Бретин Шеффер (США)

Бретин Шеффер

Вначале они пришли за противниками прививок

Перевод Зои Дымент (Минск)
Шеффер Бретин — американский журналист, в течение многих лет работала в Азии, автор нескольких книг, инструктор йоги. Ведет сайт www.bretigne.com и популярный блог https://bretigne.liberty.me/

Оригинал здесь




Недавно мы с дочкой провели несколько дней в медицинском центре Рональда Рейгана при Калифорнийском университете, где ей сделали электроэнцефалограмму. По дороге домой я узнала, что во время нашего пребывания там произошла вспышка устойчивой к антибиотикам инфекции, в результате которой семь человек заразились и двое умерли. Мы с дочкой были в порядке: инфекция распространилась на людей, которых исследовали с помощью особого дуоденоскопа.

Когда эта история попала в новости, я была уверена, что поднимется шум на всю страну, наподобие того, который возник, когда в Диснейленде началась "эпидемия" кори. Эта вспышка никого не убила, но в стране разгорелось пламя призыва к обязательной вакцинации и даже появились требования сажать в тюрьму родителей, которые решили не прививать своих детей. Устойчивые к антибиотикам бактерии убивают ежегодно в США 15 тыс. человек, а в недавнем отчете предсказывается, что из-за таких бактерий к 2050 году может умереть 300 млн человек. Несомненно, эта намного более опасная, смертельная угроза здоровью должна была привести к подобному же возмущению и требованиям призвать к ответственности всех, кто хоть в какой-то степени с этим связан.

Я ожидала увидеть газетные передовицы, призывающие общество держаться подальше от тех, кто злоупотребляет антибиотиками; ожидала требований осудить докторов, которые назначают их без необходимости (по некоторым оценкам, примерно в 50% всех случаев), и, возможно, призывов лишать их лицензий, а родителей, которые просят назначить антибиотики всякий раз, когда у ребенка заболит ухо, притом что большинство таких случаев не связаны с бактериями и антибиотики не помогут, бросать в тюрьму за то, что ставят под угрозу остальных. Но ничего такого не произошло. Почему?

Манипуляции при обсуждении прививок в центральных СМИ — это высший пилотаж. Если вы читаете только главные издания, у вас может сложиться впечатление, что вспышки кори — самая большая угроза здоровью населения со времен средневековой чумы. Вы можете подумать, что те, кто не делают прививки, — необразованные, суеверные, антинаучные фанатики, получающие информацию из дневных ток-шоу. Вы даже можете почувствовать гнев по отношению к этим людям, которые без всякой разумной причины решили поставить всех вокруг под угрозу, отказавшись делать то, что, по мнению каждого доктора, совершенно безопасно, эффективно и является долгом каждого члена общества.

Вся история с этим вопросом показывает, как легко создать массовую истерию вокруг отдельной угрозы, при том что более серьезные угрозы реакции не вызывают. Впечатление, что каждый репортер из ведущих СМИ получил инструкции для написания о прививках статей, призванных вызвать у публики такую реакцию, о какой я написала выше. Я попыталась представить, как могут выглядеть такие инструкции, и мне кажется, что я довольно точно воспроизвела их. Вот они, с моими примечаниями.

1. Дайте понять, что родители, которые предпочитают не прививать своих детей, пользуются информацией от Дженни Маккарти, Джима Кэрри и других знаменитостей, которые ничего не смыслят в науке

Изобразите дело так, что врачи и ученые, критикующие прививки, такие как д-р Сюзен Хамфрис, д-р Роберт Сирс, д-р Кеннет Столлер, д-р Роберт Роуэн, д-р Джанет Леватин, д-р Стефани Кейв, д-р Шерри Тенпенни, д-р Мерил Насс, д-р Джей Гордон, д-р Джейн Ориент и многие члены Ассоциации американских врачей и хирургов, исследователь Центра по контролю и профилактике болезней д-р Уильям Томпсон и все врачи и ученые, перечисленные здесь, не существуют. Потому что если вы не пишете о них, то их как бы и нет.

2. Всегда выдавайте мнения Центра контроля заболеваний США, медицинских журналов и представителей фармацевтических компаний за науку. Некоторые люди попытаются сказать вам, что наука — это метод, а не вывод, и что научные истины не могут быть определены на основе консенсуса или ссылкой на авторитеты, но вы можете просто игнорировать их

Как заявил один (самопровозглашенный) ученый,

По моему собственному научно обоснованному мнению, война с болезнью в сотни раз важнее войны, которую ведут матери против прививок. Вы желаете своему ребенку медленной мучительной смерти? Если нет, то заткнитесь с вашими так называемыми фактами, которые вы получили из Yahoo Answers, и сделайте прививки ребенку.

Вы можете почувствовать себя униженными моими словами, но если у вас нет формального образования, по крайней мере в биологии, вам нечего говорить о том, какими должны быть вакцины (Sic).

Другими словами, если у вас нет такой же подготовки, как у нас, вы не можете участвовать в обсуждении. Даже когда тема этого обсуждения заключается в том, можем ли мы насильно впрыскивать что-то в ваши тела и тела ваших детей. Просто заткнитесь и доверяйте ученым. Но не этим, это антиученые. Только этим.

3. Напоминайте своим читателям, что рассказы, какими бы трагичными ни были, это всего лишь рассказы. Они ненаучны, ничего не говорят об относительном риске и не должны играть никакой роли в формировании вашего мнения о прививках

Это до тех пор, пока вы не захотите рассказать им душераздирающую историю о том, как писатель Роальд Дал потерял свою дочь от кори, или историю о смерти девочки от ротавируса, которая вдохновила д-ра Пола Оффита на разработку вакцины от этой болезни.

Случайные сообщения о людях, страдающих от болезней, предотвращаемых вакцинацией, прекрасны. Все остальное просто иррационально. Возьмите, к примеру, тысячи рассказов родителей, чьи дети были совершенно здоровы, пока не получили одну или несколько прививок, а затем внезапно потеряли способность говорить, ходить, самостоятельно есть, или у них начались приступы, остановилось дыхание, или они умерли. Многие родители утверждают, что их врачи настаивают на отсутствии связи между прививкой и увечьем их ребенка, даже если нет никаких других объяснений. Действительно, производители вакцин и Центр контроля и профилактики заболеваний настаивают на том, что большинство таких случаев является просто совпадением, и увечия не имеют никакого отношения к прививкам. Однако с учетом хорошо документированных фактов конфликта интересов и мошенничеств внутри Центра контроля и профилактики заболеваний и медицинского исследовательского сообщества в целом, многие родители по понятным причинам скептически относятся к таким утверждениям.

4. Напомните читателям, что "корреляция не является причинностью"

Разве что вы захотите показать им этот график и пояснить, что он доказывает, что прививки спасают жизни.

Прививочно-пропагандистский график

Только будьте внимательны и не покажите им случайно вот такой график:

смертность от кори в США

Если послушать официальные СМИ, можно подумать, что корь была смертельной болезнью как лихорадка Эбола или чума. Сторонники прививок раздувают опасность кори, указывая на побочные реакции, от которых страдает население в слаборазвитых странах, где даже самые легкие болезни могут быть смертельными из-за плохого питания и антисанитарии.

К 1950-м годам в Соединенных Штатах корь считалась легкой детской болезнью, которой до взросления болел и которую пережил без серьезных последствий практически каждый. Говорит д-р Дональд Миллер:

При хорошей санитарии и питании смертность от кори в США до введения прививок составляла менее одного человека на миллион (по сравнению с 14 смертями на 100 000 человек в 1900 году); параличи случались у 1 из 3000 человек, а энцефалит у 1 из 100 000, и в 75% таких случаев выздоровление было полным.

Стоит также отметить, что заявление Центра контроля и профилактики заболеваний о том, что "из каждой тысячи детей, заболевших корью, один или два умрут от нее" основано на случаях кори, о которых сообщили. Более точная оценка понижает смертность до 1 на 10 000 случаев.

За последние десять лет в США зарегистрировано только несколько смертей от кори, но данные Системы сообщений о побочных эффектах прививок (VAERS) говорят о 109 смертях, связанных с прививкой против кори, с января 2004 года, и в Суде по федеральным искам США за этот же период были удовлетворены 111 исков, связанных с ущербом от вакцины MMR.

Кроме того, что корь является относительно мягкой болезнью для здоровых людей, живущих в развитых странах, заражение этой болезнью и борьба с ней приносят пользу иммунной системе, а также укрепляют коллективный иммунитет популяции, чего не могут сделать прививки.

Массовая вакцинация, не защищая наиболее уязвимые группы, увеличила риск серьезного ущерба от кори для некоторых таких групп: для младенцев и очень маленьких детей, а также для взрослых. Как правило, корь не появлялась в этих возрастных группах, но теперь это происходит из-за прививок. Как сообщил Лоуренс Соломон в "Файненшэл пост" в прошлом году,

В допрививочную эпоху, когда естественный вирус кори заражал все население, корь — "типичная доброкачественная детская болезнь", как описывала ее "Клиническая педиатрия", — приветствовалась как средство для обеспечения пожизненного иммунитета, помогающего избежать опасных инфекций во взрослом возрасте. В сегодняшнюю прививочную эпоху на взрослых приходится от четверти до половины случаев кори; большинству из них сопутствует пневмония, четверть больных госпитализируют.

Также важно, что опасно увеличилась заболеваемость корью во время беременности, потому что у беременных женщин ныне нет пожизненного иммунитета. Сегодня привитые беременные женщины подвергаются риску, потому что прививка против кори со временем ослабевает, и она часто не способна защитить от кори.

…Опасность распространяется на младенцев, чей организм слишком незрел, чтобы получить прививку против кори до года, и они полностью зависимы от антител, унаследованных от своих матерей. В течение первого года жизни младенцы больше всех заражаются корью и тяжелее всех от нее страдают. Дело в том, что привитые матери имеют недостаточно антител для передачи детям — всего лишь четверть от тех, что имеют матери, защищенные естественной корью, что делает младенцев уязвимыми через три месяца после рождения, о чем говорится в исследовании, опубликованном в прошлом году в "Журнале инфекционных болезней" (выделение мое — Б. Ш.).

Такие факторы как повышение смертности взрослых и самых маленьких, помешали снижению смертности, наблюдавшемуся в предыдущие десятилетия, о чем говорится в исследовании, опубликованном в 2004 году в "Журнале инфекционных болезней", авторами которого являются исследователи из Центра контроля и профилактики заболеваний и из Блумбергской школы здравоохранения Джонса Хопкинса.

Как обсуждается ниже, детские болезни, такие как корь и свинка, могут помочь в развитии иммунной системы и защите от таких недугов как астма, аутоиммунные заболевания и даже рак. Поэтому сомнительно утверждение о том, что устранение кори, а не просто снижение смертности от нее, является достойной целью здравоохранения.

5. По возможности представляйте споры так, будто нет разумных причин выбирать отказ от прививок, только "личные убеждения" и "иррациональные страхи"

Реальность такова, что имеются разумные и документированные опасения по поводу безопасности вакцин. Никто не отрицает этого; все, что оспаривается, это величина вреда, причиненного последними. Производители вакцин и их сторонники во власти, конечно же, настаивают на том, что любой вред прививок является незначительным и легко перевешивается выгодами. Однако это утверждение является подозрительным по ряду причин, не последняя из которых — ошеломляющая степень конфликта интересов и откровенного мошенничества в мире медицинских исследований. Однако, кроме этих проблем, остаются веские причины не доверять заявлениям производителей вакцин.

Многочисленные исследования противоречат утверждениям производителей вакцин и демонстрируют связь между вакцинами и аутоиммунными заболеваниями, астмой, аллергией, раком, энцефалопатией и, это правда, с аутизмом. И даже при условии честности в процессе клинических испытаний, этого недостаточно для демонстрации безопасности вакцин, поскольку, как правило, смотрят только на те реакции, которые происходят в течение нескольких недель после прививки, и только сравнивают побочные эффекты одной прививки с таковыми другой, игнорируя непривитых людей. Даже в кокрейновском обзоре литературы по вакцине MMR в 2012 году, к примеру, делается вывод, что "дизайн и отчетность исследований о вакцине MMR, как предмаркетинговые, так и постмаркетинговые, в значительной степени неадекватны".

Исследования, которые претендуют на демонстрацию безопасности вакцин, также ущербны и ограничены в объеме. Действительно, в списке из 42 исследований, по которым Американская академия педиатрии приглашает родителей "изучить доказательства", ни в одном не сравниваются привитая и непривитая популяции, а в большинстве рассматриваются только вакцина MMR или тимеросал.

Между тем из-за закона, который снимает с производителей вакцин всякую ответственность за любой вред, причиненный их продуктами, по "Программе компенсации увечий от прививок" (VICP) с момента ее создания в 1988 году было выплачено компенсаций на почти 3 млрд долларов семьям тех, кто заявлял, что пострадал от прививок. И это при том, что Департамент здравоохранения и социальных служб США исключил большинство первоначально имевшихся неблагоприятных событий из "Таблицы подлежащих компенсации событий", и решения принимались в условиях, которые президент Национального центра информации о прививках Барбара Ло Фишер называет "крайне враждебной, длительной, дорогой, травматичной и несправедливой имитацией судебного процесса для жертв прививок и их адвокатов".

Каждый год в Систему сообщений о побочных эффектах прививок (VAERS) поступают около 30 000 сообщений от врачей, других медработников, фармацевтических компаний, пациентов и родителей о побочных реакциях сразу после прививки. Из них 13% классифицируются как серьезные (включая смерть).

Конечно, эти цифры не имеют большого значения без сравнения с частотой таких неблагоприятных событий у населения в целом, а не сразу после вакцинации. В некоторых исследованиях не было отмечено никаких побочных эффектов после прививок по сравнению с общей популяцией. Другие исследования (включая те, которые используют сравнительные данные после разных прививок, а не фоновые значения для массы населения) показывают высокий уровень побочных эффектов немедленно после прививки.

Сторонники прививок утверждают, что данные VAERS не являются точным отражением ущерба от прививок, потому что в каждом зарегистрированном случае не было убедительно доказано, что он вызван прививкой. Это логичное возражение, но в большинстве случае и нет возможности доказать, что прививка стала причиной ущерба. Президент Национального центра информации о прививках и защитник права родительского выбора в вопросе прививок Барбара Ло Фишер говорит:

Существуют оценки, согласно которым менее 5 или 10% врачей сообщают о госпитализациях, увечьях, смертельных случаях или других серьезных проблемах со здоровьем после прививок. Закон 1986 года об увечьях от прививок не содержал юридических санкций за несообщение [в VAERS]; врачи могут отказаться сообщать и не быть наказанными.

Действительно, согласно одному исследованию, было сообщено о 68% случаев полиомиелита, связанных с прививкой от него, и только о 4% случаев MMR-ассоциированной тромбоцитопении. Раннее исследование показало, что сообщалось только об 1% побочных эффектов после употребления отпускаемых по рецепту лекарств. А в 1994 году исследование показало, что лишь 18% из 159 врачебных кабинетов сообщали о серьезных проблемах со здоровьем у детей после прививок. В Нью-Йорке сообщал 1 кабинет из 40.

Некоторые утверждают, что сообщения о побочных эффектах передаются в VAERS чаще, чем случаются на самом деле, и в этом якобы виноваты обезумевшие родители, но это обвинение менее правдоподобно. Все данные свидетельствуют о том, что врачи и другие медработники крайне неохотно сообщают о событиях в VAERS. На долю медиков приходится 36% всех сообщений в VAERS, производители вакцин составляют еще 37%. Получающие прививки и их родители или опекуны отправляют лишь 7% от всех сообщений.

Итак, как оценить реальный риск прививок? Единственный честный ответ — никто не знает. Число реальных прививочных увечий, вероятно, гораздо больше, чем сообщаемое в VAERS, но насколько больше, никто не может сказать достоверно. Наука о безопасности вакцин противоречива, недостаточна и сильно коррумпирована. В ней нет ничего, кроме "так положено".

Но это еще не все.

Существуют доказательства, что прививки могут причинить много вреда, кроме того, что показан в сообщениях о неблагоприятных событиях, — вред, который может проявляться в течение многих лет, а не в ближайшие дни и недели после прививки. Прививки связывают с повышенной частотой рака, тяжелой аллергией и аутоиммунными заболеваниями.

Как объясняет д-р Дональд Миллер,

Корь помогает иммунной системе ребенка окрепнуть и созреть.

Кроме иммунных барьеров кожи и слизистых оболочек, наша иммунная система (два триллиона клеток) состоит из двух компонентов: врожденной системы, которая имеется у всех животных, и эволюционно более поздней адаптивной системы, имеющейся у позвоночных. Детские болезни — корь, эпидемический паротит, краснуха и ветряная оспа — играют конструктивную роль в созревании адаптивной иммунной системы. Этой системой управляют два вида хелперных Т-клеток: Th1, которые участвуют в клеточном иммунитете, и Th2, которые участвуют в гуморальном иммунитете и производят антитела. Th1-клетки особенно важны, поскольку они атакуют в организме клетки, которые "сходят с ума" и становятся раковыми. Они также убивают зараженные вирусом клетки.

Корь (как и другие вирусные детские болезни) стимулирует оба компонента иммунной системы, Th1 и Th2. Вакцина MMR стимулирует преимущественно клетки Th2. Чрезмерная стимуляция этой части адаптивной иммунной системы приводит к аллергии, вызывает астму и аутоиммунные заболевания. Поскольку Th1-часть иммунитета препятствует размножению раковых клеток, то если она не получает полное развитие в детстве, человек может стать более подверженным раку в позднем возрасте. Например, установлено, что женщины, которые болели свинкой в детстве, менее подвержены раку яичников по сравнению с женщинами, которые не болели свинкой.

(Исследование можно найти здесь.)

По данным Центра контроля и профилактики заболеваний США, между 1997 и 2011 годами пищевая аллергия у детей выросла на 50%. Астма также на подъеме, заболеваемость ею между 2001 и 2011 годами увеличилась на 28%. Заболеваемость раком у детей растет с 1970-х годов. Национальный институт здоровья сообщил в 1996 году, что число случаев рака у детей выросло на 10% с 1973 по 1991 год, а доклад в "Международном журнале медицинских услуг" в 1999 году сообщал:

С начала 1980-х до начала 1990-х годов заболеваемость раком американских детей в возрасте до 10 лет выросла на 37%, или росла на 3% в год. Существует обратная зависимость между увеличением темпов роста рака и возрастом на момент постановки диагноза; наибольший рост (54%) имел место среди детей, диагноз которых был установлен в возрасте до года.

Нет определенного объяснения такого резкого увеличения числа состояний, потенциально угрожающих жизни детей, и, по всей вероятности, нет одной причины, ответственной за такие состояния. Однако родители имеют веские основания для беспокойства относительно влияния вредных факторов окружающей среды, в том числе вакцин. Действительно, некоторые исследования показывают более высокий уровень иммунологических проблем, связанных с прививками.

Исследование, проведенное в Новой Зеландии, обнаружило бóльшую заболеваемость астмой среди привитых; данные из "Исследования по национальному здравоохранению и питанию в США" показали, что дети, привитые вакциной от столбняка или DTP (АКДС. — Прим. перев.), имели в два раза более высокие шансы на развитие астмы, чем непривитые дети, а другое исследование показало, что прививка MMR может привести к тому, что у людей белые кровяные клетки создают IgE-антитела — одна из главных характеристик астмы. В 2008 году исследование показало, что отсрочка прививки DTP связана со снижением риска развития астмы у детей.

Другие исследования обнаружили связь между прививками и аллергией и аутоиммунными заболеваниями. В 1996 году исследование, проведенное в Африке, показало более высокую заболеваемость аллергиями среди тех, кто был привит против кори, чем среди тех, кто перенес болезнь. Делалось заключение, что "коревая инфекция может предотвратить развитие атопии у африканских детей".

В 2001 году исследование подтвердило "причинную связь между вакциной от кори, свинки и краснухи (MMR) и идиопатической тромбоцитопенической пурпурой"; исследование, проведенное в 2014 году, обнаружило сильную корреляцию между прививкой от гепатита В и заболеваемостью рассеянным склерозом; в 1999 году исследование, проведенное в Японии, показало, что "содержащая желатин вакцина DTaP может иметь причинную связь с развитием аллергии на желатин", а в 2009 году японское исследование, в котором мыши получали повторную иммунизацию антигеном, обнаружило, что "систематическая аутоиммунность, вероятно, является неизбежным следствием чрезмерного стимулирования иммунной системы хозяина посредством повторной иммунизации…"

В журнале "Аутоиммунность" Веред Молина и Йегуда Шёнфельд пишут:

Прививки, согласно некоторым сообщениям, предшествовали появлению аутоиммунной болезни. Механизм, который срабатывает при вторжении инфекции в организм хозяина, в равной степени задействован в ответе хозяина на прививку. Это признано для дифтерийного и столбнячного анатоксинов, вакцин от полиомиелита и кори и синдрома Гийена-Барре. Эта теория признана относительно вакцины MMR и развития аутоиммунной тромбоцитопении, рассеянный склероз связывают с прививкой от гепатита В.

Те, кто навязывают нам прививки силой, любят повторять избитые фразы вроде "Ваше право болеть заканчивается там, где начинается общественное здоровье". Но кто будет решать, что представляет собой "общественное здоровье"? Кто решил, что ликвидация всех детских болезней является лучшим выходом для "общественного здоровья"? Почему для него не важна растущая заболеваемость детей раком и пожизненной аллергией? Почему я не могу потребовать, чтобы все остальные прекратили прививать своих детей, потому что их прививки угрожают возможности моих детей перенести детские болезни, которые могут помочь усилить иммунную систему?

6. Если вы будете вынуждены признать, что критики прививок имеют реальные причины для беспокойства, ограничьте обсуждение опасением, что прививки могут привести к аутизму, и обязательно подчеркните, что единственным основанием для такого беспокойства является отозванное из журнала исследование Эндрю Вейкфилда

Вы также можете указать некоторые исследования, которые "доказывают", что нет никакой связи между прививками и аутизмом. Только ни в коем случае не упоминайте о таких исследованиях, которые показывают связь, как это, это или это. Особенно будьте осторожны, чтобы не упомянуть вот это, это или какое-то из этих, этих или этих.

Всеми способами избегайте даже упоминания о фактах, о которых мы говорили выше в п. 4.

Для пущей убедительности вы можете создать впечатление, что единственная опасность вакцин связана с тимеросалом, а потом заявите, что он удален из всех вакцин (хотя это не так).

7. Если возникает сомнение, перескажите свои истории, вставляя приведенные ниже утверждения. Помните: чем чаще вы их повторяете, тем вернее они становятся: "Прививки спасают жизни", "Родители, которые не прививают, — эгоисты" (хорошо работают характеристики "невежественные", "антинаучные" и "хиппи"), а чаще всего "Наука установила"

Возможно, вам придется повторить это последнее утверждение множество раз, прежде чем ваши читатели поймут и примут это.

8. Не говорите прямо о привиках. Просто упомяните кое-что о скептическом отношении к прививкам как примере иррационального мышления некоторых людей (среди которых, как ни странно, есть хорошо образованные), несмотря на то, что "все знают", насколько это глупо

Это, пожалуй, самый мощный инструмент, который вы можете использовать, чтобы повлиять на вашу аудиторию. Никто не хочет, чтобы его считали глупым, и большинство людей не имеют времени или склонности внимательно изучать доказательства безопасности или опасности прививок. Если люди постоянно слышат, что "все знают", что прививки безопасны и эффективны, большинство из них будет придерживаться этой позиции, даже если они мало смыслят в этом вопросе, лишь бы их не сочли за сумасшедших. Страх перед публичным унижением может быть отличной штукой, если его используют правильно.

9. Если возникает противный вопрос о конфликте интересов или коррупции среди исследователей и интересантов, просто отшутитесь. Помните: статья в насмешливом тоне об утверждениях и опасениях других людей выглядит как опровержение

Эми Уоллес, которая написала статью для "Уайрид", очень хорошо справилась с этим. Она не только не взяла интервью для этой статьи ни у одного критика прививок, но ловко создала впечатление, что включила их мнения, посетив конференцию по аутизму и упомянув и коротко процитировав президента Национального центра информации о прививках (NVIC) Барбару Ло Фишер, хоть никогда с ней не разговаривала. Молодец, Эми Уоллес!

Обязательно цитируйте д-ра Пола Оффита и ссылайтесь на него как "эксперта по прививкам". Не беспокойтесь, что он получил миллионы долларов за разработанную им вакцину от ротавируса. В этой истории всякое представление о конфликте интересов кажется устаревшим. И антинаучным.

Сторонники вакцин любят указывать на исследования, которые не обнаружили повышенного риска вреда от прививок. Они утверждают, что эти исследования сводят на нет результаты других исследований, которые показывают связь между прививками и астмой, аллергиями, аутизмом и другими болезнями. В мире, в котором научным учреждениям можно было бы доверить провести честные, объективные исследования и получить заслуживающие доверия результаты, это могло обеспечить некоторое спокойствие. Однако в реальном мире нет оснований доверять большей части исследований, которые изучают вакцины, и тем более результатам, которые каким-либо образом выгодны производителям этих вакцин.

Чтобы никто не подозревал, что этот скептицизм в отношении научного истеблишмента ограничивается активистами, борющимися с прививками, приведем слова, написанные в 2009 году Марсией Энджелл, бывшей главным редактором "Медицинского журнала Новой Англии":

…Конфликты интересов и предвзятость существуют практически во всех областях медицины, особенно в тех, которые в значительной степени зависят от лекарств и медицинских приборов. Просто невозможно больше верить многим публикуемым клиническим исследованиям или полагаться на мнение доверенных врачей или на официальные медицинские рекомендации. Я не испытываю никакого удовольствия от этого вывода, к которому я шла медленно и неохотно в течение двух десятилетий как редактор "Медицинского журнала Новой Англии" (выделение мое — Б. Ш.).

Энджелл добавляет:

Никто не знает общей суммы, предоставляемой фармацевтическими компаниями врачам, но я оцениваю на основании ежегодных отчетов девяти американских фармацевтических компаний, что она достигает десятков миллиардов долларов в год. Таким образом, фармацевтическая промышленность получила огромный контроль над тем, как врачи оценивают и используют свои собственные продукты. Ее обширные связи с врачами, особенно старшими преподавателями на престижных медицинских факультетах, влияют на результаты исследований, медицинскую практику и даже определение того, что собой представляет болезнь.

Аналогичным образом в книге "Скверная фарминдустрия", вышедшей в 2013 году, врач (и сторонник прививок) Бен Голдакр пишет:

В целом фармацевтическая промышленность тратит около полумиллиарда долларов в год на рекламу в академических журналах. Самые большие, "Медицинский журнал Новой Англии" и "Журнал Американской медицинской ассоциации", имеют от рекламы 10 или 20 млн долларов каждый, и еще по несколько миллионов получает каждый из следующих за ними по рангу журналов.

Голдакр добавляет, что "реклама не является единственным источником доходов академических журналов, получаемых от фармацевтической компании", и ссылается на "дополнения" — специальные издания, спонсируемые фармацевтическими компаниями, а также перепечатки отдельных академических документов, которые могут приносить до миллиона долларов каждый или каждая. И он цитирует исследование 2009 года, демонстрирующее, что исследования, которые финансирует фарминдустрия, с большей вероятностью будут напечатаны в журналах.

Реальное влияние такого контроля хорошо документировано: от Управления контроля пищевых продуктов и лекарств (FDA), скрывающего мошенничество в медицинских экспериментах, до заложенных в исследования предвзятости и фармкомпаний, вводящих практиков в заблуждение относительно безопасности и эффективности их продуктов, до заявлений ученых, ставшими впоследствии разоблачителями, о мошенничестве.

Недавно двое бывших ученых из "Мерка" обвинили фармацевтический гигант в том, что он "обманным образом вводит в заблуждение правительство и опускает, скрывает и фальсифицирует важную информацию об эффективности своей вакцины против эпидемического паротита…" А в августе прошлого года старший научный сотрудник Центра контроля и профилактики заболеваний Уильям Томпсон выступил с утверждением, что он и другие исследователи опустили статистически значимые данные в статье, опубликованной в 2004 году в журнале "Педиатрия". (Стоит отметить, что ранние исследования д-ра Томпсона в Центре контроля и профилактики заболеваний приветствовались как "окончательные" в опровержении связи аутизма с тимеросалом никем иным, как д-ром Полом Оффитом.)

Согласно заявлению Томпсона, "проигнорированные данные подтверждали, что афроамериканские мальчики, получившие вакцину MMR в возрасте до 36 месяцев, подвергались повышенному риску аутизма. Было принято решение относительно того, какие данные следует включить в отчет после их сбора, и я считаю, что протокол заключительного исследования не соблюдался".

В тайно записанной беседе д-р Томпсон говорит д-ру Брайану Хукеру: "У меня есть босс, который просит меня лгать. Высшее руководство кое-что задумало, и я согласился с этим". Он сказал д-ру Хукеру, что "деятельность Центра контроля и профилактики заболеваний не была прозрачной, мы упустили десять лет исследований, потому что он сейчас парализован всем, что имеет отношение к аутизму. Они не делают того, что должны делать. Они боятся искать, с чем он может быть связан…"

Проще говоря, научный истеблишмент утратил какое-либо право на свое слово по этому вопросу.

10. "Должен быть хороший коллективный иммунитет!"
Напоминайте своим читателям о нашем давно гарантированном праве на коллективный иммунитет: праве требовать — при необходимости под дулом автоматов — чтобы другие принимали все возможные меры предосторожности в отношении заразных инфекционных заболеваний, независимо от того, насколько они при этом сами рискуют. Это право, за которое наши предки боролись и умирали, и мы не собираемся сейчас от него отказываться

Вообще-то, это не так.

Те, кто поддерживают насильственные прививки, утверждают, что те, кто не прививается, угрожают коллективному иммунитету всего населения. Идея, что прививки могут успешно обеспечить коллективный иммунитет, сомнительна , поскольку, в отличие от многих детских болезней, прививки не дают пожизненного иммунитета. Они также не обеспечивают 100% иммунитет получившим прививку. Но еще важнее, что такой аргумент основан на предположении о коллективном иммунитете как о чем-то, чему должно отдаваться первенство.

На протяжении веков люди осознавали, что присутствие в общественных местах несет определенные риски, в том числе и риск того, что человек может заразиться от другого человека. Никогда ранее люди не утверждали, что они имеют право требовать, чтобы все вокруг них принимали все возможные меры предосторожности, чтобы любой ценой для себя сделать свое окружение абсолютно свободным от риска. Если, как утверждают сторонники обязательной вакцинации, мы можем потребовать, чтобы все вокруг нас принимали все возможные меры предосторожности против всех инфекционных заболеваний, что еще мы можем требовать от них?

Во-первых, недавно сделавшие прививки (вакцинами с живыми вирусами) должны быть исключены из всех общественных связей. Почему? Они представляют гораздо больший риск, чем любой, кто просто не был привит. А какие другие рискованные действия американцы больше не должны терпеть друг от друга? Выходить на публику простуженным? Водить машину, если ты еще слабый водитель? Хранить какое-либо вещество, которое может вызвать у другого серьезную аллергическую реакцию?

Что насчет супербактерий? Что мы будем делать со всеми, кто злоупотребляет антибиотиками, что в итоге приводит к появлению супербактерий? Невосприимчивые к антибиотикам бактерии ответственны ежегодно за почти 15 000 смертей в США, что намного превосходит смертность у непривитых вследствие кори, свинки и коклюша вместе взятых. Можем ли мы призвать к ответу безответственных людей, которые принимают антибиотики каждый раз, когда у них есть незначительная инфекция?

Я избегаю антибиотиков и берегу от них свою семью настолько, насколько это возможно. Я никогда не давала их ребенку при ушной инфекции (у нас они случались, это правда). Должны ли мои предпочтения распространяться на всех остальных? Такая мера явно нанесла бы удар по распространению супербактерий. Так почему бы и нет?

Вот почему: потому что ваше право защищать "общественное здоровье", то есть все, что, на ваш взгляд, может вызвать истерию в ангажированных СМИ, заканчивается там, где начинается мое тело.

Ни у кого нет права на "коллективный иммунитет". Он определяется внешними обстоятельствами, и как в случае других подобных внешних эффектов, вы не имеете права требовать, чтобы ваши соплеменники обеспечивали это право вам. Более того, вы не имеете права требовать, чтобы другие родители подвергали своих детей риску, на который они не готовы, чтобы защитить вашего ребенка или еще чьих-либо детей.

Угроза принудительной вакцинации: трагедия общего достояния

Существует ли момент, в который распространение болезни становится "общественно опасным"? Конечно, существует: человека, который знает, что он заражен лихорадкой Эбола, например, входящего в переполненный вагон метро и продолжающего кашлять на других пассажиров, легко можно считать виновным в посягательстве на интересы общества. Но корь вряд ли похожа на лихорадку Эбола (ее даже нет в списке карантинных болезней федерального правительства), и вопреки безумию СМИ, которые настаивают на противоположном, тот, кто не прививается от нее, не приравнивается к заражающим болезнью, и тем более его нельзя считать сознательно заражающим других. Не принятые меры предосторожности против заражения болезнью вряд ли можно считать "посягательством на интересы общества".

Даже в случае по-настоящему смертельной болезни, такой как лихорадка Эбола, нет оснований для принуждения к конкретному методу профилактики тех, кто не заразился, или для принуждения к лечению того, кто заразился. Все, что каждый имеет право требовать, это чтобы эти люди не заражали других.

К настоящему времени должно было стать очевидным, что ничто из этого не было бы проблемой, живи мы в обществе, которое чтит суверенитет индивида и частную собственность. В случае вспышки по-настоящему опасной болезни или даже болезни, которая представляет серьезную опасность для небольшого сегмента населения, каждый владелец собственности мог бы принять личное решение о том, следует ли ему не впускать тех, кто был инфицирован или даже решил не прививаться против болезни, в то время как от нее существует прививка.

Как пишет экономист Роберт Мерфи,

Частный бизнес не глуп; нет необходимости, чтобы правительство приказывало ему держать прокаженных подальше. И если конкретная церковь, скажем, хочет открыть свои двери для такого человека, она вполне вправе это сделать. (В рамках этикета, мы надеемся, эта политика будет объявлена другим лицам, которые, возможно, не захотят посещать здание вместе с этими людьми.) Окончательным пристанищем для таких людей были бы здания, владельцы которых считают, что больные могут там безопасно болеть. И общее название для таких зданий уже имеется — это больница. В свободном обществе карантин просто означает, что большинство владельцев (дорог, тротуаров, торговых центров, гостиниц, заводов и т. д.) откажут в доступе, в результате чего заразный человек получит небольшой выбор вне лечебного учреждения.

Вместо единого решения для всех, навязанного властями, каждый будет делать выбор, исходя из собственного восприятия рисков. Бизнесмены, которые реагируют на чувствительность к риску со стороны своих клиентов, преуспеют, а те, кто этого не сделал, пострадают. И поскольку не все люди имеют одинаковое восприятие или чувствительность к одним и тем же рискам, существует широкий выбор: школы, которые принимают непривитых детей, и школы, которые этого не делают; рестораны, которые обслуживают лиц с тяжелой аллергией, и такие, кто этого не допускает; парки, библиотеки, кинотеатры и другие учреждения, которые специализируются на обслуживании людей с иммунодефицитом и других слабых здоровьем людей, и те, которые этого не делают.

В отсутствие "общественного достояния" — собственности, которая используется всеми, но не принадлежит никому (или, реальнее, принадлежит государству), не было бы никаких призывов к прививкам под дулом пистолета. Те, кто считает прививки абсолютно необходимыми, часто находились бы там, где хозяева проводят строгую прививочную политику, а те, кто не прививается, посещали бы места, где проводится более свободная политика.

Я полагаю, что тогда проблема в основном исчезнет. Люди поймут, что реальный риск для них и их семей, созданный теми, кто не прививается, на самом деле является незначительным, особенно по сравнению с другими рисками, которым все мы ежедневно подвергаемся. В отсутствие "общественного достояния", управляемого людьми, которым не нужно учитывать расходы на его эксплуатацию, большинство владельцев бизнеса обнаружили бы, что они потеряют больше, исключив непривитых, чем если они их допустят.

Только в мире, где право на собственность четко не определено, где есть большая доля "общественного достояния" (либо "публичного" имущества, либо номинальной частной собственности, владельцы которой не обладают подлинными полномочиями по принятию решений), может возникать конфликт между "общественным" здоровьем и правами личности. Устраните это общественное достояние, и вы устраните этот конфликт, заменив его множеством добровольных решений для удовлетворения различных пожеланий и потребностей разных индивидов.

Независимо от ваших взглядов на прививки, перспектива принудительной вакцинации должна заставить вас очень-очень бояться

Неужели те, кто верит в приказную вакцинацию, действительно хотят создать прецедент предоставления правительственному органу власти права принуждать людей против их воли к инъекциям веществ? Вы можете поддержать принудительную вакцинацию детей других людей, потому что вы думаете, что вакцины, несомненно, являются полезными и не несут проблем. Но вы можете не быть в восторге от следующего вещества, которое государство надумает насильственно вводить вам в вены.

Вы действительно хотите создать прецедент, чтобы иметь возможность требовать от ваших соседей не создавать для вас рискованной ситуации? Разумеется, тогда и они могут потребовать от вас того же самого. Если мы как общество решаем, что имеем право требовать отсутствия риска вокруг с гарантией 100%, то потенциальные вторжения в нашу жизнь бесконечны.

Даже если утверждения производителей верны, и риск получения серьезного увечья от прививок является бесконечно малым, большинство людей не может заранее знать. пострадают ли они от прививки. Никто не имеет права заставлять другого человека выбирать этот риск, каким бы малым последний ни был, между этим риском и риском заболеть болезнью, предотвратить которую призваны прививки.

Государство уже контролирует в широких границах то, что мы можем делать с нашей жизнью: какие профессии мы можем получать, как и где мы можем вести бизнес, какие вещества мы не можем глотать, сколько денег из тех, что мы зарабатываем, нам разрешено взять себе, как мы можем путешествовать и какие унижения мы должны терпеть, чтобы сделать это, когда и где мы можем протестовать, и этот список можно продолжать и продолжать. Если вы не верите, что люди имеют право контролировать то, что проникает в их собственные тела, тогда у меня вопрос: а какие права, по вашему мнению, у людей еще остались?

Мне кажется, что за исключением выбора товарищей для себя, последний остаток нашего индивидуального суверенитета заключается в нашем праве не подвергаться прямой агрессии, не разрешать вводить ненужные лекарства в наши тела. Если вы считаете, что государство имеет на это право, то, по существу, не осталось ничего, на что оно права не имеет.

Пропрививочное лобби в своих интересах провело феноменальную работу по разжиганию страха среди американской общественности: страх за маленьких детей, которые, возможно, не были привиты; страх перед другими родителями, которые могут делать выбор, отличный от вашего; страх перед болезнью, которая в развитом мире гораздо менее смертельна, чем удар молнии. Но они оставили один из самых страшных призраков из всех, имеющий действительно ужасающий исторический рекорд в смертях и разрушении: всемогущее государство, которое может делать буквально все, что захочет, с теми, кто живет под его властью. Если эта перспектива страшит вас меньше, чем сомнительная возможность заразиться корью от моего пятилетнего ребенка, то, честно говоря, вы меня смертельно пугаете.