не обращая внимания на возраст. Понятно, если сказать профану, что из 400 непривитых оспенных больных умерло 129, т. е. 32,2%, а из 1508 привитых умерло 246, т. е. 16,3%, то он вправе заключить о предохранительной пользе оспопрививания. Но если показать ему толково составленную таблицу заболеваемости и смертности от оспы по возрастам, то он с удивлением увидит совершенно обратное, т. е. уменьшенную смертность между непривитыми. Но удивление его немедленно рассеется, если представить ему следующий расчет:

100 штук стерлядок по 1 р = 100 руб
100 штук селедок по 5 коп = 5 руб
_______________________________
Итого 200 штук рыбы ......105 руб, т. е. по 52,5 копейки штука;

— 13 —

или взять столбик из различных монет — рублей, полтинников, гривенников, франков, сантимов, гульденов, крейцеров и пфеннигов — и потребовать от него, чтобы он из общей суммы всего количества монет определил находящуюся в столбике сумму денег. Тогда он поймет, что производить арифметические действия над разнородными предметами нельзя, а в оспенной статистике различные возрасты представляют разноименные монеты, и каждый возраст имеет свой собственную ценность. Поэтому один невакцинованный грудной младенец и один невакцинованный взрослый в общей сумме никогда не составят двух невакцинованных, потому что взрослый в статистике смертности имеет ценность 30–ти или более грудных младенцев. Как все это ни просто, однако сам Куссмауль, апостол оспопрививания, впадает в ту же самую ошибку. Таблица на стр. 58–59 его сочинения составлена именно таким образом, что принимает в расчет только общую сумму всех заболевших и смертность в процентах между привитыми и непривитыми. Такое сопоставление, притом без малейшего указания на источники, как сказано выше, не имеет ровно ни малейшего научного достоинства.

Рассмотрим теперь несколько случаев из официальных отчетов и таблиц.

Из отчета главного врача австрийских железных дорог доктора Келлера13, составленная им на основании подробных протоколов 80-ти врачей, которые имели под своим наблюдением до 60 000 лиц (служащих с их семействами), видно14, что в продолжение двух лет (1872—1873) заболело 2627 человек. Из них:

выздоровело......2158 или 82,15%
умерло...............469 или 17,85%

в том числе было:

— 14 —

Вакцинованных — 1659, из которых умерло 259, т. е. 15.61%
Невакцинованных — 793... 185... 23,2%
Ревакцинованных — 76... 12... 15,79%
Имевших натуральную оспу — 12... 3... 23,08%
Сомнительных — 86... 11... 12,79%

Процент смертности вакцинованных и невакцинованных по различным возрастам приводится в следующей таблице (в число вакцинованных внесены также и ревакцинованные).

Процент смертности вакцинованных и невакцинованных по различным возрастам

Сравнение итогов, кажется, говорит в пользу вакцинации, потому что невакцинованные дали 23,20%, а вакцинованные лишь 15,61% смертности. Подобная разница между процентами смертности у невакцинованных и вакцинованных находится почти во всех статистических данных.

— 15 —

Этот больший процент смертности невакцинованных объясняется тем, что в числе невакцинованных находилось большое число детей до двухлетнего возраста, который постоянно дает гораздо больший процент смертности, чем прочие возрасты, за исключением старческого. Сравнивая процент смертности от оспы у вакцинованных и у невакцинованных, исключив детей до 2-х-летнего возраста, мы видим, что у вакцинованных из 1646 умерло 222, т. е. 13,48%, а у невакцинованных из 515 умерло 66, т. е. 12,81%, и что, следовательно, процент смертности был почти одинаков, даже несколько менее у невакцинованных. Таким образом, казалось бы, что процент смертности у невакцинованных детей до 2–х лет; который так невыгодно повлиял на итожный процент смертности невакцинованных, был значительно больше, чем процент смертности у вакцинованных; числа, однако, показывают совершенно противоположное, а именно:

Возраст Процент смертности
У вакцинованных У невакцинованных
До 1 года 57,14 43,78
От 1 года
до 2 лет
52,05 38,96

И вообще из 13-ти категорий в 9-ти смертность у невакцинованных меньше, чем у вакцинованных, в одной — одинаковая, и только в трех немного больше, чем у вакцинованных. При этом как раз в том возрасте, когда оспопрививание должно было бы обнаружить свой полную силу, т. е. в первые годы жизни, мы именно тут находим резкую разницу в пользу невакцинованных. Незначительная же разница в пользу вакцинованных падает на возраст от 10 до 30 лет и очевидно зависит от каких угодно других причин, но только не от оспопрививания, потому что иначе нужно было бы допустить абсурдную мысль, что предохранительная сила вакцинации начинает проявляться только по прошествии 10-ти лет после прививки.

— 16 —

Вот еще один пример.

В эпидемию 1871 года в местечке Лёвених почти вовсе не было вакцинованных детей в возрасте 1-го года; из этих немногих вакцинованных заболело 4, и все умерли, след. 100% смертности. Из многочисленных же невакцинованных заболело тоже 4, и все 4 умерли. Кроме того, заболело в старших возрастах 74, все вакцинованные; из них умерло 14, т. е. 23%. Из невакцинованных в этом году не заболел и не умер ни один. На основании этих данных официально составлена следующая таблица:

Возраст Заболело Умерло % смертности
До 1–го года 78 18 32
От 1 г. до 70 лет 4 4 100

Это возмутительное искажение фактов должно быть исправлено следующим образом:

Возраст Вакцинованных Невакцинованных
Заболело Умерло % смертности Заболело Умерло % смертности
До 1 г. 4 4 100 4 4 100
1 г. — 70 л. 74 13 19 0 0 0

Из этих примеров очевидно, что все статистические таблицы, не принимающие во внимание возраст заболевших и умерших от оспы, значит, все таблицы до 70-х годов нашего столетия, не имеют абсолютно ни малейшего значения и должны быть преданы уничтожению, как никуда не годный хлам.

Посмотрим теперь, насколько оспенная статистика удовлетворяет требованию однородности сосчитываемых единиц.

В. С точки зрения гигиенических условий.

Не подлежит сомнению, что субъекты здоровые, сильные, хорошо питающиеся, материально обеспеченные, следующие

— 17 —

разумному образу жизни, в состоянии гораздо успешнее противостоять всяким вредным влияниям, нежели болезненные, слабосильные, терпящие нужду и голод, живущие в холодных, сырых и грязных жилищах, обремененные непосильным физическим трудом и моральными заботами, и принужденные тянуть свое существование вразрез с самыми элементарными требованиями гигиены. Понятно, что восприимчивость к всевозможным болезням, в том числе и к оспе, а также и смертность у вторых должны быть значительно выше, чем у первых, помимо всякого влияния вакцинации. Это две разнородных группы, совершенно не поддающиеся сравнению; а между тем они до сих пор всегда сваливались в одну категорию; и нет ни одной статистической работы, которая приняла бы в соображение необходимость такого разграничения. Если же рассмотреть, каким образом эти две разнородные группы относятся к категории вакцинованных и невакцинованных, то увидим, во-первых, что вся огромная подгруппа слабосильных, худосочных, болезненных и больных на основании закона обязательно исключается из разряда подлежащих вакцинации; и в действительности почти все без исключения остаются невакцинованными и, понятно, в высокой мере невыгодно влияют на общую смертность и, в частности, на смертность от оспы у невакцинованных. Вследствие этого, чаша весов неверно и несправедливо, противно основному закону статистики, наклоняется в пользу вакцинованных. Во-вторых, другая подгруппа, в которой вакцинация находится в умышленном или неумышленном пренебрежении, заключает в себе фактически по большей части именно те слои общества, образ жизни которых вообще противоречит на каждом шагу требованиям здоровой гигиены, т. е. в гораздо большей степени бедных и неимущих, чем обеспеченных и богатых. В состоятельных и богатых классах каждая семья имеет своего домашнего врача. А домашний врач воспитан школой в духе слепой веры в чудодейственную вакцинацию; вышедши из под школьной опеки, он ни разу не рискнул

— 18 —

подвергнуть критике или даже сомнению внушенные ему его верующими учителями догматы веры. Оттого он ревниво заботится, чтобы ни один член семьи не ускользнул от охранительного действия вакцинационного ланцета, и находит себе сочувственную и единомыслящую с ним аудиторию в лице легковерных и суеверных маменек, бабушек, нянюшек и приживалок. Кроме того, каждый поступающий на службу, в различные общественные и частные учреждения, обязан представить свидетельство о совершенном над ним Таинстве оспопрививания. Таким образом, в этих классах вакцинация исправно празднует свой пир. В низшем же классе домашних врачей нет; голос их тут раздается редко, и учение их падает на каменистую почву. Погруженный в материальные заботы о насущном хлебе, рабочий человек на требования гигиены апатично взирает, как на недоступную для него роскошь, и остается равнодушен к медицинским гипотезам обновления человека посредством оспенного гноя. Но этого мало. В рабочем классе мы находим настоящую эмансипацию здравого смысла от медицинских суеверий и сознание положительного вреда, нередко причиняемого вакцинацией, поэтому мы и встречаем здесь часто уклончивость от оспопрививания, а иногда и активную оппозицию этому противоестественному увлечению врачей. Словом, по этой ли или другой причине, но факт тот, что рабочий класс, по численности своей значительно превосходящей все прочие сословия, дает наибольший контингент невакцинованных. Следовательно, и в этой подгруппе ряды невакцинованных набираются, по меньшей мере, до 75% из бедных и неимущих классов, живущих прямо в разладе с гигиеной, следовательно, из такой среды, где заболеваемость и смертность вообще гораздо больше, нежели у зажиточных классов, помимо того или другого влияния вакцинации. А так как врачебная статистика не сортирует своих вакцинованных и невакцинованных по этим двум разнородным категориям с различной заболеваемостью и смертностью, а безразлично сваливает их в одну кучу, то в

ПРИМЕЧАНИЯ

13 Bericht über die Erkrankungen an Blattern bei den Bediensten der K. K. priv. Oest. Staats-Eisbahn Gesellschaft im Jahre 1873 von D-r Keller, Chefarzt d. K. K. priv. Oest. Staats-Eisbahn. Wien. 1874.
14 Цитирую из вышеупомянутого соч. д-ра Рейтца, стр. 16.

предыдующая часть  Предыдущая часть    Следующая часть  следующая часть