Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Укол за уколом

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

81. Открывая правду

Первая стадия испытаний была окончена!

Дети и родители приняли ее на ура, и Макс стал получать приглашения от разных людей со всей области с просьбой провести такие же презентации. Он пересмотрел и кое в чем доработал свои материалы, а также пополнил коллекцию наглядных пособий, чтобы разнообразить вспомогательные средства для презентации. Изрядное количество времени у него уходило на планирование книги, которую Макс собирался написать.

Наблюдая за образом жизни Д'Других, Макс открыл для себя один замечательный феномен. Эти люди были специалистами во многих областях и обладали удивительным диапазоном знаний, навыков и личного опыта, которыми всегда готовы были поделиться с тем, кто нуждался в помощи и готов был просить о ней. Д'Другие умели обойтись без лишней, тем более двойной траты времени, средств и энергии даже тогда, когда это не было напрямую связано с профессией или повседневными делами, благодаря чему пользовались уважением среди местного населения, и спокойно, положительно влияли на окружавших их людей. Присоединившись к ним, Макс знал, что ему тоже предстоит играть особую роль. Имея за плечами опыт научной работы в "Очереди за лекарственным здоровьем", он чувствовал на себе большую ответственность: он обязан был предупреждать о вероятных последствиях использования вакцин и лекарств, в том числе о кратко- и долгосрочных побочных реакциях. Как использовать эти знания на практике? Как противостоять требованиям, которые неприемлемы ни для себя, ни для детей? Как быть, если какие-то мероприятия в области здравоохранения вдруг станут обязательными? Захотят ли люди сдаться и подчиниться? Ведь ставки могут оказаться слишком высоки! Хотя большинство уже давно поставили на кон, только не замечают или не хотят замечать этого!

Макс исходил километры тропинок среди густых зарослей. В тишине и уединении он старался разобраться со всеми этими вопросами. Иногда ему требовался слушатель, и он звал с собой какого-нибудь друга, беседуя с ним, как правило, по вечерам, в парке на Небесном Плато.

Постепенно его книга начала обретать форму. Макс размышлял, должна ли книга давать только ответы, или в ней должно быть больше вопросов? Он мог написать о многом. Как решить, что будет лишним? Макс часто задумывался о том, что делали и говорили Д'Другие, раскрывая методы системы. И тогда он обычно усмехался, вспоминая юного баламута Броди Сайпела, и его сестру Венди, и, конечно, ВИП! Они-то были готовы высунуть свои головы из панциря, а значит, был готов и Макс!

В книгу должны будут войти материалы, которые он приготовил для первой стадии испытаний и которые теперь доработал. Затем книга расскажет о многочисленных собраниях сотрудников "Очереди за лекарственным здоровьем" и непременных обсуждениях после собраний в кафетерии за чашечкой кофе или во время перерывов на обед — это станет откровением для читателя! Он изобразил Хэтча Каджоулри, высиживающего, словно курица-наседка, очередную рекламную кампанию для нового лекарства или вакцины. Макс знал, насколько тщательно тот выбирал слова для рекламной аннотации — что нужно включить в текст, а что нельзя ни в коем случае! Сколько раз работу его лаборатории — испытания и данные их результатов — приходилось приукрашать для "лучшего потребительского восприятия"! Масса историй!! Отдельные главы будут посвящены упорным попыткам Макса создать новые способы введения вакцин, а параллельно книга расскажет о многочисленных новых вакцинах, считающихся благом для здоровья людей, и о растущей потребности в комбинированных вакцинах — чем больше вакцин будет в одной, тем легче будет втиснуть очередные прививки в прививочные календари, которые постепенно расширяются, охватывая все больше возрастных групп1. Часть книги будет посвящена истории тех вакцин, которые оказались очень опасными, вызвав тяжелые побочные эффекты или открыв дорогу "новым", ранее неизвестным заболеваниям. Сколько жутких историй о том, когда болезнью заболевали именно те, кто был привит от нее и считал себя в безопасности, лишний раз подтверждая старую истину о том, что история всегда повторяется.

Макс понимал, что ему придется выступить против всемогущего доллара и, подобно Филу Энтони, раскрывать истинные мотивы, стоящие за массовыми прививочными кампаниями в слаборазвитых странах. Главной задачей "Очереди за лекарственным здоровьем", продвигающей свою продукцию, было убедить правительства потратить огромные суммы денег на приобретение вакцин, и частые контакты с людьми типа Полли Тишен, Дика Тэйта и Опина Юна могли скрывать обличающие подробности. Освещение этой темы в СМИ могло бы разворошить целое осиное гнездо! Глава "Правды Фолл Сити" Ю Синг Лайсат была типичным примером шеф-редактора, владевшего всеми приемами вранья. У письма в редакцию почти не было шансов на публикацию, если оно не поддерживало систему. Колумнистов тщательно отбирали, причем за Люси Фер всегда оставалось право вето. Любой репортаж, касавшийся Д'Других, обязательно был едким или критическим. Макс знал, чего ожидать, если однажды этот луч прожектора упадет на него!

На фоне всех этих хитросплетений и интриг, которые Макс хорошо изучил за многие годы и от которых в конце концов ушел, одним из важнейших и требующих неотложного решения был вопрос последствий, ожидавших родителей с маленькими детьми в случае введения законом мер принуждения. Он должен был вместе со своими друзьями биться до последнего, чтобы не допустить подобного шага. Во всем мире такое уже было. Долго ли осталось ждать, прежде чем это произойдет и у них? Всякий раз, когда Макс проводил наглядную презентацию для очередной группы слушателей и ставил уколы ребенку-кукле, или втыкал подкожные шприцы в нарисованные на плакатах человеческие фигуры, он словно чувствовал подгоняющие уколы прута! Он должен был рассказать о фактах — поведать правду.

Без преувеличений. Без предвзятости. Его позиция должна быть ясной и простой — не сложной, не запутанной. Ни одна система не способна достичь этого. Людям должно быть позволено делать подлинный информированный выбор, и затем они должны иметь свободу осуществить его, поскольку нужно признавать, а, следовательно, и уважать право на такой выбор. Макс знал, что люди, отвечающие за содержание структур какой-нибудь системы или за высокую прибыль, пустят в ход все доступные им средства и воспользуются всеми имеющимися в их распоряжении связями, чтобы достичь своих целей. В Максе они будут видеть раздражающий фактор, надоедливую муху, обманувшегося в ожиданиях информатора, выказывающего притворное равнодушие к утерянным привилегиям, угрозу спокойствию населения, сумасшедшего, опасность для общества, того, кто подстрекает нарушать права ребенка, кто пользуется доверчивостью — и да, в наше время — террориста! Макс мрачно улыбнулся про себя — все это было очень предсказуемо. Система будет использовать всю сокрушающую мощь своих механизмов и всю свою сладкоголосую, убеждающую, запугивающую тактику, чтобы усмирить сопротивление, но он будет предлагать только факты и правду, чтобы оставить на усмотрение людей их личный свободный выбор, с открытыми глазами и ясным сознанием.

*****

Пользуясь безграничной помощью Донны Зоупенд, Максу Комфорту удалось связаться с людьми, готовыми участвовать в издании книги, и когда книга дошла до стадии корректуры, ее содержание уже проверили ряд друзей Макса, хорошо знакомых с опасностями, поджидающими тех, кто высовывается из панциря! Траста Хантер, Уилл Прикмор и Фил Энтони оказывали Максу всяческую помощь и поддержку. Экклз смог поделиться подробностями о том, как обычно работают СИС и ХИСС, и Макс был хорошо подготовлен к их неизбежному вниманию, предприняв ряд предосторожностей, предложенных Экклзом.

Как-то вечером Макс присоединился к компании Д'Других, собравшихся возле костра на Небесном Плато. Угасающие языки пламени отбрасывали дрожащие тени на лица сидящих вблизи людей, и разговор то и дело возобновлялся. Тепло от костра было сродни теплу той дружбы, что связывала вместе этих людей в заботе и беспокойстве друг о друге и о тех близких знакомых, которые как правило покорно плыли по течению, и которым в то же время изрядно доставалось в жизни, поскольку давление общества не позволяло им быть собой и следовать собственным инстинктам.

— Как продвигается твоя книга? — спросила Иона Квестермен, прислонившись к мужу, державшему на руках уже довольно сонную Веру.

— Через неделю-другую ее отправляют в набор. Книга должна быть готова к началу месяца, — ответил Макс.

— Нам с Ионой не терпится прочитать ее, — сказал Энди. — Те дни, которые ты провел у Сайпелов, запомнятся нам надолго.

— Это все еще "просто книга"? — спросила Анна Керр. — Ты придумал ей название?

Макс улыбнулся.

— Да, — ответил он интригующе и замолчал. Затем, после паузы, видя, что Анна ждет название, он добавил:

— Но пока оно хранится в строгом секрете по разным причинам!

— Ну же, не лишай нас удовольствия, — запросила Анна, попытавшись изобразить возмущение, но не слишком удачно. Затем добродушно добавила:

— Уверена, что у тебя есть на то веские причины. Жду не дождусь. Как Иона и Энди, я горю желанием поскорее прочитать ее.

— Книга не разочарует никого из нас, — спокойно сказала Траста Хантер. — Экклз и Макс много говорили о возможных последствиях после выхода книги в продажу.

Это мысль подействовала отрезвляюще, и на некоторое время воцарилась тишина. Первым молчание прервал Стэн.

— Макс, мальчик мой, все, что ты делаешь с тех пор, как покинул "Очередь за лекарственным здоровьем" — очередной пример того, что значит высунуть голову из панциря. ВИП и ИДИ, и все такое прочее. Когда ты сам по себе, жизнь может стать протекать довольно одиноко. Я как-то слышал, что одна знакомая Энди и Ионы из отдела биобезопасности Министерства лесного и сельского хозяйства — как ее звали..?

— Фрэн Кли, — подсказала Иона.

— Да, верно. Спасибо, Иона. Я слыхал, что ей надоело все время вынюхивать в домах у людей, расспрашивать и добывать информацию, которую, как ей известно, затем передавали в СИС, так что она сказала им все, что о них думает, и уволилась. Она переехала в Люллинг Саундз и помогает на Зеленом Острове по мере своих возможностей. Так ведь, Иона?

— Да, мы знакомы с Фрэн очень хорошо. Она чудесная девушка. Она очень открытая и очень смелая.

— Да, так вот ей тоже немного одиноко теперь. По крайней мере, мне так кажется. Поразительно, сколько... одиночек стало... э-э... парами за эти годы. Ты понимаешь, о чем я, не так ли? — и выражение лица Стэна смягчилось, когда он подмигнул Эрни с Анной. — Или это были Экклз и Траста? В общем, кто-то в том направлении. Во всяком случае, у меня такие новости, если вы вдруг не в курсе. Ты знаком с Фрэн Кли, Макс?

— Конечно, Стэн, это имя говорит мне о многом! Насколько я помню, это очень живая и располагающая к себе девушка, способная сбить с толку кого угодно, играя в "Саймон сказал". Я прав, Иона?

— Вот уж точно! — сказала Иона. — Она просто виртуоз, — затем, посмотрев на заснувшую на руках у папы Веру, она продолжила. — Квестерменам пора домой. Спасибо за чудесный вечер, Стэн и все остальные. И не забудь, Макс, экземпляр книги как можно скорее. Жду с нетерпением!

*****

Издатели уложились в срок, как обещали, и Макс мог отправить только что отпечатанные книги всем желающим из Фолл Сити. Затем, загрузив в машину новые коробки, он направился в Люллинг Саундз. Он знал, что Донна и Май с нетерпением ждут эти экземпляры. В руках Донны печатное слово превращалось в силу, способную вывести жителей города из состояния самоуспокоенности.

Но еще Макс должен был сдержать одно очень важное обещание. Обещание, связанное с официальным объявлением; с объединением сил, которое выгодно отличает двоих от одного и скрепляется кольцом верности и долга. Порт Люллинг Саундз был подходящим местом для старта трудного, но увлекательного нового образа жизни, каким обещал стать союз, вооруженный мощным взрывным средством! Макс нес ответственность за каждое слово, которое уже написал... и которое еще напишет. А теперь каждое его слово приобретало еще более глубокое значение. Особое слово для особого человека: Фрэн Кли — значит откровенно.

Ах, да, название книги?

"ОТКРОВЕННО… ВЫ ДОЛЖНЫ УЗНАТЬ ТО, ЧТО ИЗВЕСТНО МНЕ!"

ПРИМЕЧАНИЕ

1 См. главу "Золотой гусь по имени Гардасил".

предыдущая часть Глава 80   оглавление Оглавление   Глава 82 следующая часть