Чарльз М. Хиггинс (США)

Ужасы вакцинации, разоблаченные и проиллюстрированные
Петиция Президенту об отмене обязательной вакцинации в армии и на флоте


Перевод Зои Дымент (Минск)

Военное послушание плохому закону. Отличный пример, показанный Сократом

Какой-нибудь ложный интерпретатор может предположить, что осуждая обязательную вакцинацию в армии и на флоте и призывая к ее упразднению, я пытаюсь "подстрекать к неподчинению, нелояльности, или бунту, или отказу от обязанностей в армии на флоте США", как это выражено в законе Овермана, поэтому я хотел бы обратить сейчас пристальное внимание на тот очевидный факт, что призыв к отмене плохого закона или прошение "об устранении несправедливости" — это не призыв к неповиновению какому-либо закону, отказу от долга, к нелояльности к США, это не разжигание мятежа, а четкое конституционное право, соответствующее Статье I первой поправки, которое, как там утверждается, не может быть сокращено или отменено.

Если какие-либо верные солдаты, противящиеся принудительной вакцинации, спросят моего совета, должны ли они принять или отклонить ее, я посоветую им протестовать против принуждения и просить об ее отмене, но я бы не советовал им сознательно ослушаться каких-либо военных властей. И я хочу сказать здесь, что я считаю, что любой солдат, который пострадает или даже умрет от вакцинации, вынужденный подчиниться ей согласно военным законам, во время службы своей стране, должен получить столько же чести, как если бы умер на поле боя, или столько же чести, как в случае Сократа, великого греческого воина и философа, который умер из-за повиновения плохому закону и несправедливого приговора.

Я хочу посоветовать всем сознательным отказникам от принудительной вакцинации обдумать учение некоторых строгих моралистов, что лучше подчиниться всем законам, даже плохим, чем нарушить один из них, что это послушание и самопожертвование является первым долгом солдата и гражданина. И они также учат, что это послушание плохому закону, после полного и должного протеста против него, является лучшим способом добиться его отмены в свое время.

Кажется, это совпадает с учением великого Сократа — языческого Христа, умершего в 399 году до н.э. Его трагическая смерть — главный урок для нас. Зная, что он был несправедливо и ложно осужден и что его судьи действовали неправильно, но соблюдали закон, он отказался избежать этого ложного и несправедливого суда, хотя мог бы легко сделать это с помощью властных друзей, которые призывали его к этому. Однако он благородно принял законный приговор и выпил чашу с ядом, к чему он был приговорен на законных основаниях, но по ошибочному обвинению, и, таким образом, отдал свою жизнь, потому что он считал священным долгом гражданина соблюдать все законы, справедливые или несправедливые, и еще более священным долгом законодателя и судьи обеспечение того, чтобы все законы и приговоры были абсолютно простыми и верными и защищали права всех граждан. Следовательно, если первый долг гражданина и солдата соблюдать все законы, хорошие или плохие, то гораздо больший долг ложится на законодателя, правоприменителя, судью, и мы могли бы также сказать, главнокомандующего, чтобы все законы и все приговоры были абсолютно правильными, простыми и верными, и никоим образом не разрушительными для прав гражданина или солдата, который должен подчиняться этим законам, хороши они или плохи! Это был великий урок, преподанный Сократом, принесшим в жертву свою жизнь в качестве протеста и обвинения против плохого закона и несправедливого решения суда, и мы можем здесь, собственно, применить этот великий урок Сократа, мораль которого докатилась до нас через "коридоры времени" длиной в двадцать четыре века, ко всем плохим законам обязательной вакцинации, которые существуют в настоящее время и должны быть немедленно отменены и заменены простыми и справедливыми правилами добровольной вакцинации, что подтверждается многими приведенными причинами. — "Каждый закон, не основанный на мудрости, является угрозой для государства".

Слово главнокомандующего нашим солдатам:
"У вас есть командиры, но у вас нет господина".
Утверждаются права и достоинства военнослужащих. Осужден военный и медицинский деспотизм

В этом разделе, г-н Председатель, я хочу напомнить вам о ценной американской идее, которую вы выразили в своем обращении к американским солдатам на поле боя во Франции, в Шомоне, на Рождество 1918 года. Как сообщалось, вы там сказали:

… это не война, в которой солдаты свободных народов повиновались господам. У вас есть командиры, но у вас нет господ. Само ваше командование представляет вас в представлении нации, важной частью которой вы являетесь.

Истинный американский смысл приведенной цитаты заключается в том, что американские солдаты и граждане являются свободными людьми и членами свободного государства, с американскими правами и достоинством, которых их никто не может лишить, а не "рабами", "вещами" или "субъектами" для других и, следовательно, не должны рассматриваться никакой формой военного деспотизма или произвольным медицинским предписанием как рабы, свиньи или другой скот. И если борову или быку, беспомощному животному, врач может полноправно засунуть в глотку любое лекарство, без необходимости сказать "ради твоей жизни" своему скромному пациенту, или может выполнить на теле беспомощного животного любую операцию, которую он или хозяин животного решат сделать, я думаю, что никто из нас, называющих себя гуманным врачом, не может, с должной порядочностью, пристойностью и законностью следовать этому грубому, но необходимому коду этики ветеринара при лечении человека, пытаясь выполнить какую-либо медицинскую процедуру на теле человека путем запугивания, или насилия, или без полного одобрения и согласия пациента. Но что мы видели? Мы видели людей, называющих себя врачами и утверждающих, что имеют право заставить подчиниться опасной медицинской операции школьников и солдат, без их свободной воли и согласия, с использованием некой формы варварского запугивания принуждением, как они могут это делать с опасным скотом.

Мы видели верных солдат, сознательно отрицающих необходимость опасных операций на их теле без их одобрения или согласия, осужденных военным судом и приговоренных к лишению свободы, к каторге на двадцать пять лет! И этот возмутительный приговор был вынесен всего лишь за отстаивание одного из наиболее очевидного и неотчуждаемого права каждого американца — права на медицинскую неприкосновенность собственного тела, права на медицинскую свободу, выбор и согласие на всякое медицинское лечение этого тела!

Господин Президент! Разве не пришло время, чтобы этот ясный американский принцип, изложенный в вашем обращении, которое я только что цитировал, был применен к этому вопросу, и чтобы этот медицинский свинарник с обязательной вакцинацией был отменен в нашей армии и на флоте. И не пора ли членам этой "божественной" профессии, исцеляющей людей, из всех школ и сект, как можно скорее предпринять меры для очистки всей великой профессии от глубокого позора этого медицинского свинарника, который они создали и слишком долго практиковали и который вовлечен во все формы диктаторского и обязательного лечения людей?

Конечно, говоря все это, я не имею в виду ветеринарных врачей, чья работу в их собственной сфере я считаю столь же почетной, как работу других врачей в их сфере.

Обязательная вакцинация не нужна и не эффективна для здоровья армии или населения.
Провал вакцинации в армии США отмечается на официальном уровне

Существует еще одно важное соображение, которое, на мой взгляд, должно привести вас, г-н Президент, к отмене этого зла, "жестокого и необычного" наказания за отказ от "обязательной вакцинации", вот оно: это принуждение и наказание на самом деле не обязательны ни для какой военной цели и не эффективны, это подтверждается рядом фактов из прошлой и нынешней практики и опытом нашей собственной и других армий. Во-первых: в русско-японской войне японцы впервые прибегли к современной, эффективной системе общей военной санитарии и гигиены, но не использовали вакцинацию от тифа, и все же армия очень мало страдала от тифа. Во вторых: напротив, во время экспедиции в Галлиполи в недавней войне английские солдаты, как правило, были инокулированы вакциной от тифа, но в то же время в лагере и на поле преобладали совершенно антисанитарные условия, в результате чего среди привитых отмечалась большая потеря от тифа и других лихорадок. В-третьих: в армии США во Франции в 1918 году в нескольких лагерях, где санитарно-гигиеническими условиями грубо пренебрегали, вакцинация от тифа защищала мало или не защищала вовсе, и официально отмечался ее большой провал, так как эпидемия тифа широко распространилась в указанных лагерях, с высокой смертностью среди полностью привитых людей. Это видно в официальном докладе по этому вопросу главного хирурга Американских экспедиционных войск в Общественном докладе о состоянии здравоохранения в США 28 марта 1919 года, озаглавленном "Вакцинация от тифа не может заменить санитарные предосторожности" и на с. 207 Приложения к нему. В четвертых: вакцинация теперь добровольная в английской армии, и, по оценкам, от пяти до десяти процентов в армии не вакцинировано. В-пятых: в английской армии нет военно-полевого суда и наказания за отказ от вакцинации, как указывается в следующем ответе на недавний запрос в английский парламент:

Официальные парламентские дебаты, 23 апреля 1918 года, раздел 833
Г-н Канцлер спросил заместителя секретаря по вопросам войны, г-на Макферсона:"Вопрос А. Является ли отказ солдата от вакцинации военным преступлением?" Ответ А. Отказ солдата от вакцинации не является преступлением, наказуемым в соответствии с армейским Законом.
"Вопрос B. Уполномочено ли какое-либо должностное лицо вынести наказание любого рода за такой отказ?" Ответ Б. Никакое должностное лицо не уполномочено назначать наказание за такой отказ.
"Вопрос С. Меняет ли факт того, что человек подчинился вакцинации, когда она была обязательной, не по своему желанию, его правовой статус, и остается ли у него возможность изменить свое решение теперь, когда вакцинация в армии не обязательна?" Ответ C. Солдаты, добровольно согласившийся на вакцинацию, о чем записано в аттестационных документах, не подлежит наказанию в соответствии с армейским законом за отказ быть вакцинированным.

Я думаю, что эти факты отчетливо доказывают, что обязательная вакцинация в качестве защитного средства не является необходимой или безусловно эффективной, но имеет сомнительную ценность в качестве профилактического средства и не является необходимой там, где используются эффективная санитария и гигиена, как это происходит сейчас на практике в современных армиях; и, следовательно, не нужно принуждать к вакцинации солдата или матроса под угрозой кардинальных мер наказания за отказ, а следует осуществлять ее только после свободного и добровольного согласия человека, как это сейчас делается в английской армии. Кроме того, считается, что, вместо того чтобы насильственно навязать армии, в массовом масштабе, болезнь, с тщетной идеей увеличения здоровья, несомненно, лучше приложить равные усилия и сделать затраты на санитарию и гигиену, что решительно доказал недавний критический опыт в нашей собственной армии, который я только что цитировал. Смотрите также с. 210.

Медицинские и другие органы допускают опасность вакцинации и осуждают принуждение

Конечно, пример английской армии, приведенный выше, является достаточно хорошим и авторитетным прецедентом, чтобы оправдать отмену любого принуждения и наказания и сделать всю вакцинацию добровольной в нашей американской армии и на флоте, но если какие-либо другие авторитетные источники требуются для этой реформы, я могу сослаться на второй пример, совет из одного из самых высоких медицинских авторитетов на сегодня, "Современной медицины" Ослера, новое издание, 1913 год, том 1, с. 848, в которой признается опасность вакцинации и осуждается принуждение:

Необходимо отнестись с величайшей осторожностью, так как имеется некоторый риск, поэтому неразумно для врача принуждать к операции тех, кто не желает, или давать заверения в абсолютной безвредности.

Сейчас я прошу обратить ваше внимание на третье авторитетное мнение против принуждения, которое имеет первостепенное значение и силу, высказанное большой Английской комиссией по вакцинации, назначенной королевой Викторией в 1889 году. Эта Комиссия действовала в течение семи лет и выполнила наиболее исчерпывающий анализ данного вопроса и зафиксировала это в своих объемистых отчетах в 1896 году. Комиссия состояла из пяти ведущих врачей и восьми известных людей, не являющихся врачами, мнение большинства и мнение меньшинства отличались отношением к вакцинации, но и те, и другие признали ее опасность и пришли к согласию относительно отмены или модификации Английского закона об обязательной вакцинации, который, однако, касался не взрослых, а только детей в возрасте до одного года, которые образуют наиболее восприимчивую часть населения. После этой рекомендации закон был отменен, теперь в силе так называемое "осознанное решение", причем родители могут освободить своих детей от вакцинации путем подачи заявления по соображениям неодобрения; и, в соответствии с этим законом, вакцинация нации настолько уменьшилась в Англии, что по сегодняшней оценке более шестидесяти процентов родившихся в это время детей не привито, и, тем не менее, в отличие от утверждения вакцинаторов, заболеваемость оспой не выросла, а значительно снизилась при уменьшении вакцинации и улучшении санитарии и гигиены в целом — Англия в настоящее время является одной из стран с лучшим в мире состоянием санитарии. Этот благотворный эффект отмены принуждения и принятия добровольной вакцинации на общественное здоровье был настолько положительным, что английский министр здоровья, достопочтенный Джон Бернс, сделал важное публичное заявление в Палате общин 12 апреля 1911 года, сказав, что "В последние годы в такой же пропорции, в какой освобождение [от вакцинации] увеличилось с четырех процентов до тридцати, снизилась смертность от оспы".

Я теперь хочу добавить четвертый и последний пример, в котором, я думаю, Вы найдете полное обоснование для прекращения всякой обязательной вакцинации как вредной и ненужной, и это совет из одной из последних английских книг на эту тему, "Вопрос о вакцинации" д-ра Милларда, Лондон, 1914 г. Д-р Миллард, ярый защитник вакцинации, был в течение последних десяти лет санитарным врачом в отказавшемся от вакцинирования Лестере, городе с населением около 300 тысяч, полагавшемся в течение последних тридцати лет для защиты здоровья населения на санитарию и гигиену, а не на вакцинацию, и вот суть того, что д-р Миллард говорит об успехе этого метода:

Два важных и выдающихся факта, которые я хочу подчеркнуть, следующие:
(a) Неожиданный и замечательный опыт города Лестера, в котором тридцать лет назад отказались от вакцинации младенцев, после чего произошло огромное снижение смертности от оспы.
(б) Хотя вакцинация младенцев сокращается все больше и больше и выходит из употребления по всей стране, заболеваемость оспой, вопреки всем ожидания сторонников вакцинации, продолжает снижаться и почти исчезла.
…Поразительный факт, что в Лестере, где нет вакцинации младенцев, снижение было больше, чем в большинстве мест, и что по всей стране заболеваемость оспой продолжала снижаться, несмотря на сокращение вакцинации, несомненно, должен стать достаточным основанием для законного сомнения.
Если мы видим, что санитария, при тщательном ее осуществлении, сама по себе достаточна для эффективного контроля натуральной оспы в нашей стране (как в Лестере), зачем обществу навязывается всеобщая вакцинация, со всеми неотделимыми от нее недостатками? Кроме того, какое оправдание может быть для дальнейшего принуждения?
Нельзя отрицать, что вакцинация, в совокупности, наносит очень значительный ущерб здоровью, чаще всего — временный, но иногда постоянный… Мы никогда не должны забывать, что вакцинация является злом. Коровья оспа — тоже болезнь, как и оспа, хотя менее серьезная, а все болезни должны рассматриваться как зло, и их следует по возможности избегать. Нет ни малейшего доказательств того, что вакцинация, помимо своего действия для предотвращения оспы, имеет минимальные положительные последствия для человечества, она вовсе не оказывает никакого положительного влияния, лишь одно пагубное… В течение последнего десятилетия смертность от коровьей оспы в несколько раз превосходила смертность от натуральной оспы, в то время как если мы учтем общие плохие последствия для здоровья, вызванные этими двумя заболеваниями (и на минуту отложим в сторону вопрос о предполагаемой эффективности вакцинации для уменьшения заболеваемости оспой), получается, что коровья оспа стала для общества самой опасной из этих двух болезней.

Предыдущая часть   оглавление книги Чарльза М.Хиггинса Оглавление   Следующая часть Ужасы вакцинации