Лев Бразоль

Лев Бразоль

Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания

Харьков, 1885

— 49 —

Также и известный Dr. Thilenius, бывший врач-докладчик германского рейхстага, уверял членов комиссии прошений1, что "теория оспопрививания научно доказана в совершенстве". Dr. Rohlfs тоже имел неосторожность писать2, будто "каждому знающему врачу известно, что предохранительная сила оспопрививания против натуральной оспы доказана не только эмпирически или исторически, но и экспериментально". Понятно, все это только слова, слова, слова. Никто из защитников вакцинации по сей день не мог представить научных доказательств для теории оспопрививания, установить физиологическое соотношение между причиной и действием, т.е. между вакцинацией и неуязвимостью, и ответить на вопросы "как" и "почему", относящееся к механизму действия оспопрививания. Менее всего были в состоянии это сделать сами вопиющие о научности теории оспопрививания. Поэтому некоторые из менее сангвиничных защитников вакцинации были вынуждены отвергнуть научность их теории. Куссмауль говорит3: "Каким образом объяснить предохранительную силу коровьей оспы, на этот вопрос наука до сих пор не может дать никакого ответа". Dr. Stein, горячий защитник вакцинации, тоже сознается4, что, "одобряя обязательность оспопрививания, мы действуем по опыту, но никак не в силу научных оснований", а по поводу вышеприведенного мнения Тилениуса пишет в той же газете от 4 марта 1878 г.: "Врач-докладчик (Тилениус) поставил необъяснимое и ничем не доказанное положение, что теория оспопрививания научно доказана в совершенстве. Однако ни в одном руководстве патологии нельзя найти научного основания теории оспопрививания; ни на одном съезде врачей никогда и речи не было о научных основах вакцинации и ни один из медицинских авторитетов еще никогда


1См. Petitions-Bericht 27 апреля 1877.
2Аrch. f. Gesch. d. Med. Bd. I. Heft 1.
3l.с. S. 40.
4Frankfurter Zeitung № 138, 18 Маi 1877.

— 50 —

не устанавливал научности теории оспопрививания, основанной на логических положениях"1. И на самом деле, на основании всего вышеизложенного, я думаю, что научные основания оспопрививания обставлены еще хуже эмпирических, к которым мы теперь и приступим.

В первой моей брошюре я уже обнаружил все поразительное отсутствие элементарнейших познаний в статистическом методе у большинства защитников вакцинации, бравших на себя непосильный труд доказать пользу вакцинации посредством науки им совершенно чуждой и незнакомой; вместе с тем я показал, как должно и как не должно пользоваться статистикой. Ради полноты содержания представлю еще новые доказательства совершенной бесполезности оспопрививания и рассмотрю еще раз по прежней схеме три первые параграфа Катехизиса Верующих.

I. Фундаментальным основанием 1-го параграфа, а именно, что "со времени введения вакцинации ослабила сила и уменьшилось распространение оспенных эпидемии", служит Наil-Simon'овская таблица смертности от оспы в Швеции до и после введения вакцинации. Документ этот напечатан в английской "Синей книге" в 1857 г. и был трижды представляем в английский парламент в 1857, 1867 и 1871 годах для доказательства пользы оспопрививания. На этой знаменитой таблице введения вакцинации в Швеции показано на 1801—2 годы; и мы видим, что до 1802 г. смертность от оспы стоит высоко, а с 1802 г. — низко, и в этом усматривается влияние вакцинации. Но человек, хотя немного сведущий в статистике, при одном беглом взгляде на таблицу убедится сразу, что такое влияние вакцинации есть абсолютная невозможность. В 1800 г. смертность от оспы на миллион населения равнялась 5100, в 1801 — 2550 и в 1802 — 700.


1Мнимая польза... стр.2

— 51 —

В 1800 г. в Швеции не было еще ни одного вакцинованного; в 1801 г., по словам самого же Саймона на 327 странице его отчета, во всей Швеции было только два вакцинованных ребенка, один в Моlmö, вакцинованный 23 ноября, и один в Стокгольме, вакцинованный 17 декабря; тем не менее смертность от оспы уже опустилась наполовину. В 1802 г. число вакцинованных едва достигало 1 рrоmille, а смертность от оспы уменьшилась более чем в 7 раз. Очевидно, что вакцинация не могла обусловить столь значительное понижение смертности от оспы; тем более, что и гораздо раньше уже были годы с такой же низкой смертностью, а именно 1775, 1781 и 1798 со смертностью 700 и 1786 г. даже со смертностью 300 на миллион населения. В 1803 и 1804 гг. смертность от оспы стоит на 600 на миллион населения. На основании официальных цифр, заимствованных из Королевского статистического бюро, общее число вакцинованных во всей Швеции в 1804 г. равнялось 28 418, что составляет едва только 1% всего населения. Этому ничтожному меньшинству вакцинованных приписывается сила предохранять против оспы все остальное громадное большинство 99%. А между тем, когда в 1870-х годах смертность от оспы во многих местах Германии, Англии и Швеции при 80–95% вакцинованных среди населения поднялась до 5–7 000 и выше на миллион населения, то озадаченные защитники оспопрививания, предсказывавшие раньше верное и полное искоренение оспенных эпидемий под влиянием всеобщей вакцинации, теперь не нашли лучшего оправдания, как обвинить ничтожное меньшинство 5–20% невакцинованных в составлении постоянного ядра заразы для большинства 80–95% вакцинованных. Новейший защитник вакцинации, Dr. Wolfberg1, пишет: "невакцинованные не только находятся в большей опасности заболеть оспой,


1Die Impfung und ihr neuster Gegner. S. 16.

— 52 —

чем вакцинованные, но еще кроме того представляют постоянную опасность для последних, так как никогда нельзя будет достигнуть того, чтобы на будущие времена вакцинация навсегда и у всех уничтожала восприимчивость к оспе". Что за недисциплинированная логика! Теперешние 95% вакцинованных и ревакцинованных, т.е., "предохраненных", вследствие существования 5% невакцинованных, т.е. "непредохраненных", находятся "в постоянной опасности"; значит, по-русски, не предохранены от оспы, между тем как прежние 99% невакцинованных, т.е., "непредохраненных", несмотря на "постоянную опасность", которой они угрожали одному проценту "предохраненных", были не только совершенно безопасны для последних, но наоборот сами вместе с ними оказывались "предохраненными"1. Под этим силлогизмом подписалось немалое число первоклассных медицинских светил, начиная с Куссмауля и кончая Кохом, — доказательство, что можно быть превосходным специалистом и не обладать необходимыми атрибутами общечеловеческих способностей; я даже хотел бы сказать иначе, что специализация способностей и занятий притупляет у человека лезвие логического анализа. Если теперь при 80–95% вакцинованных и ревакцинованных еще возможны эпидемии, гораздо губительнее эпидемий прошлого века, то спрашивается, в чем же должно обнаружиться благодетельное влияние вакцинации? Защитники вакцинации, особливо наиболее бездарные, судорожно хватаются за конъюктуральную статистику, имеющую показать, что смертность от оспы в 70–х годах, не будь вакцинации, возросла бы до еще больших размеров, и в своем фанатизме с пеной у рта требуют усиления строгости принудительной вакцинации, потому что пока есть еще 5–15% невакцинованных, то оспа не прекратится. Но так как эти 5% невакцинованных набираются большею частью из тех


1Нugo Martini. Der neuste Impfapostel. S. 33.

— 53 —

новорожденных и слабых младенцев, которые на основании закона должны быть избавлены от оспопрививания в виду несомненной и положительной опасности для них этой операции, то Воllinger проектирует обязательно прививать всех младенцев еще во чреве матери (intrauterine vaccination), не заботясь о том, опасна ли эта операция для матери и для ребенка или нет. Кроме того, нужно подвергать вакцинации овец, коров, свиней, лошадей, словом всех домашних животных. Только тогда можно надеяться на искоренение или ослабление оспенных эпидемий. Но даже законодательные эксперименты, польза или вред которых могут обнаружиться только впоследствии и на основании этих самых экспериментов, не могут быть терпимы, тем более, что простое тройное правило показывает, что от такой героической меры нельзя ожидать ничего хорошего. Если 90% вакцинованных в населении не принесли никакой профилактической пользы против оспы, то и 100% тоже не принесут никакой пользы, потому что 90% : 0 = 100 : х, откуда х = 0 (что и требовалось доказать).

Итак, если вы даже введение вакцинации действительно совпадало с понижением уровня смертности от оспы в Швеции, то скороспелый индуктивный софизм сum hoc ergo propter hoc уже потому непозволителен, что во-первых, вакцинация тогда еще находилась в колыбели, и какой-нибудь один процент вакцинованных решительно не в состоянии был бы вызвать такое колоссальное понижение смертности от оспы, тем более что во-вторых, мы видим, что позднейшие 95% вакцинованных не могли предупредить возникновение таких же и даже больших эпидемий, чем в прошлом веке; кроме того, в-третьих, потому что в Финляндии, которая до 1809 г. принадлежала Швеции, вакцинация практиковалась так же усердно, как и в самой Швеции, и тем не менее она перенесла в 1803, 1808 и 1814 годах весьма значительные оспенные эпидемии; в-четвертых, потому,что с введением вакцинации прекратилась инокуляция

предыдущая часть  Предыдущая часть    Следующая часть  следующая часть