Д-р Лев Бразоль (Санкт-Петербург)

Лев Бразоль

Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания

Харьков, 1885

— 124 —

от оспы в населении свыше 5–ти лет значительно увеличилось и достигло еще небывалой прежде высоты.

Страшное увеличение смертности от оспы в возрасте свыше 20 лет должно быть рассматриваемо не столько, как следствие обязательности оспопрививания, сколько скорее, как последствие оспопрививания вообще, потому что из умерших от оспы в возрасте свыше 20 лет за период времени 1854—77 гг. значительно большая часть была уже вакцинована при учреждении обязательности вакцинации. Увеличение смертности от оспы в этих высших возрастах объясняется просто тем, что из привитых в детстве детей каждый год одно поколение вступало в возраст свыше 20 лет, через что число вакцинованных в высших возрастах из года в год увеличивалось. А чем основательнее заражено население коровьей оспой, тем более оно будет заключать в себе субъектов с увеличенной восприимчивостью к оспе, и тем менее потребуется вмешательства внешних предрасполагающих причин для возникновения оспенной эпидемии.

Действие законов об оспопрививании 1853 и 1867 г. выражается в числах совершенно очевидно также и для возрастов 5–10 и 10–20 лет; а именно с 1853 г., после введения обязательного оспопрививания, смертность от оспы поднялась:

в возрасте 5-10 лет с 209 на 286 и
в возрасте 10–20 лет с 57 на 97; а

после приведения в действие еще более жестокого закона 1867 г. числа эти еще раз возвысились:

в возрасте 5–10 лет с 214 на 491 и
в возрасте 10–20 лет с 108 на 250.

Это увеличение смертности также нельзя приписывать одной обязательности оспопрививания, а следует поставить в зависимость от того обстоятельства, что в силу законов 1853 и 1867 гг. дети средним числом стали подвергаться вакцинации в гораздо более нежном возрасте, чем прежде; потому что и прежде введения обязательного оспопрививания

— 125 —

большинство детей уже вообще подвергалось вакцинации, только она производилась редко раньше 2-го года жизни ребенка, а в очень многих случаях даже и позже; также и ревакцинация в возрасте 10–20 лет с 1853 г, стала, производиться чаще. Но во всяком случае вакцинация и ревакцинация составляют причину значительного увеличения восприимчивости к оспе в этих возрастах.

Если же теперь исключается всякое сомнение в том, что увеличение смертности от оспы во всех возрастах свыше 5–ти лет должно быть поставлено на счет вакцинации, то можно также вычислить вероятность того, сколько людей в Англии умерло бы от оспы за 1847—77 гг., если бы отношение смертности от оспы в возрасте 0–5 лет к смертности от оспы в прочих возрастах осталось бы таким же, как и до введения вакцинации. Как мы выше видели, отношение это было следующее: если умирало от оспы 1000 детей 0–5 лет, то одновременно умирало от оспы средним числом 157 детей 5–10 лет и около 12 человек 10–20 лет. Принимая предварительно, что вакцинация не имела никакого влияния на смертность от оспы в возрасте 0–5 лет, получим следующую таблицу.

В возрасте Умерло от оспы за весь период 1847—77 гг. (см. табл. II и V) Отношение смертности от оспы по возрастам до введения вакцинации След. на 75,885 умерших в возр. 0–5 л. умерло бы от оспы в прочих возрастах в прошлом веке. Следовательно, умерло больше, вследствие вакцинации, на
0–5 лет
75,885
1000
75,885
5–10 лет
20,028
157
11,913
8,115
10–20 лет
15,204
12
911
14,293
свыше 20
40,561
0
0
40,561
151,678
88,709
62,969

На основании этого вычисления из 151,678, вообще умерших от оспы, 62,969 (или 41% всего числа) пали жертвой

— 126 —

оспы только от того, что они были вакцинованы. Как бы это заключение ни казалось преувеличенным, но оно является необходимым следствием из статистического материала, заимствованного у английских защитников оспопрививания, и совершенно согласно с новейшими наблюдениями из многочисленных прусских городов, откуда явствует, что теперешние оспенные эпидемии сравнительно с прежними также и в том изменили свой характер, что теперь первые случаи заболевания встречаются большей частью не у детей, а у вакцинованных взрослых; и если взять в расчет значительно большую общую смертность детей первого и второго года, то процент смертности от оспы у них нередко относительно меньше, чем у вакцинованных взрослых. Это дает право думать, что и возраст 0–5 лет, который в прошлом веке наиболее страдал от оспы, теперь подвергался бы этой эпидемической болезни гораздо реже среди совершенно невакцинованного населения; и что поэтому, вероятно, нужно поставить на счет вакцинации гораздо больше 40% смертности от оспы.

Показавши таким образом вредное влияние вакцинации в возрастах свыше 5-ти лет, займемся теперь возрастами 0–1 и 1–5 лет и посмотрим, какое влияние имела вакцинация на смертность от оспы у более или менее свежевакцинованных детей. Что вакцинация не принесла никакой пользы для всего возрастного класса 0–5 лет, следует уже из того, что было раньше замечено, а именно, что на 1 миллион детей этого возраста в 1852 году, в самую большую эпидемию периода необязательного оспопрививания, умерло от оспы только 2,124, между тем как в 1871 г., при строжайшей принудительности оспопрививания, не менее 2,522 детей. Но так как и тут нам недостаточно лишь указать, что вакцинация не принесла никакой пользы, а надлежит обнаружить, что она и в этом возрасте увеличивает предрасположение к оспе, то мы подразделяем возрастной класс 0–5 лет на два разряда 0–1 и 1–5 лет; и

— 127 —

так как из английской статистики нам известно, сколько именно детей умерло от оспы в этих двух разрядах, то прежде всего нужно приблизительно определить среднее число населения в каждом из этих двух младших возрастов, чтобы потом вычислить, сколько умирало от оспы на миллион детей каждого из этих возрастов.

На 1000 детей возраста 0-5 лет в Англии приходится 220 на возраст 0–1 года. Принимая эту цифру за основание вычисления, получим:

Табл. IX.

Период
Среднее число населения в возрастах
Умирало от оспы
средним числом ежегодно в возрастах
Таким образом
на 1 миллион детей
каждого из этих разрядов
приходилось ежегодно
средним числом умерших
от оспы в возрастах
0–1 года
1–5 лет
0–1 года
1–5 лет
0–1 года
1–5 лет
1847—53
512,706
1.817,780
1389
2385
2709
1312
1854—60
564,082
1.999,929
822
1177
1457
589
1861—67
619,280
2.195,628
978
1237
1579
563
1868—72
669,104
2.372,278
1438
1942
2149
819
1873—77
712,333
2.525,548
301
313
422
124

Как и в целом возрасте 0–5 лет, так и в двух его подразделениях 0–1 и 1–5 лет, средняя смертность от оспы на 1 миллион живущих после 1853 г. никогда больше не поднималась на ту высоту, как в период 1847—53 гг., когда оспопрививание было еще необязательно. Но в самую большую эпидемию периода 1847—53 гг. умерло от оспы на 1 млн. населения соответствующих возрастов в 1852 г. при необязательном оспопрививании 3715 в возрасте 0–1 года и 1675 в возрасте 1–5 лет, в 1871 г. при строжайшей принудительности вакцинации 4663 в возрасте 0–1 года и 1918 в возрасте 1–5 лет; и дальнейшего доказательства бесполезности оспопрививания для

предыдущая часть Предыдущая часть     Следующая часть следующая часть