Д-р Лев Бразоль (Санкт-Петербург)

Лев Бразоль

Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания

Харьков, 1885

— 150 —

Относительно огульной некомпетентности врачей в статистике я и в настоящее время удерживаю мою прежнюю позицию и думаю, что едва ли возможно сбить меня с нее. Статистическая сторона оспопрививания должна подлежать рассмотрению специалистов-статистиков. Я вовсе не оспариваю возможности изучения статистики единичными врачами и очень хорошо знаком с статистическими работами Либермейстера, Зенеца и других врачей; ведь я ясно говорю (стр. 59 моей брошюры), что "могут случайно и между врачами найтись отличные филологи, архитекторы, художники, математики, а также и статистики". Но это исключения, а как общее правило я и теперь поддерживаю взгляд, что врачи, NB, по роду своих профессиональных занятий некомпетентны в вопросах филологии, архитектуры, живописи, математики и статистики и не могут быть призываемы на суд в качестве экспертов по науке им незнакомой. Мнение рецензента, будто "раз врач знает, что именно подлежит счислению, то он должен и будет знать, как произвести это счисление", совершенно ошибочно, потому что для того чтобы знать, что подлежит счислению, ему достаточно быть опытным и знающим врачом, а для того чтобы знать, как произвести это счисление, и особливо для того чтобы открыть закон, лежащий в основе исследуемых наблюдений, нужно быть специалистом-статистиком. А для этого слишком недостаточно прочитать лекции общей терапии проф. Манассеина, как думает рецензент, а нужно быть основательно знакомым с той наукой, которая учит делать из опытных наблюдений правильные умозаключения, и эта наука настолько трудна и требует таких специальных способностей, что многим не дается во всю жизнь. Я ограничивался в моей первой брошюре указанием на то, что бóльшая часть врачей, добровольно возлагавших на себя обязанность доказать пользу оспопрививания посредством статистики, приступала к этому непосильному труду не только без достаточной подготовки в этой науке, но и с

— 151 —

положительным отсутствием способности к ней. Ведь мой рецензент сам признает, что "приобретение и усвоение высших математических сведений врачами у нас пока еще по большей части составляет pium desiderium и дается лишь немногим путем серьезного и настойчивого труда" (стр. 181), между тем как "за дело брались многие такие, которые не были призваны вовсе к тому и своими выводами скорее путали, чем разъясняли дело" (стр. 182). Это как раз то самое, что я и утверждаю. Поэтому для Либермейстера, и для других статистиков-врачей не укор, что Куссмауль, Миллер, Пфейффер, Кершенштейнер, Кох, Струк и большинство врачей были, есть и будут из рук вон дурными статистиками, а напротив того заслуга, которой я нисколько не умаляю; и если первые приложат свои статистические способности и познания к изучению влияния оспопрививания на оспу, то они не замедлят прийти к верному результату.

Кроме чисто медицинской стороны, подлежащей рассмотрению врачей, и чисто статистической, подлежащей рассмотрению статистиков, вопрос об оспопрививании представляет еще социально-гигиеническую и юридическую сторону, которая подлежит ведению законодательства и полицейского права. Смешно было бы и в этих специальных вопросах считать врачей компетентными судьями и обижаться за огульное обвинение врачей в некомпетентности по части юридических и социальных наук. Suum cuique .

Далее рецензент ставит мне в упрек, что я, "бичуя своих противников и бросая им в лицо обвинение в некомпетентности по части оспенной статистики, сам же на первых страницах грешу против коренного условия статистических исследований" (стр. 183) — против закона больших чисел, а именно в приведенной мной (на стр. 12 моей брошюры) примерной таблице. Рецензент тут очевидно не понял, в чем дело. Я привожу "примерную" таблицу, из которой наглядно видна необходимость сравнивать

— 152 —

между собой смертность по отдельным возрастам, что в громадном большинстве случаев вовсе не соблюдалось в оспенной статистике до 1870 г. Я показываю, что если подводить итог всем возрастам от 1-го года жизни до глубокой старости, то смертность у непривитых может оказаться вдвое больше, чем у привитых, между тем как на самом деле смертность у непривитых будет сплошь гораздо меньше, чем у привитых, если рассматривать смертность по возрастам, как требует статистический метод. Взятые мной абсолютные цифры могут быть произвольно увеличены в 10, 100, 1000 раз для удовлетворения требования больших чисел, без того чтобы вывод отсюда изменился, а именно:

Возраст
Невакцинованные
Вакцинованные
Заболело
Умерло
% смертн.
Заболело
Умерло
% смертн.
От 0 до 1 года
200,000
100,000
50
8,000
6,000
75
От 1 до 2 лет
40,000
6,000
15
200,000
40,000
20
От 2 до 10 лет
100,000
18,000
18
500,000
100,000
20
От 10 до 100 лет
60,000
5,000
8
800,000
100,000
12
Сумма
400,000
129,000
32
1.508,000
246,000
16

При сравнении прежней таблицы с настоящей рецензент может убедиться, что большие и громадные цифры в последнем случае занимают только больше места, но нисколько не изменяют результата. Со стороны рецензента тут просто случайное недоразумение относительно значения "примерного" вычисления в моей таблице. Цитируемая же мной дальше статистика Келлера действительно основана на относительно небольшом количестве случаев, потому что хотя абсолютная цифра всех заболевших (2627 человек) достаточна велика, чтобы иметь право делать отсюда правдоподобные заключения, но распределенные по возрастам цифры

— 153 —

порой очень малы и не удовлетворяют второму требованию статистики — большому числу наблюдений. Это и есть именно один из тех недостатков келлеровской таблицы, на который я намекал на стр. 39 моей брошюры. Но в оспенной статистике всякое даяние благо и всякая попытка, соответствующая хотя бы отчасти требованиям науки, имеет серьезное значение, и я больше ничего не утверждал кроме того, что лучшая из всех оспенных статистик, хотя и не безукоризненная, говорит не в пользу оспопрививания, и я имею на это полнейшее право. Что же касается моей поправки официальной таблицы на стр. 16, то рецензент говорит, что поправка заслуживает более порицания, чем оригинал, и также "свидетельствует о некомпетентности автора в статистике". Я и теперь утверждаю, что поправка моя безупречна и смело полагаюсь на какой угодно суд специалистов, что иначе и невозможно группировать имеющиеся в данном случае наблюдения. Другое дело, какую степень достоверности имеют заключения, выводимые из этих наблюдений. Если защитники вакцинации из неправильного сопоставления цифр выводят фальшивое заключение в пользу вакцинованных, то обязанность не только противников вакцинации, но и всякого добросовестного врача исправить эту фальшь, и если эти самые цифры, правильно сгруппированные, теперь говорят очень громко против вакцинации, то обвинение в "некомпетентности" звучит очень мескинно и пискливо. Факт же остается тот, что в данном случае в местечке Лёвених в оспенную эпидемию 1871 г. заболело оспой в возрасте 1–70 лет 74 вакцинованных, из которых умерло 13; из многочисленных же невакцинованных того же возраста не заболел и не умер ни один! Таких фактов мы имеем теперь уже очень много из оспенных эпидемий последних лет, и если в каждом отдельном случае, в маленьком городке или местечке, абсолютные цифры заболевания и смертности невелики, то из отдельных хорошо проверенных наблюдений

— 154 —

образуются большие группы и складываются большие суммы, к которым всецело приложим статистический метод, и не подлежит сомнению, что этот материал (из эпидемий последних лет в маленьких немецких городах) есть наилучший из имеющегося у нас в распоряжении, и что он отвечает всем требованиям статистики. И вот из этого материала до очевидности ясно вытекает вся по меньшей мере бесполезность оспопрививания.

Далее рецензент подвергает сомнению мое заявление, что состав невакцинованых пополняется главным образом из слабосильных и болезненных детей и притом большей частью из беднейшего класса населения, и называет мое предположение гадательным, не зная, вероятно, что это факт, никем не оспариваемый и доказанный статистикой. Везде и во всех странах эта "благоразумная (!) профилактическая мера" практикуется гораздо деятельнее в образованном классе, чем в несостоятельном, у которого она находится в пренебрежении. В странах с принудительным оспопрививанием в настоящее время число вакцинованных составляет 80-95% всего населения; избавляются от прививки на основании закона дети слабые и болезненные, потому что для них оспопрививание положительно опасно. Таким образом фактически, а не гадательно, в среде невакцинованных находятся по большей части дети беднейших классов, и притом еще из беднейших самые больные и недолговечные, имеющие в своей среде наибольшую смертность от всевозможных болезней, что в частности подтверждено и Флинцером для невакцинованных в Хемнице. Поэтому и наблюдения Seaton'a и Buchanan'a, даже если бы они были произведены удовлетворительно, нисколько не говорят против моих положений.

Что в некоторых странах легкомыслие врачей привело к раннему оспопрививанию, начиная с 3–го месяца жизни ребенка, мне очень хорошо известно. Но это нисколько не изменяет моего положения, что невакцинованные набираются

предыдущая часть Предыдущая часть     Следующая часть следующая часть