Д-р Джеймс Комптон Бернетт

Д-р Дж. К. Бернетт

Гипертрофия миндалин и ее излечение лекарствами


Лондон, 1900

Перевод д-ра Олега Мартыненко (Санкт-Петербург)

Мое частное мнение по поводу миндалин

Мнения бывают частные и публичные, так вот мое частное мнение о миндалинах таково.

Они располагаются в зеве справа и слева для того, чтобы делать скользким пищевой комок, чтобы он легче проходил по пищеводу в желудок. Любой, кто хочет, может в этом убедиться, если только не потерял миндалины, а с ними и целостность организма, в результате операции, или если болезнь не вывела их из строя. Хорошо сформированные, здоровые миндалины мы видим редко, да их и трудно заметить, когда они в норме.

Они расположены в верхней части пищеварительной трубки, и всякий раз, когда некие органы тела вынуждены контактировать с чем-то вредным, это вредное приносится кровью к миндалинам и выводится ими прочь. И миндалины тогда работают викарно, страдая за другие органы. Большое преимущество выведения вредных продуктов из организма в начальный отдел пищеварительной трубки в том, что они превращаются в пищу и теряют опасность для организма. Склонное к разложению обезвредится желудочным соком. По сути, любые вредные агенты, выделяемые из организма через миндалины, имеют очень мало шансов причинить вред на пути от глотки до ануса.

Многочисленные болезни миндалин по большей части не болезни самих миндалин, а страдания за организм или какие-либо его органы.

За последние два года я наблюдал несколько случаев туберкулеза, вылеченного миндалинами, то есть серию абсцессов в миндалинах, которые проходили стадии жара, воспаления, отека, нагноения и вскрытия. Если бы эти дегенеративные процессы проходили в легких или кишках, положение было бы серьезным. Но миндалина с абсцессом — жертва во имя целого организма, и жизнь пациентов была спасена, как и их здоровье. Саногенез идет изнутри наружу, в миндалины, которые обладают выделительной функцией. Я никогда не встречал серьезного доказательства, что поврежденные миндалины поражаются болезнетворными микроорганизмами. По сути, я в это не верю, и не только не верю, что миндалины — ворота инфекции. Напротив, я считаю, что они специально устроены для защиты себя и организма против внешних враждебных факторов. Все болезни и страдания, имеющие быть в миндалинах, возникают изнутри организма. И жизнь, и болезни миндалин приходят изнутри, а они сами — верные слуги организма, и всегда на своем месте.

В лечении гипертрофии миндалин часто нужно выяснить причины гипертрофии. Так, при ревматическом тонзиллите нужно лечить ревматическое состояние больного, а с ним и сам тонзиллит. Утверждение, что ревматическая лихорадка следует за тонзиллитом — верно. Отсюда делают вывод, что если бы не было миндалин, не было бы и ревматической лихорадки. Но я трактую феномены по-другому: если бы миндалины были здоровее и работали адекватнее, они одни вынесли бы все бремя ревматизма, и ревматической лихорадки не было бы. Очень вероятно, что с легкими степенями ревматизма миндалины справляются, и их функция в большой степени викарная — защита организма, его органов и частей.

Увеличенные миндалины

В лекарственной терапии гипертрофии миндалин надо решить две задачи. Первая — излечить причину гипертрофии, к которой часто не только не стремятся, но даже не рассматривают, как возможность. Хотя бесспорно, что устранение причины — главная задача. Если ее решить, гипертрофия обычно исчезает, и этот способ — наилучший. Когда вы иссекаете миндалины, вы, конечно, избавляетесь от них, как и применяя прочие методы разрушения ткани. Но совершенное излечение бывает там, где гипертрофия исчезает под влиянием динамических лекарств, и миндалины, приведенные таким путем к норме, сохраняют функции, назначенные им природой.

Что все это действительно так, можно видеть на примерах, где миндалина увеличена только с одной стороны или поначалу увеличены обе, но на лечении уменьшается лишь одна. Так, мисс Марджери N. была приведена ко мне на лечение 26 июня 1899 года по поводу гигантских миндалин. Они буквально сплющивали язычок, дыхание и глотание было затруднено. После двух месяцев лечения Thuja 30 и затем месяца Bacill. C., я обнаружил следующую запись в своем журнале, датированную 20 ноября 1899 года: "Левая миндалина в норме, правая огромна".

Так что мы имеем удивительную находку: под влиянием Thuja и Bacillinum одна миндалина пришла к норме, а другая остается увеличенной.

Если мы хотим добиться успеха в лекарственном лечении гипертрофии миндалин, мы должны не рассматривать их сами по себе, хоть именно на них и жалуются. Мы должны помнить, что настоящая болезнь — конституциональная причина их увеличения, а как раз ее-то операцией и не вылечить. Врачи, которые не видят ничего кроме гипертрофии и дают лекарства исключительно от гипертрофии, обычно безуспешны в ее лечении, но зато много чего имеют сказать о преимуществах оперативного вмешательства.

Совсем неплохо бывает начать курс лечения с Sulphur 30; немного погодя можно назначить Calcarea carb. 30, а затем Thuja 30. Каждое лекарство нужно давать по одному-два месяца для развития действия. Как правило, к этому времени будет очевидно улучшение в здоровье ребенка, а гипертрофия миндалин уменьшится.

Затем хорошо последует Calcarea phosphorica, скажем, 3х, два-три раза в день. Я часто бывал просто поражен быстрым улучшением под ее действием. Ребенок в целом улучшается, кашель исчезает, интеллект пробуждается, кости укрепляются, и окружающие ясно видят положительное влияние на миндалины. Mercurius jod. 3x зачастую быстро и радикально изменит гипертрофию миндалин в лучшую сторону. Calcarea jodata 3x часто бывает полезна у явно золотушных детей.

Для хилых мальчиков с задержкой развития тестикул — если развитие последних едва заметно или если вообще незаметно, — хорошо опробованным лекарством будет Aurum met. 3 trit. Часто можно заметить, что с ростом яичек миндалины будут уменьшаться в объеме.

Если миндалины очень твердые, если очевидно их склерозирование и замещение соединительной тканью, поможет Baryta jodata.

В упорных случаях часто нужно снова и снова возвращаться к старым лекарствам, особенно к Sulphur 30, Calc-carb. 30, Thuja 30, Sabina 30, Bacillinum 30 и C, прежде чем препятствия к излечению органически будут устранены.

Иногда Baryta carb. 30 одна быстро уменьшит увеличенные миндалины, но в одиночку она справится редко.

Hepar sulphuris — классическое лекарство при увеличении миндалин, а в некоторых случаях им окажется Silicea.

Ревматические миндалины

Guajacum, Phytolacca, Salix и подобные антиревматические лекарства необходимы в лечении миндалин, когда их увеличение имеет ревматическое качество. Есть тенденция считать миндалины входными воротами ревматизма в организм. Я полагаю, эта точка зрения абсолютно ошибочна. Наоборот, организм пытается избавиться от ревматизма через миндалины, и мне кажется вероятным, что если имеется их недостаточность, как выпускного клапана, тогда развивается ревматическая лихорадка. Но процесс идет не от миндалин к центру организма, а наоборот, токсины движутся центробежно в миндалины, а из миндалин наружу, путем их дефекаторной функции.

Чем больше я наблюдаю за работой миндалин, тем больше убеждаюсь, что они наделены экскреторной, дефекаторной функцией. Они выводят некоторые вещества из организма при глотании и помимо глотания. Эти выделения спускаются в желудок по пищеводу с пищевым комком или без него.

Более того, я считаю, что подавляющее большинство заболеваний миндалин викарны по отношению к слизистым оболочкам тела.

На основании наблюдений я считаю, что миндалины способны приносить себя в жертву ради организма путем изъязвления, вплоть до почти полного или полного исчезновения лимфоидной ткани.

Распространение туберкулеза в организме из миндалин, т. е. с периферии к центру — практически миф. Да, я готов согласиться, что при сильной предрасположенности к туберкулезу раненая миндалина может воспринять туберкулез, и организм заражается, что, впрочем, касается любой другой слизистой тела. Я часто наблюдал туберкулез миндалин, которые, я считаю, спасали организм от гибели путем многократных нагноений и опорожнений. Такое поведение организма мы можем наблюдать при нагноении шейных и других лимфоузлов. Случаи эти, насколько я помню, начинались с гиперемии, затем в миндалине возникала инкапсулированная масса, отделенная от поверхности тонкой мембраной. Сначала она возникала на одной стороне, затем на другой, состояние периодически рецидивировало в течение нескольких лет, и затем все заканчивалось выздоровлением. Способна ли природа без посторонней помощи привести организм к излечению посредством серии нагноений миндалин и опорожнений гнойников, я сказать не могу, поскольку все наблюдаемые мною случаи я лечил лекарствами, особенно Bacillinum в высоких потенциях.

При вскрытии таких гнойников гной всегда содержит немного крови, что всегда вызывает тревогу. Я знаю опытных пульмонологов, весьма озадаченных этими случаями.

В заключение хотел бы сказать, что по моему мнению, основанному на клинических фактах моей каждодневной врачебной практики, гипертрофия миндалин более-менее легко может быть излечена лекарствами, хотя дело это зачастую долгое. Но ведь миндалины важные органы тела, одна из функций которых — сохранение жизни и целостности индивида.

А если так, должно быть ясно, что миндалины нельзя прижигать или как-то повреждать местными аппликациями, а полное их удаление — акт полного невежества.

Некоторые считают миндалины фильтрами, препятствующими проникновению болезни в организм. И сейчас мы кратко разберем этот вопрос.

Полную версию книги вы можете заказать в издательстве "Гомеопатическая книга"

Гомеопатическое лечение тонзиллита

предыдущая часть  Предыдущая часть оглавление  Оглавление