Д-р Лев Бразоль (Санкт-Петербург)

Лев Бразоль

Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания

Харьков, 1885

— 118 —

испытала почти непрерывно возрастающее повышение во всех возрастах, но сильнее всего в возрасте свыше 20–ти лет; и это одно было бы совершенно достаточно для доказательства не только бесполезности, но и вреда оспопрививания; потому что выше уже неоднократно было указываемо, что в прошлом веке, когда вакцинация еще не была известна, оспа была детской болезнью, от которой лица свыше 10–ти лет умирали чрезвычайно редко, а свыше 20–ти лет — почти никогда. Но после 1872 г., несмотря на то, что дело вакцинации не потерпело никакого перерыва и во всяком случае поддерживалось также ревностно, как и до 1872 г., наступило такое уменьшение смертности от оспы, что многие могли бы быть введены в искушение подумать, что восприимчивость к оспе и вакцинация не находятся в причинной зависимости между собой. Поэтому в нижеследующем надлежит доказать, что это причинное соотношение без всякого сомнения существует и может быть воочию обнаружено посредством статистики даже и для сравнительно очень низкой смертности от оспы в 1873 —77 г.

Если реактивная сила организма или способность его к сопротивлению различным вредным агентам ослабляется посредством оспопрививания, вследствие чего вакцинованный человек, при прочих равных условиях, даже по прошествии многих лет или десятилетий делается восприимчивее, чем невакцинованный, ко всяким болезням, а также и к оспе, то в статистике этот факт должен выразиться тем, что, по мере увеличения процентного числа вакцинованных в населении, и число умирающих от оспы в каждую последующую эпидемию должно относительно увеличиваться (понятно, под условием, что сила эпидемии остается одинаковой). В Англии, также как и в других странах, где вакцинация была введена в начале нашего столетия, сначала прививали одних детей; вакцинация и ревакцинация взрослых вошла в употребление лет 20 спустя, когда, наконец, обнаружилось, что оспа уже больше

— 119 —

не детская болезнь, но что умирают также и взрослые. Поэтому в 1850 г. (значит, в периоде 1847—53 гг.), только та часть населения могла быть вакцинованной, которая еще не переступила 53–го года жизни; и так как до 1853 г, не существовало прямой обязательности оспопрививания, то эта часть могла составлять приблизительно около 5060% всего населения. В периоде же 1873—77 гг., так как с 1853 г. вакцинация уже принудительна, число вакцинованных должно было составлять по крайней мере 80% всего населения (оба предположения вполне согласны с фактами). Итак, процентное число вакцинованных в населении значительно увеличилось, а поэтому с этой точки зрения в 1873—77 гг. должно было умереть от оспы относительно больше людей высших возрастов, чем в предшествующих годах. Если бы характер оспенных эпидемий был бы еще тот же самый, как и до введения вакцинации, то мерилом для степени злокачественности каждой эпидемии за период времени 1838—77 гг. служила бы нам таблица I (стр. 110), в которой вычислено число жертв, похищенных оспой ежегодно на 1 миллион населения. Но эта таблица позволяет только судить о силе оспенных эпидемий за период времени, когда вакцинация находилась уже во всеобщем употреблении. А так как характер оспенных эпидемий со времени введения вакцинации изменился, и мы желаем доказать, что это случилось именно вследствие введения вакцинации, т. е. что к внешним причинам, способствовавшим возникновению и распространению оспенных эпидемий, как-то: войны, голод, народные бедствия и проч., присоединилась еще увеличенная, вследствие вакцинации, восприимчивость населения к оспе, то нам нужно изучить характер оспенных эпидемий в прошлом веке, когда вакцинация еще не была известна.

Для того чтобы составить себе верное понятие о естественном характере какой либо болезни, следует руководствоваться не теми симптомами, которые стали обнаруживаться после

— 120 —

применения направленных против нее мер, а теми, которые были присущи ей раньше. Правда, отчеты об оспенных эпидемиях прошлого века оставляют желать очень многого; но все они сходятся в одном пункте, который также подтверждается и тем небогатым статистическим материалом, который мы имеем из прошлого века, а именно, что оспа в то время была опасна только детям. Взрослые, если заболевали оспой, не умирали от нее; или если умирали, то чрезвычайно редко, и вероятно большей частью только перенесшие уже раз натуральную оспу, или инокулированные и притом, вследствие варварского лечения и совершенно антигигиенического содержания больного. Поэтому о силе прежних оспенных эпидемий нужно судить только по большему или меньшему числу жертв, похищенных оспой в детском мире среди невакцинованного населения. По сообщениям, сохранившимся у нас с прошлого века, на 1000 смертных случаев от оспы приходилось 800–900, а иногда и больше, на возраст 0–5 лет, а остальные 200–100 распределялись на возраст 10–20 лет; смертные случаи от оспы в возрасте свыше 20 лет принадлежали к величайшим редкостям. Это отношение и в настоящее время остается приблизительно одинаковым в совершенно невакцинованном населении, как легко высчитать из сообщения проф. Vogt'a относительно смертности от оспы в секте липован (в Буковине), у которых вакцинация запрещена законом; на 1000 смертных случаев от оспы у них приходится 932 в возрасте 0–5 лет, и 68 в возрасте 5–10 лет; взрослые редко заболевают и вовсе не умирают от оспы. В тех городах, из которых мы обладаем статистическими сведениями о смертности от оспы в прошлом веке (см. табл. на стр. 65), на 1000 умерших от оспы приходилось средним числом:

856 на возраст 0–5 лет,
134 на возраст 5–10 лет,
10 на возраст 10–20 лет.

— 121 —

или, что то же самое:

Если 1,000 детей умирало от оспы в возрасте 0–5 лет, то средним числом умирало 157 в возрасте 5–10 и 12 в возрасте 10–20 лет.

В народную перепись 1871 г. в Англии и Княжестве Валлийском на 1 000 жителей приходилось:

135 в возрасте 0–5 лет
119 в возрасте 5–10 лет
203 в возрасте 10–20 лет и
543 в возрасте свыше 20 лет.

Предполагая, что распределение населения по отдельным возрастам и в прошлом веке было приблизительно такое же, как в 1871 г., то мы найдем, что население, в котором находилось

1.000,000 детей в возрасте 0–5 лет, имело бы
881,481 детей в возрасте 5–10 лет,
1.503,704 челов. в возрасте 10–20 лет и
4.022,222 в возрасте свыше 20 лет.

С помощью этих цифр можно теперь вычислить, сколь­ко умерло бы от оспы в прошлом веке на 1 миллион населения в каждом возрасте, если бы на 1 миллион детей 0–5 лет умирало 1,000. Это вычисление очень просто, как показывает следующая таблица:

Табл. VI.

Если в населении, распределяющемся по возрастам следующим образом:
умирало от оспы до введения вакцинации средним числом:
то на 1 миллион населения в соответствующем возрасте умирало бы от оспы
Возраст
Число живущих
0–5 лет
1.000,000
1,000
1,000
5–10 лет
881,481
157
178
10–20 лет
1.503,704
12
8
свыше 20 лет
4.022,222
0
0
7.407,407
1,169
158

— 122 —

Вычисливши таким образом, сколько умирало прежде до введения вакцинации на 1 миллион всего населения в каждом отдельном возрасте и на 1 миллион всего населения, если бы на 1 миллион детей в возрасте 0–5 лет умирало бы от оспы 1000, мы можем теперь посредством такого же простого вычисления открыть, увеличилась ли или уменьшилась смертность от оспы теперь в вакцинованном населении свыше 5-ти лет при эпидемии одинаковой силы.

Мы видели из таблиц II–V , сколько умерло от оспы на 1 миллион населения каждого возраста в каждом из 5-ти вышеозначенных периодов времени 1847—77 гг. Но эти цифры были еще не вполне достаточны для точного доказательства, что вакцинация была причиной огромной смертности от оспы во всех возрастах свыше 5–ти лет, потому что в периоде 1873—77 гг., несмотря на столь же усердное оспопрививание, как и в предыдущих периодах, оспа проявлялась так слабо, как еще никогда раньше. Теперь же, когда мы знаем, что сравнительная сила оспенных эпидемий должна быть рассматриваема по отношению к смертности у детей, так как оспа была первоначально детской болезнью, то мы можем совершенно точно выяснить понятие вакцинации на смертность от оспы посредством вычисления, сколько людей умерло бы от оспы за 1 миллион населения каждого возраста в каждом из 5 периодов времени 1847—77 гг., если бы на 1 миллион населения в возрасте 0–5 лет из году в год умирало бы от оспы не более и не менее 1,000 детей; и потом сравнить числа, полученные из этого вычисления, с числами таблицы VI. Результат такого вычисления следующий:

— 123 —

Табл. VII.

Период времени
Законодательные постановления относительно оспопрививания
На 1 миллион населения в каждом из соответствующих возрастов приходилось умерших от оспы
(см. табл. II–V )
Если бы на 1 миллион детей в возрасте 0-5 лет умирало бы ежегодно не более и не менее 1,000, то в прочих возрастах умерло бы от оспы1
0–5 лет
5–10 лет
10–20 лет
свыше 20 лет
0–5 лет
5–10 лет
10–20 лет
свыше 20 лет
1740—96
вакцинация неизвестна
1000
178
8
0
1847—53
вакцинация необязательна
1618
338
93
62
1000
209
57
38
1854—60
вакцинация обязательна
779
222
76
68
1000
285
97
88
1861—67
786
168
85
96
1000
214
108
121
1868—72
значительное усиление строгости обязательной вакцинации в 1867 г.
1112
548
278
292
1000
492
250
262
1873—77
опять обострение закона в 1871 и 74 г.
189
97
79
89
1000
513
413
471

Из отпечатанных жирным шрифтом чисел этой таблицы вытекает, что соответствующее расположение к умиранию от оспы во всем населении свыше 5–ти лет непрерывно и ужасающим образом увеличивалось; и что виной этого служит вакцинация опять таки следует из того, что соучастие старших возрастов в заболевании и умирании от оспы совершалось равномерно с подрастанием вакцинованного в детстве поколения. Пока мы имели перед глазами лишь числа таблиц II–V, сомнение в причинной зависимости оспенной смертности от вакцинации было еще извинительно, потому что могло казаться, как будто в 1873-77 гг. восприимчивость к оспе внезапно уменьшилась, не смотря на то, что в это время так же ревностно прививали оспу, как и до 1873 г. Но это сомнение должно рассеяться при виде того, что и в этом периоде, когда оспенные эпидемии, казалось, совершенно потухли, расположение к смертности


1 На основании обыкновенного тройного правила:
1618 : 338 = 1000 : 209
1618 : 93 = 1000 : 57
1618 : 62 = 1000 : 38 и т. д.

предыдущая часть Предыдущая часть     Следующая часть следующая часть