Д-р Андре Сэн (Канада)

фото доктора Андре Сэна, биография д-ра Э. Карлтона

Предисловие к немецкому изданию книги
(Homöopathie in Praxis und Klinik von Dr. Edmund Carleton.
Leer: Grundlagen und Praxis GbmH & Co., 2007)


Перевод Елены Загребельной (Фукуока, Япония)
Сэн Андре — выпускник Национального колледжа натуропатической медицины в Портленде, штат Орегон (1982), декан Канадской академии гомеопатии с 1986 года. На протяжении около 30 лет преподает гомеопатию врачам-гомеопатам в Северной Америке и Европе, автор многочисленных публикаций в гомеопатической периодике.

Оригинал здесь




Настоятельно рекомендую каждому, кто интересуется истинной гомеопатией, прочесть книгу д-ра Эдмунда Карлтона "Гомеопатия в терапии и хирургии". Д-р Карлтон был не только превосходным хирургом, но и чрезвычайно эрудированным и умелым врачом-гомеопатом. Его книга является наилучшим в нашей литературе сборником примеров, иллюстрирующих применение истинной гомеопатии при лечении пациентов с хирургическими заболеваниями.

Д-р Карлтон родился 11 декабря 1839 года в Литтлтоне, штат Нью-Гемпшир. Его отец, который был судьей, руководил подпольной железнодорожной станцией для рабов, в поисках свободы направлявшихся на север, в Канаду, и этот факт сыграл важную роль в будущей жизни Карлтона.

В 1861 году, когда в Америке началась гражданская война, семья побудила его вступить в ряды Армии Союза в качестве связного, в опасные обязанности которого входило пересекать линию фронта в обоих направлениях. Он принял участие в тринадцати сражениях. В 1864 году он заболел брюшным тифом и был отправлен домой умирать. Известный историк Чарльз Карлтон Коффин предложил ему помощь при условии, что лечить он будет гомеопатией. После своего удивительного выздоровления Эдмунд Карлтон заинтересовался гомеопатией и впоследствии решил посвятить свою жизнь медицине, хотя полученное им до того образование было нацелено на овладение профессией его отца — юриспруденцией.

Изучать медицину он начал в Ганемановском медицинском колледже Филадельфии, а затем в конце года перевелся в реорганизованный Гомеопатический медицинский колледж Нью-Йорка. В 1871 году он окончил это заведение с высшими баллами, став лучшим студентом выпуска, и было удостоен чести произнести прощальное слово на выпускной церемонии. На протяжении своей карьеры ему довелось не только учиться под руководством таких выдающихся гомеопатов как Геринг, Адольф и Константин Липпе, Данхэм, Уэллс и Байяр, но и регулярно общаться и поддерживать с ними дружеские отношения.

Когда в 1880 году скончался Геринг, врачи со всего мира получили приглашения либо лично участвовать в памятных собраниях в честь их наставника и друга, либо адресовать таким собраниям свои письма. На собрании, проведенном в Нью-Йорке, д-р Карлтон сказал о Геринге следующее:

Я хотел бы отдать свою скромную дань уважения нашему ушедшему другу, выразив свою любовь и почтение к нему. Я прекрасно помню первую встречу с ним. Она состоялась в его кабинете, где он был врачом, а я пациентом. Он стоял и спокойно смотрел на меня, пока я излагал ему свои симптомы. Затем он молча повернулся к столу, приготовил три порошка и подал их мне, сопроводив указаниями по их приему. Я покинул его кабинет с чувством удивления, так как врач, который отправил меня к нему, был озадачен моей историей болезни, и я ожидал, что поиск лекарства окажется долгим. Гомеопатический препарат, которое он мне дал, вызвало серьезное ухудшение, и я припоминаю, как мое удивление на время сменилось чем-то вроде возмущения. После этого наступило улучшение, о котором я сообщил доктору. При вести о том, что его назначение оказалось успешным, на его лице появилась широчайшая улыбка, которую сменил добросердечный смех, и он сказал: "Это было алоэ, в низком, пятисотом разведении". Затем он сел и жестом пригласил сесть и меня, после чего рассказал мне, что при прувинге этого лекарства и ему пришлось перенести подобные страдания, и взял с меня обещание подробно описать и передать ему свою историю болезни, что я впоследствии и сделал. Он также сообщил мне, что это лекарство динамизировал для него д-р Финке выбрав образец из необработанного материала, который сам же и собрал. Затем он уговорил меня вместе заняться поиском чистого образца этого растения, которое ему так и не удалось раздобыть ранее для проведения прувинга. К тому времени, когда мы отправились на поиски, я уже осознал, насколько я ценил его. Это был поистине благородный человек.

Вскоре после этого мы снова встретились, и на этот раз дело было в аудитории колледжа, где он был преподавателем, а я студентом-медиком. Темой его лекции был Natrum muriaticum. С его губ слетали золотые слова, а я прилагал все усилия сохранить их в своей памяти, чтобы потом ими воспользоваться. Мне выпало счастье прослушать его лекции о различных лекарствах, которые в руках множества гомеопатов стали подтверждением прувингов, и лицезреть его прозорливость в обработке результатов последних. Я часто вспоминал о нем, когда сталкивался с трудностями у постели больного, и знаю, что его литературные труды помогли мне спасти немало жизней. Память о нем для меня священна.

Однако, г-н председатель собрания, я не считаю возможным задерживать вас далее своими пространными речами. Довольно уже моих личных воспоминаний. Достаточно сказать, что я любил и почитал Константина Геринга, и когда его не стало, я ощутил, что потерял одного из своих лучших друзей.

Вот с таким настроем Карлтон начинал в Нью-Йорке практику, продлившуюся 41 год. Он считал себя строгим последователем Ганемана, и так же как и Липпе активно осуждал любой отход от чистой гомеопатии, в том числе изопатию и "аллопатические обобщения". Он так же прилагал много усилий к попыткам объединить последователей ганемановской гомеопатии с целью дальнейшего совершенствования искусства и науки гомеопатии. В 1878 году он подписал декларацию о принципах, которая стала одним из первых шагов к объединению последователей ганемановской гомеопатии. В 1879 году он отказался от членства в Американском институте гомеопатии в знак протеста против направления, принятого дирекцией института. В 1881 году он вступил в учрежденную незадолго до того Международную Ганемановскую ассоциацию (IHA). Перед этим достойным собранием он докладывал множество своих чрезвычайно интересных работ.

В 1886 году в одной из них он писал:

Наша ассоциация официальной резолюцией отказывается признавать негомеопатические учение и практику. Мы полагаем, что наше дело больше страдает из-за ложных последователей, чем из-за наших естественных врагов. Видя неудачи при лечении у псевдогомеопатов, люди составляют неправильное представление о том, что же на самом деле представляет собой гомеопатия, и считают, что она ничем не лучше аллопатии... Чистая гомеопатия неизменно выступает против таких методов лечения. Основоположники нашего дела усердно выполняли свой долг и были щедро вознаграждены за это.

В 1888 году д-р Карлтон вместе с Уэллсом, Байяром и Батлером основал местную группу по изучению гомеопатии, Нью-Йоркский гомеопатический союз, чей целью было "изучение гомеопатии как с точки зрения ее философии, то есть как науки, так и практических методов, то есть как искусства". В рассылаемом ими проспекте, в котором они объявляли о создании группы, они писали:

Дорогой доктор! Посовещавшись с рядом врачей-гомеопатов, проживающих в Нью-Йорке и его окрестностях, мы решили, что для обеспечения взаимной поддержки при практике нашего лечебного искусства, а в особенности для сохранения чистоты провозглашенных Ганеманом великих истин, нам необходимо создать специальную ассоциацию. Необходимость что-то делать в этой области очевидна и не требует объяснений. Давайте же узнаем друг о друге не понаслышке, а при личной встрече. Мы предлагаем встретиться у д-ра Эдварда Байяра в доме № 8 по Вест Фортиз-стрит в Нью-Йорке, куда мы от всей души приглашаем вас прийти в четверг 19 апреля 1888 года в 20 часов. Там мы создадим организацию, определим сроки и место наших встреч и все вместе приступим к работе. Не желаете ли вы присоединиться к нам?

Когда через полтора года после этого скончался д-р Байяр, д-р Карлтон сказал:

От нас ушел д-р Эдвард Байяр, который в течение почти пятидесяти лет был одним из ведущих мировых врачей-гомеопатов... Излишне упоминать о том, как незамедлительно он отреагировал, когда гомеопатия едва не пала жертвой неуместных стараний некомпетентной молодежи... Увы! Нашего друга нет больше с нами.

Впоследствии он разделил пост президента союза с Финке, и эта группа ежемесячно встречалась в кабинете д-ра Карлтона до самой его кончины 15 июня 1912 года.

В 1893 году он был выбран на следующий год президентом Международной Ганемановской ассоциации, но так и не приступил к своим обязанностям, поскольку в начале 1894 года он отказался от членства в этой организации в знак протеста против ее деятельности, нарушающей правила. Впоследствии в том же году он вслед за д-ром Джозефом Биглером, давним другом и коллегой, принял участие в учреждении Общества гомеопатов (Society of Homoeopathicians), новой попытке объединить последователей Ганемана. Для того чтобы разъяснить один из мотивов своего протеста, он выступил перед этим собранием со статьей, озаглавленной "Ганеман и изопатия". В связи с тем, что некоторые из участников Международной Ганемановской ассоциации пропагандировали изопатию, в статье он писал так:

Конечно, у меня было достаточно удач и разочарований, и нет сомнений, что у каждого из присутствующих в этом зале были разочарования, но ганемановский метод лечения — самый успешный, какова бы ни была причина болезни. Я показал в своей работе, что Ганеман подвергает такой подход критике, и этого мне достаточно. Вы можете сформулировать новую философскую систему, пропагандировать ее, если хотите, и делать все, что пожелаете, но в интересах истины не называйте эту систему гомеопатией.

Относительно же свободы врача следовать своему разумению, а не проверенным принципам лечения, он напомнил членам Международной Ганемановской ассоциации, что для них совершенно неуместно вновь рассматривать этот призыв к свободе, так как Американский институт гомеопатии совершил роковую ошибку, от всей души высказавшись в поддержку такого подхода, и это "вне всякого сомнения негативно сказалось на большем количестве людей, чем что-либо другое".

В 1899 году, когда в обеих Ганемановских ассоциациях дела шли совсем плохо, Карлтон упорно стремился объединить последователей ганемановской гомеопатии в единой организации и стал одним из основателей Американской Ганемановской ассоциации. Наконец-то среди последователей ганемановской гомеопатии вновь воцарились мир и единство, что помогло истинной гомеопатии удерживать прочное положение в течение следующих 60 лет.

Д-р Карлтон был преданным своему делу преподавателем, которого высоко ценили. Более двадцати пяти лет он занимал должность профессора хирургии в Медицинском колледже Нью-Йорка и Женском госпитале. Он также был профессором философии гомеопатии и ее клинического применения в Нью-Йоркском гомеопатическом медицинском колледже и госпитале. Он всегда был готов помочь студентам в изучении гомеопатии. Он спрашивал: "Разве в наши обязанности как врачей-гомеопатов не входит обучение тех, кто говорит, что они готовы сделать все, чтобы помочь своим пациентам?"

Д-р Карлтон был известен как первоклассный хирург. Он значительно опередил свое время совершенным выполнением тонких пластических операций. Он также был весьма изобретательным хирургом и быстро находил решения для внезапно возникавших проблем. Благодаря постоянному применению гомеопатии в хирургии он как никто другой имел возможность изучить сферу применения наших лекарств и определить границы достижимого и недостижимого при гомеопатическом лечении. Личность д-ра Карлтона и его дух гомеопата, врача и хирурга, прекрасно выражает название одной из его статей "История болезни пациента с невправимой грыжей, которую удалось превратить во вправимую и вправить" — конечно же, с помощью гомеопатии.

Как всесторонне образованный врач д-р Карлтон предостерегал от простого назначения по симптомам без должного их изучения, особенно при наличии механических причин заболевания. Там, где таковые можно обнаружить, единственно правильным лечением будет устранение этих причин. В качестве примеров этого он использует случаи цистита, развивающегося из-за наличия камней в мочевом пузыре, а также множество маточных симптомов, которые часто удавалось быстро и радикально устранить операцией по поводу разрывов шейки матки, бывших опосредованными причинами этих симптомов.

Его назначения всегда были очень точны. Относительно больных с аппендицитом один из его учеников, д-р Стирнс, говорил: "Покойный Эдмунд Карлтон утверждал, что за сорок лет своей клинической практики ему ни разу не пришлось оперировать ни одного из таких пациентов, и никто из числа тех, кого он вел с самого начала болезни, не скончался". Во время обсуждения историй болезни своих пациентов д-р Карлтон часто подчеркивал наставления д-ра Байарда о необходимости следить за направлением излечения после каждого назначения: "Обращайте внимание на то, каким образом ваши назначения изменяют направление течения болезни".

К сожалению, я не смог найти фотографию д-ра Карлтона. Однако описание его ученика д-ра Диборна, вероятно, поможет нам получить более ясное представление о духе этого великого врача: "В период нашего знакомства, который выпал на последние несколько лет его долгой жизни, это был крепкий и розовощекий энтузиаст с приятными чертами лица и седыми волосами, всегда полный боевого пыла".

Примером того, насколько тверд был его дух и велика преданность гомеопатии, "могут служить его назначения в то утро, когда скончался. Для того чтобы получить от него указания, следовало произносить букву за буквой весь алфавит, пока он не закрывал глаза, указывая тем самым на правильную букву. Таким образом удалось записать указания и название лекарства и завершить написание этой изданной посмертно книги".

Завершая эту замечательную книгу на смертном одре, д-р Карлтон в последние минуты жизни приложил поразительные усилия к тому, чтобы оставить свое бесценное наследие коллегам. Будучи плодом многих лет тщательного и добросовестного применения истинной гомеопатии "практическим клиницистом и мастером терапии", эта работа исполнена мудрости и ее должен иметь у себя каждый истинный последователь ганемановской гомеопатии. Когда в 1913 году была опубликована эта книга, еще один из учеников д-ра Карлтона, Стюарт Клоуз, сказал, что она "внесет наибольший вклад в укрепление гомеопатии по сравнению с любой другой книгой, напечатанной за последние двадцать пять лет".

Монреаль, 24 декабря 2006 года

оглавление книги Эдмунда Карлтона Оглавление   Вступление Раздел