Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Укол за уколом

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

77. Тот самый Джаггернаут

Уже третью (а может, четвертую?) ночь подряд он ворочался в кровати. Он никак не мог удобно устроиться. Голова шла просто кругом, и, как ни пытался он выкинуть из головы события последних дней, они снова и снова прокручивались у него в уме.

Все началось с того, что д-р Игнор Фэктц назначил особое совещание персонала компании "Очереди за лекарственным здоровьем". Такого рода внеочередные совещания были редкостью, и служащие компании ожидали появления руководителя со смешанными чувствами. Заняв, наконец, место у микрофона, Игнор Фэктц оглядел своих сотрудников и улыбнулся. Макс Комфорт, как и его коллеги, не знал, что и подумать. Улыбающийся д-р Фэктц был делом неслыханным. Однако уже вскоре причина стала понятна.

Этот год для "Очереди за лекарственным здоровьем" был чрезвычайно успешным. Компания укрепила лидирующие позиции на рынке. Акции взлетели как никогда высоко. Во всем мире производители вакцин столкнулись с возросшим спросом на свою продукцию, и объем этого рынка был умопомрачительным. Разработка новых вакцин и борьба за право на включение их в национальные календари прививок — все это было непростой задачей, стоявшей перед каждым сотрудником компании. Стратегией компании на ближайшее время должна была стать кулуарная поддержка перехода на обязательную вакцинацию. За рост продукции и финансовых показателей сотрудников будут ждать соответствующие вознаграждения в виде премий и других стимулов, начиная со следующей же зарплаты.

Всколыхнув собрание этим сообщением, Игнор Фэктц счел, вероятно, лишними на данный момент прочие детали, касавшиеся профилактики заболеваний в слаборазвитых бедных странах, нуждавшихся в инновационных продуктах — таких, как ротавирусная вакцина против детской диареи, а в будущем и новый класс индивидуальных вакцин, адаптированных к индивидуальной генетике и биологии каждого.

— У нас много задач, на которых нужно сосредоточиться, — сказал в заключении Игнор Фэктц, — и для их выполнения мы должны работать как единая сплоченная команда. Рулетт Брюер и Хэтч Каджоулри подробно расскажут вам о тех волнующих событиях, которые ожидают нашу компанию в ближайшее время.

— О, нет, — пробормотал Макс, переворачиваясь с левого бока на правый и взбивая подушку, чтобы хоть как-то унять перевозбудившийся мозг. Голос Рулетт снова заладил свою монотонную песню: "Превентавот! Превентавот! Сейфгардизнил! Сейфгардизнил! Уже в продаже. Уже в продаже". Макс отлично знал, как раскручивают товар. Он слышал это слишком часто. Затем подключился голос Хэтча: "Читайте! Читайте! 'Родословная Микроба Берти'! 'Родословная Микроба Берти'! Новые приключения! Новые приключения! В книге есть все, что вам необходимо знать!" И голоса Брюер, Фэктца и Каджоулри смешались в одну кучу.

— О, замолчите же, наконец! — Макс попытался выкинуть их из головы. Чем больше он старался, тем мучительней и назойливей возвращались обрывки их речей.

Встреча на следующий день с Игнором Фэктцем ничуть не улучшила ситуацию. Директор пригласил Макса к себе в кабинет.

— Макс, — сказал он, — нам срочно необходимы новые способы вакцинации! Для начала это будут коктейли из четырех или более вакцин в одном шприце, однако это по-прежнему шприц. Кто-то назвал серебряной пулей избавление от целого класса родственных болезней с помощью одной инъекции. Но для "Очереди за лекарственным здоровьем" этого недостаточно. Нам нужна золотая пуля — то, что даст максимальный комфорт! От тебя зависит, каким способом будут вводиться вакцины!

Всякий раз, когда эти слова вновь и вновь проносились у него в голове, Макса пробивал пот, что влекло за собой необходимость заново менять простыни. Его мысли вертелись вокруг напряженных попыток добиться результата. Работа в лаборатории выматывала его, но продвигалась она вяло. Настоящего прорыва все еще не было. К голосам Фэктца, Брюер и Каджоулри присоединился еще один — голос Бонни Фиби Перкс1. Она была новым торговым представителем компании и однажды поймала Макса в кафетерии во время обеда. Макс, будучи завидным женихом, уже несколько раз замечал эту новую сотрудницу. О да, она была прехорошенькая! Ее появление за его столиком обещало удовлетворить, наконец, то любопытство, которое, следует признать, не раз посещало его, но реальность превзошла все ожидания!

Она была торговым представителем фармацевтической компании. Она была бойкой на язык и умела убеждать. Работа была ее жизнью. Это была Бонни Фиби Перкс, более известная как Фриби Перкс2.

Диапазон товаров, предлагаемых в медицине, был огромен, и Бонни не жалела своих женских чар. Она была чрезвычайно увлечена своей ролью в раскрутке книги Хэтча Каджоулри "Родословная Микроба Берти".

— Это великолепно, — восторгалась она. — Дети обожают книгу. В ней много цветных картинок, и детям так нравится рассматривать, как всех родственников Берти убивают остро заточенные иглоподобные мечи и копья рыцарей, облаченных в сияющие латы — то есть, врачей и медсестер в белых халатах или в чем-то там еще. Хэтч Каджоулри попросил Хью Мэнна из Ай-Си-Эм, чтобы кто-то из их исследовательского персонала помог с исторической стороной книги, и Хью предоставил одного из своих экспертов по имени Бла Твист3. И они достигли удивительных результатов! "Очередь за лекарственным здоровьем" не сомневается, что это будет новый детский блокбастер. Книга поступит во все поликлиники и во все магазины, школы и библиотеки. Я раздаю бесплатные экземпляры везде, где только можно!

К тому времени, как Макс все это выслушал, он не только напрочь лишился всех своих романтических мыслей, которые было посетили его, но и потерял всякий аппетит.

Ночами, однако, ему становилось все хуже. Его мысли беспрестанно атаковали голоса Игнора Фэктца, Рулетт Брюер, Хэтча Каджоулри, Фриби Перкс, Бла Твиста и убийц Микроба Берти. Самым скверным было то, что его собственный голос отчаянно пытался прорваться, убедить, протестовать. Он чувствовал, что задыхается. В этом хаосе он услышал другой голос — голос Уилла Прикмора. В памяти всплыли прежние разговоры про Фею Джаббем, "вечные леденцы", Люллинг Саундз и Зеленый Остров. Уилл Прикмор мучился когда-то ночными кошмарами. Макса Комфорта теперь изводили бессонные ночи. Требовательные, настойчивые мысли крутились и не оставляли его в покое. Он метался, ворочался, потел, вздыхал, пытался считать овец, в конце концов вставал и пытался отвлечься на что-то другое. Но как только он снова забирался в постель, те же мысли возвращались и неотступно преследовали его. Он ужасно, отчаянно уставал от них. Наконец он погружался в глубокий сон, который грубо прерывал неизменный будильник.

В тот день Макс Комфорт знал, что ему делать. Как только он доберется до работы, он должен будет переговорить с д-ром Игнором Фэктцем. Компания задолжала ему отпуск, и он намеревался немедленно воспользоваться им.

Макса неохотно отпустили, не преминув, однако, напомнить ему сначала, что его роль в работе компании ключевая, и он не может ставить под угрозу превосходство "Очереди за лекарственным здоровьем" над конкурентами, и что он должен будет, в свою очередь, поработать сверхурочно, если это потребуется. В тот вечер Макс позвонил своему другу Уиллу Прикмору, и у них состоялся долгий разговор. Уилл чувствовал, что Макс находится на распутье. Как и многим до него, Максу приходилось принимать тяжелое решение, которое могло ему дорого обойтись. Поэтому Уилл не удивился, когда несколько дней спустя обнаружил в своей почте письмо. Оно было от Макса.

"Направляюсь по твоим следам, в тихую гавань, приют покоя, мира и тишины. Надеюсь, в направлении ЗЕЛЕНЫХ пастбищ и тихих вод. Быть может, по ту сторону водораздела!"

******

Не теряя времени, Макс отправился в Люллинг Саундз. Вещей с собой у него было немного, и, остановившись в "Тихой гавани и чистом блаженстве", он мечтал лишь о том, чтобы расслабиться и стряхнуть с себя груз забот, занимавших его мысли.

Отчего ему так сложно было избавиться от всех этих голосов и воспоминаний о встречах за последние несколько дней? Был ли он по-настоящему счастлив на своей работе? Могла ли прибавка к зарплате изменить свое отношение к работе и решить глубинные проблемы, беспокоящие его? Станет ли он другим, как и его друг Уилл? Должен ли? Сможет ли?! Хочет ли он уподобиться Фриби Перкс, которую целиком поглотила система, платившая ей за свою рекламу?

Он, Макс Комфорт, тоже был частью компании, и его время, энергия и интеллект работали на огромные потоки денег, идущие в ее закрома. Эти и многие другие вопросы требовали ответов. Как было бы прекрасно просто вернуть своей жизни прежнее равновесие и уверенность!

Вероятно, поездка усугубила и без того накопившуюся усталость, и несколько часов в эту ночь он спал хорошо. Но кровать была какая-то странная, и он снова начал ворочаться. В результате, Макс встал рано и застал восхитительный рассвет. Кемпинг трудно было назвать переполненным. С момента его приезда появился лишь один новый постоялец — на довольно грязном фургоне4 с темными тонированными окнами, примерно метрах в пятидесяти. Все остальные домики вокруг были свободны.

Макс решил обследовать береговую линию. День намечался прекрасный, и спешить было некуда. Задумавшись, он внезапно увидел катер, привязанный возле ступенек, ведущих вниз на пристань прямо перед ним. На носу было написано "Бегущий по волнам", а мужчина с женщиной на его борту, очевидно, собирались на морскую прогулку.

— Доброе утро, — окликнул их Макс. — Чудесный день.

Ему дружелюбно улыбнулись в ответ.

— Вы здесь отдыхаете или по работе? — последовал вопрос Максу.

— Да вот, решил наконец взять полагающийся мне отпуск, — и затем неожиданно для себя добавил:

— Можно сказать, что моя работа — найти пастбища зеленые и воды тихие и насладиться ими.

Мужчина с женщиной посмотрели друг на друга, прежде чем ответить:

— Я Вака Бриджес, а это моя жена Ара-Моана. Я работаю начальником порта, и у меня сегодня выходной. Здесь не так уж много пастбищ зеленых, но мы могли бы показать вам зеленый остров и кристально чистые тихие воды. Не хотите присоединиться к нашей прогулке в заливе Саундз?

Приглашение было неожиданным, но Макс ухватился за него:

— С удовольствием!

— Тогда поехали! Добро пожаловать на борт! Кстати, когда будете спускаться, бросьте взгляд налево от себя, как бы невзначай. Видите там фургон?

Когда Макс устроился в катере, мотор уже тарахтел.

— Ну? — спросил Вака.

— Похоже, это тот самый фургон, что припарковался в кемпинге неподалеку от меня. Он приехал сегодня ночью.

Вака усмехнулся и понимающе посмотрел на жену.

— Уверен, что ваши перемещения кого-то очень интересуют. Мы можем поделиться с вами парочкой историй. Кажется, нас всех ждет интересный денек.

К тому времени, как "Бегущий по волнам" вернулся к ступенькам пристани в Люллинг Саундз, Максу уже рассказали о том, что в его машину, скорее всего, установили следящее устройство, пока он еще был в Фолл Сити; он узнал о дурной славе Хайе Линга и о возможных причинах его явного "интереса" к одному из главных специалистов по особым заданиям из "Очереди за лекарственным здоровьем"; он успел насладиться красотой и гостеприимством Зеленого острова, а когда он рассказал о своих отношениях с Уиллом Прикмором и причинах своего появления в Люллинг Саундз, Серена и Петрос Абрахамсоны заверили его, что всегда будут рады ему на острове. Он обнаружил, что Бриджес был кладезем разнообразнейшей информации и к тому же сопереживал Максу, настроенному найти ответы на мучившие его вопросы. Зная способ, каким Хайе Линг зарабатывал на жизнь, и помня все прошлые столкновения с ним и СИС, Максу были рады помочь приятно провести время, и одновременно как можно больше помешать Хайе.

Когда Макс вернулся в "Тихую гавань", то обнаружил, что фургон снова был там, хотя ему ни разу не довелось увидеть самого соседа. Он просидел снаружи вплоть до наступления темноты, специально поставив стул так, чтобы его было хорошо видно, и чтобы он мог как можно чаще посматривать на домик: "Так и знай — я слежу за тобой, дружок!"

******

Джаггернаут?

Да, громко и отчетливо прозвучало у него в голове.

Джаггернаут!5

Это слово внезапно возникло в его голове, словно прозвенел будильник. И чем больше он думал, тем больше понимал, насколько точным оно было, насколько своевременным. Компания "Очередь за лекарственным здоровьем" была тем самым джаггернаутом, который сносил все на своем пути и увлекал всех и вся за собой. Так вот откуда бралась в Максе неуверенность, безнадежность, вот откуда брались его плохие предчувствия! Макс Комфорт был "на борту" и не в силах был остановить эту безжалостную силу. Да и кто в здравом уме захотел бы? Гарантированная работа в быстро растущей и очень, ну просто очень гуманной отрасли. Да человечество просто не выжило бы без нее!

От таких мыслей Максу стало нехорошо. Внешняя оболочка не соответствовала тому, что на самом деле творилось внутри. Он жил среди научных исследований и разработок, тайных планов, политических интриг, избирательной пропаганды и раскрутки товаров, не говоря уже о жестокой конкуренции в борьбе за господство на рынке и за служанку — медицину — которую нужно было обеспечить самыми современными "инструментами". Мысли его вернулись к Бонни Перкс с ее "преданностью", и Макс вздрогнул.

Он понимал, что должен соскочить с этого джаггернаута. Самопожертвование сменится множеством других разнообразных жертв. Ему предстоит остаться один на один с холодной жесткой действительностью безжалостной разрушающей машины. Но разве лучше жить, зная, что принудительное "одно", принудительное "другое" принесет миллионы, а может, и миллиарды долларов? Он понимал, что его собственный труд — разработка нового, улучшенного способа вакцинации — был частью научно-исследовательских изысканий компании, которой нужна была единая вакцина против всех болезней в мире, а заодно и против новых, которые эта вакцина породит.

Когда он вернется в Фолл Сити, он подаст заявление об уходе, и будь, что будет! Он мрачно улыбнулся про себя. А пока прогулка возле тихих вод — как раз то, что надо.

******

Макс твердо решил не пользоваться своей машиной, пока не придет время возвращаться в Фолл Сити. Он боялся, что Хайе Линг может прослушивать его телефонные разговоры, так что решил как можно больше гулять пешком или пользоваться автобусом. Вака и Ара-Моана предложили ему помочь с транспортом, если понадобится.

Позвонив в кабинет начальника порта, Макс рассказал Ваке о своем решении.

— Я уже подумываю о том, чтобы написать книгу или статьи в журналы, — сказал он. — Людям многое нужно узнать.

— Я знаю, куда тебе обратиться, — сказал Вака, усмехаясь. — Если ты хочешь вернуться к полудню, я отвезу тебя на машине, чтобы встретиться кое с кем.

Макс встретился с Маем и Донной Зоупенд. Уже совсем стемнело, пока они говорили... говорили... и перекусывали... и снова говорили. Когда Зоупенды высадили его у входа в мотокемпинг, он уже чувствовал себя другим человеком. Его взгляды менялись быстро и радикально, а в кармане был список тех, с кем можно было связаться. Действительно Другие. Он начинал чувствовать себя одним из них! Зайдя в свой домик, он обнаружил, что фургон все еще рядом. Удалось ли сегодня Хайе Лингу выследить Макса?

******

Приехав в Фолл Сити, Макс сразу же позвонил Уиллу Прикмору. Но вместо того, чтобы говорить по телефону, Прикморы пригласили Макса к себе на обед, и теперь был их черед слушать человека, чья жизнь должна была вот-вот круто измениться. Выговорившись и заручившись словами поддержки от Уилла и Дженни, Макс был готов ко встрече с д-ром Фэктцем, когда на следующий день явился на работу. Макс был уверен, что ему придется ждать, пока директор найдет для него время в своем плотном расписании, но его сразу же пригласили в кабинет.

— Ты выглядишь таким отдохнувшим, Макс! Похоже, отпуск в Люллинг Саундз творит чудеса, — сказал Игнор, пристально глядя на человека, который две недели назад убедительно просил об отпуске.

Макс изучал лицо д-ра Фэктца. Откуда тот знал, что его отпуск прошел в Люллинг Саундз? Только Уилл и Дженни знали, что он собирается туда. Вот вам и доказательство того, что тут не обошлось без Хайе Линга. Что еще им было известно?

— Я чувствую себя другим человеком, спасибо.

— Отдых у воды всегда хорошо действует, — пробормотал Игнор. — Как и новое окружение...

Для Макса это прозвучало еще одним доказательством того, что заданием Хайе Линга был отчет обо всех подробностях. Интересно, считает ли руководство оплату работы Хайе удачным вложением денег? Какая информация хранилась в компьютерах СИС? Макс решил не ходить вокруг да около.

— Игнор, я пришел сказать, что, пока был в отпуске, я принял важное и радикальное решение. Я увольняюсь из "В очереди за лекарственным здоровьем" и хотел бы, чтобы приказ вступил в силу как можно скорее. Вот мое заявление.

И он пододвинул конверт через стол.

Собеседование тянулось целую вечность. К какой только тактике ни прибегал д-р Фэкц! Сначала он спокойно и бесстрастно убеждал. Затем взывал к лояльности. Напоминал о том, как много компания сделала для Макса, и чем он "обязан" компании. Когда все это не возымело никакого действия, посыпались обвинения. Вдруг оказалось, что в своей работе он не показывает никаких результатов, а его связи с нежелательными элементами общества непростительны и весьма компрометируют его. Макс подождал, пока директор выговорится, а затем дал спокойный аргументированный ответ, ограничившись фактами, которые нельзя было оспорить или игнорировать, и в заключение напомнил директору, что у каждого есть право на выбор. Своим убеждениям он должен был быть верен любой ценой.

Дни, остававшиеся до вступления приказа об увольнении в силу, дались Максу нелегко. Новость распространилась быстро. Некоторые из его коллег симпатизировали ему и отнеслись понимающе, даже если и не были согласны с ним во всем, но большинство игнорировали или брезговали им, как изгоем, и любой ценой пытались избегать его.

Когда Макс Комфорт вышел за ворота "В очереди за лекарственным здоровьем" в последний раз, то вздохнул с огромным облегчением. Он почувствовал, что свободен! Он и был свободен, не так ли? С одной стороны — да, но, с другой стороны, он прекрасно осознавал, что "кое-кто" будет искать возможности, чтобы связать его по рукам и ногам, дискредитировать и даже уничтожить его!

Ему предстояли встречи с новыми друзьями. Новые возможности рассказать людям о другой стороне медали. Докапываться до истины, раскрывать ложь во всех ее проявлениях, под какой бы личиной она ни пряталась, станет его целью. А еще он знал, что его решению предстоит выдержать испытание на прочность. Сомнения и навязчивый страх; опасения; открытое сопротивление и превратное истолкование; уничижение и дискредитация — это и многое другое будет подтачивать твердость его убеждений. Большинство будут указывать пальцем и смеяться над его глупостью и доверчивостью. Они будут провозглашать вековые "истины", нужные лишь для того, чтобы слепые вновь вели слепых. Возможно, его ждут бессонные ночи! Но Макс был твердо уверен в истинности своих убеждений. Он присоединится к рядам тех, кто дерзает отстаивать их в одиночку, если придется. Поэтому на данный момент у него было два вопроса:

С чего начать? Как начать?

"Не волнуйся, старина Макс, просто делай шаг за шагом", — говорил он сам себе, испытывая чувство покоя, которое не мог объяснить. Он ощущал его внутри, оно было реальным!

ПРИМЕЧАНИЯ

1  Луноликая приманка. — прим. перев.
2  Бесплатная приманка. — прим. перев.
3  Несущий вздор. — прим. перев.
4  Впервые фургон появляется в "Великом водоразделе". — прим. перев.
5  Джаггернаут — организация или идея, которой люди слепо приносят в жертву себя или других ("Краткий Оксфордский словарь"). Любая страшная сила, требующая полного самопожертвования ("Коллинз").

предыдущая часть Глава 76   оглавление Оглавление   Глава 78 следующая часть