Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Укол за уколом

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

37. Открытия

Траста и Экклз пригласили Филлипа к себе на вечернюю трапезу. К полуночи, когда языки уже порядком устали, Хантеры успели многое рассказать Филлипу о своей жизни и работе, которой они занимались. Филлип тоже начал рассказывать о себе, но ему по-прежнему еще очень многое предстояло поведать. Поэтому Хантеры предложили Филлипу, если он захочет, оставаться у них столько, сколько он пожелает, и тогда они смогут познакомить его с некоторыми из своих друзей в округе, в особенности, с Абрахамсонами с Зеленого острова. В Великом Водоразделе было множество тропинок для прогулок, и свежий воздух в сочетании с физическими упражнениями, захватывающими видами и приятной компанией способен был сотворить чудо, очистив сознание Филлипа для того, чтобы он смог увидеть все в новом свете.

Филлип ухватился за такую возможность. Он чувствовал, что эти люди нашли многое из того, что он искал. На следующее утро он переехал из своего номера в мотеле в гостеприимный дом Хантеров.

****

Следующие несколько дней Филл Энтони наслаждался прелестями расслабленной, безопасной обстановки. Вскоре его познакомили со Стэном Фемли, который жил на своем участке земли, возвышавшемся над Уиттл Даунз. Вместе с ним на его участке жили Эрнст Си. Керр и его жена Анна. Довольно быстро Фил привязался к этим людям и их образу жизни. Они назвали это место Небесным Плато, и это было именно то, что ему нужно. Вскоре он обнаружил, что между теми, кто стал его друзьями, и их друзьями была тесная взаимосвязь. Они отличались от остальных. Они излучали спокойную, простую уверенность, словно разобрались со многими жизненными вопросами, выбросили кучу лишнего багажа, закрепощавшего сознание, и уверенно стояли на прочном, как скала, фундаменте. Они словно жили в гармонии с самими собой.

Эта атмосфера, в которую целиком погрузился Фил, обнадеживала и вдохновляла его.

****

Экклз и Траста понимали, что Филлипу требовалось время, чтобы облегчить душу, и обычно они терпеливо ждали от него какого-нибудь знака о том, чем заняты его мысли. Тем не менее, однажды вечером Траста спросила мимоходом:

— Фил, ты по-прежнему хочешь быть филантропом? Станешь ли ты снова использовать свой врачебный опыт так, как делал это раньше?

Прежде, чем ей ответить, Филлип некоторое время собирался с мыслями.

— Нет ничего плохого в том, чтобы быть филантропом. Любовь к человечеству и желание помочь тем, кто несчастнее тебя, это лишь одна из граней Золотого Правила. Но все зависит от того, что остальные понимают под этим словом. Если у вас есть пара свободных миллиардов долларов, то огромный размер бесспорно щедрого дара заслуживает аплодисментов. Если вы создадите надлежащую шумиху, и ваши аргументы в поддержку целей или проекта финансирования будут убедительны, то вы попадете в заголовки газет. Многие крупные бизнесы имеют деньги для благотворительности. Это модно, это дает право на налоговые льготы, а известность — это прекрасная бесплатная реклама. Если ваши доходы высоки, то вы можете себе позволить быть щедрым, но в действительности именно обычные люди своими деньгами помогли создать эти богатства... Я думаю, что Стэна Фемли можно отнести к филантропам. Вспомните обо всех тех людях в Уиттл Даунз и за его пределами, которым приносит пользу его деятельность на своей земле. Он не получает от этого никакой материальной выгоды, но когда говоришь с ним, видишь то удовольствие, которое он испытывает. Если бы вы поговорили с компаниями-застройщиками Уиттл Даунз, то я уверен, что они отозвались бы о нем совсем в иных, нелестных выражениях… есть филантропия… и филантропия.

Траста заметила его взгляд, устремленный вдаль, и то, как большие пальцы его рук описывали круги один вокруг другого. Она посмотрела на Экклза — его лицо тоже выглядело озабоченным.

— У вас огромный опыт, Филлип. Было бы слишком расточительно не использовать его.

— Да, я хочу использовать свои знания, чтобы помогать другим, — сказал Филлип, взглянув на нее и прокашлявшись. — Но теперь я будут это делать иначе. Я видел много отвратительного — того, что лишило меня иллюзий. Кругом люди испытывают крайнюю нужду — часто буквально по ту сторону вашего забора. Но проблемы начинаются, когда вам необходимо определить эти нужды, выяснить оптимальные способы их удовлетворения и соотнести возможности с "ценой" вопроса. Очень часто все ответы зависят от финансовых интересов: "Что я с этого получу?" Да еще эта досадная конкуренция и затраты. Хуже всех фармацевтические компании. Их доходы огромны, и все же, под видом "беспокойства" о страданиях людей они фактически создают новые проблемы. Зачастую самые базовые потребности людей — жить в хороших санитарных условиях, иметь хорошую пищу, иметь возможность выращивать продукты, когда есть вода для орошения земли, иметь семена, которые дадут всходы и которые фермеры смогут собирать самостоятельно — игнорируются, поскольку они неприбыльны. Если крупные бизнес-интересы смогут сохранять монополию на то, в чем есть потребность, и диктовать цены, то не будет никакой конкуренции, которая угрожала бы им. Кстати, как бы ужасно это ни звучало, поговаривают, что многие так называемые благотворительные проекты "отвечают" на искусственно созданные "нужды". Синонимами благотворительности стали спонсорство и торговые марки. Время, проведенное с вами, помогает мне понять, что я могу сделать в будущем.

Экклз поднялся, потянувшись за кофейными чашками, чтобы собрать их:

— Фил, у нас есть друзья, которые живут в Люллинг Саундз — Май Ай Зоупенд и его жена Донна. Они собирались позвать нас к себе на днях. Они с удовольствием познакомились бы с тобой. Донна — внештатный репортер. Ты не хотел бы рассказать ей то, что рассказал нам?

— Почему бы и нет? — ответил Филлип, вытянув длинные ноги и потянувшись вверх. — Думаю, у меня есть парочка идей.

предыдущая часть Глава 36   оглавление Оглавление   Глава 38 следующая часть