Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Укол за уколом

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

36. Когнитивный пробел

Дрожащий, испуганный и сердитый голос на другом конце телефона был голосом мамы нескольких девочек-близняшек. У двоих ее детей была плохая реакция на первые прививки. Мать, которую не убедили объяснения о "совпадении", отказалась от последующих прививок. Теперь уже трехлетние, дети копались в траве на площадке своего жилого квартала, и двое из них порезались осколком стекла, закопанным в землю. Поход в аптеку за дополнительным лейкопластырем обернулся для мамы громкой отповедью со стороны аптекаря, сказавшего ей во всеуслышание при других покупателях, что из-за отсутствия у ее детей иммунитета к столбняку их шансы немедленно умереть составляют 50%, и всё потому, что их мать одна из этих ненормальных, которые не осознают, какое это чудо — медицина.

Пока я слушала излияния этой мамы, полные гнева и страха, то думала, как может работник здравоохранения иметь такие большие пробелы в познаниях, позволяющие ему верить в подобную чушь, не говоря уже о том, чтобы распространяться о ней. Что знает большинство о столбняке? Если бы я спросила вас: "В каком году правительство Новой Зеландии впервые сделало вакцину от столбняка доступной гражданскому населению?", прежде чем вы прочитаете главу о столбняке, вы бы знали ответ? Давным-давно общество функционировало главным образом с помощью животных, таких, как лошади, которые крайне восприимчивы к столбняку. Но даже и тогда, в 1900-х годах, в Объединенном Королевстве ежегодная средняя смертность от столбняка составляла семь на миллион населения1. Вас не удивляет, что подавляющее большинство ваших прапрадедушек и прапрабабушек выживали без вакцины от столбняка?

Когда я обрисовала этой маме реальные статистические шансы ее детей заболеть столбняком, она разозлилась. Я предложила ей прийти к нам домой, взять некоторые книги по медицине и статьи о столбняке, прочитать их и затем объяснить все аптекарю. Повисла пауза. Она считала, что лучше навести порядок в своей собственной голове, и была права в этом.

Какой смысл биться головой о систему, которая глуха и не верит ни во что, кроме своих собственных представлений? Тот огромный разрыв, что существует между фактами и тем, во что они верят, деликатно называется "когнитивным пробелом". Здесь необходимо подчеркнуть, что словосочетание "когнитивный диссонанс" врачи обычно используют для описания таких личностей как "непробиваемые отрицатели", которые не хотят прививаться. Но медики упускают из виду

  • как мало им самим известно;
  • как мало из того, что они говорят людям, является фактом;
  • что может быть иная причина, чем просто микроб, которая способна вызывать болезнь у человека.

Отказ понять какую-либо другую точку зрения, отличную от текущей догмы, не новость для врачей. В книге о полиомиелите говорится:

Сегодня почти невозможно представить недоверие, с которым была встречена "микробная теория", когда ее впервые предложили в качестве общей доктрины в конце XIX в. Многие старые и более консервативные члены медицинского сообщества встретили ее неприветливо. Некоторые остались непереубежденными до конца своих дней. В действительности, масштаб реакции против новых открытий служил показателем их новаторства и значения2.

Д-р Пол продолжает3:

Хотя в этом объяснении была ошибка, которая вскоре всплыла. В ранние годы развития микробиологии популярная концепция множественных этиологических факторов4 быстро упростилась до идеи, что болезни обязаны одной причине. C этим убеждением врачи с того времени упорно не желают отказываться. Конечно, идея единственности этиологии очень привлекательна для среднестатистического врача. Она проста и особенно подходит в наш век противомикробных лекарств и вакцин (выделено и подчеркнуто мной. — Х.Б.).

Даже сегодня немногие доктора видят ошибку в простом убедительном уравнении "микроб = болезнь". Затем д-р Пол продолжает говорить о том, что "идея единственной причины" эксплуатировалась слишком сильно, и

Чтобы вырастить растение, требуется больше, чем только семя, так же как и для возникновения болезни требуется больше, чем только микроб. Предрасположенность человека, которая обусловлена как наследственными факторами, так и факторами окружающей среды, занимает доминирующую позицию в определении его реакции на микробную инфекцию (подчеркнуто мной. — Х.Б.).

Ключевое слово здесь "обусловлена", и у него больше значений, чем то, в котором его употребил д-р Пол.

Можно обусловить у ребенка или кого-нибудь другого иррациональную реакцию на что угодно. Дети будут реагировать, искренне испытывая чувство страха. Дети в особенности могут реагировать криком, дрожанием или получить эмоциональный срыв. Что делает страх в организме? Он высвобождает кортизол. Что делает кортизол в организме? Бьет по иммунной системе. К примеру: у детей в детских садах очень высокий уровень кортизола, а также у них значительно выше заболеваемость различными инфекциями. Является ли их инфицирование этими болезнями результатом распространения бактерий в детском саду или их восприимчивость к инфекциям вызвана скорее тем фактом, что их иммунная система подавлена кортизолом? Я подозреваю, что, не испытывай они стресса, они могли бы не заразиться. Вместо этого, их организм мог бы даже не заметить инфекцию, они бы получили иммунитет, и только анализ крови мог бы выявить антитела к этому заболеванию. В конце концов, мы знаем, что в 2001 году 70% тех, кто считал, что никогда не заражался ветрянкой, показали защитный уровень антител5.

В случае с такими бактериальными заболеваниями, как менингококк, гемофильная инфекция и пневмококк (инфекции, считающиеся проблемными в детских садах), иммунитет от скрытых инфекций исторически был даже выше. По оценке старого исследования, на 5000 носителей приходится один случай бактериального менингита6, и лишь один из тысячи случаев инфекции приведет к менингококковому заболеванию. Более новое исследование по менингококку не приводит цифр7, но подтверждает, что носительства достаточно для выработки естественного иммунитета: "исходя из низкой заболеваемости, похоже, что естественный иммунитет успешно предупреждает болезнь у большинства индивидов".

Нас, взрослых, тоже приучили через школы, СМИ, врачей и правительство верить всему, что говорят врачи или власти, и бояться, если мы чувствуем, что ситуация выходит у нас из-под контроля. Когда мы чувствуем страх, мы становимся тревожными и хотим исправить ощущение неуправляемости нашего положения. Когда мы прививаемся или прививаем своих детей, это дает нам ощущение, что мы решили проблему и теперь можем расслабиться. Вопрос в том, не было ли это просто нашей реакцией на внушенный нам страх. Останавливались ли мы, чтобы взглянуть рационально, какова реальная вероятность заболеть данным заболеванием?

Мы живем в "просвещенную" информационную эпоху. Можно было подумать, что большинство людей способны увидеть "глупость" за версту. Как много родителей видят фундаментальные изъяны в следующем утверждении?

"Концентрация непривитых детей может привести к утрате коллективного иммунитета и в итоге ослабляет защиту общественного здоровья от вакциноуправляемого заболевания", — предупреждают ученые8.

Утверждение подрывает два принципа, на которые полагались родители, прививая своих детей:

1. я прививаю своего ребенка, значит, если рядом окажется болезнь, он будет защищен, следовательно:

2. мне незачем бояться непривитых детей, которые к тому же могут и не быть больны.

Эксперты говорят нам, что для путешествий за границу необходимо сделать определенные прививки, чтобы мы были защищены от тех людей, среди которых окажемся, и которые распространяют болезни повсюду вокруг себя. Туристам говорят, что прививки защитят их, поэтому они могут расслабиться и путешествовать, зная, что вакцины работают. Если врач работает в опустошенной холерой местности в Африке, то он и его коллеги привьются, исходя из того, что они по крайней мере не заболеют холерой. Если бы этот принцип не лежал в основе прививки, то какой смысл было бы ее делать?

С чего бы вдруг те же самые родители, которые могли путешествовать после прививки, поверили, что в их собственной стране детские прививки не подействуют, если их дети окажутся под воздействием того, от чего они были привиты? Где тут логика?

Тогда врачи уточняют, что значит "коллективная защита", сказав, что у очень небольшого процента людей прививка не вырабатывает антитела, и что "незащищенные" рассчитывают, что "коллективный" иммунитет остальных, кто был привит, защитит их.

Возможно, родители тогда подумают: "Что, если мой ребенок — один из незащищенных?"

Возможно, родители не помнят, что "защитные" антитела появляются после того, как человек заболел, а не перед тем? Возможно, родители не помнят, что иммунная система состоит из двух главных частей, и целью клеточного иммунитета является борьба с болезнью, а гуморальный иммунитет, или антитела, подобен запасному диску с информацией, чтобы обеспечить быструю выработку антител, если болезнь придет снова? Но антитела — это не заготовленный реквизит для излечения, иначе мы бы никогда не выживали в случае инфекции. Даже дети с тяжелым иммунодефицитом способны переносить клиническую корь без осложнений, если их клеточная иммунная система работает нормально9.

Итак, в действительности вопрос стоит так: "Что делают вакцины?" Если человек верит, что вакцины действуют, и поэтому он прививает своих детей, то что еще ему надо говорить? Здесь нет никаких "если" или "но". Если родители верят, что иммунная система здорового ребенка создана для эффективной борьбы с заболеванием, то чего они боятся?

Тем не менее, в 1998 году, во время медико-медийного линчевания ребенка, подозреваемого в дифтерии, которой у него не было10, в эфире радиопередач родители привитых детей реагировали со страхом и негодованием, желая подвергнуть родителей ребенка остракизму. Они жаловались на проверки детей и прививки от дифтерии, которые им было велено сделать (в нарушение международного протокола), когда их дети были "полностью привиты по графику" и им не требовалась никакая дополнительная прививка. Эти родители поддались на лишенную логики шумиху, спровоцированную утверждениями врачей, что этот ребенок представляет собой потенциальную угрозу, хотя это было не так. В результате родители не стали рассуждать логически, а вместо этого отреагировали нелогичным:

  • справедливым негодованием (я привил своих детей, и это правильно, как вы осмеливаетесь не делать этого и тем самым угрожать моему ребенку?);
  • осуждением, основанном на ложном факте (первыми заболеют все непривитые дети, а потом из-за них мой привитый ребенок заразится и заболеет);
  • гневом (поэтому вы виноваты, а не я)… и поскольку те, кто не прививает, отщепенцы, следовательно…
  • остракизмом.

Это стратегия, которую, похоже, поощряют многие врачи, поскольку поддержка их "авторитетности" родителями, которые прививают, укрепляет стадный принцип "я верю доктору, в чьих словах правда; все согласны, значит, мы правы". Удобно устроившейся медицинской системе остается только наблюдать, не становясь "плохими парнями", пока прививающие родители, которых она натаскала по принципу "разделяй и властвуй", оказывают давление на других, чтобы добиться их согласия и подчинения, не осознавая всю нелогичность своих аргументов.

Вакцины — это единственное лекарство, в необходимости принимать которое производителям вакцин и врачам приходится убеждать. Людей надо убедить поверить, как минимум, что их иммунная система не работает, и они тяжело заболеют и могут умереть, если не сделают прививку. Ученый из Управления контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA) отмечал, что

Относительно несложно привести кого-нибудь в телевизионную студию, кто умер бы без активного медицинского вмешательства — хирургического, например, но фактически невозможно найти человека, который умер бы, если без прививки, во-первых, потому он мог не заболеть, и, во-вторых, мог и не умереть из-за болезни. И наоборот, относительно просто найти людей, имевших побочную реакцию на прививки или так считающих11.

То, что подавляющее большинство может никогда не заболеть или умереть от болезни, этого вам никогда не говорят, а то, что у вас может быть реакция на прививку, уж точно никогда не скажут!

Доктора прекрасно осознают опасность логического мышления, в связи с чем они оттачивают использование психологического воздействия убедительной эффектной информации. Примером служат такие заявления:

То, как воспринимаются риски, зависит, в частности, от того, как они преподносятся… оформление идеи может влиять на родительское решение прививать… Угроза, которая легко доступна для воображения, убеждает сильнее; примеры, приведенные в контексте личной истории, могут быть убедительны (подчеркнуто мной. — Х.Б.)12.

Процесс независимого принятия решений — это последнее, чего хотелось бы фармацевтическим компаниям, правительству, педиатрам или врачам. Тем не менее, в статье также говорится:

В сердце этого сотрудничества лежит понимание родителями, что они сохраняют определенный контроль, равно как и окончательную ответственность за здоровье ребенка.

Такое утверждение в стране13, где более 50% врачей выкидывают родителей из числа своих пациентов, если те "выбирают" не прививать своих детей, выглядит забавно. Вот вам и вся мантра "вы решаете, это ваш выбор".

Не так давно в Миннесоте в США полиовирус гулял, по меньшей мере, два года, прежде чем были выделены штаммы, хотя самой болезни не обнаружили. Эти факты, однако, не помешали основным газетам поднять эмоциональную панику и указать пальцем на родителей, которые не прививают, по существу обвиняя их в том, что они разносчики заразы14. Спрашивал ли кто-нибудь, как и почему вирус циркулировал два года; как случилось, что девочка с иммунодефицитом заразилась полиовирусом в больнице и передала его своей семье? Нет, и ни слова по этому поводу не было сказано Центром контроля и профилактики заболеваний (CDC)15. Но факт остается фактом: полиомиелит — это инфекция, при которой из 1000 случаев инфицирования будет лишь один случай паралича… остальные 999 не узнают, что были инфицированы16.

В 1950-х годах было легко заставить родителей согласиться на ранние полиовакцины, поскольку, даже если семья не знала никого с полиомиелитом, американская организация под названием "Марш десятицентовиков" потратила миллионы долларов, чтобы полиомиелитная драма была у всех перед глазами. Люди смотрели киножурналы перед сеансами в кинотеатрах, читали газеты и журналы — все с однотипными фотографиями и кинокадрами бидонообразных "железных легких" или детей с металлическими каркасами на ногах. Хотя многие люди были парализованы, что порождало панику и страх, одна из самых больших проблем состояла в том, что число людей, оставшихся парализованными, росло без всякой на то необходимости из-за методов лечения, которые врачи применяли в больницах. Врачи в то время пренебрежительно относились к медсестре из Австралии по имени Сестра Кенни, которая доказывала им это.

Были и другие сведения, о которых родителям не сообщали в 1950-х годах. Например, что большинство взрослых уже имели иммунитет к заболеванию. Около 99,9% всего населения были уже иммунны, и утверждать, что каждый должен привиться, было абсурдом. Во время испытаний вакцин под руководством Т. Фрэнсиса в 1954 году одной из причин, по которым было задействовано так много детей, было то, что факт, что 80% детей уже имели иммунитет, был известен. Родителям этого не говорили, и они толпами шли на прививку, поскольку полагали, что их дети и они сами находились под угрозой. Спрашивается, почему люди никогда не задумывались об этом. Людям никогда не объяснялось, почему большинство никогда не болели полиомиелитом. Некоторые факторы, изначально приведшие детей к заражению полиомиелитом, были напрямую связаны с действиями врачей. Их обсуждение означало бы раскрытие "ненужных и неудобных сведений", которые выставили бы врачей в скверном свете, а также потребовали бы обсуждения как внешних, так и многочисленных индивидуальных этиологических факторов17.

Когда врачи не считают, что существует хоть какое-то правильное мнение, кроме их собственного, это само по себе уже создает нетерпимую форму предвзятости.

В 2005 году исследователи попросили группу студентов последнего года обучения, которых они определяли как "альтернативные студенты-медики", поучаствовать в исследовании18, чтобы посмотреть, что произойдет с мнением участников, если они послушают 40-минутную историю выжившего после полиомиелита (основываясь на теории "живости" о том, что красочно описанный случай действует сильнее фактов), или 40-минутную лекцию об исторических и современных эпидемиологических свидетельствах полиомиелита, а также об эффективности вакцин и одновременно о том, как вакцина искоренила полиомиелит. Студенты обеих групп еще прочнее утвердились в антипрививочной позиции, что ученые, похоже, приписали "когнитивному диссонансу" студентов19. Исследователи также считали, что когнитивный диссонанс может случиться только у тех, кто "ошибается" в своих суждениях. Они говорили об отсутствии доверия врачам как о маркере тех, кто наименее вероятно мог рекомендовать прививки, словно недостаток доверия является помрачением, которое свойственно только слегка чокнутым.

Ученые предположили когнитивный диссонанс (то есть, "эти студенты сумасшедшие и не понимают"), поскольку студенты сказали, что информация для опроса была однобока; что чувствуется влияние фармацевтической компании; что должен был быть представлен пострадавший от вакцины; и они видели, что исследование было попыткой манипуляции. Ученые выразили почти праведное негодование по поводу того, что студенты могли поверить, что врачи способны на необъективность. Поскольку исследователи верили, что только их пропрививочный выбор правилен, они были неспособны понять, как могли студенты, располагая той же информацией, прийти к другим выводам. Они оказались неспособны увидеть, что это у них серьезный "когнитивный диссонанс".

Приходил ли когда-нибудь этим ученым в голову вопрос: "Что, если коллективное знание наших коллег по многим вопросам — это иллюзия, результат искусного маркетинга и воспитания, которые намеренно обходят стороной ключевые сведения?"

Давайте рассмотрим это более внимательно на двух разительно отличающихся примерах.

Совсем недавно нам рассказали20 о новом многообещающем способе лечения астмы под названием бронхиальная термопластика. Три раза с перерывом в одну неделю "больной астмой" будет подвергаться анестезии, и в легкие будет вводиться прижигающий зонд, где в течение двадцатиминутной обработки частично разрушит мышечные ткани в мельчайших дыхательных путях. Очевидно, что ни один медикаментозный метод лечения не дает таких хороших результатов. У больных становится вдвое меньше приступов астмы, хрипов и одышки, которые у них были до лечения, и они оценивают качество своей жизни как значительно улучшившееся. Разработчики изначально были настроены "чрезвычайно скептически", но это их полностью убедило. Сколько раз новая технология позже оказывалась не более чем обнадеживающим плацебо-эффектом? Нигде в статье не рассматривается какие-либо долгосрочные последствия, которые могут иметь сожженные бронхиальные мышцы.

Мне действительно придется доверять моим врачам, чтобы позволить им это сделать, поскольку существует одна фундаментальная проблема. Есть ли у меня на самом деле астма? Если они сказали мне, что есть, знают ли они, о чем говорят?

За три дня до этого та же самая газета писала:

Тысячи людей лечат от астмы, тогда как причиной их состояния может быть другая болезнь, согласно новому исследованию… Точная диагностика важна для правильного ведения пациента и может сэкономить миллионы долларов на затратах на лечение21.

Вероятно, эти тысячи людей, которых неправильно лечили от того, чего у них не было, безоговорочно поверили диагнозу "астма" от своего врача?

В том же месяце, что и эти статьи, вышла книга, рассказывающая историю о лекарстве от астмы под названием фенотерол: как он убил множество людей, и как производители цинично чинили препятствия автору по всем направлениям, чтобы попытаться не дать его информации дойти до общественности22. В ней описываются различные виды тактики, применяемые даже сегодня компаниями, чье существование зависит от сохранения таких клиентов, как вы, кто использует их продукцию. В конце концов, ведь если они вылечат астму, они больше не заработают денег от бывших астматиков или от правительства.

Частично мой скептицизм в отношении способности врачей точно диагностировать астму появился в результате наблюдения за привитым ребенком после того, как привитый ребенок, у которого был коклюш, был посажен на стероиды для лечения астмы. Некоторые родители, видевшие, что нет никаких изменений спустя несколько месяцев, выбросили многочисленные лекарства, и их дети все равно выздоровели. Некоторые родители пошли дальше и сделали своим детям анализ ПЦР на коклюш с положительными результатами. Некоторые родители поверили в диагноз "астма", не прекратили давать лекарства, и их дети теперь живут, веря, что у них астма на всю жизнь, как и тысячи других, упомянутых в исследовании.

"Разделяй и властвуй", тактика стравливания пропрививочных родителей с непрививающими родителями, сделала шаг вперед благодаря Артуру Аллену, новому in-loco-parentis (лат. "в качестве родителя". — прим. перев.), нанятому Машиной Вакцинации. В своем последнем монологе он достигает новой глубины, обвиняя родителей аутичных детей в стяжательстве и, как следствие, в том, что они ищут оправданий и хотят, чтобы кто-то заплатил за их "неуправляемых и безучастных детей"23. Он делает заключение, что эти родители просто обманывают себя и что у них "слепота мозга — информационная избирательность". Он говорит, что Дэвид Кирби, который написал "Доказательство вреда", а также журналисты Дэн Олмстэд и Марк Бенджамин поражены тем же недугом. Позже он описывает сенатора Роберта Кеннеди как "адвоката, выступающего против загрязнения окружающей среды, (который) рьяно примкнул к модной теме тимеросала…", и который "радостно" пишет, что неопровержимые научные данные подтверждают связь между аутизмом и вакцинами и осмеливается продолжать верить в это. Затем Артур Аллен швыряет сенатора Дэна Бёртона в ту же мусорную корзину.

Словно вещая про самого себя, Аллен цитирует пример из интервью д-ра Ливингстона24, где последний обвиняет врача-шамана (заклинателя дождя) в том, что он безумец или мошенник, на что заклинатель дождя ответил: "Ну, нас с тобой двое таких. Если пойдет дождь, то это сделал я, а если твой пациент выздоровеет, то это сделал ты. Ни в том, ни в другом случае мы не перестанем верить в свою профессию. Видишь, во что мы верим, всегда важнее того, что происходит на самом деле".

Баланс сил здесь говорит сам за себя. Пропрививочные пропагандисты и апологеты прививок — все имеют руку, которая их щедро кормит; у всех репутации и десятилетия ловкой науки, которые надо защищать. С другой стороны, родителям пострадавших от прививок детей, людям, которые не желают прививать своих детей, сенаторам, которые занимают непопулярную позицию, и журналистам, которые лезут на рожон, нечего выигрывать, но есть, что терять. Статьи врачей, чьи исследования идут вразрез с основной догмой и интересами капиталов и чье беспокойство о детском здоровье и благополучии заставляет их чувствовать необходимость высказываться, медицинские журналы не публикуют.

Это было великолепно проиллюстрировано в протоколе судебного заседания, о котором говорит Аллен, хотя, видимо, это ускользнуло от его внимания. Согласно новой моде винить жертвы, правительственный адвокат в своем вступительном обращении к судебным распорядителям, обвиняет родителей в том, что они рвутся к деньгам, а также утверждает, что их свидетели получили щедрую плату за то, чтобы прийти в суд. Любой, кто читает все протоколы и перекрестные допросы пропрививочных экспертов, таких как д-р Бастин25 на 8-й день заседания, не пропустит тот факт, что большинство из них были щедро оплачены производителями вакцин и куда более "заинтересованы", чем любой из свидетелей со стороны родителей. Это ускользнуло от пера Артура Аллена. Так у кого, все-таки, самая большая слепота мозга?

*****

СЦЕНА.

Вы: Доктор, меня очень беспокоит доклад д-ра Олави Каяндера, представленный в мае 2005 г. Управлением контроля пищевых продуктов и лекарств и содержащий дополнительные доказательства информации, впервые опубликованной в 1996 г.26, что вакцины заражены нанобактериями.

Доктор: Ну, я уверен, что если там есть о чем беспокоиться, нам бы сказали об этом. Это было давно, Управление уже все должно было проверить, и если бы он оказался прав, с проблемой бы уже разобрались.

Вы: Но, доктор, даже сейчас их невозможно выявить с помощью применяемых тестов на стерильность. А вы знали, что нанобактерии в вакцинах замешаны в росте раковых и сердечных заболеваний? Их можно обнаружить только с применением новых культур и иммунологических методов…27 Я имею в виду, если они есть в вакцинах, полагаете ли вы, что это хорошая идея — вводить…

Доктор: Послушайте, это всего лишь одна из мистификаций врача-мошенника, который хочет сделать себе имя на этом. Волноваться не о чем. Если бы было о чем, нам сказали бы еще одиннадцать лет назад.

Вы: Забавно, доктор, но я знала, что вы это скажете. Как тот врач в "Нью Сайентист"28, который сказал: "Я просто не думаю, что это правда… Всегда находятся люди, которые стараются поддерживать миф. Вроде как на аппарате искусственного дыхания".

Я все понимаю, доктор. Ведь если этот выдающийся финский ученый прав и вакцины десятилетиями заражали всех нанобактериями, юридические последствия этого будут чудовищных размеров, если однажды выяснится, что нанобактерии вызывают большие проблемы. Послушайте, доктор, а вы не пробовали поискать в Пабмеде нанобактерии и вакцины?

*****

А вы?

ПРИМЕЧАНИЯ

1  McKeown, T. 1974. An Introduction to Social Medicine, 2nd ed. Blackwell Scientific Publications. Pages 102–3. ISBN 0 632 09310 2.
2  Paul, J.R. 1971. A History of Poliomyelitis. Yale University Press. Page 50. ISBN 0–300–01324–8.
3  Paul, J.R. 1971. A History of Poliomyelitis. Yale University Press. Page 51. ISBN 0–300–01324–8.
4  Этиологические факторы в медицине — изучение причин или происхождения заболеваний.
5  Boulianne, N. et al. 2001. "Most ten-year-old children with negative or unknown histories of chickenpox are immune." Pediatr Infect Dis J 20(11): 1087–8, November 20. PMID: 11734718.
6  Peltola, H. 1983. "Meningococcal disease: still with us." Rev Infect Dis 5(1): 71–91, January–February. Review. PMID: 6338571.
7  Pollard, A.J. 2001. "Development of natural immunity to Neisseria meningitidis." Vaccine 19(11–12): 1327–46, January 8. Review. PMID: 11163654.
8  Harding, A. 2007. "School vaccine exemptions put kids at risk." Reuters Health, March 30. http://www.reuters.com/article/healthNews/idUSCOL06368720070330. Проверено 23 декабря 2007 года.
9 Подробнее об этом в книге "Просто укольчик", глава 56 "Кто в группе наибольшего риска по кори?"
10  См. главы 64 и 65 "Просто укольчика".
11  Minor, P.D. 2000. "Problems in the development of new vaccines." Microbiology Today 27. May. http://www.socgenmicrobiol.org.uk/pubs/micro_today/pdf/050005.pdf. Проверено 31 мая 2007 года.
12  Ball, L.K. et al. 2006. "Risky Business: Challenges in Vaccine Risk Communication." Pediatrics 101(3), March. http://pediatrics.aappublications.org/cgi/content/extract/101/3/453. Проверено 31 мая 2007 года.
13  США.
14  Harris, G. 2005. "5 Cases of Polio in Amish Group raise new fears." New York Times November 8. http://www.nytimes.com/2005/11/08/national/08polio.html?ex=1184040000&en=8b7decffbc2b44ca&ei=5070 Проверено 9 июля 2007 года.
15  MMRW Dispatch. 2005. "Poliovirus Infections in Four Unvaccinated Children — Minnesota, August–October 2005." CDC Morbidity and Mortality Weekly Review http://www.cdc.gov/mmwr/preview/mmwrhtml/mm5441a6.htm Проверено 1 декабря 2007 года.
16  Gadjusek, D.C. 1992. "Scientifi c Responsibility." In: Fujiki N. et al. Human Genome Research and Society Proceedings of the Second International Bioethics Seminar in Fukui, 20–21 March: pp. 205–10. http://www2.unescobkk.org/eubios/HGR/HGRCG.htm Проверено 1 декабря 2007 года.
17 См. прим. 4 выше.
18  Wilson, K. et al. 2005. "Changing attitudes towards polio vaccination: a randomized trial of an evidence based presentation versus a presentation from a polio survivor." Vaccine 23(23): 3010–5, April 27. PMID: 15811647.
19  "Гипотеза когнитивного диссонанса" утверждает, что, когда новая информация ставит под сомнение имеющиеся представления, результатом становится еще большее упрочение позиции, подобно фундаментальной религиозной вере, которую трудно пошатнуть.
20  Laurance, J. 2007. "Lung-burning gives hope for asthma patients." New Zealand Herald March 29. http://www.nzherald.co.nz/section/6/story.cfm?c_id=6&objectid=10431484
21  NZPA. 2007. "Thousand treated for asthma may have different condition, says study." New Zealand Herald March 26. http://www.nzherald.co.nz/section/story.cfm?c_id=204&objectid=10430870
22  Pearce, N. 2007. Adverse Reactions, The Fenoterol Story. ISBN 978 1 86940 374 4 (эта книга должна быть обязательно прочитана родителями любого ребенка с астмой).
23  Allen, A. 2007. "True believers. Why there's no dispelling the myth that vaccines cause autism." Slate.com. June 29, 3.35 p.m. http://www.slate.com/id/2169459/
24  http://en.wikipedia.org/wiki/David_Livingstone
25  Начиная со стр. 1933 на ftp://autism.uscfc.uscourts.gov/autism/transcripts/day08.pdf
26  Kajander, O. 1996. "Fatal (fetal) Bovine Serum: Discovery of Nanobacteria" Mod Biol Cell Suppl 7:517a. (Естественно, у статьи нет номера PMID!)
27  Kajander, O. 1997. "A New Potential Threat in Antigen and Antibody Products: Nanobacteria." In: Brown et al. (eds). Vaccines. Cold Spring Harbor Laboratory Press, New York. http://www.uku.fi/~kajander/threat.html
28  Hogan, J. 2004. "Nanobacteria revelations provoke new controversy." New Scientist May 19, цитируя Джека Манилоффа из Рочестерского университета, штат Нью-Йорк.

предыдущая часть Глава 35   оглавление Оглавление   Глава 37 следующая часть