Д-р Владимир Рейтц (Санкт-Петербург)

Доктор Владимир Рейтц, оспопрививание

По поводу обязательного оспопрививания. Ч. III

Санкт-Петербург,  1876

Д-р Грегори, который в продолжении 30-и лет был главным врачом Лондонского оспенного госпиталя и в начале своей деятельности был одним из самых влиятельных защитников вакцинации, один из первых высказал предположение, что число и качество знаков от привитой оспы имеет влияние на степень заболевания оспой и на процент смертности от нее. Впоследствии, однако, на основании многочисленных наблюдений, он отказался совершенно от этого мнения и к концу своей врачебной деятельности, видя постоянное увеличение заболеваний оспой привитых и значительный процент смертности между ними, даже убедился в том, что вообще вакцинация не имеет приписываемого ей влияния, и предлагал снова инокуляцию натуральной оспы. Защитники вакцинации, с целью умалить значение наблюдений, сделанных таким авторитетным лицом в деле оспопрививания, как Грегори, объяснили это отрицание пользы оспопрививания старческим скептицизмом (Куссмауль). Марсон взялся снова объяснить причину большой смертности оспенных вакцинованных, замеченную Грегори в Лондонском оспенном госпитале, опять теорией о рубцах и составил на основании этой давно известной и покинутой уже Грегори теории только что приведенную таблицу.

Странно, что д-р Каррик основывает свое последнее заключение на этой марсоновской теории, несостоятельность которой очевидна и давно доказана.

Существует большое число наблюдений и уверений, что количество и качество вакцинных рубцов совсем не имеют того значения, которое приписывается им Марсоном1. Далее, эта теория прямо противоречит самому учению о предохраняющей способности вакцины: успешной вакцинацией называется та, которая вызвала в организме человека общую вакцинную болезнь (Kuhpockenkrankheit), развитие которой не находится в зависимости от числа уколов; сам Дженнер, как известно, для успеха вакцинации считал вполне достаточным делать один укол, а более двух уколов считал бесполезным и даже вредным. Понятно также, что число и качество рубцов у вакцинованных не может служить доказательством бóльшей или меньшей восприимчивости к вакцине, так как


1 Проф. Bohn на 262 стр., l. c., говорит: "Die Anzahl der Impfpocken hat für die reine Schutzfrage keine Bedeutung, weil eine einzige Pocke ganz dieselbe Leistung, wie mehrere oder vollbringt".

никто не сомневается, что часто при существовании значительного числа вакцинных рубцов хорошего качества производимая ревакцинация бывает весьма успешна; кроме этого, известно, что вакцинные рубцы нередко после 4–8 лет не только изглаживаются, но и совершенно пропадают; вместе с тем, нельзя утверждать, что эти субъекты вследствие исчезания рубцов сделались более восприимчивыми к вакцине. Наконец, следует вспомнить, что у поступающих в больницы оспенных больных, одержимых тяжелыми формами, особенно так называемой сливной оспой, часто нет возможности не только определить качество рубцов, но и вообще подметить знаки от бывшего оспопрививания, почему все подобные больные и причисляются или к худо привитым, или же к невакцинованным. Конечно, эта искусственная теория очень удобна многим защитникам оспопрививания, которые, собирая оспенный материал, будут относить все трудные формы заболевания, дающие большой процент смертности, к числу случаев неуспешной вакцинации, так как им трудно будет найти требуемое число рубцов надлежащего качества.

В пользу вакцинации постоянно и всеми приводится, как наивернейший аргумент, то, что до введения оспопрививания, процент смертности от оспы был несравненно больше, чем после введения этой меры. У меня на стр. 47 сказано:

"Смертность от оспы в прошлом столетии, как и в настоящее время, была различна в различные годы и в различные эпидемии. Были такие годы, в которые оспа поражала преимущественно только детей и давала самый незначительный процент смертности, но были и весьма злокачественные эпидемии, дававшие значительную смертность, особенно у детей раннего возраста. Знаменитый д-р Франк и большинство врачей прошлого столетия показывали, что из 100 заболевших оспой средним числом умирало 10. По исследованию профессора Куссмауля, в прошлом столетии умирало из 12 одержимых оспой только один, т. е. 8,5 % (Kussmaul, l. c., стр. 89). Профессор Эстерлен в своей "Медицинской статистике" на стр. 466 говорит, что средний процент смертности от оспы всех возрастов до введения оспопрививания был редко меньше 10 %, обыкновенно же смертность достигала для оспенных больных 12–14 %.

Вот те цифры, которые указывают на процент смертности от оспы в Европе до введения вакцинации. Мы видим, что средний процент смертности для всех возрастов был показан от 8,5 до 14 %"

Приведенный мной вывод о проценте смертности от оспы у заболевших ею до введения вакцинации основан, как видно, на показаниях врачей прошлого столетия и на вычислениях Куссмауля и Эстерлена — авторов, горячо ратующих за вакцинацию. Этот вывод д-р Каррик опровергает таким образом: "Тут видимо д-р Рейтц смешал процент смертности относительно умерших от всех причин с процентом смертности от оспы между заболевшими этой болезнью. Их умерло гораздо больше. Точно так же неточно цитирует он и Эстерлена, заставляя его говорить, будто бы средний процент смертности от оспы всех возрастов до введения оспопрививания, был редко меньше 10 %, обыкновенно же смертность достигала для оспенных больных 12–14 %".

После голословного отрицания точности приведенного мной среднего процента смертности от оспы в прошлом столетии, д-р Каррик, забыв, что он сам на стр. 33 говорит, что Дювильяр доказал статистикой... что из всех заболевших оспой один из семи пал жертвой этой болезни" (14,3 %), обвиняет меня в неправильной передаче слов Эстерлена. Чтобы избавить д-ра Каррика от труда внимательно прочесть приведенную мной цитату из Эстерлена (Handbuch der medicinischen Statistik, S. 466), я приведу здесь ее в подлиннике: "Die Lethalität der Variola war vor Einführung der Vaccination mindestens 10 % der Kranken, im Mittel 12–14". Д-р Каррик, не прочитав у Эстерлена приведенной мной страницы 466, а прочитав страницу 471, упрекает меня в неточном цитирования авторов. Ведь это называется "с больной головы на здоровую".

Уверение, будто я не понял слов Эстерлена, очевидно, понадобилось г. Каррику для того чтобы опровергнуть значение напечатанной мной на странице 49 таблицы, показывающей, какое влияние вообще имело введение оспопрививание на средний процент смертности от оспы, и чтобы прийти к следующему выводу: "Разумеется, сравнения, которые д-р Рейтц делает между процентом смертей от оспы до и после введения оспопрививания, ни к чему не служат".

В моей таблице приведены 292 836 случаев заболевания оспой, из числа которых 39 522 окончились смертью (13,49 %). В эту таблицу вошли числовые данные из различных городов, провинций и государств и исключены статистические данные разных больниц, потому что в больницы поступают обыкновенно бедные люди, и то с более трудными формами оспы, которые дают значительно бóльший процент смертности. Теперь присоединяю еще некоторые данные за последние эпидемии, которые были опубликованы уже после появления моей брошюры; привожу лишь те данные, в которых показано число заболевших и число умерших.

 
Заболело оспой
Из этого числа заболевших умерло
Процент смертности
Откуда заимствовано?
В Баварии в 1871 г.
30 742
4784
15,56
Klinger (Die Blatternepidemie des Jahres 1871 und die Impfung in Bayern, 1873).
В Берлине в 1871 г. и первой половине 1872  г.
20 476
6478
31,68
Bohn (Handbuch der Vaccination, 1875).
В Бреславле 1871–1872 г.
7309
1245
17,03
Pastau (Deutsches Archiv für klinische Medizin, 1872).
В Данциге 1871–1872 г.
2748
832
30,28
Liévin (Deutsche Viertel-jahrsschr. für öff. Gesundheitspflege, 1873).
В Гамбурге 1871 г.
18 600
4000
21,39
Knecht (Arch. f. Dermat. u. Syphilis, 1872).
В Генуе 1870–1871 г.
4435
1255
28,29
Rapporto gener. statist. sulle Vaccin. et Epidem. vajuol. 1873, Torino).
Regierungsbezirk Düsseldorf в 1871 г.
15 481
3070
19,83
Bohn (l. c.).
Итого:
99 791
21 664
21,6 %
 

Кажется, я имел основание в виду подобных чисел сказать на стр. 49: "Таким образом, мы видим, что с введением обязательного оспопрививания средний процент смертности от оспы (из 392630 заболевших оспой умерло 61 186, что составляет 15,58 %), не только не уменьшился в сравнении со средним процентом смертности от той же болезни в прошлом столетии, но что в последние эпидемии (из 99 791 заболевших оспой умерло 21 664, т. е. 21,6 %) он даже значительно увеличился, несмотря на то, что в наш век, сравнительно с прошлым, существует гораздо более условий, уменьшающих процент смертности. Каждому известно , что в наше столетие, вследствие улучшения общего благосостояния и развития, улучшились также и гигиенические и санитарные меры. Нет также сомнения, что теперь и самая врачебная помощь стала несравненно более целесообразной; стoит вспомнить лечение оспы в прошлом столетии частыми и обильными кровопусканиями, ртутью, рвотными и т. д. средствами, чтобы понять, что и это лечение немало влияло на смертность. Из приведенных статистических данных почти из всех европейских государств уже выяснилось, что вакцинация не предохраняет от заболевания и смерти от оспы, и что средний процент смертности от оспы, с повсеместным введением вакцинации, не уменьшился в сравнении со средним процентом смертности от оспы в прошлом столетии, до введения вакцинации".

Сам д-р Каррик на стр. 96 говорит, что в Лондонской оспенной больнице за 35 лет (с 1835 года), под личным наблюдением д-ра Марсона было 15000 случаев оспы, из них умерло 5000 человек; следовательно, процент смертности равен 33,3. Д-р Каррик, к сожалению пропустил данные относительно смертности от оспы в той же самой лондонской больнице в прошлом столетии и в первой четверти настоящего. Мы видим, что с 1776 г. по 1800 г., т. е. до введения вакцинации, в Лондонскую оспенную больницу поступило 7 017 заболевших оспой; из них умерло 2 277, что составляет 32,5 % смертности; с 1801 по 1825 гг. поступило 3743 человека, из которых умерло 1118, т. е. 30 % (см. Куссмауль, стр. 50)1. Очевидно, и эти числа никоим образом не говорят в пользу того, будто с введением и распространением вакцинации уменьшился процент смертности от оспы.

Если для доказательства такого важного аргумента, как


1 Prof. Kussmaul, 20 Briefe über Menschenpocken– und Kuhpocken-Impfung, 1870.

уменьшение процента смертности заболевших оспой после введения вакцинации, защитники этой меры не находят других убедительных доводов, кроме приводимых ими, т. е. личных их уверений, будто до введения вакцинации процент смертности заболевших оспой был громаден, то это доказывает только, как шатко все учение о вакцинации.

Д-р Каррик тоже рисует яркими красками ужасные опустошения, производившиеся оспой до введения вакцинации в рядах европейских армий, и в доказательство, как ничтожна теперь эта смертность и как благодетельна ревакцинация, приводит смертность от оспы между солдатами некоторых европейских государств. Приводимые им данные должны еще служить доказательством, что ревакцинация есть мера необходимая. На стр. 102 он говорит: "В последнюю эпидемию в Данциге из 9189 французских пленных, которым всем, после взятия их в плен, привили оспу, умерло 25 человек или 0,27 % всего войска. Из 7270 прусских солдат заболело всего 71 или 0,98 %; умерло 9 или 12,67 % заболевших, т. е. 0,12 % всего войска. Из 71 271 жителя заболело 2784 человека или 3,85 % всего населения, т. е. почти вчетверо больше, нежели между немецкими солдатами. Из заболевших умерло 30,38 % или вдвое больше, нежели в германской армии".

Не знаю, из каких источников г. Каррик почерпнул сведения, что "до введения вакцинации оспа беспощадно уничтожала чуть не целые армии"; я полагаю, что ничем не доказанные уверения эти не могут служить доводом в пользу оспопрививания. Другое дело — приведенные им сведения из последней данцигской эпидемии, которые основаны на статистических данных, собранных д-ром Ливеном.

Эти данные кажутся д-ру Каррику совершенно убедительными для заключения, что только благодаря ревакцинации заболевание оспой солдат в Данциге было почти вчетверо, а процент смертности вдвое меньше, чем между городским населением. Понятно, кажется, что непозволительно сравнивать заболеваемость и смертность от оспы прусских солдат, находившихся в Данциге, со всем населением этого города. Солдат, т. е. лиц здоровых, хорошего телосложения, возмужалого возраста, живших в благоприятных гигиено-санитарных условиях, нельзя сравнивать с населением города, которое состояло из лиц обоих полов различных возрастов, начиная от грудных детей и оканчивая старческим возрастом, и в числе которых немало было болезненных, слабых и бедных, живших далеко не в столь благоприятных условиях как солдаты; к тому же в то время, к которому относится отчет, почти все возмужалое и крепкое мужское население Германии находилось под ружьем, так что едва ли в городах оставалось, кроме солдат, много здоровых и крепких мужчин среднего возраста. Если процент смертности от оспы солдата был только вдвое менее, чем между всем городским населением, так мне кажется, ввиду приведенных выше оснований, этот меньший процент скорее говорит против ревакцинации.

Перейду, наконец, к рассмотрению того доказательства, приводимого в защиту вакцинации, которое культивируется с особой любовью защитниками оспопрививания. Последние утверждают, что если бы не существовали вакцинация и ревакцинация, то число заболевающих оспой лиц и умирающих от нее было бы несравненно значительнее, чем оно оказывается в наше время и в доказательство приводят строго определенные числа.

Способ получения этих чисел, однако, до того своеобразен и так искусствен, что с помощью его можно было бы доказать все, что угодно.

Так, в отчете англйской комиссии (Small Pox and Vaccination. Return to an Order of the Honourabale House of Commons, dated 26 April 1863, стр. 38) сказано: благодаря всеобщей вакцинации, в Баварии с 1839 до 1844 года на 646 646 всех умерших было умерших от оспы только 2552; из них было детей моложе 5 лет 1226, которые, вероятно(?), не были вакцинованы; следовательно, умерло от оспы вакцинованных 1 326(?), т. е. менее 2-х смертей на 1000. Далее, комиссия вычислила, что, благодаря строгим законам обязательного оспопрививания в Баварии спасены в пять лет 49 288 человек, которые без существования там этих законов неминуемо умерли бы от оспы. К этим выводам английская комиссия пришла на основании сравнения смертности от оспы в Баварии в пятилетний период 1839–1844 годов, когда смертность от оспы была незначительна, со смертностью в Англии в конце прошлого столетия, когда она вследствие существования постоянных сильных оспенных эпидемий была весьма велика. Такое недозволительное сравнение совершенно различных величин даже специальной английской комиссией для доказательства необходимости введения и в Англии столь же строгих законов оспопрививания, какие существуют в Баварии, указывает достаточно ясно тот путь, по которому защитники оспопрививания шли для достижения своих целей.

Бульмеринк (Ergebn. d. Bayer. Impfgesetzen), требующий введения и в России подобных Баварии строгих законов об оспопрививании, рассчитав, что в России в 17 раз больше жителей, чем в Баварии, и будучи уверен, что 9000 жителей ежегодно спасаются в Баварии, вычислил, что при введении подобных же законов в России будут спасены ежегодно 153 000 жителей. "Diese Berechnung (говорит д-р Бульмеринк) ist nicht übertrieben, denn im Jahre 1856 ist in Russland constatiert worden 'dass im ganzen Reiche jährlich über 100 000 Menschen an den Blattern sterben' und es mag das nicht näher bezeichnete Plus wohl an 53 000, d. i., 53 Procent im Jahre mehr betragen".

Мы видим, следовательно, что при существовании в России ежегодной смертности от оспы около 100 000 человек, будут спасены даже значительно более, а именно 153000! При таких обещаниях понятно, что защитники оспопрививания даже в насильственном введении вакцинации и ревакцинации всего населения видят только самую благодетельную санитарную меру.

Д-р Каррик на основании подобных же вычислений доказывает, что в последнюю берлинскую оспенную эпидемию 1871 г. (сравнивая ее с берлинской эпидемией 1766 г.) умерло бы не 5 212, а 7 090, т. е., по д-ру Каррику, вакцинацией и ревакцинацией спасены от смерти 1878 человек, а д-р Беневоленский1 вполне убедился в том, что в том же


1 Беневоленский, "Военно-медиц. журн.", январь 1874 года, "Несколько замечаний".

самом 1871 году благодаря вакцинации и ревакцинации в Берлине спасены от верной смерти только 1325!1

Об оспенных эпидемиях прошлого столетия в Берлине мы имеем сведения относительно процента смертности населения от оспы. Привожу здесь данные о самых значительных оспенных эпидемиях, бывших в прошлом столетии в Берлине:

Год Число жителей Число от оспы
умерших
Процент населения,
умершего от оспы
1759
94 433
600
0,64
1766
125 878
1060
0,84
1770
133 520
987
0,74
1786
147 338
1077
0,78
1789
119 717
911
0,76

Рассмотрим теперь процент населения умершего от оспы в последнюю оспенную эпидемию в 1871 г., в разных городах Пруссии, приведенный у проф. Германна2.

В следующих городах
Число жителей
Число от оспы
умерших
Процент населения,
умершего от оспы
Берлин
826 341
5084
0,62
Клефельд
57 128
393
0,69
Минден
16 593
114
0,69
Дюссельдорф
69 351
524
0,75
Позен
56 464
466
0,83
Виттенберг
11 567
100
0,86
Торн
16 620
147
0,88
Бромберг
27 734
280
1,01
Рендсбург
11 514
114
1,00
Нордхаузен
21 273
233
1,09
Вандебек
10 939
125
1,13
Альтона
74 131
959
1,30
Штральзунд
26 731
366
1,37
Гёрдо
12 266
211
1,72
Дуйсбург
30 520
539
1,76
Бохум
21 193
698
3,29

1 Следует заметить, что оспенная эпидемия, господствовавшая в Берлине в 1766 году, была самая опустошительная из всех оспенных эпидемий прошлого столетия, к тому же Берлин 1766 года не может быть сравниваем в санитарном отношении с Берлином 1871 года; припомним только, что в 1766 г., вскоре после окончания Семилетней войны, население Берлина, как и всей Пруссии, было разорено до крайности и находилось в самых неблагоприятных экономических и санитарных условиях. Приняв во внимание сказанное, мне кажется, что заключение д-ра Каррика, что "эпидемию 1871 года, самую страшную в этом столетии, нужно все-таки считать слабее эпидемии 1766 г.", неубедительно.
2 Prof. Germann, Historisch-kritische Studien über den jetzigen Stand der Impffrage, Leipzig, I875.

Эти числа показывают, что в последнюю эпидемию процент населения, умершего от оспы в разных прусских городах, не только не менее процента населения, погибшего от оспы в Берлине в самые сильные эпидемии прошлого столетия, но что в некоторых городах Пруссии процент населения, умершего от оспы в 1871 году, превзошел значительно процент умерших от этой болезни в Берлине в прошлом столетии, и это еще в то время, когда почти все население в этих городах было вакциновано или ревакциновано. К этому нужно еще заметить, что в прошлых столетиях в число умерших от оспы помещалось немало случаев, умерших от других болезней (корь, пятнистый тиф, сифилис и т. д.), что едва ли происходит в настоящее время.

Как бесцеремонно д-р Каррик искажает смысл тех чисел, которые говорят не в пользу оспопрививания и какими вычислениями он силится опровергнуть их, покажу в следующем.

В моей брошюре на стр. 33 напечатана таблица1, показывающая число принесенных в Елисаветинскую детскую больницу вакцинованных и невакцинованных детей, а также в ней приведено и число заболевших оспой вакцинованных и число заболевших оспой невакцинованных детей. Д-р Каррик — надеемся, случайно — не понял смысла этих данных; он думает, что в рубрике, в которой показано число заболевших оспой, показаны дети, выздоровевшие от оспы. Каким образом он принял число заболеваний за число выздоровлений, мне совершенно непонятно.

Однако, неправильное изложение моих данных послужило г. Каррику тоже доказательством пользы оспопрививания. Я говорю, что из принесенных в Елисаветинскую больницу детей было заболевших, т. е. одержимых оспой, 133 вакцинованных и 215 невакцинованных детей; д-р Каррик, однако,


1 Из этой таблицы видно было, какая незначительная разница существовала между процентом заболевания оспой вакцинованных (из 8326 вакцинованных заболело оспой 133, т. е. 1,59 %) и невакцинованных детей (из 10 460 заболело оспой 215, что составляет 2,05 %). Далее, эта таблица показывала, что процент заболевания детей до годового возраста оспой был больше у вакцинованных (из 877 заболело около 19, т. е. 2,1 %), чем у невакцинованных детей (из 3871 заболело оспой 89, т. е. 1,5 %) моложе 1 года.

умудрился применить к этим простым неоспоримым числам свой способ вычисления, и убедился, что заболевших оспой невакцинованных детей было по крайней мере 430, а не всего 215, которых мы наблюдали, а также что заболело вакцинованных 138, а не 133, которые были показаны в нашей таблице.

Таким образом, д-ру Каррику лучше известно, какое число детей вакцинованных и невакцинованных, одерженных оспой, наблюдал я сам в Елисаветинской детской больнице. Если д-р Каррик будет поправлять чужие статистические данные и применять к ним свой способ вычисления, то он, пожалуй, дойдет вскоре до такого совершенства, что докажет нам, что все невакцинованные дети, приносимые в Елисаветинскую детскую больницу, умирают от оспы, а вакцинованные даже никогда и не заболевают ею.

Мой критик в особенности огорчился теми числами, которые я привел из Клесса1.

Он думает, что я привожу их с целью "показать, что смертность от оспы увеличилась в этом столетии в сравнении с прошлыми" (стр. 69, Каррик).

На подобное ложное толкование приведенных мной данных д-р Каррик не имел основания уже и потому, что в моем ответе д-ру Беневоленскому1 я повторил разъяснение значения этих чисел. Впрочем, и в брошюре моей, кажется, ясно указана цель приведения этих данных из Клесса, а именно: показать, как увлекаются некоторые приверженцы оспопрививания, как например, д-р Клесс, который утверждает, что "смертных случаев от оспы до введения вакцинации считали ежегодно без исключения тысячами, в иные годы даже несколькими


1 Я привел те числовые данные, которые указывали, что в Вюртемберге до введения вакцинации в пятилетний период с 1780 по 1784 г. умерло всего от оспы 5 678 человек, а в пятилетний период с 1802 по 1806 г. после введения вакцинации умерло от оспы 11 565 человек, и что в десятилетний период прошлого столетия умерло в Вюртемберге от оспы 13 364 человек, а в десятилетний период нынешнего столетия умерло от оспы 21 699 человек; далее, что в прошлом столетии в Штутгарте в 5 лет умерло от оспы всего 17 человек, между тем как при существовании обязательной вакцинации (в 60-х годах) умерло от оспы в 5 лет 310 человек.
2 "К вопросу" и пр. "Военно-медиц. журнал", апрель 1874 г.

тысячами; в первые же десятилетия после введения вакцинации число смертных случаев редуцировалось на ничтожные цифры".

По поводу обязательного оспопрививания Часть II   Часть IV По поводу обязательного оспопрививания