Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Укол за уколом

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

23. Интервью № 1

Д-р Траста Ми ждала назначенной встречи несколько недель (это было еще до того, как она вышла замуж за Экклза Хантера). Она сидела в приемной, листая страницы глянцевого журнала, но ничего не видя. Ее мысли были заняты тем, как максимально эффективно использовать возможности интервью. Волокита, связанная с возможностью задать несколько вопросов генеральному директору компании "В очереди за лекарственным здоровьем", была почти комической, если бы речь не шла о таком серьезном вопросе. Ее беглое "чтение" было прервано секретарем, стоящим всего в двух шагах от нее: "Доктор Игнор Фактц1 готов пригласить вас".

Трасту Ми провели в просторный и очень современный кабинет. Большое ландшафтное окно с жалюзи занимало целую стену, и в лучах солнца, проникавших сквозь жалюзи, вырисовывался силуэт мужчины.

— Доктор Ми? Рад встрече. Простите за ваше длительное ожидание, но я очень занятой человек, как вы, надеюсь, понимаете. Пожалуйста, садитесь. Если желаете, рядом с вашим креслом есть холодная вода. Чем я могу вам помочь?

— Спасибо, доктор. Приятно встретить коллегу по цеху. Вы обучались в Европе? В Риме, может быть? Или в Варшаве?

— Я не доктор медицины. У меня докторская степень по философии, психологии и психиатрии, и я обучался в нескольких разных университетах. Однако, если вы здесь затем, чтобы говорить о медицинских вопросах, я уверен, моя квалификация будет более чем адекватной для вас.

Он выразительно посмотрел на свои часы.

— Я постараюсь не тратить вашего драгоценного времени, доктор Фактц. Чем больше я занимаюсь исследованиями, тем больше меня беспокоят продукты, попадающие на рынок, с гарантиями подобных вашей компаний того, что лекарство или вакцина, или что-либо еще, это именно то, что прописал врач. Я серьезно обеспокоена этим новым лекарством, финансировать которое вы уговорили Министерство здравоохранения — плюрасайдфекс. Не могли бы вы объяснить мне, как оно делает любого иммунным к антисистематозу?

Траста посмотрела прямо в глаза д-ру Фактцу. Показалось ей, или его лицо действительно сильно побледнело?

Наступило долгое молчание.

— Доктор Ми, я надеюсь, вы понимаете разницу между лекарством и вакциной. Плюрасайдфекс это вакцина.

— Вы можете рассказать мне о подробностях всех сделанных исследований, приведших к этому революционному открытию, как вы его называете? И всех проведенных тестах и испытаниях? Есть ли побочные реакции? Какова его эффективность? Снижается ли она значительно между уколами? Все эти вещи людям, а особенно родителям, необходимо знать.

— Если вы оставите всю интересующую вас информацию моему секретарю, я посмотрю, что можно сделать. А теперь…

Траста не собиралась позволять так легко отделаться от нее.

— Нет. Вы по-прежнему не ответили на мой вопрос об иммунитете. Как люди становятся невосприимчивы? И невосприимчивы к чему конкретно? Почему это так важно? И для кого важно?

Откуда-то из недр рабочего стола директора прозвучал звонок.

— Извините меня, доктор Ми. Я срочно нужен в другом месте. Если вы захотите записать все эти вопросы, или даже продиктовать их моему секретарю, я посмотрю, что смогу сделать для вас, чтобы дать некоторые ответы.

С этими словами д-р Игнор Фактц нажал кнопку на столе. Открылась дверь и на звонок вошла секретарь.

— Доктору Ми требуется информация. Пожалуйста, подробно запишите подробно все, что ей нужно. Напомните мне, чтобы я рассмотрел это, когда у меня будет время.

С этими словами он протянул руку для прощального (и счастливо-избавительного?!) рукопожатия, и тут же словно растворился. Траста сообщила секретарю свои вопросы, прекрасно зная, что этим все, вероятно, и закончится. Она попала точно в яблочко, и им это не понравилось!

Система говорила громче любых слов.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Созвучно Doctor, ignoring facts, доктор игнорирующий факты, англ. — прим. перев.

*****

Что вызывает болезнь?

Генетика и эпигенетика.

Точная цитата:

В случае с большинством инфекций лишь редкие индивидуумы заболевают или страдают от редких осложнений, и такие индивидуумы могут быть генетически предрасположены, обычно так оно и есть. Например, HTLV–1 (вирус человеческого Т–клеточного лейкоза. — прим. перев.) инфицирует 1–2 миллиона японцев, но лишь один из более чем тысячи заболеет прогрессирующим Т–клеточным лейкозом взрослых после 40 лет, и, к счастью, приблизительно лишь у одного из тысячи разовьется HAM — HTLV–1 ассоциированная миелопатия. Эти несчастные редкие индивидуумы и есть проблема, но проблема тех, кто безвреден, т.е. носителей — остальной одной тысячи — кто умирает, так и не узнав, что был носителем, так и не заболев. То же может быть сказано и о полиомиелите, при котором требуется 1000 инфицированных, чтобы вызвать случай паралича, а остальные и не знают, что были инфицированы. Вирус японского энцефалита B дает клинические признаки болезни лишь в редком случае. Сифилис без лечения заявит о себе в старости, две трети таких людей сходят в могилу по другим причинам… Почти то же самое с туберкулезом. Стафилококковые осложнения от острого гломерулярного нефрита, ревматизм и другие аутоиммунные синдромы — все это редкие осложнения, возможно, дистанционно управляемые генами… Это справедливо также и для многих токсинов, дефицитов и гиперчувствительностей, астмы и других аллергических реакций, таких как чувствительность к укусу пчелы, пищевые и растительные аллергии. Для многих они на всю жизнь, а для остальных они преходящи.

Неврологические осложнения от пеллагры и бери-бери, как комбинированное системное заболевание, убивающее путем поражения нервной системы тех редких пациентов со злокачественной анемией, которые заболели им, [тогда как] другие не заболели. Это та же самая маленькая молекула, но почему один получает осложнения, а другой — нет?.. Не дешевле ли просто дать тиамин и рибофлавин, фолиевую кислоту или экстракт печени, чем говорить об исправлении поврежденного гена… даже в развитых странах, и уж тем более в развивающихся гораздо более приемлемо с этической точки зрения сказать им, что генная инженерия не даст им того решения, которые они смогут позволить себе в обозримом будущем в отношении многих из такого рода заболеваний.

Источник: Gadjusek, D.C. 1992. "Scientific Responsibility." In: Fujiki N. et al. Human Genome Research and SocietyProceedings of the Second International Bioethics Seminar in Fukui, 20–21 March: pp. 205–210. http://www2.unescobkk.org/eubios/HGR/HGRCG.htm. Проверено 8 декабря 2007 г.

предыдущая часть Глава 22   оглавление Оглавление   Глава 24 следующая часть