Сергей Дибров (Украина)

фото журналиста Сергея Диброва, статья о вакцине КаКа

Памяти Антона Тищенко, или Кто ответит за смертельный эксперимент?

Май 2018 г.
Дибров Сергей — журналист, проблемами иммунопрофилактики занимается с 13 мая 2008 года. Автор многочисленных публикаций, посвященных вопросам коррупции в сфере государственных закупок вакцин, расследования реакций и осложнений, эпидемиологии вакциноуправляемых инфекций, законности и обоснованности решений государственных органов в области медицины.






13 мая 2008 года меня разбудил телефонный звонок.

— Уже есть первый погибший, — услышал я в трубке тихий голос знакомого врача. — Донецкая область, Краматорск. Я предупреждал. Если будешь выкобениваться дальше, все остальные смерти будут на твоей совести. Думай, — мой собеседник положил трубку.

К тому времен я уже слышал о "КаКе", дополнительной вакцинации против кори и краснухи. В конце мая 2008 года в Украине собирались привить против этих болезней всех молодых людей в возрасте от 16 до 29 лет. К тому времени я уже знал, что эта кампания незаконная, необоснованная и опасная. Знал, что врачи на местах массово пишут докладные записки начальству. Знал, что известные ученые пытаются докричаться до министерства, привлекают журналистов и общественные организации. По подсчетам специалистов, если КаКу не остановить, она унесет от 80 до 100 жизней.

Привлекали и меня, но я не понимал, что от меня хотят. Это не моя тема. В конце концов я не врач и ничего не смыслю в медицине.

"КаКа" должна была начаться 26 мая 2008 года. Страшный звонок прозвучал за две недели…

*******

Юношу звали Антон Тищенко. Он умер в реанимации на следующий день после третьей прививки против кори. Которая ему была не нужна.

Увы, это не последний такой случай. За десять лет мне часто приходилось собирать информацию, изучать документы, общаться с родителями.

С родителями Антона я тоже общался. И документы изучал — детально, тщательно. Его смерть отличается от всех остальных. Остальные дети, которых мы потеряли после прививок, умерли "в рамках допустимых потерь". Такие рамки есть, что бы вам ни говорили. Врачи обсуждают их размеры ("один на миллион"), но никак не сам факт их существования. В других странах родители детей, которые по несчастью попали в эти рамки, получают компенсации. В Украине — нет.

Но ситуация с Антоном другая. Его убили. Он — жертва преступления. Он погиб в ходе масштабного и абсолютно незаконного эксперимента, который хотели провести над восемью миллионами моих сограждан.

*******

Корь — классическая "детская инфекция". Когда-то корью болели абсолютно все дети, взрослые — в редчайших, единичных случаях. Нельзя сказать, что корь была самой опасной, были и пострашнее, например, дифтерия, скарлатина, натуральная оспа. Специфического лечения кори, как и многих других вирусных заболеваний, не было и до сих пор нет. Однако по мере улучшения условий жизни, когда дети начали нормально питаться, пить чистую воду и иметь более-менее нормальную крышу над головой, смертность стремительно падала. Так, за первую половину XX века в США смертность от кори снизилась в 100 раз, а в Англии — в 200.

В 60-е годы появилась эффективная живая ослабленная коревая вакцина. Специалисты были уверены, что одна прививка даст сильный пожизненный иммунитет, и если привить всех людей, то с этой болезнью можно будет покончить навсегда.

Однако уже в 70-е годы начали появляться научные публикации по поводу непредсказуемых последствий вакцинации: корь перестала быть детской болезнью, ею начали болеть взрослые.

Появились и другие проблемы. Например, попытки прививать шестимесячных детей приводили к снижению их выживаемости (дети не болели корью, но чаще умирали по другим причинам). Также выяснились, что однократная прививка не дает пожизненного иммунитета. Поэтому в 90-е годы против кори стали прививать дважды — в 12 месяцев и перед поступлением в школу. Считалось, что вот теперь уж точно привитые получат долгожданный пожизненный иммунитет.

Именно по такой схеме был привит Антон Тищенко. Он был вакцинирован в соответствии с действующими приказами министерства согласно рекомендациям ВОЗ, и с точки зрения современной науки, имел надежную защиту от кори. Третья прививка не полагалась ему даже в случае контакта с больным. Зачем его привили?

*******

С корью борются во всем мире, но особенно в беднейших странах Африки. Там много детей и мало денег на медицину, там нет нормального питания и чистой воды. В 2001 году миллиардер Тед Тернер основал программу "Measles Initiative" ("Коревая инициатива"), цель которой — обеспечить каждого ребенка из Африки, а затем и Азии, прививкой против кори. Финансирует инициативу частный благотворительный фонд Тернера United Nations Foundation, который часто ошибочно называют Фонд ООН Для прививок используется вакцина против кори и краснухи от фирмы Serum Institute of India. Неважно, что она не допущена к применению в нормальных странах, зато самая дешевая в мире.

Тернер обеспокоен высокой рождаемостью в странах третьего мира. Его задумка очень простая: чем ниже детская смертность в бедных странах, тем меньше там будут рожать "про запас". Это позволит снизить рождаемость, решить проблемы перенаселения планеты и нехватки ресурсов.

В Украине совсем другие проблемы. Рождаемость падает, население сокращается, а с прививками от кори полный порядок. Как и в других бывших советских республиках, здесь удалось достичь астрономических цифр охвата, который не снижался ниже 95% и иногда достигал 100%. Для сравнения: в США процент привитых против кори колебался в районе 90%, а в Австрии, например, и вовсе 75%.

Казалось бы, наша страна не должна была попасть в поле зрения "Measles Initiative". Но не тут-то было: в 2007 году этот фонд запланировать провести вакцинальную кампанию в Украине. В разделе "Азия" наша страна оказалась вместе с Афганистаном, Пакистаном, Арменией и Узбекистаном.

Украине нужны вакцины так же, как и развитым странам

Судя по информации на сайте, благотворители собирались привить от кори десять миллионов украинских детей в марте-апреле 2007 года.

ВОЗ, прививка от кори в Украине

Эти планы не имели ничего общего с реалиями. Выполнить их было невозможно хотя бы потому, что в Украине физически нет десяти миллионов детей. А если учесть, что минимум 95% из них уже получили плановую вакцинацию, а остальные, очевидно, имеют медицинские противопоказания — получается, что прививать здесь просто некого.

Но что делать? Планы составлены, деньги выделены, машина завертелась, перед донорами надо отчитываться. Ну ошиблись, бывает, не останавливаться же теперь, верно? Поэтому "Measles Initiative" руками своих партнеров из ВОЗ и ЮНИСЕФ начала давить на украинское министерство. Об этом давлении за два месяца до смерти Антона Тищенко рассказывал заместитель министра, главный государственный санитарный врач Украины Николай Проданчук.

Итак, в 2007 году западные благотворители руками ВОЗ и ЮНИСЕФ начали давить на Украину, требуя любой ценой привить десять миллионов детей — такие планы были утверждены в "Measles Initiative".

В то время в Минздраве еще встречались специалисты, способные самостоятельно мыслить, а не только бездумно выполнять распоряжения и указания. В результате в 2007 году детей от кори дополнительно не вакцинировали. Однако давление на Минздрав не прекращалось, и тогда кому-то в голову пришла "гениальная" идея: если нельзя прививать детей, давайте привьем взрослых!

*******

На первый взгляд эта идея дополнительной вакцинации против кори была вполне логичной. В 2005–2006 годах в Украине случилась сильнейшая за последние десятилетия вспышка этого заболевания. Тогда было 46 тысяч больных, из них больше 40 тысяч — взрослые, в большинстве студенты, в основном ранее привитые. К сожалению, во время этой вспышки было зафиксировано пять летальных исходов.

Специалисты объясняют эту ситуацию свойствами вакцины при массовой иммунизации. По данным производителей и ученых, прививка не дает пожизненного иммунитета к кори, и уже через десять лет уровень антител ощутимо снижается. Поэтому в старших возрастных группах появляются большие прослойки людей, которые утратили иммунитет. Как только накапливается "критическая масса", начинаются вспышки и подъемы заболеваемости.

Это не сугубо украинская проблема: в последние годы корь у привитых взрослых становится проблемой во многих развитых странах. Очевидным решением было бы введение в календарь еще одной, третьей вакцинации против кори. Но здесь возникают трудности, связанные с безопасностью и эффективностью этой манипуляции. Поэтому возникла необходимость проверить эту идею опытным путем — провести такие прививки большому количеству взрослых пациентов, которые были вакцинированы в детстве, и посмотреть, что из этого получится. В 2008 году такая возможность появилась в Украине.

*******

В 2005–2006 годах год масштабная вспышка кори никого особо не беспокоила. Минздрав публиковал успокаивающие сообщения, просил СМИ не раздувать панику и говорить слово "эпидемия" — мол, у нас всего-навсего "период циклического подъема".

Однако спустя два года в министерстве заговорили по-другому. Украинцев начали пугать, мол, если не прививать взрослых, то в следующий раз будет уже 90 тысяч больных и — о, ужас! — из-за этого у нас отберут Евро–2012. Что делать? Правильно — привить 8 миллионов граждан Украины в возрасте от 15 до 29 лет. Именно такой рецепт озвучила чиновник министерства Людмила Мухарская в сентябре 2007 года.

Очевидно, что уже тогда все было решено — и сроки, и возрастная группа. Чуть позже планы откорректировали — решили, что прививать будут группу от 16 до 29 лет, количество запланированных прививок осталось неизменным.

По всей видимости, тогда же началась интенсивная подготовка к этому масштабному эксперименту. В начале 2008 года иностранные специалисты при содействии Минздрава проанализировали тысячи образцов крови жителей Украины и установили, что в возрастной группе 16–29 лет иммунитет имеют 85% украинцев. То есть только 15% нуждаются в дополнительной защите, "иммунной коррекции". Остальным прививка не только не нужна, но и может быть опасна, предупреждали врачи и ученые. Их мнение просто проигнорировали, планы менять не стали.

27 февраля 2008 года появилось очень лукавое распоряжение Кабмина, которым утвердили план мероприятий. Первым пунктом Минздрав и Академию медицинских наук обязали определить группы населения, которые подлежат дополнительной иммунизации. Шестым пунктом распорядились провести дополнительную вакцинацию возрастной группы 16–29 лет. Академики были против всей этой затеи, но их мнение явно никого не интересовало и абсолютно ни на что не влияло.

*******

Академики были против, потому что для грамотного специалиста "КаКа" была грандиозной и незаконной авантюрой. Вакцина не зарегистрирована, применять ее нельзя. Выездные бригады должны делать прививки в "приспособленном помещении", что прямо запрещено действующими приказами. По непонятной причине назначены сжатые сроки — всего две недели, с 26 мая по 9 июня, поэтому на одного вакцинатора запланирована нагрузка в 150 пациентов в день. Тщательно осмотреть и правильно привить человека за такое время невозможно. Помимо кори, вакцина содержит ослабленные вирусы краснухи, и если в такой спешке привить беременную женщину — это прямое показание для аборта, а после прививки рекомендовано три месяца воздерживаться от беременности. Колоссальные проценты осложнений и реакций — даже в инструкции производителя указано, что некоторые из них наблюдаются в 25% случаев. В конце концов, в той же инструкции сказано, что вакцина предназначена для прививок детям, подросткам и молодежи из группы риска, но никак не для людей до 29 лет, ни к какой группе риска не относящихся.

Знал ли Проданчук обо всех этих проблемах? Несомненно знал. В марте 2008 года газета "Зеркало недели" пригласила Проданчука, Мухарскую, авторитетных ученых, чтобы обсудить ситуацию с КаКой. Стенограмму этого круглого стола нужно прикладывать к материалам уголовного дела как явку с повинной. Проданчук признал, что ему известно о проблемах, рассказал о трудных переговорах и давлении со стороны ВОЗ и ЮНИСЕФ, и заявил: "Задача поставлена следующая — зарегистрировать вакцину и изучить реакцию на эту вакцину на нашем населении".

*******

Несмотря на открытые протесты ученых и сопротивление медицинской вертикали, машину незаконного эксперимента остановить так и не удалось. Окончательное решение было принято, по всей видимости, 3 апреля 2008 года. В тот день главгоссанврач Украины Николай Проданчук подписал разовое разрешение на ввоз незарегистрированной вакцины. Обычно такое разрешение выдают при ввозе опытных партий для исследований. В этот раз по такому разрешению ввезли 9 миллионов доз, очевидно, тоже для исследований, на наших согражданах. Позже Проданчук еще раз подтвердил, что вакцину ввезли по настоянию ВОЗ, украинские специалисты, вопреки требованиям законодательства, ее не проверяли.

В тот же день вышел приказ министерства о проведении дополнительной вакцинации. Торжественное открытие кампании было назначено на май с участием представителей ВОЗ, ЮНИСЕФ и Центра контроля и профилактики заболеваний США (CDC).

18 апреля Минздрав утвердил методические рекомендации, которые шокировали здравомыслящих врачей. "Во время проведения дополнительной иммунизации в течение короткого промежутка времени одну дополнительную дозу краснушно-коревой вакцины получат все лица от 16 до 29 лет включительно, независимо от их вакцинального статуса и перенесенного в прошлом заболевания".

Однако врачи и чиновники от медицины — люди дисциплинированные. Приказ есть приказ, его надо исполнять. Отправив начальству докладные записки с детальным перечнем нарушений и беззаконий, они начали готовить кампанию — принимать и распределять многотысячные партии вакцины, планировать мероприятия и готовить сотрудников. Работа предстояла колоссальная: достаточно сказать, что в период с 26 мая по 9 июня нужно было вакцинировать по полмиллиона человек каждый день.

*******

Почему Минздрав назначил такой короткий срок для дополнительной вакцинации — всего две недели? Разумное пояснение найти трудно. Спешки не было, скорее наоборот: следующий подъем заболеваемости корью следовало ожидать только через четыре года, в 2012 году. Также сжатые сроки исключали возможность вакцинировать тех, кто в это время болел или находился в отпуске, то есть снижали процент охвата.

Также не будем забывать, что по инструкции производителя после прививки следует воздерживаться от беременности — в одних документах на месяц, в других на три. А это значит, что одним из результатов такой кампании стал бы обвал рождаемости весной 2009 года.

И самое главное: спешка создавала огромную нагрузку на медработников. Это могло обернуться некачественной диагностикой и врачебными ошибками с непредсказуемыми последствиями. Однако чиновники настаивали на своем. "Кампанию по вакцинации следует провести как можно более эффективно и в кратчайшие сроки", — заявила Людмила Мухарская на пресс-конференции 24 апреля.

Остается только одно разумное объяснение таким коротким срокам: под видом дополнительной вакцинации хотели провести грандиозный эксперимент на украинских гражданах. По всей видимости, сжатые сроки были частью дизайна исследования: единовременная вакцинация миллионов людей упрощала задачу сбора и обработки статистических данных по результатам кампании.

Для того чтобы провести вакцинацию за две недели, предполагалось делать прививки не только в поликлиниках, больницах и медпунктах, но и в приспособленных помещениях, где должны были работать выездные бригады. В нее входил один врач или фельдшер, один вакцинатор и один регистратор — из числа студентов, учителей и других добровольцев. Одна такая бригада в каком-нибудь сарае за каждый рабочий день должна была прививать до 150 человек.

Такие рекомендации, хоть и были утверждены министерскими приказами, но полностью противоречили действующим правилам, которые не допускали и не допускают возможности проведения прививок вне медицинских учреждений. Кроме того, элементарный подсчет показывает, что одному пациенту такая бригада (в которой может даже не быть врача) сможет уделить не более трех минут — на все осмотры, процедуры и манипуляции.

Естественно, такая ситуация не нравилась исполнителям на местах, которые прекрасно понимали, чем это может закончиться — аллергические и анафилактические реакции, невыявленные противопоказания, отвечать за которые будет кто угодно, но не министерство со своими рекомендациями.

В понедельник, 5 мая, этот вопрос обсуждался на селекторном совещании в министерстве, в ходе которого руководители самой многонаселенной области Украины, Донецкой, попросили разрешения начать вакцинировать досрочно, не дожидаясь 26 числа. Министр Князевич согласился.

До смерти Антона Тищенко оставалось 8 дней.

*******

Антону Тищенко из Краматорска было 16 лет. Он рос здоровым юношей, занимался спортом, болел редко, аллергиями не страдал. Он был привит по календарю и получил две вакцины против кори — в 1992 и 1997 году, и по действующим нормам и рекомендациям не нуждался в дополнительной иммунизации.

В предыдущей части я рассказывал, как в марте 2008 года первый заместитель министра Проданчук открыто говорил, что дополнительная вакцинация делается по указанию из-за рубежа: "Задача поставлена следующая — зарегистрировать вакцину и изучить реакцию на эту вакцину на нашем населении. [...] Возраст 16–29 лет, только добровольцы".

Однако что касается "добровольцев", это были только слова. В министерском приказе все было сказано предельно ясно: "Во время проведения дополнительной иммунизации на протяжении короткого промежутка времени одну дополнительную дозу краснушно-коревой вакцины получат все лица от 16 до 29 лет включительно, независимо от их вакцинального статуса и перенесенного в прошлом заболевания". После таких слов вполне резонно дописать: "независимо от их согласия или несогласия"...

Разумеется, никто не информировал Антона, что он является добровольцем. Никто не знакомил его с условиями и рисками, не получал согласия на участие в медицинском эксперименте. В понедельник 12 мая 2008 года в 12:00 он был в третий раз привит против кори и краснухи в полном соответствии с указаниями министерства. После этого его отправили делать флюорограмму — пешком за пять километров.

В тот день многие краматорские школьники, которым сделали прививки без согласия родителей, почувствовали себя плохо — за медицинской помощью обратились десятки людей.

Антон вернулся домой в три часа дня с жалобами на плохое самочувствие и высокую температуру. Дома ему дали жаропонижающее, которое не помогло. В 19:00 с температурой выше сорока градусов его забрала скорая, в больнице его поместили в реанимацию. Врачи не смогли установить причину болезни, лечили жаропонижающим и антибиотиками, но безрезультатно. После полуночи стало совсем плохо. Анализ крови показал полное отсутствие тромбоцитов, начались кровоизлияния.

В 3 часа ночи 13 мая 2008 года Антон Тищенко умер.

*******

На следующий день после смерти Антона донецкий облздрав приостановил вакцинацию. Однако представители ВОЗ и ЮНИСЕФ категорически настаивали на том, что массовая вакцинация, назначенная на 26 мая, должна начаться в любом случае.

Сотрудников международных организаций можно понять — они не несут ответственности за свои слова и поступки. Другое дело украинские чиновники: уголовное дело по факту смерти Антона было открыто в день смерти, 13 мая 2008 года. Следователи немедленно изъяли всю документацию. Забрали все: медицинские журналы и карточки, заключения патологоанатомов, подготовленные при вскрытии препараты.

Как выяснилось, и главный врач больницы, в которой был привит Антон, и главный санитарный врач города Краматорска, и руководство донецкого облздрава задолго до трагедии писали докладные записки своему руководству, в которых детально расписывали незаконность вакцинальной кампании и невозможность ее безопасного проведения.

Причастные к необоснованной и незаконной вакцинации сотрудники Минздрава начали мощнейшую кампанию противодействия расследованию. В деле оказались замешаны многие высокопоставленные чиновники, и перспективы посадки были вполне реальными.

Как удалось выяснить, Минздрав издал приказ № 156–Адм, датированный 12 мая 2008 года — тем самым днем, когда был досрочно привит Антон Тищенко. Он не был опубликован: "Адм" означает, что это приказ административный, то есть в принципе не предназначенный для распространения за пределами административного здания министерства. Однако, как оказалось, этот "секретный" приказ регламентирует, на минуточку, порядок проведения осмотров людей перед прививкой "КаКи".

Вряд ли можно назвать этот приказ иезуитским — это было форменное издевательство над тысячами бесправных медработников и откровенная попытка снять с себя ответственность за совершенное преступление. В соответствии с пунктом 2.1.4 этого приказа, выездная вакцинальная бригада в составе фельдшера и медсестры перед прививкой была обязана:

  • сделать общий анализ крови и тест на наличие сахара в моче;
  • сделать флюорограмму;
  • измерить артериальное давление;
  • провести терапевтическое обследование;
  • снять кардиограмму тем, кому больше 25 лет;
  • провести гинекологическое обследование девушек и женщин.

Напомню, согласно ранее изданного приказа № 213, выездная бригада должна в день вакцинировать 100–150 человек. Передвижной флюорограф, гематологическая лаборатория, аппарат ЭКГ и гинекологическое кресло в перечень полагающегося вакцинаторам оборудования, естественно, не входили.

Фактически этим приказом всю ответственность за смерть Антона возложили на краматорских медиков. И вообще, имея такой замечательный приказ, можно смело требовать продолжения кампании: он полностью снимает любую ответственность за возможные последствия с организаторов преступной авантюры и перекладывает её на "стрелочников" — рядовых медиков. Что они, собственно, и делали.

"Вакцинальную кампанию", а точнее незаконный эксперимент над миллионами людей, отменили только через неделю после вмешательства Генпрокуратуры, СНБО и лично президента. 29 мая 2008 года Кабмин снял Николая Проданчука с должности первого заместителя министра и главного государственного санитарного врача Украины. На следующий день его взяли под стражу…

Смерть Антона, которая произошла 13 мая 2008 года, взорвала ситуацию. Если раньше "КаКа" был исключительно проблемой узкого круга специалистов, то после трагедии в Краматорске на поверхность начали всплывать все детали и обстоятельства. Масштабная вакцинация, с таким трудом "продавленная" ВОЗ и ЮНИСЕФ и назначенная на 26 мая, оказалась под угрозой срыва.

Уже на следующий день Минздрав официально заявил, что смерть Антона не связана с качеством вакцины. Мол, на нее есть сертификат ВОЗ, и быть такого не может, чтобы от нее кто-то умер. И вообще, вакцины этого индийского производителя применяются в 140 странах, включая США. Судя по всему, Минздрав говорил о ветеринарных препаратах: ни одна вакцина индийского производства допущена к применению на людях в Соединенных Штатах не была.

Главным аргументом министерства стало то, что все дети, которые были привиты из той же десятидозной ампулы, остались живы, и поэтому вакцина не виновата. Такая популярная "аргументация" вызывает разве что горькую улыбку. С тем же успехом можно заявить: "В тот день из пистолета сделали десять выстрелов, а погиб только один человек, поэтому смерть — просто совпадение".

Однако это не помогло: прокуратура запретила использовать партию вакцины, которая была в Краматорске. Минздрав дал указание временно прекратить прививки. Следом категорически против "КаКи" выступил Совет национальной безопасности и обороны. Наконец, 20 мая 2008 года вмешалась Генпрокуратура, которая дала Минздраву предписание приостановить кампанию.

29 мая 2008 года возбудили еще одно уголовное дело — в связи с нарушениями со стороны чиновников министерства.

Следователи установили, что 13 февраля 2008 года первый заместитель министра, главный государственный санитарный врач Украины Проданчук дал письменное указание немедленно зарегистрировать индийскую вакцину. Через две недели он получил ответ, что вакцина не зарегистрирована и не может быть зарегистрирована без документации, в том числе протоколов лабораторных исследований и клинических испытаний. Поэтому 3 апреля Проданчук подписал разовое разрешение на ввоз девяти миллионов доз (брали с запасом) незарегистрированной вакцины, которую тут же направили по областям для использования.

30 мая Николая Проданчука взяли под стражу по подозрению в превышении власти с тяжкими последствиями.

*******

В воздухе отчетливо запахло жареным. Неуютно почувствовал себя не только замминистра, но и многие тогдашние и бывшие чиновники. Проданчук и его шеф, министр Князевич, находились на своих должностях всего четыре месяца, а основные переговоры по КаКе происходили в 2007 году. Так, еще в апреле 2007 года предшественник Проданчука, бывший замминистра Сергей Бережнов, направил в ЮНИСЕФ письмо, в котором пообещал ввезти вакцину без регистрации по разовому разрешению — что, собственно, и было сделано руками Проданчука.

Безусловно, было о чем беспокоиться и Людмиле Мухарской. Чиновник с огромным опытом, она была заместителем и у Бережнова, и у Проданчука. На памятном круглом столе в "Зеркале недели" в начале марта она заявила: "Планировалось, что она [вакцина] будет ввезена по так называемому одноразовому разрешению. Я не говорю, хорошо это или плохо, просто существует такая норма".

Да, такая норма действительно существовала. Статья 17 Закона Украины "О лекарственных средствах" допускала ввоз незарегистрированных лекарств как гуманитарной помощи, но только в экстренных случаях — при стихийных бедствиях, катастрофах и эпидемиях. Никакой эпидемии кори в 2008 году не было и в помине: заболеваемость по сравнению с предыдущими годами снизилась в десятки раз, во всей стране зафиксировали всего 48 случаев.

Кроме того, обязательным условием ввоза лекарств по разовому разрешению является регистрация и использование в стране, откуда их привезли. Однако "КаКу" не применяют в Индии. Двухкомпонентная вакцина не вписывается в национальные календари прививок (ВОЗ рекомендует применять трехкомпонентные — против кори, паротита и краснухи), ее продают только для международных гуманитарных программ в беднейших стран мира. На сайте производителя, Serum Institute of India LTD, эта вакцина числится в разделе "Exported Products". То есть ввозить "КаКу" в Украину нельзя даже во время эпидемии.

В любом случае получается, что ввоз незарегистрированной детской вакцины для проведении массовых прививок взрослым по разовому разрешению был предрешен еще при прошлом руководстве. В феврале 2008 года Проданчук еще пытался "трепыхаться" и требовал от подчиненных провести регистрацию. Но зарегистрировать такую вакцину с такими показателями качества и без документов невозможно в принципе, и никто не стал брать на себя ответственность. Проданчук знал о недопустимо высокой реактогенности "КаКи" и там же, на круглом столе, обещал сделать все, "чтобы ни одна ампула к нам не попала". И несмотря на это поставил свою подпись под разрешением.

Уже на следующий день после задержания заместителя министра на сайте Минздрава был опубликовано открытое письмо Виктору Ющенко от коллектива института экогигиены и токсикологии имени Л. Медведя, который многие годы возглавлял Проданчук. Двести восемнадцать сотрудников сообщили, что "продолжают верить в приоритетность права, законности и справедливости", и попросили президента незаконно вмешаться в следствие, чтобы вернуть Проданчука на должность директора института.

Впрочем, сидел Проданчук недолго: через 72 часа после задержания бывший замминистра вышел на свободу под подписку о невыезде.

*******

4 июня заместитель министра здравоохранения Юрченко, комментируя расследование смерти Антона, сообщил: "Все материалы изъяты в больнице, они находятся у следователей. С ними занимаются судебно-медицинские эксперты. Мы ожидаем заключения судмедэкспертизы, чтобы объявить окончательный диагноз".

Вскрытие провели днем 13 мая. Комиссия с участием судмедэксперта Бурова, главного детского инфекциониста области профессора Бобровицкой, главного педиатра Краматорска Беличенко и других специалистов не обнаружила в тканях микоплазмы, менингококков, диплококков, вирусов гриппа, парагриппа, РС-вирусов, рота-, адено- и энтеровирусов. Посмертный диагноз был сформулирован так: "Отек головного мозга, ДВС-синдром, идиопатическая тромбоцитопеническая пурпура. Состояние после профилактической прививки против кори и краснухи". Отметим, что вся линия защиты инициаторов "КаКи" (ВОЗ, ЮНИСЕФ и МОЗ) строится на том, что причиной смерти Антона была не прививка, а менингококковая инфекция.

Для окончательного доказательства вины Проданчука следствие должно было установить не только факт незаконности ввоза вакцины, но и наличие связи между прививкой и смертью Тищенко. Для этого были назначены дополнительные экспертизы, заключения по которым можно найти на сайте Верховной Рады Украины здесь.

8 августа 2008 года была проведена первая дополнительная экспертиза. Комиссию собрали весьма авторитетную, в нее вошли: академик Юрий Антипкин (педиатр), доктор наук Виктор Мариевский (эпидемиолог), профессор Владимир Бебешко (гематолог), профессор Тамара Задорожная (детский патологоанатом), профессор Владимир Мишалов (судмедэксперт), доктор наук Сергей Федорченко (инфекционист), доктор наук Олег Шадрин (педиатр), доктор наук Елена Кучер (детский гематолог), доктор наук Игорь Никольский (иммунолог), кандидат наук Ольга Голубовская (инфекционист), кандидат наук Татьяна Радыш (детский иммунолог), кандидат наук Галина Скибан (педиатр).

Предупрежденные об уголовной ответственности за дачу заведомо ложного заключения и разглашение данных досудебного следствия, эксперты пришли к однозначным выводам:

Между смертью Тищенко А.В. и проведенной ему вакцинации против кори и краснухи серии ZA-26-Х, производства Serum Institute of India LTD, Индия, имеется прямая причинно-следственная связь... Всесторонний анализ, проведенный членами комиссии, свидетельствует об отсутствии при жизни подростка Тищенко А. В., 17 лет, какого-либо конкретного острого или хронического соматического заболевания или инфекционной патологии, приведших к быстрому летальному исходу.

Поясняя причины смерти, эксперты сделали такие выводы:

...У подростка Тищенко А. В. установлен шок неклассифицированный... развившийся на фоне и в результате прививки против кори (третьей по счету) и краснухи, а также стресса — физической нагрузки на пути преодоления 5 км для выполнения флюорографии... С позиции современных научных данных, в основе развития указанного шока лежат сложные иммунологические процессы, возникшие в организме подростка в ответ на введенную вакцину.

Вторую дополнительную экспертизу провели доктор наук Виктор Мариевский, доктор наук Александр Васильев, кандидат наук Ольга Голубовская, кандидат наук Игорь Маричев и доктор наук Елена Полищук. Они должны была дать ответ на вопросы о целесообразности, обоснованности и законности "КаКи" — дополнительной вакцинации против кори и краснухи.

Эксперты пришли к выводу, что основания для дополнительной иммунизации в Украине были. Но тех, кто переболел, и тех, кто получил две прививки, вакцинировать было нельзя. То есть, по заключению экспертов, Антон Тищенко не должен был получить третью дозу вакцины. Кроме того, эксперты констатировали ряд других нарушений и назвали чиновников, ответственных за то, что "КаКу" в нарушение законов ввезли в Украину: главгоссанврач Николай Проданчук, председатель Госслужбы лекарственных средств Алексей Соловьев и директор ГП "Центр иммунобиологических препаратов" Анна Моисеева.

*******

Окончательную точку в деле о "КаКе" должно было поставить судебное решение. 30 октября 2008 года глава СБУ заявил, что Проданчук является уже не подозреваемым, а обвиняемым. То есть следствие закончено, и вскоре материалы будут переданы в суд. Стало понятно, что оглашение в открытом заседании всех обстоятельств дела станет катастрофой для репутации инициаторов "КаКи" — международных организаций.

Чиновники Минздрава, которые раньше обещали дождаться заключения судмедэкспертизы, начали усердно делать вид, что этих заключений не существует (и успешно делают это до сих пор). Уже 5 ноября эксперт (программный менеджер) ВОЗ Дина Пфайфер, а вслед за ней и другие заинтересованные лица из ЮНИСЕФ и МОЗ, начали озвучивать свою версию: прививка не виновата, Антон умер от септического шока из-за молниеносной реакции организма на сильнейшее бактериальное заражение крови. И вообще мальчик был болезненным и мог умереть в любой момент.

На основании каких данных были сделаны такие выводы, сказать трудно: материалы уголовного дела, где находились все документы и вещдоки, были им недоступны.

Одновременно продолжалось юридическое противодействие. Адвокаты Проданчука долго, упорно и безрезультатно обжаловали решение о возбуждении уголовного дела. Судебные разбирательства по этому поводу тянулись больше двух лет и закончились отказом.

К сожалению, на этом судьба уголовного дела обрывается. По неизвестной мне причине в суд оно так и не попало.

Остался открытым вопрос: можно ли считать доказанным, что Антон Тищенко умер из-за вакцинации? С одной стороны, есть заключение судебно-медицинской экспертизы, проведенной в рамках уголовного дела. С другой стороны, нет приговора суда, в котором была бы установлена окончательная истина по этому делу.

В этом вопросе нам помогли разобраться адвокаты Проданчука. В мае 2009 года они подали заявление о преступлении, якобы совершенном шестью экспертами. По их мнению, Виктор Мариевский, Александр Васильев, Ольга Голубовская, Игорь Маричев и Елена Полищук сделали в своем заключении заведомо неправдивые выводы (а это ст. 384 УК — до пяти лет).

Это заявление отклонили: 7 мая 2009 года — старший следователь по особо важным делам Генпрокуратуры, 13 августа 2009 года — Печерский районный суд, 16 сентября 2009 года — Апелляционный суд города Киева, и, наконец, 20 января 2011 года — Верховный суд Украины. А это значит, что этот вопрос рассматривали все украинские юридические инстанции, которые пришли к окончательному выводу: данных, которые бы свидетельствовали о некомпетентности экспертов, о несоблюдении требований закона, а также оснований для оценки заключения как заведомо неправдивого, нет.

*******

Чиновники Минздрава не стали продолжать вакцинацию. Запасы "КаКи" уничтожили в 2009 году.

Тема прививок в течение многих лет оставалась в центре внимания СМИ. За десять лет произошло немало скандалов, которые стоили должностей нескольким министрам и их заместителям.

За эти годы украинские дети страдали то от вакцины "Тетракт-ХИБ", которая получила прозвище "вакцина-убийца", то от датской БЦЖ, которая покалечила тысячи малышей, то от украинской вакцины от гепатита В, смерти после которой происходили с мрачным постоянством. Естественно, Минздрав никогда не признавал связь между прививкой и смертью — вакцины у нас волшебные, тяжелые осложнения регистрируют во всем мире, но только не в Украине.

С 2009 года начались хронические перебои с поставками вакцин — тендеры регулярно срывались. Родительские форумы заполонили вопросы "где купить вакцину". Привозили примерно половину от потребности, соответственно упали и проценты охвата. Минздрав обвинял в этом не себя, а родителей, которые якобы отказывались от прививок якобы в силу собственного невежества, и местных коммерсантов, которые наживались на госзакупках.

В результате покупку лекарств сейчас проводят через международные организации. ЮНИСЕФ за определенный процент поставляет в Украину все вакцины для плановых прививок. Благодаря решительному переходу на индийские препараты в многодозовых упаковках удалось получить колоссальную экономию бюджетных средств. И. о. министра Ульяна Супрун уверяет, что нынешние вакцины самые безопасные в мире и применяются в том числе у нее на родине, в США. Врет, конечно — на самом деле в Соединенных Штатах использование завезенных в Украину вакцин на живых людях по-прежнему не допускается.

Николай Проданчук продолжил работать директором института имени Л. Медведя. Согласно декларации за 2016 год, он получил там зарплату в сумме 2 миллиона 760 тысяч гривен, что стало неплохой прибавкой к пенсии. В 2017 году в институте начала работать его супруга. За прошлый год она получила там 5 миллионов 370 тысяч, а за первые два месяца нынешнего года ее зарплата на этом государственном предприятии составила 2 миллиона 241 тысячу гривен, или примерно сорок тысяч долларов в месяц.

Николая Проданчука можно поздравить: недавно истек десятилетний срок давности после событий 2008 года, и привлечь к ответственности по статье 365 ч. 3 УК его уже не смогут. Однако если рассматривать то, что происходило как незаконное испытание вакцины по указанию международных организаций, о чем в свое время вполне прозрачно намекал сам Проданчук, то речь может идти о государственной измене, срок давности по которой составляет 15 лет.

Вот только Антона, к сожалению, уже не вернуть.