Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Просто укольчик

Перевод Андрея Сабо (Украина)

1. Правосудие восторжествует?

Представьте себе зал судебного заседания.

В таком месте плохо знакомых с отправлением юстиции обычно посещают дурные предчувствия. Возможно, это всего лишь фантазии. В конце концов, ведь именно тут вершится правосудие.

И всегда найдутся люди, посещающие слушания из любопытства или для развлечения. Их интерес случаен и они беспристрастны. Другие здесь по личным мотивам — по очень личным на самом деле. Возможно, они в каком-то смысле жертвы.

В каком-то смысле зал суда схож с театром — здесь разыгрывается драма. Всеобщее внимание направлено на актеров.

Обвиняемый. Обвинитель. Защитник. И конечно же, судья.

Обвинитель и защитник, похоже, пользуются последними минутами, чтобы углубиться в свои записи. Трудно сказать, что чувствует обвиняемый. Он обвиняется в пренебрежении общественным благом, безответственном поведении и отсутствии должного уважения к рекомендациям вышестоящих людей. Для непосвященного все это звучит ужасно серьезно и пугающе.

Этот тип, должно быть, чудовищный злодей!

А вот cудья — что сказать о нем? Какая великая ответственность легла на его плечи! В конце концов, именно ему придется взвешивать доказательства обеих сторон. Он должен быть справедлив. Он должен выглядеть справедливым. Поддерживать лучшие традиции судебной системы страны. Позаботиться о том, чтобы обвиняемого воспринимали как невиновного вплоть до провозглашения приговора. Должен доказать, что нет сомнений в вине.

Суд начинается.

Обвинитель провозглашает суть обвинения.

Вызывается первый свидетель и представляются доказательства. Представитель защиты поднимается для перекрестного допроса свидетеля.

"Я возражаю, ваша честь!" — возглашает обвинитель.

"Возражение принимается", — говорит cудья. Интерес зрителей растет.

Вызывают второго свидетеля. Конечно же, тут собрались эксперты в своем деле.

Снова представитель защиты настаивает на перекрестном допросе свидетеля.

"Я возражаю, ваша честь!" — бубнит обвинитель.

"Принимается", — кивает cудья.

Все больше свидетелей проходит в зал суда, а попытки устроить перекрестный допрос по возражению обвинителя отклоняются.

Представитель защиты подскакивает на своем стуле и выглядит все более озадаченным при каждом отказе. Его чувство бессильной ярости от такого обращения лишь слегка смягчается его намерением все-таки довести дело защиты до победного конца. Только бы ему позволили вызвать всех свидетелей, чтобы показать полную несостоятельность доказательств обвинения.

Наконец, обвинитель закончил вызовать своих свидетелей. Судья прочищает горло.

Защитник вскакивает со своего места в нетерпении. Вот теперь будут поставлены под сомнение недостоверные факты и представлены неопровержимые доказательства.

Судья произносит:

"Я объявляю обвиняемого виновным".

В зале заседания воцаряется тишина недоумения. Никто не двигается с места — только что услышанное просто пригвоздило каждого к месту. Все произошедшее кажется дурным сном. Ведь обвиняемому даже не дали возможности произнести ни единого слова, не дали показать другую сторону дела.

Это же не суд, а пародия на честное правосудие, и без всякого сомнения мы должны возвысить свой голос против такого обращения с обвиняемым.

"Шок! Невероятно! Нет слов! Такого не могло произойти!"

Или могло?

Давайте снова вернемся в зал суда и узнаем, кто же главные герои этого дела.

Обвиняемый — обеспокоенные, думающие, задающие вопросы родители, желающие получить в доказательство факты.

Обвинитель — сторонники конвенциональной медицины: советники, политики, чиновники системы здравоохранения. Законодательно закрепленные интересы фармацевтических компаний.

Защитник — неповрежденная имунная система человеческого организма, исследователи, родители, которые не в восторге от того, что они обнаруживают.

СудьяВЫ?

предыдущая часть Введение   оглавление Оглавление   Глава 2 следующая часть