Д-р Жан-Пьер Галаварден (Франция)

Жан-Пьер Галаварден

Как гомеопатическое лечение может улучшить характер и развить интеллект. Ч. IV


Париж, 1882

Перевод д-ра Сергея Бакштейна (Москва)

СЛУЧАЙ XXXVII

Муж очень злится на свою жену и всех членов семьи.
Излечение с помощью Arsenicum album 200

Одна доза Arsenicum album 200-го разведения, которую подмешали этому мужу в суп без его ведома, излечила его от поистине неслыханной злости. Сам он тоже отметил быструю перемену в своем характере и приписал ее нескольким стаканам миндального сиропа, который он в то время часто пил: "Похоже, — сказал он, — миндальное молоко очень полезно для меня, поскольку оно изменило мой характер".

Это великолепное излечение было достигнуто одним недавно умершим доктором, которому я сообщил о некоторых психических показаниях для лекарств.

Чтобы с помощью лекарств искоренить наклонность к полигамии у человека, надо назначать те лекарства, которые уменьшат склонность следовать этой традиции, но, скорее те, которые устраняют животные инстинкты. Обычно эти инстинкты преобладают там, где у людей мало или совсем нет нравственной и интеллектуальной культуры. Вероятно, будет легче отказаться от полигамии, если удастся потушить или хотя бы пригасить животные инстинкты. Среди лекарств, способных к такому воздействию, хотелось бы выделить Platina, благодаря которой мне удалось потушить развратные побуждения у одной молодой крестьянки, мораль и интеллект которой соответствовала уровню полигамных дикарей. Кроме того, с помощью этого лекарства мне удалось более или менее полноценно уменьшить периоды нормальной и патологической течки у самок животных двух разных видов. Я сейчас расскажу об этих трех случаях, особенно о двух последних, которые продемонстрируют огромную эффективность этого лекарства при генитальных импульсах. Хочется надеяться, что, уменьшив эти импульсы у полигамных народов, мы внесем вклад в отказ от полигамии и, помимо всего прочего, свергнем горделивую власть дикарских царьков, тиранящих своих подданных.

СЛУЧАЙ XXXIX

Развратные импульсы у молодой девушки 18-ти лет.
Улучшение с помощью Nux vomica 200, излечение с помощью Platina 200

Восемнадцатилетняя работница на ферме, очень энергичная, трудолюбивая и работящая, с юных лет подвержена развратным побуждениям, и с возрастом это лишь усиливается. Когда она заканчивает работу и возвращается вечером домой в деревню, то по дороге пристает ко всем встречным молодым людям. Следуя моему совету, хозяин, не сказав ей об этом, подмешал ей в суп одну дозу Nux vomica 200-го разведения, который значительно ослабил ее страстность, а спустя шесть или семь недель одну дозу Platina 200-го разведения, которая постепенно совсем погасила развратные импульсы у этой девушки, поскольку с тех пор она перестала ко всем приставать. При этом ее энергичность и трудолюбие остались прежними.

СЛУЧАЙ XL

Период патологической течки у кобылы, затянувшийся на несколько месяцев.
Излечение с помощью Platina 200

Один из клиентов попросил посоветовать лекарство, способное вылечить его кобылу, у которой течка продолжалась уже несколько месяцев, в связи с чем она не давала конюху себя чистить и била копытами хозяйскую повозку. Я посоветовал растворить 6 или 7 крупинок Platina 200 в пяти кофейных ложках чистой воды, добавить одну ложку получившегося раствора в полстакана воды и пропитать этим последним раствором горсть отрубей или кусок хлеба, который дать кобыле один раз съесть. Эта первая доза должна действовать пять дней, если за это время кобыла успокоится, то лекарство должно продолжать действовать, если же успокоения за эти пять дней не случится или, случившись, прекратится, то хозяин должен дать еще одну ложечку лекарства таким же образом, как и в первый раз.

Первые три ложки Platina, которые давались с разными интервалами, вызывали лишь временное успокоение, а четвертая привела к исчезновению течки на шесть месяцев, после чего течка возобновилась и была устранена этим же лекарством.

Если давать Platina слишком часто, то до того, как течка пройдет, может возникнуть обострение, как это произошло у одного моего знакомого бельгийского гомеопата, который лечил кобылу с длительной течкой слишком частыми приемами вышеназванного лекарства. Этого ненужного, а порой опасного обострения можно избежать, если назначать лекарство так, как это делал я.

СЛУЧАЙ XLI

Течка у собаки, прерванная на пять дней одной дозой Platina 200

Я дал собаке, у которой была нормальная течка, одну дозу Platina 200-го разведения, после чего течка прекратилась на пять дней, а затем возобновилась.

Хозяин собаки, решив, что лечение безрезультатно, поскольку улучшение было временным, не стал давать новые дозы лекарства, например, каждые пять дней, как это было в вышеописанном случае излечения лошади от патологической течки.

Помимо Platina, имеется по крайней мере еще с десяток лекарств, применяющихся для лечения слишком сильных генитальных импульсов, а следовательно, и предрасположенности к развратному поведению.

В гомеопатической клинике в Лондоне преподаются элементы нашей терапевтической науки для жен миссионеров англиканской церкви, чтобы эти жены, сопровождая своих мужей, проповедующих Евангелие дикарям, могли лечить последних от некоторых болезней. Следовало бы научить этих женщин назначать лекарства не только исцеляющие телесные недуги, но и влияющие на характер и интеллект, благодаря чему они помогут в работе своим мужьям.

Обращенные в христианство молодые алжирцы отправляются учиться в Медицинскую католическую школу в Лилле, чтобы в достаточной мере изучить врачебное искусство и практиковать среди соотечественников и таким образом способствовать усилиям католических миссионеров. Эти молодые алжирцы смогут принести больше пользы, если, помимо изучения лекарств от телесных недугов, познакомятся с лекарствами, которые могут назначаться для устранения моральных и интеллектуальных отклонений у своих соотечественников.

С точки зрения медицины, безусловно, помимо лекарств существуют и другие средства для улучшения характера и интеллекта. Эти средства были лучше известны и чаще использовались древними, чем современниками. Процитирую Гофмана:

Я всегда с удовольствием читаю, как Ксенофонт рассказывает о Сократе. "Этот великий муж, — говорит он, — настоятельно предупреждал своих слушателей, что за здоровьем надо следить, узнавать у сведущих людей, чтó каждому наиболее полезно, и самому проверять, какие твердая пища, питье, телесные упражнения наилучшим образом ему подходят, поскольку беспамятство, горе, ярость, жестокосердие нередко происходят  от неправильного питания тела, и что дух будет вне опасности, если здоровье крепкое".

Воспоминания о Сократе, стр. 513

Блаженный Августин, который до своего обращения был сильно привержен изучению литературы и философии, несомненно, должен был познакомиться с учением Сократа. На мой взгляд, отражением этого являются слова Августина "В здоровом теле и больной дух станет здоровее" ("О Граде Божием", книга IV).

В следующих отрывках Монтень и Паскаль высказывают мысли, перекликающиеся с учением Сократа:

Несомненно, что наши суждения, наш разум и наши душевные способности всегда зависят от телесных изменений, которые совершаются непрерывно…

…Наши суждения изменяются не только под влиянием лихорадки, крепких напитков или каких-нибудь крупных нарушений в нашем организме — достаточно и самых незначительных, чтобы перевернуть их.

Монтень "Опыты" (пер. А. Бобовича, Ф. Когана-Бернштейна и Н. Рыковой), книга II, гл. 12.

А вот еще один источник заблуждения — наши недуги. Они притупляют наши чувство и способность здраво судить. Воздействие тяжких болезней никто не станет оспаривать, но я убежден, что и легкие недомогания, пусть в меньшей степени, все же влияют на нас.

Паскаль "Мысли" (пер. Ю. Гинзбург), часть 2.

Декарт тоже видится мне продолжателем сократической традиции, когда описывает свои мысли и наблюдения в "Рассуждении о методе":

Дух настолько зависим от темперамента и расположения органов тела, что если вообще возможно найти средство сделать людей более мудрыми и способными, то, я думаю, искать его следует в медицине (пер. Г. Слюсарева и А. Юшкевича).

Все пять процитированных авторов, безусловно, имеют причины считать, что для совершенствования души необходимо совершенствование тела. Но чтобы лучше объяснить и обосновать эту необходимость, они вынуждены прибегнуть к определению человека, данному Аристотелем, чьи взгляды на этот вопрос прояснил, упростил и адаптировал святой Фома Аквинский.

Аристотель учит, что человек — это естественное сочетание тела и души. Он сравнивает это единство с печатью, на которой изображение отпечатывается в воске, и без этих двух составляющих печатью пользоваться невозможно, поскольку без воска не будет самой печати, а без изображения воск бесполезен. Это определение повторяет и Фома Аквинский.

Это определение человека настолько соответствует истине, что с ним согласны люди, придерживающиеся разных, порой даже противоположных взглядов — это и язычник Аристотель, и Фома Аквинский с учителями католицизма, и, наконец, вольнодумцы нового времени, которые, по-видимому, тоже считают эту схему гипотезой, лучше всего объясняющей многие вещи. Один из вольнодумцев, Эмиль Дешанель1, пишет об этой доктрине природы человека:

Давайте же примем эту гипотезу, поскольку она в общем кажется довольно надежной и не столь рискованной как те, что отказываются от одного ради другого или отказываются от обеих частей, считая их не более чем видами или способами действия бесконечного единого сущего. Давайте же примем идею, что эти два элемента составляют вместе одну всецелую природу, как говорит великий мыслитель (Боссюэ2, ранее цитировавшийся в этой статье), который, не приуменьшая значения одного или другого, при этом не рискует впасть в платоновский дуализм… После этого бесполезно исследовать, является ли душа, как говорят некоторые философы, простой жилицей, свившей себе гнездо в том или ином органе, там где ей удобнее всего выполнять свои функции, или же это партнер, компаньон, иногда участвующий в общих делах, но при этом не забывающий и о своих интересах; или же это узник, томящийся в пещере, где он не видит белого света и мечтает лишь выбраться на волю, чтобы насладиться подлинной жизнью; или же это государь, а органы — это порой его министры-интриганы, порой нерадивые слуги; или же, наконец, всего лишь общее понятие, обозначающее совокупность феноменов, управляемых мозгом.

Essai de critique naturelle in Revue GermaniqueXXV, стр. 401–402, май 1863 г.

На самом деле бесполезно на основании всех этих гипотез делать выводы о роли и местоположении души, поскольку нам достаточно лишь знать, что человек представляет собой жизненное соединение тела и души, жизненное соединение, которое проявляет свою жизненность физическими и психическими действиями. Если же я хочу с помощью лекарства изменить характер или интеллект человека, я не буду направлять действие этого лекарства ни на тело, как предполагают некоторые материалисты, ни на душу, в чем меня могут укорить незадачливые спиритуалисты, но на жизненное соединение, то есть на человека, которого я с помощью материальной субстанции стремлюсь изменить как психически, так и физически. Я уже рассказывал в этой статье о возможности достижения таких результатов и могу рассказать еще больше из других моих наблюдений, которые я записал или храню в памяти.

Я уже говорил, что помимо лекарств, существует много других средств, чтобы улучшить интеллект и исправить характер, лишь прибавлю, что эти средства были лучше известны в древности, чем в наше время. По всей вероятности, мы никогда не узнаем о гигиенических процедурах, применяемых древними для этих целей, а если и узнаем, то не сможем воспользоваться ими, поскольку нынешний социальный статус не может дать нам тех возможностей для досуга, какое давало рабовладельческое общество античным людям с их нравственной и интеллектуальной культурой.

Однако, помимо мощных лекарств, которыми древние не умели пользоваться, у нас есть многочисленные современные диетические возможности, которыми мы можем пользоваться для улучшения нравственности и интеллекта; когда я говорю "мы можем пользоваться", я заявляю о возможности, но не о факте, поскольку каждодневный опыт учит нас, что из ста пациентов едва ли найдется один, способный полностью отказаться от своих привычек и вкусов для того чтобы улучшить свое физическое или психическое состояние. Для исправления последнего у нас есть возможность давать каждому человеку без его ведома, если в том есть потребность, отнюдь не бесполезные лекарства. Я не вижу необходимости в рамках этой статьи рассказывать о действии на психику различных пищевых продуктов, о чем я лишь кратко здесь упомянул. Я собираюсь в достаточной мере развить эту тему в своей работе о питании, которую надеюсь вскоре опубликовать.

IX. Когда врачи–гомеопаты прочитают эти записки, они, скорее всего, захотят сами вывести из него практическое заключение. Уже полвека нам удается успешно лечить многие соматические болезни, а значит, если учитывать приведенные выше случаи, можно предположить, что и психические недуги, то есть нравственные и интеллектуальные дефекты, поддаются не менее успешному лечению.

Гомеопаты будут даже стремиться лечить те или иные простые дефекты характера, поскольку будут знать, что эти дефекты предшествуют и приводят к ослаблению или даже утрате рассудка. Об этом нам говорит один известный английский психиатр. На лекции "О морали и сумасшествии" на конгрессе Британской ассоциации врачей в Бирмингеме г-н Мондcли очень четко объяснил существование внутренней связи между физическим здоровьем и нравственными и интеллектуальными нарушениями с одной стороны, и изменением характера и изменением рассудка с другой, причем первое предшествует второму. Вот что он говорит.

Первыми симптомами сумасшествия, которые заявляют о себе до появления малейших нарушений разума, — это извращение или утрата нравственного чувства. Исчезает способность различать добро и зло, исчезает способность к раскаянию. Так, скромные становятся наглыми и требовательными, целомудренные — развратными и похабными, честные — ворами, правдивые — лжецами. В начале по меньшей мере атрофируется чувство порядочности. Эти разнообразные симптомы интеллектуальных нарушений в конечном счете могут привести к полной утрате рассудка.

Эти факты, вероятно, смогут доказать внутреннюю связь между нравственным чувством и физической конституцией. Нравственное чувство, похоже, наследуется, и потенциально (в латентном состоянии) присутствует у многих людей, хотя при рождении, скорее всего, еще отсутствует. Оно развивается с культурой и воспитанием, атрофируется от неиспользования и может быть повреждено или уничтожено болезнью. Это последнее из качеств, приобретенных в процессе эволюции человеческих существ, поэтому оно же и страдает первым, когда болезнь поражает функции психического порядка.

…Приступ эпилепсии может произвести такой же эффект, стирая чувство нравственности, как иногда он стирает память. Все мы знакомы с выраженными изменениями нравственности у эпилептиков; изменениями, которые предшествуют приступу и сопровождают его. Лихорадка или травма головы таким же образом могут поменять нравственные черты человека, как это происходит у потребляющих опиум или пьяниц.

Revue des cours scientifiques, № 5, октябрь 1872 г., стр 321.

Когда мы сталкиваемся с историями талантливых и гениальных людей, таких как Вильмен3 и Ньютон, зная, что у первого за один год развилось слабоумие, в то время как он был министром народного просвещения при короле Луи-Филиппе, а второй провел свои последние годы в состоянии деменции, или, как говорится, "впал в детство", кто из нас осмелится утверждать, что и его разум никогда не ослабнет и, главное, не будет утрачен в течение жизни и особенно в старости. Поскольку, по наблюдениям г-на Модли, изменения характера предшествуют грядущим изменениям рассудка и свидетельствуют о них, нужно спешно бороться с первыми, чтобы предупредить развитие вторых. Это способ, позволяющий сохранить ясность ума до конца жизни и, таким образом, избежать нравственной и интеллектуальной деградации многих стариков, которая так сильно печалит их близких. Таким образом, мы видим, насколько полезно и зачастую необходимо это гомеопатическое лечение изменений характера и рассудка, которое я стремлюсь распространить среди врачей.

Врачи-гомеопаты, которые на протяжении пятидесяти лет терпели нападки из-за своего на первый взгляд парадоксального метода лечения, что обычно для любого нового явления, точно так же будут подвергаться критике из-за своего странного утверждения, что они могут излечить человека от его нравственных и интеллектуальных недостатков. Но утешением гомеопатам послужат их многочисленные успехи, а иногда и приятные награды, как это было с д-ром Крепю. Этот практикующий гомеопат, который за свои обширные познания был назначен профессором ботаники в Гренобле, обладал тонким умом и острым языком. Естественно, его противники, врачи-аллопаты этого города, отвечали ему в том же духе, тем более, что он был один против всех. В конце концов их нападки привлекли внимание к нему и его тогда совершенно новому методу лечения, к которому стали проявлять интерес даже жены этих же врачей-аллопатов. И это любопытство отнюдь не было праздным, ибо, не получая облегчения страданий от лечения своих мужей, жены были вынуждены искать новые способы лечения, и многие обратились к д-ру Крепю. Дошло даже до иронии. Когда после смерти разбирали его регистрационные журналы, нередко напротив имен жен аллопатов стояла пометка: "Послать мужу мадам Х. счет, чтобы он оплатил мой гонорар".

Доктора-гомеопаты в повседневной работе смогут влиять на характер и интеллект пациентов, и некоторых из них будут ждать приятные сюрпризы, а не только насмешки аллопатов. Нетрудно догадаться, что многие из злопыхателей обладают весьма неприятным характером, который будет мешать членам их семей, и последние будут обращаться к гомеопатам, чтобы попытаться это исправить. Насмешники будут излечиваться, сами о том не ведая, как в пьесе Мольера "Лекарь поневоле", и нередко сами потом станут пресекать насмешки своих сотоварищей.

Примечания переводчика

1 Дешанель Эмиль (1819—1904) — французский писатель и политик, отец 11-го президента Франции Поля Дешанеля. Известен своими работами "Католицизм и социализм" (1850), "Заметки об Аристофане" (1867), "Романтизм классиков" (1882).
2 Боссюэ Жак Бенинь (1627—1704) — французский писатель, проповедник и богослов, епископ Мо.
3 Вильмен Абель Франсуа (1790—1870) — французский писатель и государственный деятель, критик и историк литературы.

Часть III  Часть III