Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Укол за уколом

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

79. "Система сказала..."

После ухода из "Очереди за лекарственным здоровьем" Максу Комфорту в первую очередь требовалось по-новому организовать свою жизнь. В течение многих лет работа в качестве ученого была всем его миром. Из-за долгих сверхурочных часов на работе, постоянной спешки и необходимости уложиться в срок в столь высококонкурентной отрасли, а также из-за бесконечных разговоров о делах с коллегами, он не видел повседневные проблемы обычных людей. Имела значение лишь его лаборатория и то, что из нее выходило. Жизнь он видел лишь через призму "Очереди за лекарственным здоровьем". От него многое зависело в компании. Он был очень важен! Как и многие до него, Макс вдруг обнаружил, что лишь выйдя из своего маленького мирка, можно заглянуть внутрь и только тогда увидеть, что он собой в действительности представляет.

Это был самый настоящий джаггернаут. Макс знал, что в одиночку ему такую махину не остановить. Она превосходила своей непомерной мощью и напором. Максу удалось соскочить, выбраться, не став ее жертвой — пока! Однако всегда сохранялась вероятность того, что однажды безжалостная машина обрушится на него, и именно поэтому Максу хотелось поведать свою историю в книге, но, по мере того как проходили дни, эта идея отодвигалась все дальше. Ему надо было определиться со своими приоритетами и "издержками". Макс понимал, что список контактов, полученный от новых друзей в Люллинг Саундз, — это ключ к его следующим шагам, который также позволит подробно исследовать те горы предрассудков, о которых говорил Май Ай Зоупенд и его жена Донна. Он уже был знаком с Прикморами, а они, в свою очередь, познакомили его с остальными Д'Другими в Фолл Сити. С этого момента события стали нарастать как снежный ком.

Тактика Макса была простой. Он задавал вопросы при любой возможности и внимательно слушал ответы. Он начал подмечать некие общие особенности. Всякий раз они неизменно были связаны с какой-либо системой — чаще всего речь шла о медицине, образовании, религии или досуге. Перед ним и, разумеется, и перед многими Д'Другими, которых он встречал, стояла задача научиться жить, не поддаваясь, не подчиняясь этим системам. Чтобы фундамент, на котором строился их образ жизни, был прочным как скала, крайне важны были надежность и непоколебимость убеждений, делавших их "другими", а также знание того, как и когда возникли эти убеждения. Отсюда и строились их приоритеты.

Макс смотрел теперь на все иными глазами, да и люди, с которыми он общался, были очень отзывчивы и рады были принять его в свои ряды, поэтому неудивительно, что он вскоре нашел сферу деятельности, где сходились два противоположных мира. Проведя столько лет в медицинской системе, Макс, конечно же, вскоре близко сошелся с Трастой и Экклзом Хантерами, Нормой Ли, Мин Херцем и Филом Энтони, хотя последний часто был в разъездах, чтобы поделиться своими новыми планами с теми, кто хотел услышать от него побольше. В Максе снова пробудилась его прежняя любовь к прогулкам на свежем воздухе. Небесное Плато как нельзя лучше подходило для этого, вскоре став для него вторым домом. Поздними вечерами он проводил в парке много прекрасных часов, чувствуя на себе восстанавливающую, умиротворяющую и преобразующую силу, которую излучал холм. Здесь он мог в буквальном смысле слова сбежать от оглушительной рекламы Комплекса — отвлекающей уловки Фолл Сити, нужной для того, чтобы ослабить сопротивление жителей, подспудно чувствовавших обман. Правде нельзя было оставить ни малейшей точки опоры! Вот в чем был истинный смысл этой всепоглощающей рекламы.

Дес и Ди Сайпел со своими детьми теперь стали больше гулять в парке, чтобы почаще общаться с Максом. А Стэн Фемли смог познакомить Экклза и Дауна Уокера с еще одним любителем прогуливаться и ухаживать за многочисленными тропинками.

Макс Комфорт стал другим человеком, которому не терпелось поделиться своими знаниями и новыми планами со всеми, кому это было интересно. Всякий раз, когда появлялась возможность, он вступал в схватку с предрассудками, лежащими в основе слепой покорности и беспрекословного подчинения. После того, как Макс провел день в семье Сайпелов, узнав все про "ВИП и ИДИ" и про домашнее предметное обучение, неразрывно связанное с их образом жизни и дававшее полноценное образование для всей семьи, Макса осенила блестящая идея! Он провел множество бесед с Уиллом и Дженни, Трастой и Экклзом, Нормой и Мином, после чего всякий раз с головой уходил в работу, часами просиживая в своей собственной хорошо оснащенной лаборатории и мастерской. Спустя несколько недель он почувствовал, что цель достигнута и он готов к испытаниям. После дополнительных обсуждений с друзьями было решено, что в первой стадии испытаний будут участвовать семьи Сайпелов и Квестерменов, а также все остальные, кто заинтересован и желает попробовать себя в роли подопытного кролика!

Дес и Ди со своей семьей начали готовиться к новому уроку под названием "Сколько лиц у Саймона?" Главным консультантом был Макс Комфорт, а для детей и родителей название сулило веселое приключение.

Радость обретения новых знаний и спонтанное общение день за днем в процессе обучения невозможно уложить в подробное и точное расписание — для этого не хватит никакой бумаги. Вполне достаточно спланировать все в общих чертах.

Домашнее обучение касается не только детей. Вместе учатся целые семьи, совмещая практические вопросы повседневной жизни с обучением и приобретением жизненных навыков, и в начале очередной недели собралась группа людей совершенно разного возраста. Все были полны предвкушений и едва сдерживали волнение. Чтобы еще сильнее разжечь интерес, Дес и Ди попросили Иону Квестермен провести новую игру, и Иона с удовольствием взялась за дело.

— Некоторые из вас уже знакомы с игрой "Саймон сказал", но важно, чтобы мы все знали, как в нее играть. Сейчас я вам объясню правила.

— В каждой партии есть ведущий, которого либо выбирают, чтобы начать игру, либо он сам зарабатывает это право, победив в процессе игры. Ведущего зовут Саймон. Остальные игроки встают перед ним или перед ней. Нужно выполнять все, что прикажет Саймон, если его команда начинается со слов "Саймон сказал". Если приказ начинается не со слов "Саймон сказал", то выполнять его нельзя.

— Если, к примеру, Саймон начинает: "Саймон сказал опуститься на колени", то все должны встать на колени, но если следующей командой будет "Встать", все должны оставаться на коленях, пока не прозвучит приказ, начинающийся со слов "Саймон сказал", например, "Саймон сказал встать и положить руки на голову". Любой, кто шевельнется по приказу, не начавшемуся со слов "Саймон сказал", — даже когда сам Саймон выполняет это движение, чтобы запутать других — должен выбыть из игры. Последний оставшийся становится следующим Саймоном.

— Саймон может приказывать игрокам бежать на месте, закрывать глаза, садиться на пол, потереть живот, упереться руками в бока или совершить любое другое простое действие, но игроки должны внимательно слушать, чтобы не пропустить подвох, когда в команде не будет важных слов "Саймон сказал".

— Сейчас я буду Саймоном, и мы медленно потренируемся несколько раз, пока все не поймут, как надо играть.

С правилами все разобрались довольно быстро, но мозг очень часто реагировал с опозданием, и игрок выбывал, подчинившись приказу и успев шевельнуться, прежде чем соображал, что надо остановиться. Копировать то, что делают другие, было очень легко — куда легче, чем слушать и мгновенно реагировать на нужные слова. Нужно было долго тренироваться, чтобы хорошенько усвоить эти важные уроки и выработать сноровку.

Стало очевидно, что у каждого нового "Саймона" был свой стиль и свои приемы. Кто-то действовал в расчете только на скорость произносимых команд. Другие надеялись на повторение, отдавая одни и те же приказания до тех пор, пока реакция не становилась почти автоматической. Иногда срабатывали необычные указания. Путаницу могли вызвать сложные действия. Высота голоса и его громкость тоже могли иметь большое значение.

Элементы внезапности, чтобы запутать мозг, и различные комбинации того, как отдавались приказы — все это использовалось с той целью, чтобы выводить из игры человека за человеком, пока не останется никого. Своей цели "Саймон" добивался тем, что ПРИТУПЛЯЛ СОПРОТИВЛЕНИЕ ДО ТЕХ ПОР, ПОКА МОЗГ НЕ ПЕРЕСТАВАЛ ЯСНО СООБРАЖАТЬ И СОВЕРШАЛ РОКОВУЮ ОШИБКУ, ПУСТЬ ДАЖЕ САМУЮ МАЛЕНЬКУЮ. НО БЫЛО УЖЕ СЛИШКОМ ПОЗДНО. БЕЗВОЗВРАТНО ПОЗДНО.

Изрядно напрыгавшись, все были очень довольны и расслабленны, когда Макс Комфорт начал рассказывать о том, что так сильно его занимало последние несколько недель.

— Я хотел бы показать вам кое-что из того, чем начал заниматься уже довольно давно. Многие из вас еще даже не родились, когда я стал работать в лаборатории "Очереди за лекарственным здоровьем". Как вы знаете, я ушел с этой работы, поскольку моя совесть не позволяла мне больше чувствовать себя там в своей тарелке. Это было так, словно меня схватили за руку, когда я вместе с остальными пытался вмешаться, влезть, вторгнуться в чудо человеческого организма. Через несколько дней, надеюсь, вы начнете понимать, почему я вынужден был уйти и почему сейчас я делаю то, что делаю. Я уверен, у вас будет масса вопросов, и я постараюсь ответить на них так просто и так честно, как только смогу.

Макс принес с собой загадочные упакованные предметы, и теперь в тщательно продуманном порядке их содержимое открывалось, превращаясь в увлекательные наглядные пособия.

— Мы здорово повеселились, играя в "Саймон сказал", но вы должны кое-что узнать. "Саймон сказал" — это всего лишь игра, а вот то, что "Система сказала" — вовсе нет.

— Как вы знаете, "Очередь за лекарственным здоровьем" является частью системы, ежегодно получающей прибыль в миллионы долларов, продавая лекарства и вакцины, которые врачи используют для лечения людей. Иногда люди "больны", иногда "здоровы", но они получают вещества, которые должны помогать им сохранять здоровье. Моя основная работа была связана с вакцинами, поэтому в основном я буду говорить о них. Думаю, большинство из вас не делало никаких прививок, но я уверен, что кто-то из ваших друзей станет это обсуждать, и то, что я покажу и расскажу, поможет вам открыть им то, чего они, возможно, не знают. Я расскажу вам больше, чем могут знать ваши друзья.

— Для начала давайте взглянем на это. Я постарался сделать все как можно проще и, надеюсь, интереснее. Если у вас будут вопросы — задавайте. Будьте как Иона. Не пытайтесь двигаться вперед, пока не обретете твердую опору у себя под ногами и за спиной!

То, что последовало дальше, было очень любопытным.

Это была диаграмма вакцин от разных болезней и недугов — многие были с длинными названиями — распределенные по возрасту, когда их следовало прививать. Некоторые вакцины были объединены в один укол, другие прививали порознь.

— Прививки начинают делать сразу при рождении либо через несколько недель, поэтому я принес с собой специальную куклу, размером приблизительно с новорожденного ребенка, — сказал Макс.

Последовало несколько непроизвольных охов и ахов при виде куклы, которую Макс положил на диванную подушку. Затем Макс воткнул в куклу шприц для подкожных инъекций и изобразил, что делает инъекцию в резиновую руку.

— Как вы понимаете, не многим детям нравится такая процедура. Да и взрослым тоже!

Затем Макс достал глянцевые картонные плакаты с нарисованными на них контурами детей разного возраста, вплоть до 15 лет. У него была целая коробка пустых шприцев, из которых он вынул иглы, заменив их на небольшие присоски. Шприцы были разных цветов, в зависимости от заболевания, для которого они были предназначены. Шприцы были помещены каждый на соответствующий плакат и соответствующую часть тела — иногда по три шприца в одном месте. Макс приколол к плакатам цветные фотографии, на которых маленьких детей удерживали по трое взрослых, делающих одновременно прививочные уколы. Было видно, что дети плакали и кричали от страха. К тому времени, как Макс установил все шприцы на места, плакаты уже стали напоминать дартс, где вместо мишеней были люди!

Следующие несколько дней Макс рассказывал, как делаются и испытываются вакцины. Он показал своему "классу" некоторые вещества, входящие в состав вакцин, и рассказал, почему их включают. Он рассказал о побочных реакциях и о том, почему они могут возникать.

Особый интерес у слушателей вызвал рассказ Макса о новых способах введения вакцин, над которыми он раньше работал. Он подчеркнул, что естественные пути попадания в организм — через рот, нос и поры кожи. Повреждения кожи в результате ранений или от укусов насекомых, рептилий или других животных позволяют ядам и микробам проникать в тело, что может вызывать инфекцию или даже смерть. Вакцинация уколами не является естественным путем попадания веществ в организм. Макс рассказал о возможности применения кожных пластырей, спреев для вдыхания через нос, и даже о свечках. К этой части лекции он привлек Уилла Прикмора, и к концу урока шутки на тему ночных кошмаров Уилла про д-ра Уоспбра и Фею Джаббем, а также про радикальные перемены, произошедшие в жизни этих двух врачей, дали слушателям — в особенности взрослым — много пищи для размышления.

Размышлениям этим предстояло вылиться в решения, которые ежедневно принимаются в жизни и неразрывно связаны с повседневной деятельностью, и во множество вопросов, которые свидетельствуют о процессе мышления, идущем в людских умах — взрослых и детских!

предыдущая часть Глава 78   оглавление Оглавление   Глава 80 следующая часть