Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Укол за уколом

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

67. Рациональность

Центральный избирательный штаб Фолл Сити,
"Партия обещаний"
Беседы с избирателями каждый понедельник.
Запись на прием у секретаря избирательного штаба.

Энди и Иона Квестермен договорились о встрече со своим депутатом на 10.30 и были приятно удивлены тем, что им пришлось ждать всего пять минут. Их пригласили в уютно обставленную комнату, где предложили располагаться как дома. Сначала они учтиво побеседовали о погоде, о делах в целом и отпустили несколько ахов и охов в адрес маленькой Веры. Когда с ритуалами было покончено, досточтимая Полли Тишен перешла к делу.

— Чем я могу помочь? — спросила она, наградив собравшуюся компанию благосклонной улыбкой.

Энди не заставил себя долго упрашивать.

— Мы с женой очень серьезно относимся к своим родительским обязанностям, мы проделали большую работу, изучая вопросы, связанные со здоровьем, и я уверен, что вы это только приветствуете. Тем не менее, у нас возникла проблема.

Полли Тишен снисходительно улыбнулась.

— Именно за этим я здесь. Что я могу сделать, чтобы помочь вам с ней справиться?

— Отчасти проблема как раз в этом, — мягко сказала Иона. — Мы не уверены, что вы можете, хотя нам хочется думать, что вы смогли бы.

— Я сделаю все, что в моих силах, — сказала депутат. — В конце концов, это входит в мои обязанности.

Эти слова придали Энди уверенность, и он продолжил.

— Изучая проблему, мы убедились, что государственная политика по многим вопросам здоровья не всегда в интересах здоровья и благополучия людей, и особенно это касается вакцинации. Очевидно, что у производителей вакцин есть все причины исследовать и разрабатывать новые вакцины для пополнения и без того пугающих своим объемом календарей. Но сформировать при поддержке министерств здравоохранения во всем мире общественное мнение — значит, гарантировать достижение неизбежной на пути вакцинации точки невозврата, что не только коснется списка вакцин и их комбинаций, считающихся необходимыми, но еще и приведет к росту "новых" заболеваний и их разновидностей, а также осложнений от них. Мы видим, что это уже началось. Однако больше всего нас беспокоит то, что, благодаря тактике запугивания и разнообразных методов искусного давления и убеждения эти вечнорастущие календари прививок могут стать обязательными. Мы не собираемся прививать нашу дочь Веру, но уже сейчас среди сотрудников здравоохранения полно тех, кто относится к нам, как к потенциальным преступникам — людям, которые жестоко обращаются с детьми и несут угрозу здоровью собственных детей. Это стало для нас потрясением, и, поскольку вы наш депутат, мы почувствовали, что настала пора заявить о своем протесте по поводу происходящего. Но кто вы сейчас? Депутат от округа Фолл Сити или министр здравоохранения?

Квестермены следили за реакцией Полли Тишен, пока Энди говорил. Ее глаза утратили дружеский блеск, и в воздухе возникло напряжение, которое теперь читалось в ее жестах и в том, как она отвечала. Однако она была опытным политиком и умела ловко выходить из подобной ситуации.

— Мистер и миссис Квестермен, у вас чудесная дочка, и я уверена, что вы не хотите, чтобы с ней что-нибудь случилось. Задача правительства — дать возможность Министерству здравоохранения оказывать любую посильную помощь ответственным родителям. Как министр, отвечающий за здравоохранение, я руководствуюсь рекомендациями своих советников, которые являются экспертами в своей области и держат руку на пульсе. Их рекомендации тщательно выверяются, и наша цель — обеспечить жителей нашей страны новейшей и наилучшей продукцией.

Полли Тишен взяла паузу, чтобы ее слова произвели максимальный эффект.

— В настоящее время вы по-прежнему можете осуществлять выбор от лица своей очаровательной дочки. Ведь вы желаете ей только добра, не так ли?

— Разве можно сомневаться! — вспыхнула Иона. — Поэтому мы и говорим сегодня с вами. Мы сделали осознанный выбор, и уверены, что приняли правильное решение. Мы очень тщательно изучили все вопросы. А знаете ли вы мнение компетентных и опытных ученых из противоположного лагеря? Изучали ли вы по-настоящему факты и цифры, дающие другую картину, непохожую на ту, что рисуют вам ваши советники? Как частное лицо, подвергали ли вы когда-нибудь сомнению то, что вам говорят? Если бы у вас сейчас родился ребенок, стали бы вы прививать его по календарю, полагаясь лишь на то, что вам известно как министру здравоохранения? Или захотели бы узнать больше, чем вам говорят ваши консультанты? Как так получается, что многие врачи из-за информации, которой они обладают, не хотят прививать своих детей и выписывать им лекарства? Или в политике главное — следовать партийной линии? Хотите, мы поделимся с вами некоторыми из наших исследований? Чем вы, наш депутат, можете помочь таким избирателям, как мы, задающим подобные вопросы и ждущим ответов, а не осуждения?

Досточтимая Полли Тишен, министр здравоохранения правительства Обещаний, смотрела на Эндрю и Иону Квестермен, избирателей своего округа "Центральный Фолл Сити". Несколько мгновений, показавшихся часами, она не могла вымолвить ни одного слова! На ее лице отразилась целая гамма эмоций, а затем с деланной улыбкой она медленно сказала: "Думаю, мне придется попросить министра здравоохранения написать мне письмо, прежде чем я смогу ответить на ваши вопросы. Если я смогу что-то сделать для вас, я свяжусь с вами".

Энди и Иона не были удивлены результатами их встречи. Они донесли свою точку зрения. Сколько теперь им придется ждать, прежде чем они узнают, достигла ли она цели? Провожая их до дверей, Полли Тишен с какой-то затаенной нежностью легонько провела пальцем по щеке маленькой Веры, что не ускользнуло от внимания родителей. Они не знали, чем вызван этот жест, но лишний раз убедились, что поступили правильно, а там будь что будет. Только представьте себе, какой бомбой для правительства стало бы известие о том, что министр здравоохранения подает в отставку, потому что не может дальше претворять в жизнь программу министерства здравоохранения! Да, цена высока, если вы несете угрозу структурам какой-либо системы, закулисным играм властей и всемогущему доллару. Если говорить в целом, то во всем мире делами заправляют политики. Эндрю с Ионой обсуждали все это по пути домой: демократия, правительства меньшинства и большинства, коалиционные правительства, права и свободы, лицемерие двойных стандартов. Насколько очевидной должна стать правда, чтобы ее признали?

— Знаешь, — сказал Энди, — одна старинная поговорка говорит: "Можно некоторое время угождать некоторому количеству людей, но невозможно бесконечно угождать всем". Это так верно. Если отказываешься идти на компромисс и собираешься действовать в соответствии со своими убеждениями, ты должен быть готов идти на жертвы.

— Да, — тихо сказала Иона. — Когда-то давно одно правительство провозгласило, что разумно пожертвовать одним человеком ради всей нации. Я часто вспоминаю об этом, когда смотрю на Веру и других маленьких детей, таких беспомощных и зависимых, и я думаю о тех веществах, которые мы должны вводить в эти маленькие организмы, как нам говорят эксперты. И не только в маленькие. Сколько еще жертв будет принесено на этот алтарь только потому, что это разумно с точки зрения предполагаемой пользы для всего общества. О чем думала Полли Тишен, когда коснулась щеки Веры? Быть может, она с нежностью хотела сказать о том, что ради здоровья страны это разумно, что кому-то достанутся побочные эффекты, и что просто очень жаль, если кто-то, к несчастью, пострадает? Или в ней прорывалось наружу что-то другое?

Эндрю, чье имя означает сильный и мужественный, знал, что им и Д'Другим требуется вся их сила при столкновении с такими серьезными вопросами. Они месяцами готовились к таким вещам. Так делали и остальные, и в будущем другим тоже предстояло это делать. Это не означало, что они застрахованы от сомнений и страхов, но они знали, как не поддаваться им.

— Моя дорогая жена, мы приняли решение, и этот выбор не был случайным. Мы знаем, что на все есть своя цена, но мы договорились, что будем стоять на своем. Можно сказать, что Вера — это наш ответ системе и мнению множества людей, которые оказывают на нас давление. И мы знаем, что должны делиться своими открытиями с другими людьми. Ведь для нас столько сделали наши прекрасные друзья!

******

Приблизительно через неделю по почте пришло следующее письмо на типичном официальном бланке с внушительной атрибутикой.

"Уважаемые мистер и миссис Квестермен,

На последнем закрытом заседании правительства ваш депутат досточтимая м-с Полли Тишен подняла вопросы, касающиеся политики, проводимой Министерством здравоохранения, указав, в том числе, на календари прививок. Она сообщила, что вы выразили обеспокоенность надежностью консультаций, получаемих правительством при распределении денег с целью обеспечения нашего населения наилучшими товарами и услугами, и что вы предложили поделиться с ней и ее консультантами результатами своих исследований.

Правительство пришло к обдуманному решению, что вы не сможете внести никакого вклада в то, что уже известно Министерству здравоохранения. Тем не менее, ваша обеспокоенность и ваше предложение приняты во внимание, и мы зарегистрировали вопросы, по которым вы выразили свое несогласие. Однако правительство хочет быть уверено в том, что люди сделают ответственный выбор.

В связи с тем, что министр была нездорова несколько дней, и у нее накопилось много работы, она попросила меня сообщить вам о результатах вашей с ней встречи.

Искренне ваша,

Уизел Спик1

Заместитель министра здравоохранения".

ПРИМЕЧАНИЯ

1  В переводе с англ. — обтекаемая речь. — прим. перев.

предыдущая часть Глава 66   оглавление Оглавление   Глава 68 следующая часть