Д-р Лев Бразоль (Санкт-Петербург)

Лев Бразоль

Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания

Харьков, 1885

— 134 —

Исторические заблуждения в медицине пускают особенно глубокие корни: излюбленная и веками вкоренившаяся идея действует гипнотически на критическую способность врачей и затемняет ясный взор чистого разума. И как гипнотик остается нечувствителен к ударам, толчкам, уколам, громким звукам и сильным раздражениям, но выводится из своего ненормального состояния посредством легкого дуновения, так и медицинский гипнотизм не реагирует на убедительность и ясность математически неопровержимых доказательств, но чрезвычайно чутко отзывается на один привычный раздражитель — на авторитет имени излюбленного кумира. Слепая вера в авторитеты и раболепное холопство перед идолом дня всесильны в медицине; и если бы какой-нибудь Вирхов сегодня сказал, что вакцинацию у людей, как и у овец, следует запретить строжайшим законом, то завтра же вся армия профессоров и докторов медицины, лекарей и лекарских помощников перешла бы в лагерь противников вакцинации; причем это Великое Переселение эскулапов совершилось бы тихо, послушно, слепо, без сопротивления, без всякой критики, без мучительных сомнений и навязчивых вопросов, зачем и почему? а как вполне понятное и необходимое событие: Virchow locutus, res judicata!

Но пока Вирхов не думает своим именем заступаться за изнасилованное и насилуемое меньшинство человечества, то нечего и думать о скором запрещении вакцинации. Но что мы к этому придем, в этом также не может быть сомнения: это только вопрос времени, ручательством чего служит весь исторический ход дела, а именно:

1) Инокуляция или вариоляция у человека повсеместно запрещена законом, как вредная и негодная мера общественной гигиены.

2) Инокуляция и вакцинация у овец тоже запрещена в Германии, как само по себе вредное и с политико-экономической стороны непозволительное мероприятие (Вирхов).

— 135 —

3) Пастеровские вакцинации, помимо совершенно недоказанного и в высшей степени сомнительного предохранительного значения их на практически пригодный срок, также безусловно вредны, особливо если бы они были возведены на степень обязательного постановления. Убытки, причиняемые Франции сибирской язвой, оцениваются приблизительно в 20 миллионов франков в год. По расчету Коха, вред, приносимый пастеровской вакцинацией, больше, чем убытки от самородной сибирской язвы; следовательно, при обязательной вакцинации, он составлял бы больше 20 миллионов франков ежегодно. А ведь пастеровские вакцинации, сравнительно с оспопрививанием у человека, представляют усовершенствованную, "культурную", очень осторожную и чистую операцию.

Если бы капитализировать здоровье человека и выразить ущерб, наносимый ему оспопрививанием, в убытки получаемых процентов, то вычисленная сумма по самому скромному расчету составляла бы тысячи миллионов рублей в год. Так как вредное влияние оспопрививания, прежде всего, отражается на здоровье и смертности детей, которые, являясь на свете самыми непроизводительными потребителями и умирая преждевременно, вследствие вакцинации, никогда не наверстывают затраченных на них громадных расходов, то понятно, что весь колоссальный капитал, израсходованный деньгами, людьми, здоровьем и временем на таких членов общества, которые никогда не вознаграждают его своею натуральной повинностью, остается совершенно пропащим для государственного хозяйства страны. Насколько велик этот урон для хозяйственной экономии государства, показал Quetelet, вычисливши, например, что Нидерланды, где в детском возрасте умирало около 45% рождавшихся, ежегодно теряют 100 миллионов франков, т.е. две трети государственных доходов страны. Франция же теряет таким образом 432 миллиона франков ежегодно. Сколько теряет, вследствие вакцинации, наша Россия, где дети нередко с первых месяцев

— 136 —

мальтретируются невежественными фельдшерами и крестьянами-оспопрививателями, где, значит, к безусловному вреду вакцинации самой по себе присоединяется еще неисчислимый индивидуальный вред, предоставляю вычислить каждому.

Таким образом, историческое, статистическое и экспериментальное исследование всего вопроса об оспопрививании говорит не за вакцинацию, а решительно против нее. Если же оспопрививание еще кое-как поддерживается, то это благодаря той субъективной подкладке дела, которой я еще коснусь в другой раз. В настоящее время положение дел таково, что вопрос решается большинством голосов на основании "личного опыта" большинства. Вполне уважая чужие убеждения, я должен однако заметить, что закидыванием вверх шапок научные вопросы не могут быть разрешены; тем более что в таком случае большая часть врачей, как знакомых с оспой только из учебников, т.е. за неимением личного опыта, лишается права на участие в споре, а личные "мнения" и смутные впечатления, не опирающиеся на точные факты опыта и наблюдения, не имеют ровно никакого значения в споре за и против оспопрививания. Из остающегося меньшинства, имеющего личный опыт по части оспенных эпидемий, нужно прежде всего признать, что голоса общеуважаемых, безупречно честных и бесспорно опытных врачей, посвятивших всю свой жизнь и долголетнюю практику на служение оспенным больным, должны быть выслушаны прежде всего с особенным вниманием и всегда будут пользоваться особенным весом и значением.

Что же мы видим?

1) Dr. Gregory, бывший 50 лет директором громадного оспенного госпиталя в Лондоне и бывший прежде горячим защитником вакцинации, потом стал мало-помалу разочаровываться

— 137 —

в пользе оспопрививания при виде тех неисчислимых жертв, которые оспа похищала из среды им же вакцинованных и ревакцинованных; и под конец своей многолетней деятельности он совершенно отказался от прежних своих заблуждений и честно сознался в "Medical Times", что "мыслъ об истреблении оспы посредством вакцинации так же абсурдна, как и химерична, также безрассудна, как и высокомерна". Куссмауль, относящийся к людям противоположных воззрений с большим неуважением, ставит эту радикальную перемену убеждений у одного из авторитетнейших врачей по части оспы в зависимость от его старости и поясняет1, что часто "седоволосые и усталые жрецы Эскулапа усматривают квинтэссенцию человеческой мудрости в суетности всего земного". Лицом к лицу с такой профессорской критикой приходится только развести руками и воскликнуть: о, sancta simplicitas!

2) Dr. Epps, бывший 25 лет директором Дженнеровского института, где он привил оспу 120 000 людей,

3) Dr. Collins в Эдинбурге после 20 лет,

4) Dr. Stowell в Брайтоне после 25 лет,

5) Dr. Pearce в Northampton после 27 лет,

6) Dr. Ancelon во Франции после 20 лет оспопрививательной практики, — все убедились в бесполезности и вредности вакцинации.

7) Dr. Schürrmeyer в Фрейбурге пишет2: "В моем районе из 25,000 населения я в течение 43 лет занимался оспопрививанием и притом со всей возможной предосторожностью. Через 40 лет статистика и личный мой опыт над 10,000 вакцинованными убедили меня, что


1 L.c. 49.
2 Die falschen Grundlagen des Reichs-Impfzwangsgesetzes von 1874 von Gustav Неуmann. Hamburg. 1882. S. 15–16.

— 138 —

вакцинованные поражаются оспой почти так же, как и невакцинованные, и что те и другие при правильном лечении одинаково выздоравливают. Случайные, тяжелые и даже опасные для жизни последствия вакцинации, как рожа, заболевания желез и проч. неизбежны даже при наилучшей вакцинной материи и при правильном производстве оспопрививания. Поэтому я считаю вакцинацию не только бесполезной, но и, по причине неизбежных последствий ее, опасной для жизни и здоровья".

8) Dr. Siegmund Werner пишет1: "Я помню то время, когда я, не освободившись еще от наклонности jurare in verba magistri, по наслышке был воодушевлен верой в благодетельную силу вакцинации. Собственные мои наблюдения привели меня к противоположному воззрению. После того как я несколько раз видел вакцинные пустулы одновременно с оспенным заболеванием или незадолго перед ним; после того как на моих глазах умирали от оспы такие люди, которые были вакцинованы не только два раза, но и много раз; после того как я убедился, что вакцинация не имеет ни малейшего или только воображаемое предохранительное значение, как против ветряной, так и против натуральной оспы; после того как я часто наблюдал, какие серьезные заболевания и дурные последствия причиняются вакцинацией и ревакцинацией; и, наконец, после того как я слишком часто бывал свидетелем, что дети совершенно здоровых родителей начинали хворать и потом буквально увядать вслед за вакцинацией, или делались в высшей степени золотушными, — после таких очевидных фактов я должен был из горячего приверженца обратиться в убежденного противника вакцинации. И теперь, совершивши оспопрививание коровьей лимфы 3,555-ти субъектам, имевши, следовательно, достаточно случаев прийти к самостоятельному суждению о


1 Ibid. S. 17.

— 139 —

достоинстве обязательного оспопрививания, я вынужден согласиться с выражением профессора Jos. Неrmann'a, что вакцинация принадлежит к числу величайших заблуждений и обманов медицинской науки".

9) Dr. Joseph Hermann, директор Венской городской больницы, говорит без обиняков1: "Я смотрю на все дело оспопрививания вместе с его теорией, как на самое вульгарное и вредное шарлатанство (Humbug), и считаю за оскорбление чистой науки, когда оспопрививанию приписывают какие то научные признаки".

10) Dr. Olivier de Trazegnies после 50-летней оспопрививательной практики, в течении которой он успел убедиться, что вакцинованные и им же с успехом ревакцинованные умирают от оспы нисколько не хуже невакцинованных, и, насмотревшись вдоволь всех неизбежных и ужасных последствий оспопрививания, сознается2, что он "к концу своей деятельности стал настолько убежденным противником дженнеровского метода, насколько прежде был его ревностным приверженцем".

11) Dr. Albu, директор оспенной больницы св. Лазаря в Берлине, сообщил в обществе Берлинских врачей следующее: "Из 500 здоровых детей, которым я привил оспу, осталось здоровыми только 86, т.е. 17,2%. Все остальные заболели, большею частью накожными сыпями, эклямпсиею, кишечным катарром, и проч. Из этих 500 детей умерло в течение следующего года 103, т.е. 20,6%. Почти половина этих детей была доведена до смерти непрерывным рядом заболеваний". Dr. Lotz на это делает предположение3, что это могло произойти только оттого, что вероятно (?) все дети были "дурно упитаны и обладали


1 Ibid. S. 16.
2 См. Boens. Lа Yariole, la Vaccine et les Vaccinides en 1884. Bruxelles. p. 71–73.
3 Pocken und Vaccination. S. 102.

— 140 —

золотушным расположением", несмотря на то, что Albu специально подчеркивает, что все дети были "здоровы" и что "все, носившие на себе следы золотухи, были исключены от вакцинации".

Может быть, небезынтересно для читателей будет узнать, что и знаменитый естествоиспытатель Alfred Russel Wallace, разделяющий с Дарвином славу основания теории естественного подбора, и знаменитый мыслитель, Герберт Спенсер, познакомившись поближе с спорным вопросом, открыто перешли в лагерь противников вакцинации.

Подобными примерами и цитатами можно было бы исписать целую книгу.

Таким образом и личный опыт компетентных врачей, очищенный от школьных предрассудков и суеверий и пропущенный через горнило беспристрастной и непредвзятой критики, тоже обращается против вакцинации.

В заключение не могу обойти молчанием очередные вопросы земства "о наилучшей организации оспопрививания на суммы земских сборов".

Из всех видов мотовства и расточительности это самое безумное и отвратительное: затрачиваются ежегодно миллионы облитых кровью и пóтом трудовых денег русского народа на подрыв его здоровья и жизни, и еще задаются вопросом, как наилучшим образом лишить его этих священных и неприкосновенных прав за его собственная дорогие деньги. Таковы же и вопросы о достоинстве различных сортов лимф. Если бы земским деятелям пришлось из двух зол, например, из грабежа и воровства, выбирать какое-нибудь одно, то все, вероятно, избрали бы меньшее, т.е. воровство. Но рассуждать об наилучшей организации воровства в крае всем показалось бы диким и безрассудным. Я нахожусь в таком же положении. Если бы мне приходилось выбирать между обязательным и необязательным оспопрививанием, то я, конечно, остановился бы на необязательном, но вопрос об наилучшей организации

предыдущая часть  Предыдущая часть    Следующая часть  следующая часть