Д-р Лев Бразоль (Санкт-Петербург)

Лев Бразоль

Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания

Харьков, 1885

— 74 —

Число умерших от оспы в прусской армии также неизвестно. По официальным источникам1 умерло от оспы в прусской армии с 1 июля 1870 по 1 января 1872 г. 353 человека. Но во время дебатов относительно обязательного оспопрививания в Берне в 1883 г., министр внутренних дел Steiger указывал на то, что немецкая армия с июня 1870 г. по июль 1871 г. потеряла от оспы 3 162 человека. Не подлежит никакому сомнению, что защитники вакцинации для спасения догмата верования отрицают чуть ли не каждый случай смерти от оспы у солдат, поэтому число умерших от оспы в прусской армии во всяком случае гораздо больше, чем официально показано, но насколько именно, точных сведений нет. На запрос из Англии в прусском Военном министерстве о количестве умерших от оспы в армии во время франко-прусской войны был получен ответ, что "за 12 месяцев войны с июня 1870 г. по июнь 1871 г. требуемых сведений не существует".

Таким образом, для сравнительной статистики смертности от оспы в обеих армиях недостает главного требования — надежных основных единиц. При таких условиях выводы, почерпнутые из фантастических и фиктивных цифр, лишены всякой убедительной силы. Но допустим, что эти цифры, заведомо фальшивые, беспаспортные и не помнящие родства, соответствуют действительности; признаем, значит, что из двух равночисленных армий во французской пало от оспы 23 469, а в прусской — 355 человек. Защитники вакцинации рассуждают так: так как французская армия небрежно вакцинована, а прусская очень строго ревакцинована, и так как во французской армии смертность от оспы в 66 раз больше, чем в прусской, то это есть лучшее доказательство в пользу вакцинации. Допустим также на время, что и фальшивое tertium


1Statistische Sanitätsberichte über die Kgl. Preuss. Armee. Preussische Statistik Heft XLIII. S. 353 и 358.

— 75 —

comparationis соответствует действительности, т.е. что на самом деле вся французская армия была дурно или пожалуй вовсе не вакцинована, а вся прусская армия состояла исключительно из отлично ревакцинованных солдат. Сделав такие предположения и приступая к сравнению смертности от оспы в обеих армиях, мы должны помнить, что сравнивать можно только однородные предметы1. Желая изучить влияние вакцинации на смертность от оспы в двух армиях, нельзя забывать, что обе армии за соответствующей период наблюдения должны находиться в одинаковых условиях во всем, кроме состояния вакцинации, или по крайней мере все важнейшие условия, имеющие главное и решающее влияние на смертность в армии вообще, должны быть приведены к одному знаменателю. Французская же армия, — побежденная, стиснутая, материально нуждавшаяся и нравственно подавленная, с безобразными санитарными порядками и под гнетом всерастлевающей системы госпитального бюрократизма с одной стороны, и с другой победная прусская армия с превосходно организованной военно-санитарной гигиеной, с высокой культурой медицинского дела, с низкой общей смертностью, с великим подъемом нравственных сил и с громадным запасом душевной и телесной энергии, — это две совершенно разнородные величины, не подлежащие сравнению. Индуктивная логика учит, что сумма всех положительных условий возникновения известного явления составляет причину этого явления. Извлекать же из всей суммы одно из слагаемых, самое ничтожное и притом с отрицательным знаком, и усматривать в факте увеличенной смертности от оспы среди французских солдат отрицательное влияние пренебрежения вакцинации в армии, упуская из виду все принципиально многозначительные и положительные факторы, влияющие на смертность вообще, это значит разрешать


1См. Мнимая польза и действител. вред оспопрививания, стр. 8–21

— 76 —

уравнение со многими неизвестными посредством одной известной величины, т.е. новое доказательство очевидного оскудения этиологической терапии наших дней. Наглядно обнаруживается эта узкоколейность мысли лучше всего на следующем факте. В франко-прусскую войну в гессенской действующей армии на 15 000 человек пришлось 34 умерших от оспы, что составляло бы на 1 миллион армии 2 266; в вюртембергской же действующей армии на 27 000 человек в тот же самый промежуток времени был всего один смертный случай от оспы1, или на 1 миллион армии 37 умерших от оспы. Теперь сделаем подстановку и напишем вместо "гессенской" — французскую армию с 2 266ю, и вместо "вюртембергской" — прусскую армию с 37ю смертными случаями от оспы, т.е. в 61 раз меньше, и вот у защитников вакцинации готово скороспелое заключение, что если во французской армии умерло от оспы в 61 раз больше солдат, чем в прусской, то причина этого — небрежная вакцинация французских солдат. На самом же деле это различие в смертности от оспы наблюдалось в пределах одной и той же общегерманской армии в двух отдельных частях ее, подверженных одному и тому же общему закону строгой и однообразной ревакцинации; следовательно, оно зависит не от состояния вакцинации, а от других причин. Придерживаясь принципа, что цель оправдывает средства, апостолам оспопрививания следовало бы по крайней мере утверждать, что из французских солдат умерло от оспы 100 000, а из немецких — ни одного. Нашлись бы люди, которые этому поверили бы, и для таковых весь эффект сравнения таких круглых цифр был бы еще ослепительнее. Больше ведь ничего и не требуется.

С другой стороны нужно заметить, что состояние вакцинации во французской армии во время франко-прусской войны было далеко не так плохо, как хотят представить


1Zeitschrift des Kg. Preuss. Stat. Bureau, 12 Jahrgang. 1872.

— 77 —

апостолы оспопрививания ad majorem vaccinationis gloriam. Французская армия находилась под законом 1857 г., который гласит, что "всем молодым солдатам, поступающим в корпус, должна быть привита вакцина, независимо от того, носят ли они следы предыдущей вакцинации, или нет". Этот закон приводился в исполнение так же строго и неукоснительно, как и в Пруссии или в Англии, потому что cyeверие о пользе вакцинации пустило и во Франции такие же глубокие корни, как и в других странах, и относится уже к разряду наследственных заблуждений. Кроме того, усердие к вакцинации поощряется во Франции раздачей медалей и знаков отличия, на которые мелкое французское тщеславие очень падко и чувствительно. Из официальной медицинской статистики армии видно1, что предпосылка о небрежности вакцинации французской армии прямо ложна, а следовательно и колоссальная смертность от оспы среди хорошо вакцинованных и ревакцинованных французских солдат служит вместе с тем самым беспощадным сарказмом над системой обязательной ревакцинации. Ядовитость этого сарказма обостряется еще следующим фактом. Лучше всех французских отрядов была вакцинована и ревакцинована собственно армия во Франции: она же имела относительно наибольшую заболеваемость и смертность от оспы. Хуже всех отрядов был вакцинован Алжирский корпус; он же имел и наименьшую заболеваемость и смертность от оспы. Затем первая французская армия (Базена), находившаяся под законом 1857 г., хорошо вакцинованная и ревакцинованная, сильно страдала от оспы. Вторая же французская армия (Faidherbe'a), наскоро организованная и за недостатком времени вовсе не ревакцинованная и вообще плохо вакцинованная, вовсе не пострадала от оспы. Также известно, что во время Крымской кампании оспа


1См. у Ad. Vogt'a. Für und wider Kuhpockenimpfung. S. 189 und ff.

— 78 —

сильно свирепствовала в вакцинованных английских, французских и сардинских войсках, между тем как невакцинованные турецкие, тунисские и египетские войска были совершенно пощажены оспой. Также и в пределах одной страны, например, во Франции в 1869 г. в 20ти департаментах с усердной вакцинацией на одинаковое число родившихся заболело оспой в 6 раз более и умерло от оспы в 11 раз больше, чем в 20 департаментах с небрежной вакцинацией1. В швейцарских кантонах, как показал проф. Ad. Vogt2, неоднократно наблюдалось, что усиление вакцинации влечет за собой увеличение смертности и, наоборот, ослабление вакцинации — уменьшение смертности от оспы. При сравнении между собой различных стран с обязательным и необязательным оспопрививанием, что составляет любимое статистическое упражнение охотников до оспопрививания, легко доказать, что Турция, Греция, Испания, Португалия, Северная Африка и отчасти Италия, т.е. страны, вовсе не имеющие оспопрививания, или в которых оно обставлено очень плохо, почти вовсе не страдают от оспы. Догмат учит, что пренебрежение вакцинации и скопление невакцинованных должно увеличивать заболеваемость и смертность от оспы, а из этих фактов, число которых можно увеличить ad libitum, вытекает как раз противоположное следствие, и, следовательно, доводы защитников вакцинации разбиваются их собственным оружием. Лично я ни в грош не ставлю такой способ доказательств, потому что сравнительные отчеты смертности от оспы в различных странах или человеческих группах, находящихся под самыми многоразличными географическими, климатическими, экономическими и социальными условиями, могут составлять только забавную "игру в статистику" для дилетантствующих профанов из врачей; серьезного же значения в науке эти числовые развлечения взрослых не имеют.


1Рейтц. Критический взгляд на оспопрививание, стр. 57–59.
2Die Pockenseuchen und Impfverhältnisse in der Schweiz.

— 79 —

Но если защитники вакцинации всю тактику своей атаки строят на таком зыбком основании и столь неумело роют мины своим противникам, то следует извинить тех противников вакцинации, которые ведут контрмины и взрывают на воздух карточные украшения рыцарей коровьей оспы.

Сравнение смертности от оспы в прусской и французской армии в 1870/71 г. позволяет сделать лишь следующие заключения:

  1. Первая французская aрмия (Базена), хорошо вакцинованная и ревакцинованная, имела бóльшую смертность от оспы (а также от травматической рожи, госпитальной гангрены и гноекровия), чем хорошо ревакцинованная прусская армия.
  2. Та же самая французская армия, хорошо ревакцинованная, имела гораздо бóльшую смертность от оспы, чем вовсе не ревакцинованная и плохо вакцинованная Вторая французская армия (Faidherbe'a).

Логически вывод отсюда тот, что смертность от оспы не зависит от вакцинации, а находится под влиянием другого более общего закона, которому должны подчиняться как вакцинованные, так и невакцинованные. А если смотреть на вещи сквозь призму защитников вакцинации, т.е. признавать в этиологии оспы одну верховную силу оспопрививания, то сравнение итогов не только не говорит в пользу, но даже доказывает вред вакцинации.

Ad 3. Для того, чтобы судить о сравнительной смертности от оспы между солдатами с одной и гражданским населением с другой стороны, казалось бы нет надобности настаивать на необходимости сравнения между собой однородных величин, т.е. прежде всего людей одного возраста при одинаковых гигиенических условиях. Нужно было бы думать, что эта первоначальная азбука статистики известна профессорам медицины и адвокатам оспопрививания, выступающим публично в защиту своих медицинских верований. Известно, например, что смертность в возрасте ниже одного года по крайней мере в 1215 раз больше смертности в возрасте свыше 1 года, а если разбить первый год жизни ребенка на двенадцать месяцев и сравнивать первые месяцы жизни, имеющие колоссальную

предыдущая часть  Предыдущая часть    Следующая часть  следующая часть