Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер (Новая Зеландия)

Хилари Батлер

Просто укольчик

Новая Зеландия, 2006

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

XXXI. Доктор Энтони Дж. Моррис: в борьбе с мерзкой отравой

В 1988—1989 годах со мной тайно связалась небольшая группа медиков, искренне обеспокоенных тем, что они наблюдали в своей практике. Некоторые осознавали свою беспомощность перед лицом этой "тикающей бомбы", как они считали. Они понимали, что должен был найтись человек, достаточно смелый, чтобы говорить, и чтобы их головы при этом не полетели с плеч.

Но… где найти такого?

Задолго до того Роберт Мендельсон адресовал меня к своему другу, отважному д-ру Энтони Дж. Моррису. Но я немного побаивалась писать д-ру Моррису. Д-р Мендельсон рекомендовал мне еще одного человека — д-ра Глена Деттмана. Тот выслал мне медицинские статьи, в которых частично рассказывалась история д-ра Морриса. В архивах Оклендской библиотеки я раскопала остальную информацию.

Энтони Моррис
Д-р Энтони Моррис, 1995 г.

Большинство медиков ничего не знают о роли д-ра Джона Энтони Морриса в истории вакцинации, а сам он достаточно скромен, чтобы привлекать внимание к собственным достижениям. Сначала мне было известно о нем лишь то, что рассказали другие, и еще немного удалось разузнать самой. Д-р Моррис отмахивался от любых предложений написать свою историю, но если бы люди знали ее, это помогло бы им хоть немного понимать то, о чем порой умалчивают при обсуждении вакцинации.

Его история восстанавливает ВСЕ оставшиеся невидимыми события, связанные с утаиванием информации о современных вакцинах.

Незадолго до Второй мировой войны д-р Моррис начал обучение в больнице Уолтер Рид в Вашингтоне, штат Дакота, где получил образование микробиолога со специализацией на вирусных заболеваниях, и в 1940 году он приступил к работе на государственной службе. В 1940-х и 1950-х годах он достиг выдающихся успехов в исследовании вирусных и респираторных заболеваний. В середине 1950-х Национальный институт здоровья (NIH) направил его на работу по исследованию вакцин и факторов риска в их применении. Одновременно Тони стал ключевой фигурой в подготовке исследовательской программы по изучению куру (болезнь нервной системы из группы медленных вирусных инфекций. — Прим. перев.) и скрепи (овечий аналог коровьего бешенства. — Прим. перев.), а также сделал важные открытия в области реакций на вакцины от гриппа.

В 1959 году д-р Моррис был нанят на работу в Отделение биологических стандартов (ныне Управление контроля пищевых продуктов и лекарств, FDA) д-ром Джозефом Смейделом, начерно подготовившем для лаборатории д-ра Морриса программу долгосрочных исследований гриппа. Тем временем в медицинских кругах шли горячие закулисные споры, поскольку, несмотря на лицензирование первой гриппозной вакцины в 1945 году, она так и не была запущена в производство. Руководство из высших эшелонов считало, что вакцинация от гриппа и обычной простуды была жизненно необходима для борьбы с наиболее мучительными респираторными заболеваниями, и для доказательства этого им требовался ученый уровня знаний и масштаба д-ра Морриса, который мог бы провести соответствующие исследования.

Очень скоро д-ра Морриса начало беспокоить то, что он обнаружил. Вопреки указанной в аннотации эффективности, действительную силу вакцины невозможно было измерить.

К 1963 году его исследования вакцины от гриппа, проведенные на пожилых людях, показали, что если польза и существовала, то настолько ничтожная, что ее невозможно было достоверно измерить.

Совместные исследования д-ра Морриса и д-ра Галдичека (который впоследствии получил Нобелевскую премию за исследование крупа) на Каролинских островах показали, что несмотря на отсутствие заметных отличий между циркулирующим вирусом и вакциной, эффективность вакцины от гриппа составляла лишь 20%. В некоторых случаях она доходила до 40%, а иногда равнялась нулю.

В попытках выяснить, почему надежная защита невозможна, проводились и другие эксперименты, которые показали, что хотя вакцина и вырабатывала IgG в крови, она не вырабатывала IgA в легких и в слизистых оболочках — в тех местах, откуда могла стартовать инфекция. Результаты исследований побочных эффектов также начали беспокоить его. В декабре 1966 года завершились исследования, показавшие, что польза вакцин от гриппа была очень мала, и что необходимы дополнительные исследования для выяснения причин этого.

Хилари Батлер, Энтони и Рут Моррис
Хилари с Энтони и Рут Моррис, 1993 г.

Когда он довел до сведения руководства свои опасения, то был немедленно принят в штыки. Он сказал следующее: "Между государственными учеными и учеными фирм-производителей существует тесная взаимосвязь. А мои результаты вредили рынку вакцин от гриппа". В Отделении биологических стандартов его уведомили, что он должен сдать все свои записи и материалы, потому что отстраняется от работы. Чтобы избежать полного уничтожения результатов исследований, один из его лаборантов забрал различные образцы вирусов "в другое место". Но у самого д-ра Морриса не было иного выхода, кроме как уничтожить тысячи подопытных животных, подчиняясь приказу.

Персонал лаборатории был полностью расформирован по другим лабораториям, а публикация его статей была остановлена руководством. Все материалы исследований были упакованы и увезены, дверные замки в лабораторию были заменены, а его самого поместили в маленькую комнату без телефона, и те, кто хотел увидеть его, должны были получать разрешение руководителя лаборатории.

К 1970 году в США было продано более 20 млн доз вакцины от гриппа, благодаря чему она стала одной из самых продаваемых вакцин, произведенных в США. В начале 1970 года, когда д-р Моррис уже принял решение уйти из Отделения и заняться поисками работы в другом месте, он был неожиданно уволен из Отделения. Он подал иск о незаконном увольнении. Все обвинения компании против него были опровергнуты, и комиссия по трудовым конфликтам единодушно заключила, что руководство компании притесняло Морриса на протяжении всего периода с 1963 по 1970 годы, и что обвинения в выпуске плохой вакцины были ложными, но сделала поразительный вывод, что "репутация д-ра Морриса как ученого, скорее всего, не пострадает из-за внутренних обвинений в компании".

Вскоре стало очевидно, что его репутация все же пострадала, и Тони понял, что должен восстановить свое доброе имя, доказав закону и общественности, что вакцина от гриппа не обладала теми качествами, которые ей так долго приписывали.

Вместе с адвокатом Джеймсом Тёрнером он составил подробный доклад о нарушениях при обработке и тестировании вакцин в Национальном институте здоровья и Отделении биологических стандартов. В Отделении применяли "сомнительную технику" тестирования вакцины от гриппа и подгоняли результаты тестов, что позволяло указывать в аннотации к вакцине эффективность выше той, что была в действительности, и таким образом сертифицировать и продавать разбавленные вакцины населению. Они утверждали, что в Отделении притеснялись многие ученые, чья исследовательская работа негативно влияла на рынок сбыта вакцин, и их вынуждали увольняться, а проведению необходимых исследований по многим вакцинам активно мешали. Доклад Тёрнера/Морриса также содержал обвинения в том, что в 1966 и 1967 годах Отделение выпустило по меньшей мере три партии потенциально зараженных вакцин от гриппа, несмотря на то, что один из ученых компании, д-р Каспер Хайатт, наложил запрет на их выпуск.

В ответ Национальный институт здоровья учредил специальную комиссию для расследования "необоснованных" заявлений.

Одновременно д-р Моррис вместе с некоторыми другими учеными из Отделения отправили копию доклада сенатору Рибикоффу, который инициировал расследование Счетной палаты на самом высоком уровне — не только по заявлениям д-ра Морриса, но и по нормативной ответственности Отделения.

Счетная палата согласилась с некоторыми утверждениями Морриса, обнаружив, что заявленная эффективность вакцин от гриппа существенно расходилась с результатами научных исследований.

Д-р Моррис считал, что польза вакцины от гриппа была преувеличена. У детей она часто вызывала жар, у беременных женщин в некоторых случаях она создавала угрозу для плода, и каждый рисковал получить вакцину "буквально напичканную чужеродными бактериями". Он заявлял, что невозможно проверить эффективность такого продукта как двухвалентная противовирусная вакцина от гриппа.

Бывший ученый Отделения Б. Дж. Янг, подтверждавший обвинения в адрес руководства Отделения, охарактеризовал отношение последнего к исследованиям как

давление, притеснение и цензура отдельных исследователей… Постепенно я пришел к выводу, что либо ты сдаешься, либо увольняешься. Моррис и Эдди были настоящими героями там, поскольку они остались и продолжали бороться. Остальные выражали свой протест ногами, уходя из организации1.

Неоднократно были случаи, когда без надлежащей проверки разрешали выпуск потенциально опасных вакцин.

Еще одной проблемой оказалась вакцина от тифа, созданная в 1940-х годах. В 1969 году Эпидемиологический совет вооруженных сил обнаружил, что некоторые партии вакцин не вырабатывали должного иммунного ответа, несмотря на то, что Отделение подтвердило их эффективность. Неизвестно, сколько лет, вплоть до 1969 года, в армии применялась бесполезная вакцина. Таким образом, к списку остальных "заслуг" Отделения прибавилась еще и его давняя недобросовестность.

Естественно, ни о чем из этого общество не поставили тогда в известность. Специальная комиссия Национального института здоровья в составе 12 человек закончила расследование к 29 ноября и сделала поразительный вывод:

Подтвердились лишь несколько небольших нарушений, которые, однако, не повлекли за собой никакого риска для людей.

Далее говорилось, что по результатам расследования комиссии Национальный институт здоровья считает обвинения д-ра Морриса "необоснованными".

В свою очередь д-р Моррис и Джеймс Тёрнер ответили на это исследованием на 30 страницах, доказывающим, что отчет комиссии был до такой степени никуда не годный, что эксперты сами нуждались в проверке отдельной подкомиссией. В доказательство они представили огромное количество данных, указав, что комиссия проигнорировала вопросы, поднятые ими, зато затронула другой вопрос — по поводу д-ра Бернис Эдди. В своем ответе, однако, они подчеркнули, что обе докладные записки Бернис Эдди (которых, по словам комиссии, не существовало), где она информировала Отделение, что полиовакцина заражена, были вручены председателю комиссии, и обе они доказывали, что выводы комиссии были по меньшей мере ошибочны.

Чем дальше, тем больше американские ученые понимали, что от них требуется быть такими государственными учеными, которые не "раскачивают лодку" и не делают независимых открытий.

В 1972 году на высочайшем уровне в сенате были проведены слушания по поводу этих и других обнаруженных нарушений, связанных с вакцинами. Во время слушаний сенатор Перси спросил д-ра Айзексона, какой, по его мнению, могла быть в денежном выражении стоимость 32 других вакцин, которые, как оказалось, не обнаружили защитного эффекта, и которые Отделение лицензировало к применению. Диалог был таким:

Д-Р АЙЗЕКСОН: Ну, я полагаю, цифра должна быть астрономической. Не думаю, что смогу указать точную стоимость. Некоторые из них, как выяснилось в ходе расследования, существуют на рынке уже в течение 20 лет, и это, безусловно, добавляет к цифрам.

СЕНАТОР ПЕРСИ: Но мы говорим, возможно, об инвестициях сотен миллионов долларов. Я уверен, что этот случай очень наглядно показал, что не все в порядке... Мы запираем конюшню после того, как выпустили лошадь…2

В период службы в Управлении контроля пищевых продуктов и лекарств США д-р Моррис работал над новой живой вакциной от гриппа в форме капель для носа, которая, как надеялись, решит все проблемы убитой гриппозной вакцины. Рассчитывали, что эта вакцина создаст иммунитет в слизистых оболочках, где он был наиболее необходим, и испытания только что провели на детях. Д-р Моррис начал с испытания вакцины на мышах — мера предосторожности, которую не принимали раньше — и обнаружил, что живая вакцина от гриппа ускоряла рост опухолей у подопытных животных. Это открытие заметно увеличило непопулярность д-ра Морриса в системе здравоохранения, но вакцина без лишних слов была отстранена. Интересно, проделал ли производитель новой противогриппозной вакцины флумист (в форме капель для носа) такую же работу?

Последней каплей в чаше терпения чиновников стал 1976 год. Произошло нечто, заставившее их твердо решить навсегда избавиться от д-ра Морриса. Это было фиаско свиного гриппа.

В феврале 1976 года в Форт Дикс, штат Нью-Джерси, у солдата, который умер в марте, был обнаружен штамм вируса свиного гриппа. Его не смогли идентифицировать в лаборатории в Нью-Джерси и выслали в Атланту, в Центр контроля и профилактики заболеваний, где и определили его как вирус свиного гриппа, и сразу же стали заявлять о всемирной пандемии. Считалось, что эпидемия 1918 года была вызвана вирусом свиного гриппа, но Пол Браун и д-р Моррис во время работы на островах смогли доказать, что эпидемия испанки в 1918 году не была вызвана вирусом свиного гриппа. Это был PR8, другой штамм вируса гриппа, открытый в Пуэрто-Рико много лет назад. Так что предположение Центра контроля заболеваний о том, что свиной грипп вызовет новую глобальную пандемию, было неправильным изначально.

К сожалению, власти тогда не проверили это. Не было обнаружено никакого другого свиного гриппа, кроме найденного в Форт Дикс и высланного в Форт Детрикс (биологическое военное подразделение), где выяснилось, что это был обычный вирус свиньи, и не было никаких причин для волнений.

Вирус передали в лабораторию Тони Морриса, который тоже не обнаружил ничего, что отличало бы вирус от любого другого штамма свиного гриппа.

Но Центр контроля заболеваний, вероятно, увидел здесь идеальную возможность возродить к жизни заржавевший флагман всех кампаний по вакцинации — вакцинацию от гриппа, в которой население успело слегка разочароваться.

Затем выяснилось, что не сумели сделать вакцину на основе этого штамма свиного гриппа, потому что он рос слишком медленно, так что это могло занять годы. И тогда медленнорастущий штамм свиного гриппа скрестили с PB8, что означало приобретение свиным вирусом способности вируса 1918 года быстро расти. Итак, вирусный антиген, использованный в вакцине от свиного гриппа, не был тем штаммом вируса свиньи, который обнаружили у солдата, а был быстрорастущим гибридом.

Вакцина продвигалась крайне агрессивным способом. Утверждалось, что эпидемия гриппа, подобная той, которая в 1918 году убила миллионы людей по всему миру, неминуема, если все до одного не выстроятся в очередь за вакциной от свиного гриппа. По высказывавшимся оценкам, число смертей в США могло составить один миллион. Шансы, что все произойдет так, как это было в 1918 году, оценивались как "1 из 2".

Энтони и Рут Моррис
Энтони и Рут Моррис, 2005 г.

Единственной проблемой был д-р Моррис. Из того, что обнаружил он и другие лаборатории, стала очевидна необходимость рассказать людям, что причин для тревоги не было. Когда он поделился со своим тогдашним начальником планами выступить, тот ответил: "Я посоветовал бы вам не распространяться об этом".

Он продолжил изучение вируса и, убедившись в достоверности полученных фактов, публично заявил, что не обнаружил свидетельств опасности штамма или того, что он может передаваться от человека к человеку, зато обнаружил, что вакцина опасна и может вызывать не только аллергию, но и побочные неврологические эффекты; что не существует точного способа измерить действенность вакцины, и что ее эффективность оказалась сравнительно низкой.

Когда среди прочих реакций у привитых стал появляться синдром Гийена-Барре, лаборатория д-ра Морриса взялась тщательнее изучить вакцину и еще раз публично подтвердила опасения в отсутствии эффективности и безопасности. И тогда случилось неизбежное. Управление контроля пищевых продуктов и лекарств уволило д-ра Морриса за неподчинение.

Тони работал из маленького офиса своего адвоката Джеймса Тёрнера, а также из собственного дома, продолжая доводить до сведения прессы свои аргументы, давая свою оценку случаям побочных эффектов и продолжая посещать заседания Национального института здоровья, посвященные гриппу, чтобы обсудить факты.

К октябрю 1976 года 33 человека погибло после прививки от свиного гриппа, а к середине декабря было уже около 500 случаев синдрома Гийена-Барре. Но вплоть до самого декабря чиновники в голос утверждали, что между смертями или побочными эффектами и вакциной нет никакой связи. В декабре на срочном совещании д-р Ленгмюр, один из ведущих иммунологов Центра контроля заболеваний, сказал: "Мы не можем, глядя на данные, не заключить, что именно эта вакцина от вируса гриппа вызвала синдром Гийена-Барре у тех, кто им заболел, и мы должны принять решение остановить программу". Результат голосования за круглым столом был 13 к 1 в пользу прекращения программы.

16 декабря 1976 года, после того, как были введены 46 млн доз и официально признаны три смерти, связанных с вакциной, программа была прекращена. Но главной линией по-прежнему было отрицание и снова отрицание.

Вот что Тони Моррис сказал в интервью для "Вашингтон пост" по поводу вакцин от гриппа:

Это медицинское мошенничество… Нам следует признать, что мы недостаточно знаем об опасностях, связанных с гриппозной вакциной. Я считаю, что у людей должна быть правдивая информация, на основе которой они могли бы решить, прививаться или нет.

И добавил:

Я считаю, что обладай они полной информацией, они бы не стали прививаться3.

В 1979 году Государственный наблюдательный совет приказал Управлению контроля пищевых продуктов и лекарств пересмотреть увольнение д-ра Морриса в первую очередь потому что тот руководствовался благополучием населения, а также из-за Акта о реформе гражданской службы 1978 года, который был создан в том числе и для дополнительной защиты информаторов или сотрудников, сообщавших о деятельности, нарушавшей, по их мнению, законы, нормы или правила, или представлявшей угрозу здоровью или безопасности населения.

Согласно показаниям, которые д-р Моррис дал перед бюджетной комиссией сената 5 марта 1987 года, к августу 1982 года пострадавшими от серьезных побочных реакций в результате вакцинации от свиного гриппа был подан 1571 иск.

К 5 марта двумстам девяноста из них были назначены выплаты на общую сумму 57 млн долларов, и еще 693 ожидали решения по иску на общую сумму 1 млрд 2 млн 700 тыс. Д-р Моррис сказал:

Эти цифры дают некоторое представление о последствиях программы, по которой федеральное правительство взяло на себя ответственность за продукт, нанесший серьезный ущерб здоровью неопределенного числа пациентов… Когда я покинул Управление контроля пищевых продуктов и лекарств в 1976 году, не существовало надежной и согласованной техники измерения нейротоксичности и эффективности большинства используемых в то время вакцин, включая DPT (АКДС. — Прим. перев.). Сегодня, спустя 11 лет, ситуация практически не изменилась.

Самое показательное во всей этой истории со свиным гриппом заключается в том, что должностные лица здравоохранения не извлекли и не собираются извлекать никакого урока из фиаско.

Например, на конференции в 1996 году д-р Питер Патриарка обсуждал предполагаемый план на случай пандемии гриппа. На стр. 2 отчета было сказано следующее:

Успехи и неудачи программы по свиному гриппу 1976 году были рассмотрены детально во всех аспектах. Возможно, самым большим провалом программы стало отсутствие заблаговременного плана профилактики, который мог бы предусмотреть многие технические, политические вопросы и вопросы администрирования, которые в конечном счете блокировали выполнение программы. Этот опыт как ничто другое подчеркнул необходимость в создании всестороннего современного действенного плана4.

Вдумайтесь в это. Предсказанной пандемии свиного гриппа не случилось, а вакцинация опасной вакциной была остановлена из-за смертей и нанесения ущерба здоровью. Раздосадованные отсутствием плана, который мог бы сделать успешной ненужную кампанию по вакцинации, чиновники использовали эту неудачу как повод для создания значительно более успешного, всестороннего, современного и действенного плана. Но для чего?

Чтобы мир мог заблаговременно привиться непроверенной вакциной со скваленом в качестве адъюванта для предотвращения предполагаемой эпидемии птичьего гриппа, которая, по их словам, тоже может убить миллионы людей, но которой тоже может не быть?

Извлекли ли чиновники какие-нибудь уроки из всего этого? Когда же они признают правду, а именно, что по сути дела в 1976 году они ошибались во всем! К счастью, тогда у них не было плана, потому что если бы он был, мы, возможно, так никогда и не узнали бы правду об эпидемии свиного гриппа, которой никогда не было.

Нужно знать предысторию любого вопроса. Без предыстории утверждения, подобные сделанному в 1996 году, ложатся в основу медицинских мифов, окончательно закрепляемых в учебниках. И сегодня, если воспользоваться поиском в Интернете, можно найти медиков, которые искренне верят, что эти 46 млн доз предотвратили эпидемию свиного гриппа масштаба пандемии 1918 года.

(Вся информация относительно работы Тони Морриса проверена им и основана на опубликованных исследованиях, газетных статьях, протоколов соответствующих слушаний в сенате, собранных или переданных им мне, и публичных или частным образом сделанных им комментариев.)

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Wade, N. 1972. "Division of Biologics Standards: The Boat That Never Rocked" Science March: 1225–30. p. 1227.
2  Из протоколов слушаний в сенате перед Исполнительным подкомитетом по реформам и государственным исследованиям (S.3419) April 20, 21, and May 3, 4, 1972, p. 346.
3  Cockburn, A. et al. 1977. "Scientist J. Anthony Morris — He fought the flu shots and the US fired him" Washington Post, 13 March: 22.
4  WP3.0\FLU PLAN\DRAFT #6, January 1996. Обсуждение, состоявшееся в четверг 29 февраля 1996 в Совещательном комитете по детским прививкам.

Глава 30 "Просто укольчика" Глава XXX   Оглавление "Просто укольчика" Оглавление   Глава XXXII Глава 32 "Просто укольчика"