Д-р Альфред Р. Уоллес (Англия)

Альфред Рассел Уоллес

Вакцинация — обман

Принуждение к ней под страхом наказания — преступление.
Доказано официальными свидетельствами в докладах Королевской комиссии

Лондон, 1898 г.

Перевод Александра Ястребова (Санкт-Петербург)

ГЛАВА 4. ДВА ПРЕВОСХОДНЫХ ЭКСПЕРИМЕНТА, ВЕДУЩИХ К ВЫВОДАМ ПРОТИВ ВАКЦИНАЦИИ

Те, кто не верит в способность вакцинации эффективно защищать от оспы, находятся в невыгодном положении. Из-за того, что эта практика была так поспешно принята всеми цивилизованными людьми, не существует сообществ, которые бы ее отвергли, но в то же время приняли бы основные методы общей санитарии и вели бы удовлетворительную регистрацию смертности от разных причин. Любая такая страна могла бы дать то, что называется "контролируемым" экспериментом или тестом, отсутствие которого обесценивает все данные так называемого "вариолярного теста" во времена Дженнера, на что было столь заботливо указано перед комиссией доктором Крейтоном и профессором Крукшенком. Тем не менее сейчас мы обладаем двумя такими экспериментами ограниченного, но тем не менее достаточного масштаба. Первый — это город Лейстер, который в последние двадцать лет отвергал вакцинацию, пока она не исчезла почти полностью. Второй — это армия и флот, в которых в течение четверти века каждый новобранец был ревакцинирован, если он не был привит недавно и не болел натуральной оспой. В первом случае мы имеем почти полностью "незащищенное" население примерно в 200000 человек, которое, по теории вакцинаторов, должно было исключительно много страдать от оспы; во втором случае мы имеем отобранную массу из 220000 мужчин, защищенных, по заявлениям медицинских властей, настолько, насколько власти это умеют делать, и среди которых, стало быть, оспа должна почти или полностью отсутствовать, а смертельные исходы от нее должны быть неизвестны. Теперь посмотрим, что происходило в двух этих случаях.

Возможно, самый замечательный и самый полный массив статистических данных, представленный комиссии, исходил от мистера Томаса Биггса, инженера по санитарной технике и члена городского совета Лейстера. Он состоит из 51 таблицы, показывающей связь между условиями жизни населения и здоровьем и болезнями с почти всех возможных точек зрения. Далее тема проиллюстрирована шестнадцатью графиками, многие из них в цвете, подготовленными для того, чтобы наиболее простым и наглядным образом показать связь вакцинации и санитарии с оспой и с общим состоянием здоровья людей, особенно детей, для предполагаемого блага которых и навязывается вакцинация. Из этого богатого материала мне достаточно привести всего два графика, показывающих основные факты этой ситуации так, как они были показаны в Четвертом докладе Королевской комиссии на основании статистики мистера Биггса, полученной полностью из официальных источников.

Первый график (номер VIII) показывает в верхней части пунктирной линией общее количество прививок, общественных и частных, с 1850 года (с 1850 до 1873 года частные прививки оценивались в соответствии с их долей от всех после начала их официальной регистрации). Средняя линия показывает смертность на миллион живущих от основных заразных болезней — лихорадок, кори, коклюша и дифтерии, а нижняя линия изображает смертность от оспы. Мы видим высокую смертность от заразных болезней и от эпидемий оспы в течение всего периода почти поголовной вакцинации с 1854 по 1870 год. Далее началось движение против вакцинации в связи с ее доказанной во время Великой эпидемии бесполезностью, когда в Лейстере смертность от оспы была намного больше, чем в Лондоне, что привело к непрерывному снижению вакцинации, особенно быстрому в последние пятнадцать лет, и к почти полному ее прекращению в настоящее время. В этот период не только оспенная смертность постоянно была очень низкой, но и другие заразные болезни тоже непрерывно уменьшались до меньшего количества, чем когда-либо прежде.

Смертность от оспы и инф. болезней в Лейстере
График VIII.
Смертность на миллион живущих от оспы и заразных болезней с 1838 по 1896 год в Лейстере

Пунктирная линия показывает процент вакцинации по отношению к числу рождений.
N. B. До 1862 года частные прививки приводятся по оценке.
Верхняя толстая линия показывает уровень смертности от следующих болезней: корь, скарлатина, дифтерия, сыпной тиф, коклюш, брюшной тиф и другие лихорадки.
Нижняя линия, заштрихованная для отчетливости, показывает уровень смертности от оспы.
Построено по таблице 19 мистера Томаса Биггса на с. 440 Четвертого доклада, любезно продолженной мистером Биггсом до 1896 года.

Второй график (номер IX) еще важнее, поскольку показывает влияние вакцинации на возрастание уровней как детской, так и общей смертности до такой степени, какую даже самые жесткие оппоненты этой операции не считали возможной. Четыре сплошных линии на графике показывают средние значения уровней смертности по пятилетним интервалам с 1838—1842 по 1890—1895 годы: (1) — уровень смертности на 1000 человек населения, (2) — уровень смертности детей до 5 лет, (3) — то же самое до года, и (4), самая низшая, — уровень смертности от оспы до 5 лет. Точечная линия показывает процент прививок от количества рождений.

Смертность в Лейстере
График IX. Различная смертность в Лейстере, усредненная по пятилетним периодам

Пунктирная линия показывает процент вакцинации по отношению к общему числу рождений.
Источники:
Три уровня смертности и вакцинация — по таблице 34 (с. 450) в Четвертом докладе.
Смертность от оспы — из таблицы 45 (с. 461) того же доклада.
Цифры для продолжения графика до 1896 годы были любезно предоставлены мистером Биггсом из официальных источников.

Первое, что нужно заметить, это хорошо видимый одновременный рост всех четырех уровней смертности до максимума в 1868—1872 годах, когда и уровень вакцинации достиг своего максимума. Снижение смертности с 1852 по 1860 годы было связано с начатыми тогда санитарными улучшениями, но жесткое принуждение к вакцинации прервало этот спад, поскольку вызвало резкое увеличение смертности детей — увеличение, которое прекратилось, как только снизилась вакцинация. Это ясно показывает, что смерти, которые лишь недавно были признаны прямо или косвенно связанными с вакцинацией, в действительности настолько многочисленны, что существенно влияют на общий уровень смертности. Но раньше они полностью скрывались и до сих пор частично скрываются путем их регистрации под такими заголовками, как рожистое воспаление, сифилис, диарея, бронхит, судороги или другие непосредственные причины смерти.

Таким образом, здесь мы имеем признаки крайне ужасного факта — смерти тысяч детей от различных тяжелых и часто продолжительных болезней как результата бесполезной и опасной операции, именуемой вакцинацией.

Трудно объяснить демонстрируемые графиком совпадения каким-либо иным способом, и это замечательно подтверждается графиком детской смертности в Лондоне и Англии, который я выложил перед Королевской комиссией и который воспроизвожу здесь (номер X). Ранняя часть этого графика взята из таблицы, рассчитанной доктором Фарром по всем материалам, доступным в "Ведомостях смертности", и она показывает удивительное снижение детской смертности за каждые 20 лет в течение сотни лет с 1730 по 1830 годы, доказывая, что имели место непрерывные полезные изменения в условиях жизни. Данные для продолжения графика по Лондону не приводятся службой Записи актов гражданского состояния, и мне пришлось посчитать их для Англии. Но с 1840 до 1890 год мы обнаруживаем очень малое падение как смертности в возрастах до 5 лет и до года по Англии, так и до года по Лондону, хотя обе все еще слишком высоки, как показывает тот факт, что в Сент-Сэйвиоре детская смертность составляет 213, а в Хэмпстеде только 123 на 1000 рождений. Очевидно, имели место какие-то причины, прервавшие ее снижение в Лондоне после 1840 года, а затем вызвавшие явный рост с 1860 по 1870, за которым последовало небольшое, но постоянное снижение. Остановка снижения уровня детской смертности в значительной мере объясняется очень быстрым ростом Лондона за счет иммиграции, который последовал за появлением железных дорог и который заметно увеличил детское население (за счет иммиграции семей) по отношению к количеству рождений. Подъем с 1860 по 1870 года в точности соответствует подъему в Лейстере и жесткому принуждению к вакцинации младенцев, которая была неизменно высока в тот период; в то же время, устойчивое снижение в последующий период аналогично соответствует непрерывному снижению охвата вакцинацией из-за растущей убежденности в ее бесполезности и опасности. Эти факты существенно поддерживают ту точку зрения, что вакцинация, вместо спасения тысяч детских жизней, как заявлялось, на самом деле губит их тысячами, полностью нейтрализуя замечательное снижение, продолжавшееся с прошлого века, чему, несомненно, благоприятствовало общее улучшение здоровья. Можно признать, что увеличивающаяся занятость женщин на предприятиях тоже внесла вклад в детскую смертность, но нет подтверждения тому, что в последние двадцать лет доля женщин, занятых такой работой, стала меньше, и при этом нет сомнений, что имело место значительно снижение вакцинации, которая сейчас признаётся vera causa [истинной причиной (лат.) — Прим. перев.] детской смертности.

Детская смертность в Лондоне
График X.
Детская смертность

Верхняя часть этого графика показывает детскую смертность в Лондоне с 1730 по 1830 годы по таблицам д-ра Фарра в Статистическом отчете Британской Империи Маккуллоха, т. II, с. 543 (1847). С 1840 по 1890 годы показана детская смертность по Англии, вычисленная по отчетам Службы записи актов гражданского состояния (см. 3-й отчет, с. 197, таблица O). Материалы для продолжения таблицы д-ра Фарра по Лондону (до 5 лет) службой не приводятся.
Нижняя часть таблицы показывает в более крупном масштабе детскую смертность в Лондоне в возрасте до 1 года, как дает служба Записи актов гражданского состояния в своей годовой сводке за 1891 год, таблица 12, с. xxv, и в своем 68-м годовом отчете, таблица 25, с. xci.

Прежде чем завершить разговор о Лейстере, будет поучительно сравнить его с некоторыми другими городами, по которым доступна статистика. Начнем с Великой эпидемии 1871—1872 годов в Лейстере и Бирмингеме. Оба города были тогда хорошо привиты, и оба сильно пострадали от эпидемии. Итак:

1891—1894 Лейстер Бирмингем
Случаев оспы на 10000 населения 19 63
Смертей от оспы на 10000 населения 1,1 5

Итак, мы видим, что в Лейстере было менее одной трети всех случаев оспы и менее одной четверти смертей по сравнению с населением хорошо привитого Бирмингема, так что и предполагаемая защита от заболевания оспой, и облегчение ее тяжести при заболевании, очевидно, не только не являются правдой, но и относятся в данном случае к отсутствию вакцинации!

Но у нас есть и другой пример очень хорошо привитого во время этой эпидемии города — Уоррингтона, о чем был выпущен официальный доклад. Утверждается, что 99,2% населения было привито, но тем не менее сравнение с непривитым Лейстером показывает следующее:

Эпидемия 1892—1893 годов Лейстер Уоррингтон
Случаев оспы на 10000 населения 19,3 123,3
Смертей от оспы на 10000 населения 1,4 11,4

Итак, здесь мы видим, что в сплошь вакцинированном городе было более чем в шесть раз больше случаев оспы и более чем в восемь раз больше погибших от нее, чем в городе почти невакцинированном, что еще раз доказывает, что самая лучшая вакцинация не уменьшает количество заболеваний и не облегчает болезнь, но что оба результата следуют из санитарии и изоляции больных.

А теперь посмотрим, как члены комиссии в своем Заключительном докладе обходятся с вышеприведенными фактами, которые несомненно имеют решающее значение для исследования, при том, что относящаяся к ним статистика, выложенная перед комиссией, была детальной, как ни в каком другом случае. Практически они это полностью игнорируют. Разумеется, я говорю о докладе большинства — только на него правительство и неинформированная публика скорее всего обратят какое-либо внимание. Даже вышеприведенные цифры по Лейстеру и Уоррингтону обнаруживаются только в докладе меньшинства, которое также приводит пример другого города, Дьюсбери, который частично отверг вакцинацию, но далеко не до такой степени, как Лейстер, и в то же время находился точно посредине между непривитым Лейстером и хорошо привитым Уоррингтоном, а именно:

Лейстер имел смертность 1,1 на 10 000 населения,
Дьюсбери имел смертность 6,7 на 10 000 населения,
Уоррингтон имел смертность 11,8 на 10 000 населения.

Здесь мы опять видим, что именно непривитые города страдают меньше, а не наиболее привитые. Народ, конечно, запуган случаем Глостера, где за большим пробелом в вакцинации последовала очень сильная эпидемия оспы. Доклад большинства ссылается на это в § 373, стремясь представить это как предупреждение, но, как ни удивительно для столь важного документа, говорит противоположное тому, что предполагалось сказать "очень мало" вместо "очень много" оспы. Этот случай, однако, не имеет ни малейшего отношения к исследуемому вопросу, потому что хоть антивакцинисты и утверждают, что вакцинация не имеет эффекта в предотвращении или облегчении оспы, они не утверждают, что отсутствие вакцинации предотвращает оспу. То, на чем они настаивают, — это то, что санитария и изоляция есть эффективные и единственные средства профилактики, а то, что один город в последнюю эпидемию пострадал так слабо, а другой так сильно, произошло потому, что Лейстер в полной мере заботился об этих вещах, а Глостер полностью ими пренебрег. По этому поводу каждый исследователь должен прочитать подборку фактов, приведенных в докладе меньшинства, § 261.

Вернемся к докладу большинства. В нем ссылки на Лейстер разбросаны по 80 страницам и касаются по отдельности больничного персонала и связей оспы с привитыми и непривитыми, в то время как лишь несколько абзацев (§§ 480—486) затрагивают главный вопрос и результаты принятой системы изоляции. Эти результаты они постарались минимизировать, заявляя, что болезнь была на удивление "незначительной в смысле смертности", однако закончили они признанием того, что "опыт Лейстера предоставляет бесспорные свидетельства того, что бдительное и быстрое применение изоляции… является самым мощным средством ограничения распространения оспы". Немного далее (§ 500) они говорят, обсуждая этот самый вопрос — насколько можно полагаться на санитарию вместо вакцинации: "Эксперимент никогда не проводился". Несомненно, город со 180 тысячами жителей, пренебрегавший вакцинацией в течение 20 лет, является таким экспериментом. Но еще немного далее мы видим причину их отказа считать Лейстер тестовым экспериментом. § 502 начинается так: "Обсуждаемый нами сейчас вопрос должен, конечно, рассматриваться на основе гипотезы, что вакцинация защищает от оспы". Какая замечательная основа дискуссии для комиссии, которая предназначена для проверки этой самой гипотезы! Затем они продолжают: "Кто может утверждать, что болезнь, попав однажды в город с частично или почти полностью незащищенным населением, не начнет распространяться с быстротой, которой мы в последнее время не наблюдали?" Но Лейстер является таким городом. Его маленькие дети — класс, который всегда страдает в самых больших количествах — почти полностью не имеют прививок, а подавляющее большинство взрослых, согласно большинству медицинских поборников вакцинации, давно утратили защиту (если она была), данную вакцинацией в детстве. Болезнь завозили в город 20 раз до 1884 года и 12 раз во время последней эпидемии (Заключительный доклад, §§ 482 и 483). Врачи утверждают годами, что оспа, попади она в Лейстер, побежит по городу, как степной пожар. Но вместо этого она подавлялась с гораздо меньшими потерями, чем в любом из хорошо привитых городов Англии. А члены комиссии игнорируют этот реальный эксперимент и возносятся в область догадок, начиная со слов "Кто сможет утверждать?" и заканчивая параграф так: "A priori размышления над этим вопросом имеют малую ценность или никакой". Совершенно верно. Но a posteriori размышления о случаях Лейстера, Бирмингема, Уоррингтона, Дьюсбери и Глостера имеют ценность — эта ценность в том, что они показывают полнейшую бесполезность вакцинации, и потому для профессиональных поборников вакцинации является разумным их игнорировать. Но, несомненно, для предположительно беспристрастной комиссии не является разумным игнорировать их так, как они это сделали в этом докладе.*

* Хотя комиссия не упомянула таблицы и графики мистера Биггса, показывающие рост детской смертности с увеличением вакцинации и ее падение, когда вакцинация уменьшалась, они целый день занимались его перекрестным допросом по поводу них, стараясь использовать малейшую критику для преуменьшения их важности. Особенно они настаивали, что рост и снижение смертности не согласовывались в деталях с увеличением и уменьшением вакцинации, забывая, что есть многочисленные причины, вносящие вклад в изменения уровня смертности, в то время как вакцинация предполагается только частичной причиной, хорошо видимой на общих результатах, но не обнаруживаемой на меньших изменениях (см. Четвертый доклад, вопросы 17518—17744, или страницы с 870 по 881). Перекрестный допрос мистера Биггса занимает всего 110 страниц доклада.

Армия и флот как убедительный тест

В докладе офицера медицинской службы Департамента местного управления за 1884 год предполагается, что когда взрослый человек подвергнется ревакцинации, "он получит полную меру защиты, которую способна дать вакцинация". В том же году офицер медицинской службы Главного почтового управления утверждал в циркуляре: "Желательно, с целью обеспечения полной безопасности, чтобы операция (прививка) была повторена в более поздний период жизни". И уже упомянутый циркуляр Национального общества здоровья утверждает, что "солдаты, которые были ревакцинированы, могут жить в городах, сильно пораженных оспой, не страдая в сколь-либо ощутимой степени от этой болезни". Посмотрим, в какой мере эти официальные заявления истинны или ложны.

В своем Заключительном докладе члены комиссии приводят статистику смертности от оспы в армии и на флоте с 1860 по 1894 год, и, хотя последний приказ о вакцинации всего личного состава флота был издан лишь в 1871 году, не может быть сомнения в том, что практически все военнослужащие были ревакцинированы задолго до этого периода (так было заведено на флоте в 1801 году, и в том же году офицеры медицинской службы флота пожаловали Дженнеру специальную золотую медаль!), но с 1873 года, несомненно, все без исключения — и англичане, и иностранцы — были ревакцинированы, и в армии каждый новобранец подвергался ревакцинации с 1860 года (см. 2-й доклад, вопросы 3453, 3455, а по флоту 2645—2646, 8212—8213 и 8226—8229). Бригадный хирург Уильям Нэш, доктор медицины, информировал комиссию, что вакцинация и ревакцинация были "совершенны настолько, насколько позволяли старания", и что он не мог внести предложений по увеличению их полноты (вопросы 3559, 3560).

Обратимся теперь к графику (номер XI), представляющему официальную статистику. Две нижние сплошные линии показывают уровень смертности от оспы на 100000 военнослужащих армии и флота за каждый год с 1860 по 1894. Нижняя толстая линия показывает смертность в армии, тонкая — на флоте. Две верхние линии показывают общий уровень смертности от болезни на флоте и в армейских силах внутри страны, поскольку имеющиеся таблицы не классифицируют смерти по болезням для части армии, находящейся за границей.

График XI
График XI.
Армия и флот

Толстая линия внизу показывает смертность от оспы на 100000 человек в армии.
Верхняя толстая линия показывает общую смертность от болезней в армии (внутри страны).
Две тонкие линии показывают соответствующую смертность на флоте.
Источники:
Общая смертность от болезней: из 51-го отчета службы Записи актов гражданского состояния, таблица 29, и 58-го отчета, таблица 33, для армии; из таблицы на с. 254 Второго доклада Королевской комиссии для флота.
Смертность от оспы из Заключительного доклада, с. 86—88.
N.B. Цифры сверху (сотни) показывают смертность от болезней; цифры снизу (десятки) показывают смертность от оспы; и то, и другое на 100000.

С первого взгляда на эти верхние линии мы замечаем два интересных факта. Первый — это большое и устойчивое улучшение обеих сил в смысле состояния здоровья в течение тридцати пяти лет, а второй — значительная и постоянная разница в смертности от болезней в двух службах: у солдат в течение всего периода смертность намного выше, чем у матросов. Снижение общей смертности явно связано с огромными улучшениями, которые имели место в питании, вентиляции и общих условиях здоровой жизни, а разница в здоровье между двумя силами почти наверняка связана с двумя причинами, важнейшая из которых — это то, что моряки проводят бóльшую часть каждого дня на открытом воздухе, и притом на воздухе открытого моря, обладающего максимальной чистотой и целебными свойствами, а солдаты живут в основном в лагерях или казармах, часто вблизи больших городов, и в той или иной мере загрязненной атмосфере. Еще одно отличие состоит в том, что солдаты постоянно подвергаются искушениям и вытекающим отсюда болезням, от которых матросы, пока они в плавании, полностью свободны.

Теперь, возвращаясь к нижним линиями, мы видим, что на флоте дела со смертностью от оспы обстояли хуже, чем в армии, до 1880 года, но после того периода более высокая смертность была в армии. Считалось, что это было следствием менее совершенной вакцинации флота в ранний период, но доказательства этого отсутствуют, в то время как имеются свидетельства, касающиеся причин общего улучшения здоровья. Штабной хирург Королевского флота Т. Дж. Пренстон сформулировал их так: "Более короткие морские плавания, больше заботы о недопущении тесноты, обильное и частое снабжение свежей пищей, переход к употреблению опресненной воды и принимаемые меры по части общего хозяйства и гигиены на судах" (вопрос 3253). Они представляются достаточными и для сравнительного уменьшения оспенной смертности, особенно потому, что более короткие плавания позволяют скорее изолировать пациентов на берегу. Вопрос, который нам надо сейчас рассмотреть, состоит в том, демонстрирует ли количество оспы, которое, как здесь показано, существует в армии и на флоте, "полную безопасность", якобы даваемую ревакцинацией; страдают ли на самом деле наши солдаты и матросы в "сколь-либо ощутимой степени" при контакте с сильной оспой; и, наконец, демонстрируют ли они хоть какой-то иммунитет в сравнении с подобным населением, ревакцинированным в малой степени или никак. Найти хорошо подходящее для сравнения население нелегко, но после должного рассмотрения мне представляется, что наиболее подходящим доступным выбором является, согласно статистике из докладов комиссии, Ирландия, и было бы трудно утверждать, что она имеет какие-либо особые преимущества по сравнению с солдатами и матросами — скорее наоборот. Поэтому я привел график XII, где пунктирная линия показывает смертность от оспы среди жителей Ирландии в возрасте от 15 до 45 лет в сравнении со смертностью в армии и на флоте за те же годы. (Цифры для этого графика, касающиеся Ирландии, были вычислены по таблице на с. 37 Заключительного доклада и скорректированы для возрастов от 15 до 45 лет с помощью таблицы J на с. 274 Второго доклада.)

График XII
График XII.
Смертность от оспы на 100000 человек

Армия и флот в сравнении с Ирландией.
С самого первого года, за который есть данные по Ирландии в докладах Королевской комиссии.
Источники:
Армия — 2-й доклад, таблица C, с. 278; флот — 2-й доклад, таблица C, с. 254.
За последние шесть лет данные для обоих графиков добавлены по Заключительному докладу, с. 86—88.
Ирландия. Таблица на с. 57 Заключительного доклада, скорректированная для возрастов 15—45 лет добавлением одной десятой в соответствии с таблицей J на с. 274 Второго доклада.

Эта пунктирная линия показывает нам, что за исключением Великой эпидемии 1871 года, когда для массы ирландских пациентов не было ни изоляции, ни должного лечения, смертность от оспы среди ирландского населения аналогичных возрастов была ниже, чем и в армии или на флоте. В то же время, если взять среднюю смертность по всем трем категориям за один и тот же период (1864—1894) включительно, получается следующий результат:

Армия, среднегодовой уровень смертности 58 на миллион
Флот, среднегодовой уровень смертности 90 на миллион
Ирландия, среднегодовой уровень смертности
(по возрастам 15—45 лет)
65,8 на миллион*

* Эти цифры (по армии и флоту) были получены усреднением годовых уровней смертности, приводимых в упомянутых таблицах, и потому не вполне точны из-за нерегулярно меняющейся численности личного состава вооруженных сил. Но ошибка мала. Для флота с 1864 по 1888 годы смертность, посчитанная точно, оказывается выше приблизительно на шесть процентов, чем вышеприведенное среднее, а для армии за те же годы выше примерно на один процент. Для Ирландии вычисление было проделано точно с помощью данных о численности населения по годам на с. 87 Заключительного доклада, но по армии и флоту материалы за весь период, отображенный на графиках, не приведены ни в одном докладе.

Если мы скомбинируем уровни смертности в армии и на флоте пропорционально их средней численности и тем самым получим среднее значение по обеим силам, то уровень смертности равен 64,3 на миллион, то есть почти ровно столько же, сколько в Ирландии.

Итак, даже если бы не было никаких других данных, дающих аналогичный результат, то этот прекрасный тест на больших группах населения, сравниваемых в течение многих лет, был бы почти полностью убедительным. И мы изумленно вопрошаем — почему члены комиссии не проделали нескольких сравнений наподобие этого и не воспрепятствовали обману общественности вводящими в серьезное заблуждение утверждениями свидетелей от медицины и официальных апологетов грандиозного жульничества? Ведь здесь мы с одной стороны имеем группу населения, которую официальные свидетели объявляли вакцинированной и ревакцинированной наилучшим возможным образом и имеющей всю возможную защиту, даваемую вакцинацией. Это люди, которые, по официальным уверениям, могут жить среди бушующей оспенной инфекции и не страдать от болезни "в сколь-либо ощутимой степени". И сравнивая эту группу из более чем 200000 человек, так основательно защищенную и обеспеченную медицинским уходом, с беднейшей и самой неухоженной частью нашей страны — частью, которую официальный свидетель по данному вопросу объявил плохо вакцинированной, а о мере ревакцинации даже не упоминалось, мы обнаруживаем, что менее вакцинированное и менее ухоженное сообщество имеет намного меньшую смертность от оспы, чем флот, и равную смертности в двух вооруженных силах, рассматриваемых вместе. Единственные возможные возражения, которые можно принять или которые были высказаны во время опроса свидетелей, состоят в том, что в ранней части рассматриваемого периода флот не был полностью и абсолютно ревакцинирован, и, во-вторых, что войска за рубежом, особенно в Индии и Египте, более часто встречаются с инфекцией. Что касается первого возражения, то даже если ревакцинация и не была абсолютно всеобщей во флоте до 1873 года, то она несомненно очень широко практиковалась и должна была вызвать бóльшую разницу по сравнению с Ирландией. А второе возражение просто детское, ибо для чего служат вакцинация и ревакцинация, кроме как для защиты от заражения? И в условиях контакта с сильной инфекцией привитых официально объявляют "не страдающими ощутимо"!

Но давайте проведем еще одно сравнение, включающее период, начинающийся после Великой эпидемии 1871—1872 годов, в течение которого флот, равно как и армия, признаю ́тся полностью ревакцинированными, как в Англии, так и за ее пределами. Мы сравним эти (якобы) полностью защищенные силы с Лейстером, английским промышленным городом с примерно такой же численностью населения, ни в коем случае не самым здоровым, который так пренебрегал вакцинацией, что может сейчас называться наименее привитым городом в королевстве. Средний годовой уровень смертности от оспы в этом городе за 22 года, с 1873 по 1894 включительно, равен тринадцати на миллион (см. Четвертый доклад, с. 440); но чтобы сравнить это с нашими армией и флотом, мы должны добавить одну девятую из-за того, что смертность в возрасте от 15 до 45 лет сравнивается с общей смертностью, в соответствии с таблицей на с. 155 Заключительного доклада, что увеличивает ее до 14,4 на миллион, и тогда сравнение будет выглядеть так:

  На миллион
Армия (1878—1894), уровень смертности от оспы 37*
Флот (1878—1894), уровень смертности от оспы 36,8
Лейстер (1878—1894), уровень смертности от оспы в возрасте 15—45 14,4

* Цифры по армии взяты из Второго доклада, с. 278, до 1888 года, а за оставшиеся 6 лет из Заключительного доклада, с. 86, 87, но эта малая добавка потребовала большого количества вычислений, потому что члены комиссии привели уровни смертности на 10000 человек личного состава четырех отдельных контингентов — Внутреннего, Колониального, Индийского и Египетского, но не дали цифр по армии в целом, чтобы позволило бы завершить таблицу во Втором докладе. Цифры по флоту получены из Заключительного доклада, с. 88.

Тем самым полностью продемонстрировано, что все заявления о почти полном иммунитете ревакцинированных армии и флота, которыми дурачили публику в течение столь долгих лет, абсолютно неверны. Это то, что американцы называют "блеф". У армии и флота нет иммунитета. У них нет защиты. При встрече с инфекцией, они все равно страдают точно так же, как и остальное население, или даже больше. За все девятнадцать лет с 1878 по 1896 включительно, в непривитом Лейстере было так мало смертей от оспы, что служба Записи актов гражданского состояния представляет среднее значение смертности десятичной дробью 0,01 на тысячу населения, то есть десять на миллион, и при этом за двенадцать лет с 1878 по 1889 год было менее одной смерти за год! Здесь мы имеем реальный иммунитет, реальную защиту, и она достигается приверженностью к санитарии и изоляции, в паре с почти полным отказом от вакцинации. Ни армия, ни флот не могут показать результатов, подобных этому. За все двадцать девять лет, включенных в таблицы во Втором докладе, в армии не было ни одного года без смертей от оспы, а флот ни разу не имел более трех последовательных лет без смертей, и за весь период таких лет было всего шесть.

Итак, если и существует такая вещь, как решающий тест, то случай армии и флота в сравнении с Ирландией и особенно с Лейстером, дает такой тест. Рассмотренные группы населения измеряются сотнями тысяч, продолжительность составляет поколение, статистические факты ясны и неоспоримы, в то время как положение в армии вновь и вновь ложно представляется как дающее неоспоримое доказательство ценности вакцинации, проведенной взрослым. Таким образом, важно видеть, как члены комиссии обращаются с этими определяющими тестовыми ситуациями. Они были назначены для того, чтобы выяснить истину и проинформировать общество и законодателей, а не просто собрать огромную массу необработанных фактов.

Они делают следующее: не дают никакого сравнения ни с какими хорошо сравнимыми группами населения, не показывают никакого осмысления решающего теста, с которым имеют дело, но приводят армейскую и флотскую статистику раздельно, причем армейскую — по частям, и делают несколько невероятно слабых и невразумительных замечаний. Так, в § 333 они говорят, что за последние годы, когда все вооруженные силы стали более полно ревакцинированы, смертность от оспы снизилась. Но они хорошо знали, что за тот же самый период она снизилась по всей Англии, Шотландии и Ирландии, безо всякой специальной ревакцинации, и сильнее всего в невакцинированном Лейстере! Далее, о большой оспенной смертности в полностью ревакцинированных и защищенных войсках в Египте они говорят: "Нам не известно, чем это объясняется". И это — абсолютно все, что они говорят по данному поводу! Однако они посвящают длинный параграф служащим Почтового министерства и много пишут об их предполагаемом иммунитете. Но в этом случае числа не столь велики, интервалы времени короче, а статистики не предоставлено никакой, кроме как за последние четыре года! Все остальное взято из парламентской речи сэра Чарльза Дилка в 1883 году, где сообщается о некоторых фактах, представленных, естественно, медицинскими чиновниками Почтового министерства и потому непригодными к рассмотрению в качестве доказательств.* Такое игнорирование даваемых армией и флотом изобличающих доказательств абсолютной бесполезности самой полной вакцинации, какая только возможна, само по себе достаточно для того, чтобы забраковать весь Заключительный доклад большинства членов комиссии. Оно доказывает, что они либо не были способны, либо не пожелали проанализировать тщательно огромную массу предоставленных им данных, отделить простые верования и мнения от фактов и отделить статистику, представляющую тот крупный "массив национального опыта", к которому апеллировал сам сэр Джон Саймон для финального заключения, от статистики более частного характера, которая может быть искажена из-за предубеждений тех, кто регистрировал факты. То, что они этого не сделали, но без какого-либо тщательного исследования и сравнения объявили, что ревакцинированные сообщества имеют "исключительные преимущества", хотя сам доклад фактически показывает отсутствие преимуществ, полностью дискредитирует все их выводы и делает их Заключительный доклад не только бесполезным, но и вводящим в заблуждение.

* Ни сэр Ч. Дилк, ни медицинские чиновники Почтового министерства в рассматриваемый период не предъявили комиссии данных, и это показывает, до какой степени члены комиссии были готовы поддерживать вакцинацию, если такие непроверенные устные утверждения были включены в их Заключительный доклад.

Глава 3 книги Уоллеса Глава 3   Глава 5 Глава 5 книги Уоллеса