Д-р Лев Бразоль (Санкт-Петербург)

Лев Бразоль

Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания

Харьков, 1885

— 109 —

Особенно резко обращает на себя внимание увеличение смертности от сифилиса в детском возрасте. Так на основании официальных отчетов Статистического бюро в Англии умерло от сифилиса:

За 5 лет
В возрасте ниже 1 года
Всех возрастов
1860—64
454
6425
1870—74
7009
9271

Отсюда видно, что в 1860—64 гг. на возраст ниже 1 года, т.е. на возраст оспопрививательной повинности, падало около 2/3, а в 1870—74 гг. уже не менее 7/9 всех смертных случаев от сифилиса.

Правда, нельзя математически верно доказать, что вакцинация есть единственная причина этого прогрессивного увеличения смертности от вышеприведенных болезней. Но, во 1–х, в настоящее время экспериментально доказано, что все эти болезни способны к переносу с больного на здорового посредством прививок, а во 2–х, эмпирически и статистически доказано, что эти болезни de facto передаются посредством вакцинации, и случаи таких переносов могут уже считаться тысячами и миллионами. Каждый добросовестный и знающий оспопрививатель может указать на них из своей собственной практики. Поэтому вакцинация бесспорно составляет один из главных факторов увеличения смертности от всех прямо или косвенно с ней связанных болезней. Заражение населения всевозможными переносными болезнями по мере увеличения роста оспопрививательного дела также растет, растет неуклонно и беспрерывно, и можно уже предвидеть то время, когда все население поголовно будет подвержено вакцинальной заразе в той или другой форме.

Теперь мне остается еще подкрепить неоднократно намеченные мной подозрения, что вакцинация по отношению к

— 110 —

самой оспе есть положительно вредная мера общественной гигиены, т.е. она не только не предохраняет от оспы, а наоборот предрасполагает организм к заболеванию оспой и служит, подобно тому как и у овец, одной из главных причин стационарности оспенных эпидемий. Блестящее подтверждение этого мнения мы находим в приложении статистического метода Лёнерта к изучению оспенных эпидемий в Англии1. В нижеследующем я познакомлю читателей в извлечении с этим замечательным образцом научного исследования вопроса об оспопрививании и попрошу их полного внимания к этой части моего очерка.

Английский защитник вакцинации, Dr. E. Hart2, на основании официальной статистики, приводит обзор смертности от оспы в Англии за 1838—42 гг. и 1847—77 гг., из которого видно не только сколько именно из числа умерших приходилось на возраст 0–5, 5–10, 10–20 и свыше 20-и лет, а также и число умерших от оспы на 1 миллион всего населения и на 1 миллион населения в каждом из 4–х соответствующих возрастов.

На 1 миллион населения в Англии умерло от оспы:

Табл. I.

1. При необязательном оспопрививании
2. При обязательном оспопрививании
3. Под драконовым законом 1867 г.
Год
Умерло от оспы
Год
Умерло от оспы
Год
Умерло от оспы
Год
Умерло от оспы
Год
Умерло от оспы
Год
Умерло от оспы
Год
Умерло от оспы
1838
1064
1843
сведения неполны
1847
246
1854
151
1861
66
1868
93
1873
101
1839
589
1844
1848
398
1855
134
1862
80
1869
70
1874
91
1840
663
1845
1849
264
1856
120
1863
289
1870
116
1875
40
1841
400
1846
1850
262
1857
204
1864
368
1871
1015
1876
99
1842
168
1851
389
1858
332
1865
303
1872
828
1877
174
1852
402
1859
195
1866
141
1853
171
1860
138
1867
116
Средн. числ.
577
?
305
182
195
424
101

1Carl Löhnert. Ketzerische Betrachtung. Über die Pokenepidem. in England.
2The truth about Vaccination. London. Smith, Elder & C°. 15 Waterloo Place 1880. P. 70–73.

— 111 —

Из этих чисел явствует, что наибольшая средняя смертность от оспы, а именно 577 на 1 миллион населения, падает на период времени 1838—42 гг., когда вакцинация была необязательна, и когда еще никто не был принуждаем к ней. Если бы бóльшая или меньшая смертность от оспы зависела от большего или меньшего числа вакцинованных в населении (ошибочность чего уже выше мной обнаружена), то этот факт мог бы, пожалуй, отчасти говорить в пользу вакцинации. Но мы видим уже в периоде 1847—53 гг., хотя вакцинация все еще необязательна, что оспа стала значительно умереннее, а именно средним числом, вместо 577, всего 305 умерших от оспы на 1 миллион населения. Поэтому обстоятельство, что население так много страдало от оспы в 1838—42 гг., должно иметь иную причину, чем ту, которая обыкновенно принимается защитниками вакцинации. Oppenheim говорит1, что в 1837—40 гг. были очень скудные урожаи, за которыми потянулись вослед обычные спутники голода — мятежи, эпидемии, преступления и всевозможные бедствия. Вместе с тем посыпались потрясающие отчеты о бедственном положении фабричных местностей. Последствия скверных урожаев были еще увеличены близорукой пошлинной и коммерческой политикой. Налоги и недоимки на бедном люде возросли страшно. Министерская следственная комиссия осенью 1841 г. обнаружила раздирающие факты относительно всеобщего народного бедствия. Если эпидемии, по словам Куссмауля, являются последствием естественных причин, то для той высокой смертности от оспы едва ли понадобится еще другое объяснение. Из вышеприведенной таблицы обнаруживается, что в 1838—40 годах, когда были наихудшие урожаи, и оспа свирепствовала наизлейшим образом. 1842 год принес Англии хорошую жатву, и от оспы умерло всего лишь 167 человек на 1 миллион населения; вероятно


1Aus der Geschichte der englischen Kornzölle. Berlin. 1879. S. 10, 12, 21.

— 112 —

также, что смертность от оспы ни в одном из следующих четырех лет, из которых мы не имеем сведений о причинах смертности, не поднималась опять на высоту 1838—40 г. Затем 1847 год потребовал опять многочисленных жертв, чему также легко открыть естественную причину. Англия сильно страдала в 1846 г. от проливных дождей и наводнений, весь хлеб попрел на поле, и вследствие этого в 1847 г. наступила опять дороговизна. К этому присоединился жестокий коммерческий кризис1 и глубокий застой фабричного производства, вследствие чего в больших промышленных центрах свыше 100 000 рабочих остались без заработка и без средств к пропитанию. Все это достаточно объясняет опять возрастающую в 1847 г. смертность от оспы, во всяком случае проще и лучше, чем утверждаемая энтузиастами вакцинации, но отнюдь не доказанная гипотеза скопления невакцинованных среди населения. В 1851 и 52 гг. действовали такие же причины, как и в 1847 г., а именно 5–месячная приостановка машинного производства и опять наплыв многочисленных рабочих рук без места и без жизненных средств; убытки за 15 недель оценивались в 20 миллионов талеров2.

Понятно, по мнению верующих в Предохранительное Оспопрививание, эпидемия 1851 и 52 г. должна была быть занесена извне, и виновниками ее дальнейшего распространения должны были быть все те же невакцинованные. Поэтому против этих неповинных козлов отпущения нашли нужным выставить закон 1 августа 1853 года, в силу которого оспопрививание делалось обязательным. Но этот закон, вошедший в практику только с 1854 г., явился очевидно post festum, потому что оспа уже с 1853 г. сама собой уменьшилась, а именно: в 1853 г. 171 смертных случаев от оспы на 1 миллион населения, между тем как


1См. Pierer's Conversations Lexicon, 6 Aufl. 9 Bd. S. 544.
2См. Meyer's Conversations Lexicon, статья "Grossbritannien".

предыдущая часть  Предыдущая часть    Следующая часть  следующая часть