Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Просто укольчик

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург) / Андрея Сабо (Украина)

63. Дифтерия? Шах и мат!

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

В прошлом я помимо прочего была еще и тренером по гимнастике. Я решила вспомнить молодость, т.к. нашему старшему сыну требовались пара лет гимнастических тренировок для улучшения его координации и гибкости. Чтобы сэкономить, я снова согласилась устроиться тренером по гимнастике. Мне очень нравилось находиться с детьми и видеть их достижения, поэтому для меня это не было тяжким трудом.

Официально в 1992 г. было ноль случаев дифтерии. Но в действительности дело обстояло иначе.

Был июнь. У моей коллеги-тренера в клубе занималась дочь в группе лучших гимнасток, которые регулярно ездили в Нортшор, чтобы там поучиться мастерству у недавно эмигрировавшего русского тренера. Иногда он сам приезжал к нам в клуб, т.к. у нас были подающие надежды гимнасты.

В один из понедельников моя коллега-тренер приехала очень встревоженная состоянием заболевшей дочери. В пятницу к обеду девочка была серьезно больна, и врач вызвал скорую, чтобы ее отвезли в большую больницу. Ее положили в реанимационное отделение, где ее состояние стабилизировали и уже откуда переправили в более подходящую больницу. Тетя ее мамы была медсестрой в 1940-е годы. Она приехала в больницу, чтобы посетить отделение интенсивной терапии, осмотрела девочку и, почувствовав неладное, глубокомысленно покачала головой. "Дифтерия", — сказала она.

В понедельник утром врач проверил результаты анализов, т.к. они были положительными только на дифтерию, а в карте было записано, что ребенок был привит. Мама подтвердила, что это так. Врач ответил, что тогда им надо сделать дополнительные анализы, т.к. это не могло быть дифтерией у привитого ребенка. Новые результаты снова были положительными на дифтерию, плюс еще и на гемофильную инфекцию.

В выписке из истории болезни говорилось, что анализы показали наличие дифтерии и гемофильной инфекции, но клиническая картина не соответствовала ни тому, ни другому.

Затем моя знакомая рассказала, что еще один ребенок из клуба с идентичными симптомами попал в больницу. Это все оставалось на уровне слухов, поскольку, как сказала моя знакомая, родители не хотели говорить со мной. Но через неделю она сказала мне, что им тоже не поставили точного диагноза. Им сказали что-то про "инфицированную астму" и еще одно странное слово, которого я не знала, если только это не был "эпиглоттит", который они неправильно услышали.

Я пожала плечами. Единственное, что изменилось в клубе с июня, это появившийся у всех странный кашель, но зимой в этом нет ничего удивительного.

Девочка вернулась на тренировки. Однажды она спокойно тренировалась в сторонке от моей группы, не слишком усердно, но мне не нравились ни ее координация, ни ее бледность. Любой тренер скажет вам, что на определенном уровне координация движений в гимнастике имеет решающее значение. Этот вид спорта не прощает ошибок, и если координации нет, то возникает угроза серьезной травмы. Я подошла к девочке и проверила у нее пульс. Для того, кто не слишком интенсивно тренировался, более 200 ударов в минуту было чересчур много. Пульс снизился лишь до 160. Когда приехала ее мама, мы сели, и я сказала, что очень обеспокоена.

"Почему?" — спросила она.

"Выяснилось ли уже, что у нее было?"

"Нет, а что?"

"Я считаю, что необходимо выяснить. У нее высокий пульс, и мне не нравится ни ее вид, ни ее координация. Если у нее была дифтерия, то ей нельзя быть здесь. Клиническая дифтерия опасна и может дать нагрузку на сердце, и девочка просто не настолько здорова, чтобы тренироваться. Если это была дифтерия, то вам нужно это знать. И вы будете знать, с чем имеете дело, и с чем ей придется справляться".

"А что мы можем сделать сейчас? Все закончилось!"

"Нет, не закончилось, — ответила я, — Вы можете получить образцы крови, взятые у вас больнице на дифтерийные антитела, и вы можете сдать кровь еще раз и перепроверить. И в третий раз, если захотите. Вам нужно посмотреть, нет ли четырехкратного увеличения антител на дифтерию. Выясните это, и тогда у вас будет ответ. Попросите их проверить на дифтерию или гемофильную инфекцию, или на то и другое, но только попросите их не оставлять вас в таком неопределенном положении".

Она спросила своего врача, который не знал, и спросил в больнице. Ему ответили, что это необязательно. Мама стала настаивать и, возможно, могла бы наделать достаточно шума, чтобы заставить их, если бы не ее дочка, в которую втыкали уже достаточно иголок, и которая отказалась.

Все объяснимо. Я могу ее понять. Мои восемь месяцев в постели в возрасте 16 лет были одним монотонным сеансом вампиризма раз в две недели, так зачем мне было настаивать?

То, что случилось потом, раздосадовало меня. Моя знакомая рассказала мне, что среди нескольких родителей, знавших, что я критикую конвенциональную медицину в отношении вакцинации, пошли сплетни. Возможно, масла в огонь подлила большая статья в "Метро", опубликованная за полгода до этого. Однажды до моего слуха дошли чьи-то предположения, что, возможно, мои непривитые дети занесли какую-то инфекцию в клуб и вызвали заболевание. Это меня сильно разозлило. Даже если мои дети принесли дифтерию в клуб, разве не должна была сработать прививка? И почему тогда мои дети не оказались в больнице в реанимации?

Социальные последствия могли больно ударить по нам. Только представьте, что было бы, если бы МОЙ РЕБЕНОК попал в больницу, в реанимацию с этими симптомами, с такими же результатами анализов и пустой картой прививок!

Это и сегодня можно услышать. Газеты и телеканалы травят нас ежедневно. Диктор, провозглашающий: "Нация поставлена на колени не прививающей матерью-извергом…" Ну, может, и не извергом, но внушаться будет именно это.

Я бы стала отбивной котлетой для СМИ, и это заставило меня докопаться до истины, что же произошло с теми двумя девочками. Я поспрашивала вокруг и обнаружила, что другие дети в школах, где учились гимнастки, кашляли так же.

Возможно, это был не просто кашель, т.к. у тех двух детей в больнице все начиналось именно с кашля.

То резкое замечание в мой адрес, то странный злой взгляд в мою сторону заставили меня понять, как легко многие идут за большинством и уступают давлению. Одно из преимуществ быть прививающим родителем заключается в том, что вас не будут считать прокаженным, как встарь, или современным изгоем, и врачи не смогут нелогично обвинять вас в начале эпидемии дифтерии среди привитых детей.

Конечно, если окажется, что первым был привитый ребенок, они бы сказали его маме: "Не переживайте, вы все сделали правильно".

В этих условиях нелегко быть родителем-антипрививочником, и я решила взять быка за рога. Я пошла к врачу, который терпимо относился к моей позиции, и объяснила ему всю ситуацию. Он спросил, чего я хочу в связи с этим. В отчаянии я сказала: "Знаете, если бы Департамент здравоохранения действительно отнесся к этому серьезно, вместо того, чтобы, по-видимому, прикрывать это, они бы пришли сюда и взяли мазки у всего гимнастического клуба, в школах, где учатся эти дети, и выяснили бы, в чем дело. Они ПРЕКРАСНО знают, что в России эпидемия и… (тут меня осенило…) знаете, что? Некоторые дети работали с русскими тренерами… в Нортшоре есть новое эмигрантское сообщество... что вы об этом думаете? А что, если типировать ее штамм дифтерии и сравнить с русским штаммом, который циркулирует?"

Он не слышал об этом. А я слышала, т.к. в свое время поднялась большая шумиха, когда родители в России отказались дополнительно прививать своих детей и себя. Моя знакомая из Аляски присылала мне статьи об этом. Чиновники отказывались применять одноразовые шприцы, и тот факт, что детям раньше уже было сделано столько прививок от дифтерии, заставило русских матерей взбунтоваться. Русские СМИ также были переполнены материалами об этом и с готовностью писали о несогласии.

А еще я говорила с русскими врачами, которые были раздосадованы, поскольку американские врачи Центра по контролю и профилактике заболеваний (CDC) говорили, что русские недостаточно прививали детей, хотя эти врачи объяснили мне, что многие русские к двадцати пяти годам были уже восемь (8) раз привиты от дифтерии, а если это были медики, милиция или военные, то у них было по 10 прививок, и что в большинстве известных им случаев люди были более чем полностью привиты по западным стандартам.

"Я думаю, — сказал этот врач, — что мне надо переговорить с глазу на глаз с одним моим знакомым из Веллингтона".

Через несколько дней он перезвонил мне домой. Как это ни странно, но он сказал, что люди в Веллингтоне знали не только об этих двух случаях, но и о том, что я преподаю гимнастику в клубе. Интересно, от кого они узнали. И что им за дело? Что касается взаимосвязи с русскими, им это, очевидно не приходило в голову, и мои рассуждения показались довольно смешными тому человеку, с которым говорили. По-видимому, их больше интересовало, что я буду дальше делать.

"Что значит, что я буду делать?" — спросила я, недоумевая. Ведь если я верила в то, что эти девочки были в реанимации без особой на то причины, то мне ничего и не надо делать.

"Ну, —сказал он, — как ты знаешь, два "сомнительных штамма" были обнаружены у привитых детей. Если ты, к примеру, решишь настаивать на дополнительных анализах или твоих двух мальчиков проверят, и они окажутся положительными на дифтерию, то сюда приедут. Но по Закону о здравоохранении они должны не только проверить тех, кого хотят, но и привить всех, независимо от их согласия".

"Ладно, — сказала я недоверчиво, — Значит, у меня два варианта. Заткнуться и ничего не предпринимать или открыть рот и тогда, возможно, за это придется расплачиваться моим детям".

"Наверное, так и есть", — сказал он.

И я оставила этот вопрос.

Вы думаете, это… малодушие?

Я решила держать рот на замке еще и по другим причинам. Основная причина в том, что, как я уже говорила, трудно быть родителем-антипрививочником с таким окружением. Я начинала понимать, что значит жить в перешептывающемся обществе, где несколько человек шушукаются за твоей спиной. Если бы я продолжила просто для того, чтобы заткнуть рот кучке людей, то под ударом оказались бы не только мои дети, но и я сама. Можете себе представить, что сказали бы ТОГДА обо мне и мне в лицо родители всех тех детей, которых Департамент здравоохранения выстроит в очередь на проверку а затем, может, решит и лечить?

Злословить будут уже все, а не только несколько недовольных. Я, "антипрививочница" "теперь требовала камня на камне не оставить"… Для чего? Может, для того, чтобы защитить моих непривитых детей? Может, я теперь испугалась? Прячусь за спинами всех их привитых детей? Возможные последствия для меня как для личности, а также для моих детей со стороны их детей были совершенно понятными, если я создам эту проблему.

А если бы Департамент здравоохранения нашел дифтерию? Что тогда? Массовые профилактические меры в виде антибиотиков и общенародные прививочные пункты? Меня обвинят и в этом тоже, и я стану изгоем общества?

Конечно же, я не боялась дифтерии. Я достаточно знала о болезни, чтобы понимать, что делать в случае критической ситуации с клинической дифтерийной инфекцией. Я обсудила и это, и все другие варианты действий Департамента здравоохранения с врачом и решила, что разумно будет выйти из ситуации без потерь. Я знала, что дифтерия далеко не так заразна и страшна, как нас убеждали в том врачи, и что в таком обществе как наше очень маловероятно появление пленок или более серьезных проявлений болезни у большинства людей. И это подтвердилось тем малым количеством людей в России, кто стал жертвой тяжелого заболевания. Вопреки общепринятому мнению, наиболее высокая смертность была преимущественно среди правильно привитых людей, оказавшихся восприимчивыми не из-за отсутствия вакцин, а из-за войны, социальных неурядиц, недостатки продовольствия. Наибольшая смертность была среди привитых бездомных алкоголиков. Посмотрите украинское телевидение2 и вы увидите, что туберкулез приобрел размах эпидемии. Так же обстоит с тифом, корью и гриппом. Ничто из перечисленного не связано с нехваткой вакцин. Это обязано ужасной социально-экономической ситуации, что подтверждается сообщениями военных, жалующихся на нехватку новобранцев в связи с плохим состоянием здоровья молодежи. Я думала, что на этом история закончилась, и записала ее практически так, как она показана здесь, за исключением названия "Политически некорректная болезнь", сохранив в папке "бесполезная информация", где она и оставалась вплоть до августа 1998 г.

смертность от дифтерии

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Королевское Новозеландское общество охраны здоровья женщин и детей, названное в честь сэра Уильяма Ли Планкета (1864—1920), бывшего губернатором Новой Зеландии во время его основания (1907). — прим. перев.
2 Украинское телевидение по адресу http://5tv.com.ua/

предыдущая часть Глава 62   оглавление Оглавление   Глава 64 следующая часть