Бойд Хейли, связь ртути и нарушений развития нервной системы

Основным фактором, провоцирующим неврологические заболевания, является подтверждаемое биомаркерами отравление ртутью: последние доказательства с помощью анализа мочи на порфирины

Medical Veritas 2006; 3:921–934

Перевод Светланы Черкесовой (Краснодар)

Давайте немного поговорим об этих доводах. Я согласен с вами — бесполезно пытаться убедить людей в том, что второе по ядовитости вещество на Земле, признанный яд, не нужно вводить в организм. Мы много слышим о рыбе. Вы тоже упомянули о ней. А не могла ли ртуть в рыбе вступить в реакцию с другими веществами, которые уже там находились? Что для человека токсичнее — ртуть в пломбах или вакцинах, или ртуть в рыбе?

Разумеется, ртуть из зубных пломб! Она еще ни с чем не вступила в реакцию и имеет полный токсический потенциал. А тимеросал, попадающий в организм с помощью инъекции, является чистой этилртутью. Он также обладает полным токсическим потенциалом. Метилртуть в рыбе почти вся связана. Я имею в виду, что если бы это было не так, то рыба умерла бы. Рыбе приходится защищать себя, так как она медленно подвергается воздействию метилртути, поедая мелкую рыбешку и т. д., поэтому рыбий организм создает защитные вещества. Например, в океанской рыбе много селена. В океане ртути намного меньше, чем селена, а селен очень хорошо нейтрализует ядовитость ртути в окружающей среде. Так что когда вы едите рыбу, вы не едите метилртуть. Вы едите метилртуть, связанную с рыбьим белком. Ртуть слишком химически активна, чтобы просто находиться в биологической системе, где есть белки, соединения серы или вещества, связывающие ртуть. Чтобы узнать содержание ртути в рыбе, просто кладут кусок рыбы в печь и нагревают его до температуры свыше 800° C, а затем измеряют выпарившуюся ртуть. Но когда вы едите рыбу, эта метилртуть почти вся находится в рыбном белке. Поэтому, когда вы съедаете баночку тунца с таким-то количеством микрограмм ртути, бóльшая ее часть выводится из вашего организма в течение одного дня. Но если в ваш организм попадет 10 микрограмм ртутных паров, то 80% из них останется там на долгое, очень долгое время. Так что все эти напыщенные разглагольствования о ртути в тунце всего лишь отвлекающий маневр, призванный не дать нам задуматься о ртути у нас во рту или о ртути в наших вакцинах. Я разговаривал с врачами, и они не понимают, есть ли разница между воздействием ртути, которая находится в рыбе и связана селеном и другими защитными веществами, или же воздействием ртути, попадающей в организм из зубной пломбы. В первом случае ртуть быстро выведется из организма, а во втором — нет. В 1998 г. ученый по имени Кингман из Национального института здоровья опубликовал в "Журнале стоматологических исследований" результаты своих изысканий, которые показали, что наибольшее количество ртути попадает в наш организм из зубных пломб. Не из рыбы! В его исследовании участвовали 1127 военнослужащих из Вашингтона, округ Колумбия. Но и в этой работе всего лишь измерили содержание ртути в крови и моче, и не измерили количество ртути, уже накопленное этими людьми, что было бы еще интересней. И даже эти данные однозначно показали: главной причиной увеличения ртутной нагрузки на организм американцев является вовсе не поедание рыбы (а в Вашингтоне потребляют много рыбы). Такое было бы возможно, если бы вы жили на острове и питались только рыбой, но никак не в США. Так что рыба — не самое страшное.

А вот еще информация. Что безопаснее — этилртуть или метилртуть? Что происходит, когда этилртуть, входящая в состав тимеросала, попадает в мозг приматов?

Вы понимаете, нельзя так ставить вопрос. Какая разница между "хрю" и "хрю–хрю"? Оба этих вещества крайне ядовиты, но это проявляется по-разному. Я хотел бы использовать аналогию, чтобы меня поняли. Если вы выпьете метилового (древесного) спирта, то можно быть уверенным, что вы скорее всего ослепнете и, вероятно, умрете. Вот как сильно он ядовит. Он смертелен. Если же вы выпьете этилового спирта, то вы опьянеете. Но если вы будете часто пить этиловый спирт в большом количестве, то вы заработаете цирроз печени. У вас даже может развиться деменция, вызванная потреблением этилового спирта. Так что нельзя ставить вопрос: "Какой из них более ядовит?" Правильнее спросить так: "Этилртуть ядовита? Является ли она причиной других расстройств?" Этилртуть высвобождает больше неорганической ртути в мозге, чем метилртуть. Как раз это и доказало исследование Бурбахера (Burbacher TM, Shen DD, Liberato N, Grant KS, Cernichiari E, Clarkson T. Comparison of blood and brain mercury levels in infant monkeys exposed to methylmercury or vaccines containing thimerosal. Environ Health Perspect 2005; 113:1015-1021).

Так что можно сказать, что для некоторых частей мозга этилртуть токсичнее метилртути, но с оговоркой, что речь идет о токсичности ртути именно для этой части. Для иммунной системы трудно найти что-либо ядовитее, чем этилртуть, принимая во внимание калифорнийское исследование древовидных клеток, а также ингибирование фагоцитоза при концентрации ртути в 1 наномоль. Оба этих вещества чрезвычайно токсичны. И хотя у них разные типы токсичности, это не значит, что нужно делать инъекцию этилртути ребенку. Это все равно, как если бы вы сказали своим детям: "Мы бы не хотели, чтобы вы пили крепкие напитки, но если пойдете проветриться, то можете пить вино в любом количестве. Вино не такое ядовитое, как виски, так что вреда не будет". Я хочу сказать, что меня злит, когда некоторые пытаются навязать подобную логику доброжелательным и думающим людям. Нужно просто не поддаваться и уметь сказать: "Не будьте такими дураками!" Я хочу сказать, что тимеросал достаточно ядовит, чтобы вызывать проблемы. А с метилртутью вакцины не производятся. Иначе мы бы увидели, насколько она токсична, но последствия отравления были бы немного другими.

Значит, метилртуть является более токсичным соединением, чем этилртуть, или же это просто чрезвычайно ядовитый вид ртути сам по себе?

Да. Можно сказать, что метилртуть убьет вас быстрее, чем этилртуть. Это если разговор идет о летальности. Но это не значит, что в малых дозах этилртуть меньше вредит вашей нервной системе, чем метилртуть. В итоге, оба эти вещества являются крайне ядовитыми. Я не понимаю, почему мы вообще позволяем рассуждать о том, какое соединение токсичнее, когда оба они невероятно ядовиты? Я хочу сказать, не похоже, чтобы говорили: "Ну, только дурак может спорить о том, какое вещество более ядовито". Это больше похоже на: "Что более ядовито — вино или виски?" или наоборот. Оба вещества токсичны, оба оказывают свое влияние, но одно из них, допустим, в два раза сильнее. В два раза сильнее — не так уж много, когда мы впрыскиваем это прямо в организм. А достаточно ли такого количества, последствия для вашего здоровья были бы такими же, как и у детей-аутистов? Ответ очевиден. Одна инъекция вакцины объемом 0,5 миллилитра содержит 125 000 наномоль ртути, а уже 1 наномоль или даже меньше способен создать серьезную урозу для здоровья ребенка. Учитывая объем крови и объем жидкости, можно высчитать, какова концентрация ртути в организме ребенка весом 6 фунтов, когда он получает эту инъекцию. Я уже высчитал. Возможно, вам уже приходилось слышать об этом на других моих выступлениях. Очевидно, что наномолярная концентрация в организме, в крови, определенно может стать причиной отравления.

Хорошо. Понятно, что и метилртуть и этилртуть ядовиты. Тем не менее, разве не было доказано в экспериментах на приматах, что этилртуть, содержащаяся в тимеросале, дольше и в бóльших количествах сохраняется в мозге?

Да. Исследования Бурбахера доказывают, что в мозге обезьян было больше неорганической ртути, а другие многочисленные исследования показали, что неорганическая ртуть остается в мозге исключительно долгое время, от многих месяцев до 27 лет в некоторых случаях.

А Бурбахер говорил о неорганической ртути, выделяющейся из тимеросала, который содержит этилртуть?

Да, именно так.

В настоящее время много спорят о культурах нейронов, утверждая, что воздействие на них не соотносится с другими путями воздействия. Есть ли у нас какая-то надежная медицинская информация, подтверждающая, что воздействие малых доз ртути может вызвать серьезные неврологические расстройства у детей?

Я никогда не утверждал, что воздействие на культуры нейронов воспроизводит реальное положение дел. Но давайте посмотрим на это так. Европейцы, как и мы, тоже изучали культуры нейронов и обнаружили, что с их помощью можно отследить основные биохимические нарушения, включая смерть, при наномолярной концентрации. Наши исследования тоже говорят об очень низкой наномолярной концентрации. А если сейчас мы обратимся к результатам исследования болезни Альцгеймера, которое было опубликовано в "Журнале Американской стоматологической ассоциации", то мы увидим, что у больных людей была микромолярная концентрация. Итак, 1 наномоль равен 10-9 молям. 1 микромоль — это 10-6. Так что разница составляет 103, то есть 1000, а то и больше. Значит, в чьем-то мозге находится в 1000 раз больше ртути, чем требуется для того, чтобы убить культуру нейронов. А нам говорят, непонятно почему, что нет причин для беспокойства. Нет сомнения — мозг имеет широкие возможности для защиты себя от токсичности ртути, но если в мозг ежедневно поступает ртуть в количестве, в 1000 раз превышающем смертельную концентрацию? Изо дня в день! Мы должны сказать: "Посмотрите на реальное положение вещей!" Как я понимаю, от 10 до 15% американцев будут страдать деменцией и потом умрут от заболевания вроде болезни Альцгеймера. В какой-то момент их нейроны не смогут больше защищаться от смертельных для них ядов. И не надо говорить мне, что, добавив ртуть, мы не ухудшим их состояния! Я никогда этому не поверю.

К тому же, если бы я в своих исследованиях культуры нейронов не увидел никакой их гибели, пока не достигнута микромолярная концентрация, то я должен был бы признать, что моя теория не подтверждается, ведь понятно, что не так-то легко получить высокую микромолярную концентрацию ртути в мозге. И тогда не было бы повода кого-то беспокоить, в мозге такой концентрации не бывает. Но когда я вижу, что культура нейронов погибает при наномолярной концентрации, а с инъекцией можно получить намного, намного большее количество, и при этом я знаю, какая бывает концентрация ртути в мозге, тогда нужно сказать: "Хм, это может создать проблему!" Так что это вопрос здравого смысла, а здравый смысл говорит нам, что если что-то убивает нейроны при наномолярной концентрации, то вы не должны впрыскивать сотни тысяч наномоль в свой организм.

Получается, что в какой-то момент ртуть может просто заблокировать механизмы, защищающие организм от нее же?

В исследовании, проведенном в Италии, было показано, что при воздействии на нейроны сублетальных доз (это доза ртути около 10-10 моль, которой недостаточно для быстрой гибели нейронов), очень сильно падает уровень глутатиона. Другими словами, ртуть блокирует выработку вещества, которое должно выводить ее.

Ага! Значит то, что могло бы помочь в борьбе с ртутью, ртутью же и блокируется?

Да.

Хорошо. А вот моей знакомой кажется, что у ее сына отравление ртутью из-за вакцинации, и хотя прошло уже довольно много времени после прививки, доктор просто назначил анализ крови. Является ли анализ крови или клиренс крови хорошим методом измерения потенциального побочного эффекта при применении ртути?

Если ребенок подвергался воздействию этилртути в прошлом, то анализ крови не является достоверным показателем уровня ртути в крови, и по нему нельзя сделать выводы о ртути, накопленной в организме. Это невозможно. Но происходит постоянно. Большой уровень ртути в крови наблюдается у людей, подвергающихся воздействию ртути в данный момент. Потом этот уровень в крови очень сильно падает. Но это не значит, что ртуть выводится из организма. Она накапливается в клетках центральной нервной системы. Так ртуть и удерживается. На самом деле, если находят ртуть в крови ребенка, то лечение ему не нужно, так как это значит, что детский организм выводит ее.

А как же дети, перенесшие акродинию? Что можно сказать об этой болезни?

Что же, можно сказать, что эта болезнь развилась у детей из-за воздействия ртути, содержащейся в порошке для прорезывания зубов — понятно, в каком возрасте дети подверглись воздействию. У малышей болели десны из-за того, что резались зубы, и родители натирали им десна каломелью — порошком, содержащим хлорид ртути (Hg2Cl2). "А зачем они это делали?" — спросите вы. А затем, что нарушая способность нерва нормально функционировать, ртуть работала как болеутоляющее. Вот так это и действовало. Зубной порошок повреждал нейроны, и болевой сигнал от режущихся зубов блокировался. Акродиния развилась у малой части детей — так же, как и аутизм. Я думаю, у 1 из 500, в публикациях мне встречалось такое число, и симптомы заболевших были очень похожи на симптомы аутизма, с той лишь разницей, что эти дети были очень маленькими. Им было меньше двух лет, так что диагноз "аутизм" им не ставился. Их кожа становилась ярко-розовой (отсюда название этой болезни на английском "Pink desease", т. е. розовая болезнь.Прим. перев.). У них могли быть язвы на суставах. У них могла быть краснота на щечках, похожая на раздражение.

Когда порошки для прорезывания зубов убрали с рынка, акродиния исчезла. Люди, перенесшие акродинию в детстве и выжившие, написали несколько хороших статей о себе и о том, как повлияла эта болезнь на их здоровье в дальнейшем. Эпидемия акродинии продолжалась до 1940-х годов, но мы должны понять главное: даже небольшое воздействие очень маленького количества ртути на ребенка, когда его нервная система еще только формируется, может вызвать серьезные нарушения. А каломель или хлорид ртути, между прочим, был очень нетоксичное соединение ртути, совсем не такое ядовитое, как тимеросал. Это абсолютно та же схема — как можно сидеть и рассуждать о том, что тимеросал не ядовит, когда у нас есть пример с акродинией?

А правда ли, что дети, получившие тимеросал в соответствии с жесткой схемой детской иммунизации, даже не в состоянии вырабатывать желчь?

Да, правда, и именно по этой причине я говорю людям: "Вы должны понимать, детский организм не может хорошо вывести ртуть, так как не производит для этого достаточно желчи". Я уверен, что выработка желчи обусловлена генетикой и передается по наследству, и я знаю, у некоторых детей после рождения наблюдаются нарушения. Скорее всего, некоторые люди вырабатывают достаточно желчи, а другие нет. Но нет сомнений, что до 6 месяцев, а то и дольше, большинству детей не нужно давать определенную еду, и многие врачи и педиатры согласятся со мной, потому что они не вырабатывают достаточно желчи для ее выведения. Выработка желчи — один из наших механизмов детоксикации.

Ого! Я не знаю, правильные ли я делаю выводы, но не связана ли прививка от гепатита В с младенческой желтухой, возникающей спустя несколько дней после вакцинации? Может быть такое?

Я бы сказал, что такое возможно, но у меня нет никаких доказательств...

Ну, это просто мысль. Было бы хорошо, если бы кто-то сказал бы: "Так, это может послужить предостережением против использования вакцин с тимеросалом". А могут ли дети, родившиеся у матерей с иммуннодефицитами, быть более чувствительными к меньшим дозам этилртути, содержащейся в тимеросале?

Понимаете, раз у детей-аутистов иммунная система, скорее всего, повреждена, и раз мы знаем, что тимеросал один из наиболее сильных из известных нам супрессоров иммунной системы, то я бы сказал "да". По меньшей мере, это удваивает риск.

Хорошо. Еще пара вопросов и мы перейдем к разговору о лечении и о будущем. Д-р Хейли, почему мужчины более предрасположены к отравлению ртутью, чем женщины?

Благодаря различным исследованиям мы знаем, что на одну девочку приходится четыре мальчика. Мы с д-ром Марком Ловеллом обсуждали наши исследования токсичного эффекта тимеросала на культуры нейронов и решили обработать нейроны эстрадиолом и тестостероном и посмотреть, что произойдет, как это повлияет на токсичность. Результаты оказались невероятными! Эстрадиол на самом деле защищает от токсичности тимеросала. Я имею в виду, что путем добавления эстрадиола мы смогли спасти почти все нейроны от гибели при том низком уровне тимеросала, который убивает более половины из имеющихся нейронов в течение 24 часов. А когда мы добавили тестостерон в том количестве, который не оказывает влияния на нормальный цикл развития клеток, нейроны погибли в течение трех часов при том уровне тимеросала, когда 80% нейронов погибает в течение 24 часов.

Так что присутствие тестостерона существенно увеличило убийственный эффект тимеросала при воздействии на культуру нейронов, тогда как применение женского гормона дало противоположный результат. Затем, когда мы искали похожие работы, мы наткнулись на сообщение д-ра Барон-Коэна из Англии, связавшего увеличение тестостерона у детей с проблемами, аналогичными аутическим. Я не говорю, что он назвал это аутизмом. Но задержка развития речи и прочие проблемы были первоначально обнаружены у детей, родившихся от матерей с высоким уровнем тестостерона в амниотической жидкости. Он обнаружил только такое различие. И он предположил, что эти заболевания или нарушения в работе мозга присущи в основном мужчинам. Кажется, он назвал это "чрезмерной мужественностью" мозга. Я предлагаю, чтобы люди сами прочитали о его исследовании, он психиатр или психолог, а я совсем не специалист в данной области. Но в любом случае, наблюдения показывают, что основной проблемой является сочетание тестостерона и тимеросала.

Марк и Дэвид Гейеры занялись подобными исследованиями, и они обнаружили, что у детей-аутистов в среднем наблюдается определенно высокий уровень тестостерона. Я слышал их выступление, и я обсуждал с ними результаты, указывающие, что основной причиной чувствительности может быть более высокий уровень тестостерона, чем вырабатывается средним человеком. Если ваша наследственность предполагает повышенную выработку тестостерона, то вы более чувствительны к вакцинам, содержащим тимеросал. Эти выводы укладываются в общую картину наблюдений. И я думаю, что именно по этой причине мальчики более девочек подвержены подобным нарушениям. В качестве иллюстрации: известно, что 10–15 лет назад мы беспокоились, что девочки не получают должной подготовки по математике и естественным наукам, потому что мальчики лучше девочек справлялись с SAT — экзаменом на успеваемость.

Сегодня все наоборот, основная забота теперь — "Почему наши мальчики не способны к учебе? Почему они не могу сдать экзамены по математике и естественным наукам, входящие в состав SAT?" Этих ребят никто не называет аутистами, они планируют поступать в колледж. Я не хочу сказать, что они больны, но я думаю, что программа вакцинации навредила уже двум поколениям американских детей, и прежде всего мальчикам, а мы говорим: "Все проблемы от компьютеров!" Или же мы виним во всем образовательные учереждения. Я думаю, им задали невозможную задачу — попытаться обучить детей, чья когнитивность повреждена программой вакцинации. Но сами дети — способные.

Разумеется. Значит, американцы пока не понимают, что происходит, хотя дети учатся в школе не так успешно, как могли бы?

Так оно и есть. Нужно прояснить эту загадку. Разница между прежней и настоящей нормальной средней оценкой по экзамену SAT составляет 100 баллов. Вот какой ущерб нанесен. Теперь нам приходится предоставлять преимущественное право мальчикам при поступлении на юридический, стоматологический и медицинский факультеты, потому что девочки за последние десять лет намного опередили их в учебе.

Это и вправду очень грустно. Давайте повторим: ртуть и тестостерон обладают отрицательным синергическим эффектом?

Так нельзя сказать. Мы говорим о таком уровне тестостерона, который сам по себе не является токсичным и может быть даже полезным для роста мальчика. Можно сказать, что тестостерон резко усиливает восприимчивость к токсичности тимеросала.

Хорошо, а мальчики сейчас хуже успевают по математике и естественным наукам?

Посмотрите на газетные статьи. Я заметил, как со временем результаты мальчиков значительно снизились по сравнению с девочками. И не потому, что девочки стали учиться лучше, а потому, что мальчики стали учиться хуже.

Да, статьи из популярных журналов разочаровывают и удивляют, так и хочется спросить:: "Почему они этого не понимают?" Помните, вы упомянули специалиста-психолога, но, по моему скромному мнению, это не совсем психологическая проблема. Как вы думаете? Это может быть связано с когнитивностью, но причина ее в определенных физиологических нарушениях.

Да, но не все согласны. Знаете старую пословицу — если из всех инструментов у вас есть только молоток, то все проблемы выглядят как гвозди. Люди, поднимающие эту проблему, не биохимики и не физиологи. И не имеют знаний в токсикологи. Обратите внимание, кто высказывается по этой теме? В основном социологи. И они занимаются системой образования. Я не иду в эту область. Они пытаются понять, в чем же здесь дело? Проблема затрагивает большинство детей, а раз наше правительство говорит нам, что вся эта шумиха по поводу прививок просто ерунда, значит, причина, скорее всего, в том, что дети много играют на компьютере или им больше нравится покупать одежду. Вы знаете, дети есть дети. Они такие же, как всегда. Я помню, когда я был завкафедрой химии, я настоял, чтобы у нас был веб-сервер, работающий 24 часа в сутки, 7 дней в неделю, куда мог бы зайти студент и просмотреть заметки к лекциям, сдать тестовый экзамен, ответить на тестовые вопросы, получить оценку и узнать, насколько хорошо он подготовлен к нашим вопросам. И я убежден, что это помогло молодым людям лучше сдавать экзамены, они действительно лучше учились. Но в то же время некоторым нашим абитуриентам нанесен настолько серьезный ущерб, что даже доступ к нашему веб-серверу не может им помочь. Так что не компьютеры являются причиной наших проблем. А то, что мы породили огромное число студентов, так или иначе пострадавших из-за воздействия ртути в детстве.

Д-р Хейли, как вы думаете, что случится с рабочей силой в Америке, выпускниками колледжей и с семьями, если большая часть мужского населения будет страдать от неврологических или когнитивных расстройств?

Ну, я настроен оптимистично и думаю, что мы это переживем. Но посмотрите на наши программы для аспирантов, что я как раз и делаю — я имею в виду, что занимался этим на протяжении восьми лет, пытаясь обеспечить приток достаточного количества выпускников, чтобы мы могли преподавать общую химию, в то время как аспиранты занимаются лабораториями. Так вот, не только в Университете Кентукки, но, вероятно, во всех университетах США можно увидеть преимущественно иностранных студентов, поступающих на последипломное обучение, потому что мы не можем найти достаточно американских студентов с химическим, математическим и другим научным образованием, которые помогли бы нам с лабораториями. Так что должности, требующие математического или научного образования, будут заняты выходцами из стран, где детям не был причинен такой вред. Это не просто слова. По-моему, по продолжительности жизни и здоровью США находятся на 72-м месте из 78. Мы даже не в десятке.

Получается, что-то не так с нашей медициной, возможно, не столько с медициной, сколько с программой вакцинации, из-за которой у нас много детей с проблемами речи и когнитивности, с плохим здоровьем. Я имею в виду, что если у человека не вырабатывается гем, и кислород плохо транспортируется, то говорят о хронической усталости. Человек, даже если он дышит, не может считататься здоровым, раз у него нет гема или красных кровяных телец, которые переносят кислород к нужным местам в мозге или в организме. Возьмите любую популяцию животных, которых подвергли отравлению. То же самое! И что мы делаем — мы пытаемся найти кого-то, кто не может дать сдачи, обычно рыбу. Мы обвиняем рыбу.

Отлично сказано, д-р Хейли! Я очень благодарен вам за то, что вы снова вернулись к гему. В исследовании Джеймса Вудса и его коллег присутствует заявление, поддерживаемое Шварцом и Вайсом, где говорится: "Нужно развивать аналитические подходы в токсикологических и эпидемиологических исследованиях для оценки ущерба здоровью людей, причиненного воздействием токсичных веществ из окружающей среды, и особенно для определения метаболических процессов и генетических типов, связанных с измененной чувствительностью (риском) к токсическим поражениям". Что вы думаете об этом?

Я думаю, он прав, потому что его заявление более или менее согласуется с результатами нашего исследования аутизма. И если вы следите за моими выступлениями, то могли заметить, что я говорю об этом уже около 10 лет. Ведь ничего сложного тут нет, и меня это раздражает. Конечно же, я понимаю, что неспециалист не может оценить вред, причиняемый ртутью из зубных пломб. Но я не могу понять, почему медики (а от Американской медицинской ассоциации мы получили очень, очень невнятный ответ) никогда не упоминают про зубные пломбы с ртутными наполнителями, разве что "стоматологи говорят нам, что они безопасны". Странно, что это за врач такой, который не понимает, что образование стоматолога не дает ему достаточно знаний, чтобы делать выводы о токсичности зубных пломб с ртутным наполнителем, которые он сам же и ставит. Это все равно, что спрашивать маляра о ядовитости свинца и ртути в красках, которыми раньше красили стены. Подобная глупость меня просто пугает, и я очень недоволен собой из-за того, что не могу убедить Управление контроля пищевых продуктов и лекарств, определенного конгрессмена и других людей в том, что если мы хотим быть здоровой и сильной страной, то мы не должны подвергать население воздействию ртути.

И пусть половина правительства — Национальная академия наук и Комитет по защите окружающей среды — обнародует отчет, где говорится о 8-10% американок, которые имеют такую большую ртутную нагрузку в организме, что их дети могут быть подвержены нейродегенеративным заболеваниям. Они сами это заявили. Я не говорил этого. А все вышедшие исследования говорят, что "80-90% ртутной нагрузки на организм человека приходится на пломбы с ртутными наполнителями". Значит, кто-то должен реагировать. А еще болюсное введение вакцин — младенцы, родившиеся от отравленных ртутью матерей, получают в день своего рождения дополнительно огромные количества ртути. Да это просто верх идиотизма. Наше правительство бездействует. Шорох чеков, что выписывают лоббистам ради поддержки, не дает правительству услышать результаты исследований и рекомендации, с ними связанные. Американская стоматологическая ассоциация активно поддерживает лоббистов и борется с законопроектами, которые мы вносим в конгресс или в любом штате. Мы предлагаем устранить зубные пломбы с ртутными наполнителями, и таким образом ограничить использование ртути. Медицинские организации выступают за использование тимеросала в вакцинах для детей и пожилых людей. Я не вижу здесь логики. Невозможно делать инъекции этилртути и в то же время заботиться о здоровье людей, следуя принципу "не навреди". Думаю, в конечном итоге бюрократы в медицинских организациях будут поставлены в неудобное положение, их действия подорвут доверие к врачам в нашей стране.

Каждый раз, когда я приезжаю в штат, где инициирован законопроект, направленный на запрещение или ограничение использования ртути в медицине или стоматологии, я встречаюсь с родителями, и обычно это интеллигентные и начитанные люди. Небольшое число законодателей пытаются им помочь, а я сражаюсь против шести или семи человек, одетых в дорогие костюмы. Это лоббисты, или стоматологи или врачи, повторяющие: "О, это все неправда! Неправда! Не слушайте его!", и они не представляют никаких опубликованных данных. Выступая на слушаниях в законодательных комитетах, я много раз говорил об этом. Я просил: "Потребуйте их данные!" Если я заявляю, что содержание ртути в сердце ребенка, умершего от идиопатической гипертрофической кардиомиопатии, повышено в 22 000 раз, я указываю на публикацию. Дети постоянно умирают из-за ртути, а нам говорят, что ртуть никак не воздействует на здоровье нации. Покажите ваши данные!

Хорошо, что вы коснулись этой темы, д-р Хейли. Еще один вопрос, касающийся работы комитетов. Пожалуйста, расскажите нам об идиопатической гипертрофической кардиомиопатии и ртути. Усматривают ли связь между ними связь Национальный институт здоровья и Управление контроля пищевых продуктов и лекарств?

Если они и усмотрели какую-то связь, то мне об этом ничего неизвестно. Я хочу сказать, что публикации на эту тему появились в 1999 г. То есть, семь лет назад. Проводились исследования идиопатической гипертрофической кардиомиопатии, ИГКМ. "Идиопатическая" означает, что мы не знаем, в чем причина болезни, это болезнь-загадка. Идиопатическая гипертрофическая кардиомиопатия убивает в основном молодых людей, чей возраст не позволяет им умереть от сердечной недостаточности. Знаете, обычно спортсмены-школьники умирают во время баскетбольных или футбольных матчей, хотя такое случается и со спортсменами постарше. Почему мы платим за трансплантацию сердца пожилым людям? В основном потому, что они больны кардиомиопатией. Нам известно, что причиной кардиомиопатии может быть низкий уровень селена у жителей многих стран. Селен выводится из организма, связывая ртуть. Он может присутствовать в организме, но ртуть делает его биологически недоступным, и он становится бесполезным. Так что у нас есть связь между ртутью и кардиомиопатией — когда исследовали сердечную ткань людей, умерших от этой болезни, то обнаружили, что в 1 грамме сердечной ткани содержится более 178000 нанограмм ртути. Это в 22000 раз больше, чем в их же мышечной ткани или чем в сердечных тканях умерших от других заболеваний.

Таким образом, нет никаких сомнений, что распространенная у нас ИГКМ как-то связана с огромным увеличением ртути в тканях. Наше правильство, наш Национальный институт здоровья ни копейки не выделил на исследования, никого не пригласил для оценки значения ртути при этой болезни. Как следствие этого, Национальный институт здоровья не считает ртуть причиной какой-либо неврологической или системной болезни у американцев. Посмотрите на его публикации. Я имею в виду, что Институт тратит деньги на тысячу смехотворных исследовательских статей или проектов, но не считает нужным рассмотреть этот очень, очень важный вопрос. Если вы обратитесь к медлайну или сай-файндеру (медицинская и научная базы данных. — Прим. перев.) и просмотрите публикации, посвященные взаимосвязи ртути и неврологических заболеваний, вы обнаружите, что большинство этих исследований было проведено не в США. Интересно, почему? По моему мнению, медицинские и стоматологические сообщества в нашей стране сдерживают изучение ртути как причины или как провоцирующего фактора распространенных заболеваний, а люди продолжают подвергаться ее воздействию.

Это хуже, чем новое платье короля, когда никто не мог честно признаться, что король-то голый!

Да, очень похоже на то. Вернемся к моему спору с городским пьяницей на протяжении 14 лет. Среди различных правительственных объединений есть очень влиятельные, и мне кажется, что одним из них является стоматологический отдел Управления контроля пищевых продуктов и лекарств. По моему мнению, за этот отдел отвечает Американская стоматологическая ассоциация. Она тормозит любой проект и любое исследование, касающиеся измерения количества ртути, проникающей из зубных пломб с ртутным наполнителем. Управление контроля пищевых продуктов и лекарств окончательно и бесповоротно отказалось измерить количество ртути, проникающее из зубных пломб, потому что результаты ему не понравились бы. Оно могло бы давным-давно мгновенно заткнуть мне рот, просто опубликовав статью, где было бы сказано: "Мы сделали 100 ртутных наполнителей. Они были отправлены в Йель, Гарвард, Калтек (Калифорнийский политехнический университет. — Прим. перев.), Вашингтонский университет и другие места, где есть специалисты по измерению ртути, и те показали, что ртуть не просачивается или просачивается в незначительном количестве". Это бы стоило Управлению 10 000 долларов, но даже это оно отказалось сделать! А отказалось потому, что боится проиграть, боится, что ему скажут: "Послушайте, это количество ртути ядовито!" Потому что мы — например, я, другие ученые — уже измерили его, и мы знаем, что мы правы. А от Управления мы можем добиться только: "Нет, мы засунем голову в песок и не будем ни на что обращать внимания". А если даже им приходится рассматривать подобные вопросы, то применяется очень хитрый трюк. Когда вы просите Управление контроля пищевых продуктов и лекарств оценить безопасность зубных пломб с ртутным наполнителем, оно не дает денег независимым высококвалифицированным исследовательским группам на новые фундаментальные исследования. Оно создает комиссию из подчиненных ему людей, и они просто читают различные документы. Затем комиссия скажет: "Мы не нашли ни одного эпидемиологического исследования, которое показало бы, что зубные пломбы с ртутными наполнителями ядовиты и провоцируют заболевания" — ведь таких публикаций нет, никто не финансирует подобные исследования, включая Американскую стоматологическую ассоциацию. Затем комиссия даст заключение: "Нужно больше исследований", а говорится это аж с 1960 г. "Нам нужно больше исследований, чтобы сделать вывод о токсичности ртутных наполнителей". Но никаких исследований не будет, потому что Национальный институт здоровья не даст денег, так как финансирование осуществляется через Национальный исследовательский институт стоматологии и челюстно-лицевой хирургии. Заправляют там стоматологи, а они бездействуют, и, по моему мнению, они не заинтересованы в обнаружении связи между ртутными наполнителями и различными заболеваниями, потому что это дискредитирует их профессию. Я в этом уверен, вот посмотрите: в базе данных Компьютеризированного поиска информации о научных проектах (CRISP) при Национальном институте здоровья можно увидеть множество грантов, предоставленных на исследования токсичности кадмия, свинца, мышьяка и их возможной связи с некоторыми болезнями. Но если вы поищите там гранты на исследования ртути, не считая метилртуть в рыбе, вы обнаружите, что их совсем мало, из них меньшая часть отдана какому-нибудь стоматологическому институту где-нибудь в США, который к тому же так ничего и не опубликовал по теме.

Мы говорили о болезнях сердца. Один врач из Великобритании рассказал мне о своих наблюдениях: его пациентам с сердечными заболеваниями становится лучше при хелатировании.

Да, я думаю, что все, что выводит из вашего организма кадмий, свинец или ртуть, может улучшить ваше самочувствие.

Ну что ж, пойдем дальше. Что касается детей-аутистов — существуют ли какие-нибудь многообещающие улучшения в методике хелатирования, направленные на увеличение ее эффективности и безопасности?

Могу с грустью констатировать: если такой вопрос и был поставлен на уровне Национального института здоровья, то мне об этом неизвестно. Я имею в виду, что это самое подходящее место. Кому-то покажется, будто я выступаю против Национального института здоровья, но это не так. В институте работают сотни, если не тысячи выдающихся ученых, может быть, им даже и неизвестно об этой проблеме, и они могут разработать отличнейшие хелаторы. Нам это необходимо, потому что мы до сих пор используем DMSA и DMPS (2,3-димеркапто-1-пропансульфоновая кислота. — Прим. перев.), изобретенные русскими и немцами еще в 1940 г. Так что им уже 66 лет. Когда их разрабатывали, еще не были известны опасности пересечения гематоэнцефалического барьера и тому подобное. Нам нужен Национальный институт здоровья, пусть он отправит запрос всем лучшим химикам мира, чтобы они смогли синтезировать новые типы хелатных комплексов ртути. А затем биологи и биохимики с помощью экспериментов выявят те из них, которые смогут вывести яд и уменьшить ртутную нагрузку у тех 8–10% отравленных американок, число которых уже достигает миллионов. Это именно то, что нам совершенно необходимо.

А сейчас дела обстоят так: я, вместе с моими аспирантами, синтезировал некоторые вещества, которые, как мы думаем, будут лучше хелатировать и удалять ртуть из организма, но мы не смогли провести анализ на токсичность, так как наше финансирование урезано, а подобные анализы очень дороги, и мы столкнулись со множеством запретов. Я часто читаю лекции в Европе; думаю, там эти анализы и будут сделаны. Мне кажется, что в США это сделать невозможно — до тех пор, пока наше правительство не признает существование проблемы, денег на ее изучение мы не получим. Например, конгрессмен Дэн Бертон проводил слушания по ртутным наполнителям, там присутствал глава Управления контроля пищевых продуктов и лекарств, представители Американской стоматологической ассоциации и я. Мы поддержали вопрос конгрессмена Бертона к Управлению контроля пищевых продуктов и лекарств: проверяли ли они ртутные наполнители на возможность высвобождения ртути и сопутствующую токсичность? Представитель Управления ответил: "Нет, мы никогда не прооводили тестирования ртутных наполнителей". Ден Бертон спросил, почему этого не делали, и получил ответ: "Ну, потому что мы выслушали специалистов в этой области", а специалистом в этой области является Американская стоматологическая ассоциация, и она говорит нам, что ртуть не может вытечь, и пломбы абсолютно безопасны. Однако в тезисах, представленных Американской стоматологической ассоциацией на этом слушании и опубликованных на ее веб-странице, было написано, что ртутные наполнители безопасны, так как одобрены Управлением контроля пищевых продуктов и лекарств.

Получается замкнутый круг. Ассоциация говорит Управлению, что ртутные наполнители безопасны, а потом Ассоциация говорит общественности: ртутные наполнители безопасны и одобрены Управлением. Вот какая глупость выходит! Значит, мы никак не можем получить толчок создать что-то полезное, что помогло бы вывести ртуть из организма, раз основной правительственный комитет, курирующий эту область, Управление контроля пищевых продуктов и лекарств, не признаёт существования проблемы.

Но теоретически возможно создать улучшенные хелаторы при правильном подходе и достаточном финансировании?

Даже не теоретически, а точно! Можно сделать улучшенные и более безопасные в использовании хелаторы.

Хорошо.

Поверьте! Любой, кто изучает DMSA и DMPS, может сказать: "Ага, здесь мы можем улучшить!" На самом деле это не совсем хелаторы. У них нет пространства между двумя прилежащими тиоловыми группами, чтобы связывать ртуть в качестве хелатора. Мы создали вещества, связывающие ртуть, они на порядки плотнее DMSA и DMPS, и в пробирке показали отличнейшие результаты. Тем не менее мы должны убедиться, что они не ядовиты. Это стоит очень дорого, и сделать это очень сложно, требуется специальное оборудование. Вот тут мы и зависли, все дело в том, где найти желающих провести такое исследование. Как вы уже могли убедиться во время нашего интервью, я очень искренний и прямой человек. Наши ученые соглашаются со мной, даже симпатизируют мне, но они не хотят работать со мной — не хотят привлекать внимание к себе из-за всего, что я говорил в последние 15 лет. Они видели, как мне везло с финансированием и с прочим, моя прямота мешает им присоединиться ко мне. Я отнюдь не виню их. Я хочу сказать: у всех карьеры, семьи. На самом деле очень трудно решиться и подставить свою шею. В общем, в нашей стране можно быть честным и прямым, но лучше, чтоб идея того стоила.

Д-р Хейли, а что вы можете сказать о соединениях золота?

Я не знаю. Опять же, я не лечу людей. Я не имею на это права, я ученый-исследователь, доктор наук. Я предоставил всю имеющуюся у меня информацию в распоряжение тех, кто может проверить ее, и, на мой взгляд, хорошо, что они ничего не говорят, пока не получены результаты. Мне кажется, действие соединений золота апробируют на взрослых аутистах, не на детях, потому что такое лечение может быть очень опасным. Я имею в виду, что тут палка о двух концах: можно заболеть еще сильнее, а можно и выздороветь. Вообще-то государственные институты клинических исследований должны удостовериться, что метод работает и все делается правильно. Они могут это сделать в один момент. Но у них сейчас другие приоритеты. Однако я верю, что химия нам сможет помочь, и соединения золота смогут быть полезными в лечении людей, отравленных ртутью. Дела обстоят так, что хороших идей может быть множество, но не все хорошие идеи найдут применение в науке. Я вижу большой потенциал в применении соединений золота, но требуются клинические испытания. А как я уже говорил, немногие институты признают необходимость подобного исследования, ведь они не видят опасности в отравлении ртутью. Если бы я попытался получить разрешение Государственной наблюдательной комиссии при Университете Кентукки на инъекции соединений золота детям-аутистам, то, по моему мнению, мне бы его не дали. А вот если бы об этом попросил врач, имеющий опыт в лечении детей-аутистов и практикующий в медицинском учреждении, и если бы он смог все правильно обосновать, то ему бы разрешили.

Д-р Хейли, каковы приоритетные направления для движения вперед?

Для меня лично очевидно, что тимеросал вызывает аутизм. Разумеется, со мной не соглашаются, создается шумиха, но эти люди просто загнаны в угол. А если принять во внимание, что до 1941—43 гг. аутизм не был описан в литературе, а тимеросал стали добавлять в биологические препараты в 1933 или 1934 году, то появление болезни вполне можно связать с появлением и использованием тимеросала. Отражением этой зависимости служит нарастание эпидемии аутизма вместе с увеличением воздействия тимеросала на детей из-за его применения в детских вакцинах, а также и сегодняшний спад эпидемии благодаря удалению тимеросала. К тимеросалу в вакцинах добавим все данные о накоплении токсичности, врожденной сенсибилизации, нарушениях в порфириновом профиле, который становится нормальным при хелатировании ртути у детей-аутистов, — доказательства в деле против тимеросала более чем весомы. Я думаю, что вряд ли их удастся опровергнуть, нам придется научиться жить с этим. Но не думаю, что медицинский истеблишмент способен на такое; он так глубоко увяз, подвергая детей воздействию тимеросала, что, скорее всего, так и будет отрицать все до конца.

Тем не менее я не собираюсь доказывать, что тимеросал вызывает что-то еще. Я пытаюсь разработать лучшие хелаторы тяжелых металлов, чтобы помочь населению Америки и вывести яды. Я буду делать все, что смогу в этом направлении, хотя мои ресурсы ограничены. Ограниченные ресурсы, кстати, не означают только деньги. Невозможно найти сотрудников — всем известно, что это непопулярный вопрос. Институт медицины дал понять: "Хватит исследовать связь тимеросала и болезней!" Институт хочет исключить любую возможность того, что кто-то сможет доказать, какую большую ошибку допустили создатели политики вакцинации из Центра контроля заболеваний, внедряя обязательную программу прививания. И люди знают об этом, и им также известно, что если вы попросите грант на изучение тимеросала, то финансирования вам не видать. Вы можете попасть в чей-нибудь черный список, в который попадать не стоит. Так что я уверен: такое исследование будет проведено в Европе, нам в этой области не хватает единомышленников. В США его провести невозможно, слишком много замешано политики.

Ну что же, д-р Хейли, от лица всех детей и взрослых Америки, а также от лица всех людей в мире, позвольте поблагодарить вас за ваши смелые исследования и неустанную работу! Спасибо за то, что поделились сегодня с нами информацией.

Пожалуйста.

Теория лечения мегадозами витамина С Часть I