Чарльз М. Хиггинс (США)

Чарльз М. Хиггинс

Ужасы вакцинации, разоблаченные и проиллюстрированные: петиция президенту об отмене обязательной вакцинации в армии и на флоте


Нью-Йорк, 1920

Перевод Зои Дымент (Минск)

Медицинская свобода необходима для медицинского прогресса, медицинской истины и безопасности человека

Сегодня у нас имеется великий демократический институт свободной церкви в свободном государстве, а любой контроль церкви над правительством и любая обязательная или принудительная религия запрещены. В ближайшем будущем мы должны добиться столь же важной для благополучия человека реформы — предотвращения любого контроля врачей над нашими департаментами в правительстве, обеспечения истинной медицинской свободы и запрещения всякой принудительной медицины, причем настолько же решительного, как решительно сейчас запрещены обязательная религия и контроль церкви над правительством. И так же, как полная свобода для всех вероисповеданий в религиозных вопросах стала несомненным шагом вперед в истинной религии и нравственности во всем мире, так и полная медицинская свобода несомненно принесет истинный медицинский прогресс во всем мире.

Сейчас я хочу сказать, что у меня нет инструкций для какой-либо медицинской или религиозной школы относительно этой важнейшей реформы медицинской свободы. Но то, что я предлагаю как американский гражданин, это нечто более охватывающее и американское, оно шире и важнее для общественного права, здоровья и безопасности, чем любое религиозное или медицинское учение. Я говорю о полной медицинской свободе для всех людей принимать любую честную или искреннюю доктрину или систему медицины, которую они предпочитают, и свободе публично использовать эту доктрину или систему без каких-либо преследований или притеснений со стороны любой другой системы медицины, ложно или по глупости решившей, что она рукоположена контролировать всю область медицины. И точно так же, как мы в настоящее время имеем полную конституционную гарантию религиозной свободы, которая препятствует одному вероисповеданию посягать на свободу другого, мы должны иметь полную медицинскую свободу с равной гарантией, которая даст возможность распространяться всем честным и разумным медицинским доктринам и предотвратит со стороны всякой медицинской доктрины и практики принуждение человека против его воли и согласия и будет признавать полное право индивида принять любую предпочитаемую им систему медицинского лечения с молитвой и верой или без них, с лекарствами и медикаментами или без них, с вакцинами и сыворотками или без них.

Эта широкая медицинская свобода для всех систем медицины абсолютно необходима для истинного медицинского прогресса, ибо только свободное тестирование различных медицинских теорий и практик в ежедневном опыте и в широком масштабе может определить истину и ценность той или иной конкретной доктрины или практики. Великий современный врач произнес важнейшие слова правды по этому вопросу, сказав: "Тот лучший врач, кто знает бесполезность и опасность наибольшего числа лекарств". И самый верный способ выяснить бесполезность, опасность или ценность каких-либо средств — испытать их тщательно и свободно наравне друг с другом. И такое свободное использование и неиспользование веществ, провозглашаемых лекарствами, создавая контраст и конкуренцию, в конечном счете отсеет и осудит все, что действительно вредно или бесполезно, и сделает это эффективнее и справедливее, чем это могло бы сделать любое жесткое принуждение или догматическое подавление, и этим внесет лучший и надежный вклад в истинный прогресс медицины, безопасности и эффективности.

Если на основе того же принципа любая обязательная вакцинация будет отменена, и каждый человек сможет свободно соглашаться на вакцинацию или отказываться от нее в зависимости от того, что он считает подходящим (а это его положительное законное право), то в скором времени мы увидим истинное испытание ценности и безопасности или бесполезности и опасности всеобщей вакцинации. И если в таком большом и бесплатном тесте будет показано, что непривитая часть населения или непривитая часть армии и флота не более склонна заболевать натуральной оспой или тифом, чем привитая часть, и полностью свободна от смертельной опасности самой вакцинации, это станет хорошим уроком медицинского здравомыслия и прогресса. На самом деле это испытание уже проведено армией США во Франции, и ясно, что вакцинация бесполезна в качестве профилактического средства там, где грубо пренебрегают санитарией. Также доказано на примере мало привитой Англии, в которой на высоте санитария, особенно в Лейстере, что по сравнению с гораздо более привитыми Японией, Германией и Берлином хорошая санитария, изоляция и гигиена без вакцинации дают лучший результат в снижении и предотвращении оспы в популяции, а также значительно уменьшают общую и младенческую смертность по сравнению с вышеназванными странами с высоким охватом вакцинацией. На этот счет см. одну из последних работ по этому вопросу сторонника вакцинации д-ра Милларда "Прививочный вопрос", Лондон, 1914.

Итак, в то время как медицинская свобода абсолютно необходима для истинного медицинского прогресса как показано выше, она в равной степени необходима для медицинской истины и безопасности человека. Я уверен: необходимо признать, что даже если медицинское средство абсолютно эффективно, надежно и безопасно, этически и юридически неправильно заставлять какого-либо пациента принимать его насильно, против его свободной воли и согласия. Но когда какое-то средство весьма неопределенно, сомнительно или непостоянно в своем действии, или очень опасно и часто смертельно по своим последствиям, каковым доказанно является вакцинация, принуждение любого лица принимать такое сомнительное и опасное средство под предлогом его необходимости и безвредности не только безусловно неэтично, но и, возможно, является чистейшим преступлением.

Когда, следовательно, какой-либо врач силой навязывает такое сомнительное и опасное средство как вакцинация какому-либо пациенту под тем предлогом, что это необходимо для здоровья населения и совершенно безопасно и безвредно, врач несомненно действует в высшей степени предвзято, подчиняясь порочной морали и ложно понятым профессиональным интересам и скрывая или фальсифицируя любые неблагоприятные факты, которые могут возникнуть при вакцинации, например, ее неудача или увечья от нее, или, возможно, фатальные последствия для пациента, и эти предвзятость и фальсификация, разумеется, самые большие враги медицинской истины, безопасности и прогресса. Очевидно, что врачи, скрывая и отрицая возможность увечий или смертельного исхода навязываемых людям медицинских препаратов, действуют не только против истинной государственной политики, но и грубо нарушают истинную медицинскую этику и совершают преступление против людей, так как фальсифицируют самые важные данные демографической статистики, а именно характер и последствия воздействия лечебных средств на здоровье и жизнь человека. Эти факты, безусловно, должны быть полностью открыты для общественности, и не только ради медицинской истины и прогресса, но, что очень важно, ради прав человека и безопасности.

Следует помнить, что наши врачи-вакцинаторы и наша доминирующая медицинская школа сторонников вакцинации ныне полностью контролируют наши свидетельства о смерти, наши департаменты здравоохранения и статистики естественного движения населения, так что они могут отрицать или скрывать последствия своих медицинских операций с величайшими легкостью и безопасностью, что очевидно являет собой зловещий факт, противоречащий самому главному интересу людей в области здравоохранения, медицинской истины и безопасности и точной медицинской статистики, и это зло, безусловно, требует немедленной реформы.

С другой стороны, там, где медицинская практика совершенно свободна и добровольна, практик не имеет предубеждения и не заинтересован делать ложные заявления о предполагаемой эффективности или скрывать факты неудач, опасные или даже смертельные исходы. Поэтому очевидно, что для медицинской истины и прогресса, а также для соблюдения прав человека и безопасности медицинская свобода абсолютно необходима, и что, наоборот, медицинское принуждение является опаснейшим общественным злом, которое должно быть отменено полностью так же, как было отменено менее опасное зло религиозного принуждения.


Медицинское доминирование и принуждение — наиболее опасная сила в государстве

Самую опасную силу в государстве в прошлые века представляли нетерпимые и деспотичные доктора богословия, за спиной которых стояла большая государственная церковь и политическая организация, посредством которых они доминировали и принуждали людей и с помощью которых они имели юридическое право навязать ужасное, в настоящее время устаревшее, зло обязательной религии, что прекрасно проиллюстрировали в течение последних столетий некоторые наши ранние колонии в Новой Англии и во многих других местах по всему Старому и Новому свету. Подобным образом действуют доктора медицины и медицинские общества одной огромной доминирующей школы, или секты, прививочной секты, которые образуют наиболее опасную силу в современном государстве и на которых лежит полная ответственность за введение в практику и навязывание людям варварского зла обязательной медицины и принудительной болезни в нарушение основополагающих, врожденных, естественных и конституционных прав народа.

Президент Линкольн, который был одним из наших величайших американцев, сказал нам, что ни один человек, каким бы хорошим ни был, не годится для управления другим человеком без согласия последнего. И я думаю, что все согласятся принять за нашу демократическую и американскую доктрину то, что ни один класс или профессия людей, даже великие духовные лица и врачи, не настолько совершенны, чтобы доверять им исключительную, неограниченную или опасную власть над нашими ближними. Тем не менее это факт, что медицинская профессия, сегодня организованная и обладающая политической и официальной властью, контролирует некоторые наши наиболее важные департаменты в правительстве, например, департаменты здравоохранения, статистики естественного движения населения и медицинского законодательства, и имеет опаснейшую власть над людьми, возможно, более опасную и неограниченную, чем любой другой класс людей. И эта опасная власть должна быть ограничена как можно скорее и в максимально возможной степени в интересах истинной медицинской свободы и прогресса и общественного права и безопасности.

Мой покойный уважаемый друг и сосед знаменитый судья Гейнор, величайший мэр Нью-Йорка, произнес замечательные слова, которые мы вполне можем отметить и применить сегодня: "Остерегайтесь людей или класса, которые чересчур склонны прибегать к силе". И это предупреждение мы можем как нельзя более уместно применить теперь к нашим доминирующим медицинским обществам и вакцинным компаниям, которые вместе образуют гигантский круг лиц, оказывающих основное влияние на людей, навязывающих людям принудительную медицину, приносящих болезни и и контролирующих наши департаменты здравоохранения. Их деятельность должна быть полностью расследована исполнительными и законодательными департаментами нашего государства и национальных правительств, которые должны провести радикальные реформы, чтобы обуздать эту опасную медицинскую силу и защитить права людей, как это будет предложено в следующем разделе.


Гигантское сообщество врачей и производителей вакцин, поддерживающее обязательную вакцинацию, — угроза общественным правам и безопасности, и она должна быть устранена

Последние официальные отчеты показывают, что в настоящее время американским правительством выданы лицензии на производство вакцин и сывороток для человека и животных девяности девяти концернам! Эти девяносто девять концернов имеют капитализацию около пятидесяти миллионов или больше. Один из крупнейших производителей вакцин, находящийся в Детройте, имеет капитал в десять миллионов, в то время как другой большой концерн, находящийся в Филадельфии, имеет капитал в два миллиона.

Две крупные эпидемии ящура, или вирулентной коровьей оспы, в нашей стране в 1902 и 1908 годах были вызваны вакцинным вирусом двух из этих девяносто девяти производителей вакцин. Эти эпидемии привели к высокой смертности животных и людей, как уже было показано, а также к потере миллионов долларов правительством и народом Соединенных Штатов, но никакой компенсации этого огромного ущерба от вакцинных компаний, насколько я знаю, так и не получено ни правительством, ни людьми, и я прошу Вас, г-н президент, обратить особое внимание на этот важный вопрос.

Список всех медицинских обществ Соединенных Штатов с цифрами членов в них занял бы слишком много места, так как их очень много, но я могу привести некоторые цифры, относящиеся к Национальному обществу и главным объединениям в ведущем штате, Нью-Йорке:

  • Американская медицинская ассоциация — 43 000 членов
  • Медицинское общество, штат Нью-Йорк — 8000
  • Ассоциация врачей Лонг-Айленда — 503
  • Бруклинская медицинская ассоциация — 200
  • Медицинское общество Кингс-Каунти — 950
  • Медицинская ассоциация Гарлема — 400
  • Медицинская ассоциация Большого Нью-Йорка — 750
  • Медицинское общество округа Нью-Йорк — 2709
  • Нью-Йоркская Академия медицины — 1400.

Эта таблица, содержащая лишь неполный список медицинских обществ Соединенных Штатов, включает в себя самые крупные и наиболее влиятельные общества доминирующей, или аллопатической, школы, активные в национальном масштабе и в нашем штате Нью-Йорк. Сейчас каждый штат в США имеет аналогичную группу местных обществ и обществ штата, а эти общества штатов, объединенные в крупные национальные общества, и девяносто девять вакцинных компаний естественным образом образуют гигантское медицинское, политическое и коммерческое сообщество, стоящее позади злоупотребления — обязательной вакцинации. Конечно, очень многие врачи из доминирующей школы достаточно умны и прогрессивны, чтобы противостоять любым обязательным прививкам, но такие врачи в настоящее время, к сожалению, составляют меньшинство в доминирующей прививочной школе медицины. С другой стороны, большинство врачей из почти всех иных школ медицины решительно выступают против вакцинации, особенно против любых форм принуждения.

Беглый взгляд на этот список медицинских обществ и поразительных цифр членов в них, объединенных с девяносто девятью вакцинными компаниями, должен убедить любого вдумчивого человека в опасном размере и организации этих медицинских и вакцинных кругов, которые несомненно в большей или меньшей степени разделяют общий интерес максимально навязать свои прививочные манипуляции и продукты принудительными законами, а их совместная прибыль прямо пропорциональна размаху вакцинации.

Ни одна другая профессия не имеет такого большого и хорошо организованного членства и соответствующей политической власти и влияния в государстве как медицинская профессия. В самом деле, вряд ли какие-либо торговые или коммерческие организации могут сравниться с медиками в этом отношении. И эта медицинская сила все возрастает по сравнению с любыми другими профессиями, торговлей или бизнесом, на практике контролируя наши самые важные департаменты здравоохранения и статистики естественного движения населения по всей стране, так что в пропаганде и практике опасного варварства принудительной медицины эта медицинская сила может легко отрицать и скрывать статистику о реальных последствиях воздействия этого опасного медицинского средства на здоровье и жизнь человека. Это, конечно, слишком большая власть, и она слишком опасна, чтобы оставаться в руках одного класса или профессии. Вне всяких сомнений, для осуществления медицинской свободы необходимо установление контроля над нашими департаментами здравоохранения и статистики естественного движения населения врачами различных школ и представителями других профессий, например, санитарными инженерами, экспертами по другим видам статистики, по страхованию жизни и просто знающими людьми, не имеющими профессиональной заинтересованности или выгоды от отрицания и сокрытия каких-либо медицинских ошибок или несчастий, но способных представить общественности честные записи не только о смерти от естественной болезни, но, что еще важнее для информирования общественности, для здравоохранения и прогресса в медицине, правдивые записи о болезнях и смертях от всех искусственных или внесенных болезнях и медицинских вмешательств в целом.


Реформированная система давно используется в Англии

В сущности, реформированная система, предлагаемая здесь, давно используется в Англии, где министр здравоохранения и начальник Центрального статистического бюро — выдающиеся неврачи, но управляют честными врачами, и где уровень санитарии и здравоохранения являются одними из самых высоких, а смертность — одна из самых низких в мире, в то время как вакцинация там постоянно сокращается. В рамках этой системы английская демографическая статистика также известна как наиболее полная и надежная в мире, а случаи смерти от вакцинации и другой медицинской практики не отрицаются и не скрываются как в наших департаментах, контролируемых врачами, а сообщаются честно и регулярно каждый год, показывая в течение многих лет бóльшую смертность от вакцинации по сравнению со смертностью от натуральной оспы.

Медицинская и статистическая реформа должны быть немедленно проведены в нашей стране, чтобы отменить опасное медицинское доминирование и монополию, которая в настоящее время контролирует наши департаменты и которая давно уже является злоупотреблением публичной властью со стороны одной медицинской школы, великого врага медицинской истины, свободы и прогресса, бесконтрольно правящей в государстве, к чему наши американские институты не должны более оставаться терпимыми1.


ПРИМЕЧАНИЕ

1 Недавно в Англии в закон было внесено изменение, в результате которого медицинская профессия получила контроль над Министерством здравоохранения, и это, вероятно, изменение в худшую сторону. Это изменение свидетельствует о постоянных усилиях профессии увеличить свою власть над людьми и контролировать все вопросы здоровья, чего ради блага общества допускать не следует.

Преимущественные права личности в медицине Предыдущая часть   Оглавление книги Чарльза М.Хиггинса Оглавление   Следующая часть Осуждение этики прививочной секты