Д-р Константин Геринг (США)

Константин Геринг

Домашний врач-гомеопат



Москва, 1858

3. ПОСТОРОННИЕ ТЕЛА В ОРГАНИЗМЕ

В глазах. Промывание помогает только при обыкновенной пыли, попавшей в глаза, но все растворимое от промывания еще более распространяется в глазах. Однако же трение глаз еще вреднее, а потому детям тотчас надо дать умыться; лучше же всего держать глаз в полном стакане воды. Растительное масло помогает при едких жгучих кислотах или солях, но вредно, если в глаз попал порошок шпанских мух или какое-нибудь мертвое насекомое. Яичный белок очень полезен, когда попадут в глаз острые мелкие минеральные вещества, краски или разного рода мелкие остроконечные тела. При извести, золе, некоторых красильных веществах, даже при табаке, лучшее средство — кислое молоко или сливки.

Если в глаз попало мелкое сильно беспокоящее его тело, то свернуть лоскуток бумаги в трубочку, так чтобы эта трубочка с одного конца была мягка, а с другого тверда, потом пальцами одной руки расширить веки как можно более и постараться мягким концом бумажной трубочки как кисточкой захватить и снять постороннее тело. Пациенту надо велеть медленно водить глазом по всем направлениям, между тем как веки надо держать разъединенными и смотреть, не пристало ли чего к глазам. Для такого дела неклееная типографская бумага удобнее, потому что к ней все легче пристает. Если нужно будет далеко всовывать бумажку, то прежде надо смочить кончик ее слюной.

Частички горячего железа (в особенности при ковке его на кузницах), попадающие в глаз, обыкновенно очень упорно остаются там; иногда удается их отделить и вытащить согнутым человеческим волосом, который надо засунуть под веки и двигать им взад и вперед, или посредством хорошо вычищенной уховертки. Магнитом тоже нередко извлекали частицы железа из глаза; в этом всякий может удостовериться на опыте.

Так как частое трение глаза всегда очень вредно, то всего лучше, в особенности детям, сейчас же наложить на глаз компресс с холодной водой. Часто боли утихают и от сна. При воспалении и красноте глаза дать Acon., что помогает также, когда постороннее тело крепко засело в глазе и не может быть оттуда извлечено. Этим средством можно значительно уменьшить боли до прибытия врача, или ночью, в ожидании дня, когда можно будет лучше рассмотреть постороннее тело. Если после частого употребления Асоn. все еще останется раздражительность и краснота в глазах, то дать Sulph.; только в тех случаях, когда это тоже не поможет, спустя несколько дней — Саlс. с. или Silica.

В ушах. Когда в ухо заползет какое-нибудь насекомое, тогда лечь на другое ухо и капать в первое ухо деревянное масло до тех пор, пока не заметим, что насекомое всплыло на поверхность, и тогда свернутой в трубочку бумажкой вытащить его. Когда дети засунут себе что-нибудь в ухо, например, семя, горошину и т. п. разбухающие в ухе предметы, то надо спешить помочь им, потому что с каждой минутой промедления опасность увеличивается. Взять шпильку, согнуть ее с верхнего конца, где проволока уже перегнута, под тупым углом, что очень удобно можно сделать посредством трубчатого ключа, так чтобы шпилька в верхнем конце имела коленце, подобно ложке, и воткнуть оба острые конца в пробку.

Как шпилькой извлечь горошину из уха

Оператору надо стать таким образом, чтобы ухо было впереди; одной рукой надо тянуть его кверху и в тоже время к затылку, так чтобы оператор мог глядеть глубоко в ухо; обмакнуть инструмент в деревянное масло и потом смело вставлять его в ухо, скользя по краю его, так чтобы захватить постороннее тело и снизу, и со стороны; тогда стоит только немного приподнять шпильку, и она концом своим как ложкой захватит постороннее тело снизу, так что его легко можно будет выдвинуть вперед и вытащить. Когда нельзя шпилькой захватить снизу постороннее тело, и нельзя этого сделать, расширив шпильку, то надо постараться добыть шприц, какой употребляют глазные доктора, с весьма тонким концом; конец этот, если можно, всунуть немного в ухо, и если шприц наполнен водой, то надо весьма тихо подавить поршень: иногда струя воды может размягчить постороннее тело, и его можно будет вытащить шпилькой.

Если останутся воспаление и боли в ухе, дать сперва Аrnісa, потом, спустя несколько часов, Pulsat. Если воспаление очень усилится и ухо очень распухло, так что из него нельзя ничего вытащить, то помогает также Pulsat. В иных случаях, когда у детей появятся боль, лихорадка, бред или бешеное метание, и Pulsat. не совсем помогает, Bellad. Впоследствии, если все еще останутся боли, часто можно помочь посредством Sulph.

В носу. Если попадет в нос детям постороннее тело, велеть им вдохнуть в себя воздух, потом зажать им рот так, чтобы они должны были выдохнуть воздух через нос, или щекотать в носу пером, или дать им несколько сухого нюхательного табаку. Часто можно вытащить постороннее тело из носа тем же инструментом, как и из уха, или таким же, но подлиннее; можно также просунуть постороннее тело далее, так чтобы оно упало в рот. Не надо, однако, делать слишком много опытов самому, а лучше отправиться к врачу, у которого есть все нужные для этого инструменты. Опухоль носа, которая иногда мешает вынуть постороннее тело или остается после его извлечения, можно значительно уменьшить посредством Асоn. и Аrnісa; иногда в случае, если это не помогает, дать Bellad., Rhus. Против вредных последствий и нагноений: Sulph.

В глотке. Как можно скорее надо содействовать выпадению постороннего тела посредством постукивания между плечами, открыть рот, нажать язык книзу ложкой, посмотреть в глотку, не видно ли там постороннего тела, которое, может быть, есть возможность ухватить пальцами и извлечь. Сравни сказанное ниже о посторонних телах в дыхательном горле.

Если большой кусок остановится в горле по причине своей величины и твердости, то хорошо тотчас же возбудить рвоту, особенно когда чувствуешь, что он при нажимании горла подается вперед. Иногда достаточно одного щекотание горла, а в случае нужды можно положить на язык нюхательного табаку или поставить табачный клистир. Если кусок можно ощупать снаружи, то помогает легкое пожимание горла снизу вверх. Сначала надо всегда стараться отхаркнуть кусок, но не делать при этом слишком больших усилий. Но если кусок опускается уже вниз, так что уже не ощущается боли в верхней части горла, но засядет в груди, то надо стараться вовлечь его еще ниже в желудок, особенно когда он мягок, гладок и способен перевариться в желудке, и остановился только по причине величины своей. Если страждущий чувствует, что кусок по временам опускается далее, то предоставить ему самому проскользнуть в желудок, содействуя к тому небольшим количеством воды, если это тело не имеет свойства разбухать, в противном случае дать немного растопленного коровьего масла или попытаться, когда предстоит большая опасность, пропихнуть кусок в желудок. Для этого берут гладкий ивовый прутик или гладко выскобленный китовый ус и привязывают к одному концу его небольшой кусочек обыкновенной губки, предварительно сделав на прутике зарубки для того чтобы губка крепче на нем держалась, и провязывают ее навощенной ниткой или шелковиной. Эту губку напитывают деревянным маслом и пропускают в горло и глотку медленно и осторожно без больших усилий.

Если произойдут судороги, мешающие куску сдвинуться с места, если появятся боли, стеснение дыхания и другие припадки, дать Ignat. или, если это не поможет, Chamom., потом несколько деревянного или коровьего масла и снова попробовать пропихать кусок; при бледности лица и тошноте, и если больному хуже после разговора, дать Соссul.; при красноте лица и постоянном затруднении глотать — дать Bellad.

Очень часто в том месте, где стоял кусок, остается ощущение, как будто бы что-нибудь там засело, между тем как кусок давно уже прошел вниз. В этом нет большой важности; это проходит само собой или с помощью некоторых лекарств. Этот случай надо подозревать тогда, когда боли были сперва сильнее, потом остановились на одной степени, не увеличиваясь, и к ним не прибавлялось никаких других припадков; также когда притом больной в состоянии глотать что-нибудь мягкое или жидкое, так что оно не производит давление в глотке, и хотя, достигнув больного места, производит боль, но она не усиливается. В таких случаях можно дать Аrnісa, а если это не поможет, то Merc. H. Но если больной чувствует, что в горле как будто сидит заноза или рыбья кость, дать Hераr. Но если в горле действительно остались небольшие тела и причиняют постоянную боль, то помогает Silica.

Если в горле засела кость такой величины, что она не может пройти вниз, тогда надо ее извлечь, как показано ниже, или же предоставить это сделать врачу.

Если в горле засели острые колючие предметы, осколки стекла, рыбьи или другие небольшие кости, иголки и т. п. то отнюдь не делать никаких насильственных попыток. Часто бывает достаточно проглотить большой крупно разжеванный кусок хлеба, винную ягоду либо черносливину, или при маленьких острых предметах, прильнувших к горлу, употреблять восковые пилюли величиной с ружейную пулю, смоченные в меду. Всего лучше наделать их из сот, катая их в собственном их меду, пока они не получат надлежащей круглости и гладкости.

Если появятся опасные симптомы, как, например, жестокие боли, задержание дыхания, сильная тоска, судорожные подергивания и т. п., то всегда надобно спешить извлечь постороннее тело. Для этого может служить проволочная петля или тонкая проволока, перегнутая так, чтобы оба конца ее были всегда вне рта, а также фортепьянная или скрипичная струна, перегнутая точно таким же образом. Эту проволочную петлю опускают в горло до тех пор, пока она дойдет до больного места, потом суют ее вверх и вниз, несколько раз повертывают кругом и потом тихо вынимают. В некоторых случаях лучше употребить китовый ус или ивовый прутик с губкой, как описано выше. Просовывают осторожно конец его под постороннее тело, дают пациенту глоток воды и спустя несколько времени, когда губка напитается водой, тихо поворачивая прут, тянут его кверху. Можно также перо с крепкой бородкой привязать к проволоке и опускать его в горло нижним концом (очином) вниз, так чтобы бородка при вытаскивании упиралась в стенки глотки и при нескольких поворотах отделила от горла и захватила постороннее тело. Можно также сделать множество шелковых петель, наподобие силка для ловли птиц, прикрепить их к ивовому прутику и всунуть в горло, поворачивая несколько раз для того чтобы захватить и вытащить иглу, и т. д. Засевшие в горле иглы или рыбьи кости вытаскивали также иногда посредством куска мяса или свиного сала , привязанного к нитке, которые давали проглотить пациенту и, когда кусок переходил за больное место, быстро извлекали его вон. В случае крайней надобности, или если в горло попали осколки стекла, отрезать верхний конец сальной или восковой свечи, привязать к светильне крепкую нитку, дать это проглотить пациенту и потом снова вытащить из горла, повторив опыт несколько раз. В опасных случаях всегда надо брать то, что всего скорее можно добыть, и принимать в соображение свойство проглоченного тела. Однажды ребенок проглотил крючок от удочки, так что шнурок висел изо рта; пропустить крючок вниз было трудно и опасно; вытащить невозможно; оставить его в горле значило причинить ребенку смерть. Врач велел просверлить свинцовую пулю, продел в дыру нитку и опустил это в горло: пуля вдавливалась в кривизну крючка до тех пор, пока крючок не отделился от мяса, и тогда вытащили и то, и другое.

Во всех таких случаях надо преклонить голову больного к чьей-нибудь груди, нажать левым указательным пальцем язык, и предварительно смоченный деревянным маслом инструмент медленно и осторожно пропускать в горло по задней стороне его сколько нужно глубоко. По внезапному сопротивлению, по судорожному трепету, или по страданиям пациента можно заметить, что инструмент дошел до больного места или до постороннего тела. При извлечении инструмента надо поступать осторожно, чтобы не загородить им сверху дыхательного горла или чтобы не уронить захваченного уже тела. Орудие лучше прижимать несколько к стороне, а голову больного быстро перегнуть вперед, как скоро конец инструмента выйдет наружу.

В опасных случаях, когда даже искусный врач не в состоянии помочь этим способом, последнее средство: сделать в горле надрез. Этим средством спасали иногда таких, которых считали уже задохшимися. Впрочем, эта операция опасна и требует искусного и опытного хирурга.

В желудке и кишках. Почти всегда достаточно употреблять жидкую слизистую легкую пищу; избегать всего горячительного, раздражительного и кислого и терпеливо ждать, пока не устранится проглоченное неудобоваримое тело. Этому содействуют легкое потирание и нажимание нижней части живота, лежание на животе и частое умеренное движение, впрочем, без сильного напряжения. Проглоченные монеты, кольца, пули и т. п. часто объема большего, нежели тонкие кишки, выходят, однако, обыкновенно низом спустя несколько времени без всякого вреда, ежели наблюдается надлежащая диета. Склонный к запорам не должен принимать чистительных, которые расслабляют кишки, а питаться только легкими кушаньями, есть много масла и каждый день ставить себе клистир из теплой воды или молока.

Во всех таких случаях испражнение всегда надобно извергать в ведро с водой, где их размешивать и потом пропускать сквозь корзину, грубое решето или, если проглочены были иглы и т. п., сквозь грубое сукно, для того чтобы удостовериться, что постороннее тело вышло вон. Иглы выходят вон иногда совершенно иным путем без всякого вреда, но если они остаются слишком долго в теле, то еженедельно давать Silica; по прошествии нескольких недель полезно также в промежутках дать один раз Hераr.

Когда спустя несколько времени после того, как были проглочены иглы или монеты, произойдут дурные следствия, сильные боли в одном месте в нижней части живота, как будто там что-нибудь сжато, то дать тотчас Ipec.; если поможет — повторять каждый раз, как будет хуже, если нет, то дать Verat., иногда помогает Nux vоm. Если, несмотря на то, появятся опасные припадки с сильным колотьем и запором, то помогает Opium в частых приемах; если появятся опасные симптомы с бьющими болями в одном месте, как будто там что-нибудь гноится или нарывает, то помогает Laches.

Иногда проглоченные вещи проходят без вреда сквозь кишку, но останавливаются потом в заднем проходе. В таком случае ставить клистиры из льняного или деревянного масла, либо из молока; нарезать длинными толстыми полосами жир и вкладывать их в задний проход, так чтобы они вполовину выходили наружу, или держать их прикрепленными на нитке; надо постараться вложить их так искусно, чтобы жир защищал задний проход от причинения ему ран посторонним телом, и тогда часто оно очень скоро может быть извлечено, в особенности когда кто-нибудь помогает при этом посредством округленной палочки из китового уса или ручки серебряной ложки. Если нельзя самому справиться с этим, то надо скорее послать за врачом и просить его осмотреть больного, но никак не надо давать слабительного, которое может служить ко вреду. При судорожном замыкании заднего прохода давать Ignat., Bellad., Lycop. и др.

Ежели попадут в желудок пиявки, то появляются ужасные симптомы: жгучая боль, отрыжка, икота, рвота кровью и изнурительная лихорадка, вгоняющая человека в сухотку. В таком случае надо тотчас давать пить больному в большом количестве раствор поваренной соли в воде, а в промежутки — растопленного коровьего масла; детям иногда давать также сахару, пока не прекратятся припадки, потом дать Аrnісa, и спустя несколько дней против вредных следствий Arsen.

Когда другие животные попадут в желудок, то если это насекомые, полезно проглотить несколько деревянного масла или свежепросоленного коровьего масла; но если это не тотчас же прекратит боли, проглотить кусочек камфоры величиной в горошину, растертый в деревянном масле. Если проникли в желудок черви, змеи, лягушки и т. п., давать больному пить сахарную воду и есть сахар, пока его не прослабит. Не поможет это — давать хлебных шариков, скатанных с небольшим количеством табаку. Припадки, произведенные такими пилюлями, уничтожаются от нюхания камфоры, от Iрес., несколько раз повторенной, или от Nux vоm.

В гортани и дыхательном горле. Если кто-нибудь говорит или смеется во время глотания или быстро вдыхает воздух, держа что-нибудь во рту; также если дети, играя, возьмут что-нибудь в рот, то часто случается, что постороннее тело проскользнет в гортань или в дыхательное горло, и, как говорят, попадает не в то горло. Обыкновенно похлопывают ладонью между плечами, тогда как страждущий перегибается вперед, или возбуждает чихание, вдувая в ноздри нюхательный табак просто или посредством ствола пера, или возбуждают рвоту щекотанием глотки, но все это помогает редко и только в случаях маловажных, а иногда только усиливает зло, а потому и не надобно делать частых и насильственных попыток такого рода. Можно также закинуть больному голову назад и, держа ее в таком положении, велеть ему кашлянуть: от этого иногда постороннее тело легко устраняется. Однако же, если действительно что-нибудь засело в горле, нельзя многого ожидать и от этого средства. Иногда можно удостовериться в присутствии постороннего тела, если, слегка придерживая гортань большим и указательным пальцами, вдруг быстро тряхнем ею раз или два взад и вперед; тогда почувствуем, что постороннее тело будет ударяться о края гортани, если только оно не прильнуло к ней и довольно велико. Иногда удается лекарствами склонить страждущего ко сну, и во время сна (причем голова не должна лежать высоко) постороннее тело устраняется иногда само собой, но если, несмотря ни на какие лекарства, опасность увеличивается, то надо сделать операцию. Для этого необходимо поскорее призвать ближайшего искусного врача, который сумел бы сделать разрез в дыхательном горле — единственное средство к спасению, часто даже и тогда, когда больной, по-видимому, уже задохся. Эта операция, будучи хорошо выполнена, отнюдь не так опасна, как иные думают, и совсем не трудна. Так большая часть оперированных таким образом выздоравливает; даже излечение таких людей, которые сами себе перерезали дыхательное горло, есть явление самое обыкновенное, и не следовало бы никогда колебаться к принятию этой помощи, когда искусный хирург может еще поспеть вовремя.

Так как между этими случаями и случаями проникновение чего-либо в глотку есть много общего, то и здесь каждый раз, нажав больному язык, надобно смотреть в гортань, чтобы удостовериться, нельзя ли захватить постороннее тело пальцами или ложкой; попытаться также посредством китового уса или ивового прутика ощупать постороннее тело в глотке. Можно также по следующим признакам удостовериться, есть или нет постороннее тело в гортани или в дыхательном горле: боль ощущается преимущественно спереди, так что страждущий может указать это место пальцем; если же тело засело в глотке, то боль чувствуется преимущественно сзади или в стороне. При глотании и дыхании появляются те же самые симптомы, как и в том случае, когда что-либо засело в глотке; только здесь дыхание в особенности затруднено; лицо столь же раздуто, синевато, глаза выпучены, но особенно изменяется голос, становится сиплым или вовсе пропадает; кашель сопровождается свистом и хрипением и грозит удушьем. Припадки сначала не так важны, но постепенно усиливаются, или иногда исчезают, и потом возобновляются и усиливаются.

Если наверное известно, что постороннее тело засело в дыхательном горле, дать тотчас Ірес., и если это облегчит, то повторять прием всякий раз, как будет хуже. Притом не давать ничего, кроме сахара или сахарной воды. В ожидании прибытия врача можно также, если Ірес. недостаточно, дать Bellad., что часто приносит очень большую пользу. Как скоро больной уснет, оставить его в покое, и если припадки возобновятся, не тотчас давать новый прием, а только когда они видимо усилятся. Иногда постороннее тело устраняется само собой во cне. Если опасность задохнуться усиливается, дать Tart. еmet. или, если у страждущего лицо синевато-красно, распустить одну каплю Opium 4-го или 2-го деления в столовой ложке воды и давать больному этого раствора по нескольку капель через две минуты.

Когда постороннее тело засело не в гортанной щели, а гораздо ниже и пропускает достаточное для дыхания количество воздуха, то больной может в течение целого дня и даже целой недели казаться совершенно здоровым, не страдать ни кашлем, ни другими недугами. Но потом внезапно наступают сильные приступы кашля, принимаемые обыкновенно за жабу; если тогда Tart. emet. или Silica не помогут вскоре, то все будет напрасно. В таких случаях и разрез горла не помогает, если дыхание между порывами кашля тяжело и затруднено. Тогда постороннее тело доходит до легкого, и больной умирает, несмотря на то, будет ли сделан надрез или нет.

Когда больному лучше, но не в достаточной степени; если припадки снова возвращаются, появляется хриплый глухой кашель, в особенности ночью или после каждого движения; когда выходящий из легкого больного воздух зловонен, или постоянный кашель, подобный чахотному, — дать Silica, что помогало во многих самых опасных случаях, только надо выжидать действие лекарства целую неделю. Если припадки изменятся без большого облегчения, и кашель будет усиливаться утром, то дать Hераr.

Когда вдыхание пыли причиняет сильный кашель, или если в дыхательное горло попали волосы, перья, то помогает Bellad. и после Hераr, однако же только мало-помалу. Притом полезно часто принимать сахар или аравийскую камедь.

Если у ребенка, по всей вероятности, засело что-нибудь в гортани или возле нее, то появляются частые приступы удушья, которые значительно облегчаются от Tart. emet. 3 растир. (*). Если приступы возобновятся, или как скоро при кашле станет распространятся зловонный запах, дать Silicа — несколько крупинок вечером и на следующее утро. Почти всегда после этого лекарства больному скоро делается лучше, постороннее тело выкашливается или проглатывается. В случае упорной болезни давать Silica попеременно с Hераr 3 дел.

(*) Растирание лекарств (triturationes) даются на прием столько, сколько можно взять кончиком перочинного ножа (в величину чечевицы), в чайной ложке воды.

В коже. Когда посторонние тела попали под кожу, то всегда можно употребить средства, обозначенные выше относительно очищения ран. Однако не мешает и здесь напомнить, чтó надо делать, когда множество маленьких острых предметов, заноз, тонких растительных игл или т. п. засели под кожей. Если это будут колючие волосы, маленькие терновые иглы, шипы растений, то смазать больное место деревянным маслом и держать так близко у огня, как только можно вынести; потом взять обыкновенный большой нож, не слишком острый, и медленно выскоблить им кожу. Для этого накладывают на кожу нож лезвием как при бритье и давят им сколько нужно, а если занозы сидят косо, то надо скоблить так, чтобы лезвие ножа шло против направления воткнувшихся в кожу игл. Это повторяется столько раз, сколько будет нужно, а также и смазывание деревянным маслом и держание у огня до тех пор, пока все постороннее не будет извлечено.

То же можно испытать при осколках стекла; только тогда операция очень мучительна, а большей частью всего лучше предоставить осколкам выгноиться и больное место лечить как рану. Если осколки стекла не выходят вон от лекарств для ран, то дать Hераr, а если они все-таки не выгнаиваются, то Silicа. В случаях, когда гной образуется очень глубоко, и ни Silicа, ни Hepar не помогают, давать несколько раз Laches., и после, если нужно, еще Меrс. H.


4. ОЖОГИ

При обожжении кожи всего лучше держать больное место у огня, что гораздо полезнее холодной воды или других прохладительных средств (как-то: картофеля, моркови и т. п.), потому что после них всегда появляются пузыри и нарывы; жар же оттягивает воспаление. Несколько помогает также и то, если обожженным пальцем держать мочку уха. Но лечение сухим жаром невозможно при ожогах на большом пространстве тела, потому что здесь жар не может равномерно действовать; для детей такое лечение очень мучительно, а при опасных ожогах, где уже разрушена кожа, также при ожогах лица, это лечение совершенно неуместно. Потому изобретены другие средства, которые легче прилагаются к делу, и производящие нечто подобное ожогу, но только в слабой степени.

Лучшее из всех предложенных до сих пор средств есть тинктура шпанских мух, открытая доктором Вюрцлером в Бернбурге и обнародованное в 1847 г. Как ни легко было заметить целительную силу этого средства, однако, начиная с Ганемана, ни один из гомеопатических врачей не обратил на него внимания. Давно уже не имели мы столь важного опыта, ежедневно прилагаемого, который притом служит одним из самых сильных оружий против наших врагов. В глазах благоразумных людей это средство должно склонить победу на нашу сторону.

Каждый может приготовить себе это средство сам. Взять так называемых шпанских мух, или зеленых блестящих зловонных жучков, которых можно найти каждое лето на бузине; всего лучше наловить их живьем в небольшой пузырек и налить на них спирту или хорошего хлебного вина. Кто не имеет возможности этого сделать, пусть купит их сушеными в аптеке, избегая, однако же, таких, которые слишком изъедены молью. Можно также купить готовую хорошую тинктуру шпанских мух в аптеке. Надо влить в бутылку чайную ложку этой тинктуры и на нее сто таких же чайных ложек простого вина, можно удвоить количество того и другого, если бутылка наполнится только до половины или до двух третей; потом надо хорошенько взболтать содержащееся в бутылке, и отметить ее № 1. Из этой бутылки вливается опять в другую порожнюю бутылку чайная ложка жидкости, и к ней приливается по-прежнему сто чайных ложек вина также до двух третей бутылки, и содержащееся в ней тоже хорошенько взбалтывается. Эту вторую бутылку обозначить № 2. Из второго нумера точно таким же образом составляется № 3. При ожоге мажут жидкостью из № 2 обожженное место или пальцем, или на нежных местах кисточкой или тряпочкой. Потом той же жидкостью смачивается кусочек полотна и накладывается на обожженное место. Очень часто боль тотчас же исчезает. Но если жидкость № 2 усиливает боль, или в случае ожога у детей, или на большом пространстве тела, то взять № 3. Если боли снова усилятся, приложить новую примочку. Если не будет легче, особенно при ожоге жиром, маслом и т. п., или на твердых местах кожи, то употребить № 1. Перед тем надо бутылку поставить в ведро с холодной водой или иным образом остудить, например, льдом; чем она будет холоднее, тем лучше. Смоченный такой жидкостью компресс надо часто возобновлять на обожженных местах сначала через каждые две минуты, потом только при усилении боли. Во всех опасных случаях надо, чтобы кто-нибудь постоянно находился при больном в продолжение 8 или 12 часов днем или ночью и старался, чтобы все было сделано как следует. При больших ожогах можно сказанные жидкости от времени до времени из чайной ложки лить или капать на компресс, не снимая его, если он хорошо лежит и если такое смачивание достаточно утоляет боль. Переменять компресс надобно проворнее, потому что при всяких ожогах очень важно охранять больное место от прикосновения с воздухом. Вот почему надо тщательно обвертывать и покрывать обожженные места и не трогать повязок, как скоро боли утихнут. Шпанские мухи, настоянные в деревянном масле вместо винного спирта, может быть, действовали бы еще лучше, но это еще не подтверждено опытом.

При всех глубоких ожогах, когда разрушена не одна только верхняя кожа, когда через 2, 3 дня, а иногда и раньше появляются другого рода боли, или если рана гноится, шпанские мухи более не помогают, и тогда надо употребить густой мыльный раствор.

За неимением шпанских мух надо немедленно употребить мыло. Взять обыкновенное белое мыло, мелко наскоблить его и с теплой водой сделать из него густую мазь. Слой этой мази толщиной в лезвие ножа наложить на полоски холста или другой материи и налепить их на обожженные места; этот пластырь должен везде лежать плотно, потому что ожог не излечится там, где он не будет к ней плотно касаться. Если уже появились пузыри, то прорезать их, а также срезать отвислую кожу. Потом хорошенько перевязать обожженное место, чтобы удержать пластырь в постоянном и плотном соприкосновении с кожей. Предоставив ему лежать таким образом от 18 до 24 часов, снять его потом осторожно, не протирая и не промывая больного места, и наложить свежий пластырь. Сначала от него жжение несколько усиливается, но весьма скоро боли утихают. Если они начнут снова усиливаться, то время наложить свежий пластырь. Для этого тотчас после первой перевязки заготовить запас этой мази, наскабливая мыло тоньше и ровнее, нежели как это делали прежде второпях. Таким образом продолжать до тех пор, пока рана совершенно залечится. Обыкновенные легкие ожоги заживают в 2 дня, более сильные в 8 дней, редко позднее. Это же средство помогает и в том случае, когда кожа прожжена насквозь до костей. Обыкновенно заживление раны совершается без всякого нагноения, и при правильном лечении не остается даже знаков ожоги.

В одном весьма опасном случае после обожжения руки терпентинным маслом, когда после употребления шпанских мух мыльный пластырь не помогал, хлорная известь, растертая в мазь с деревянным маслом, произвела мгновенное облегчение и содействовала заживлению раны. Она помогает также в том случае, если никакое другое средство не утоляет жгучих болей.

Известковая вода, которую можно сделать самому из свежепрокаленной извести и дождевой воды или взять из аптеки (эта вода должна быть светла и чиста), смешанная с деревянным маслом, дает довольно хорошую мазь от ожогов, которая легко намазывается на тряпку и очень хорошо пристает.

Если есть под рукой льняное масло, но нет известковой воды, то в опасных случаях не надо терять ни минуты и налить льняного масла на больное место или бородкой пера намазать масло на это место. Между тем надо приказать в ступке истолочь в тонкий порошок соль или мелко растереть ее на доске; всего лучше разогреть ступку посредством горячей воды или крепкого хлебного вина, которое наливают в нее и зажигают, после чего ступка вытирается насухо и употребляется горячая. Для приведения в порошок надо всегда брать соли понемногу. Этот порошок должен быть везде густо насыпан на льняное масло.

При всяком ожоге надо стараться всеми силами удерживать доступ воздуха, поэтому не надо перевязывать раны слишком часто, а при перевязке оставлять ее открытой на самое короткое время; прикрывать больные места плотно и тщательно, стараться, чтобы как можно менее образовалось складок, чтобы сухая тряпка пли мохры от нее не прилипали к ране, но не отнимать приставшую мазь; прорезывать все пузыри в тех местах, где они всего более показываются, срезывать вислую кожу, и все крепко и осторожно обвязать; впрочем, перевязка не должна быть слишком толста.

При малых легких ожогах, случающихся в мастерских, лучшее средство — раствор гуттаперчи в хлороформе или в терпентинном масле (когда они есть в запасе), который тотчас надо намазать на больное место.

Все прочие из предлагаемых от ожогов средств надо употреблять только в случае крайней необходимости, если лучших нет под рукой. Таковы: 1) хлопчатая бумага, всего лучше сырец, чесаная, дерганая, или вата, которую накладывают толстым плотным слоем и не снимают до тех пор, пока рана совершенно заживет; пузыри должны быть прорезаны; 2) винный спирт или смоченные им компрессы, часто возобновляемые; 3) пленки или гуща с водочных заводов, терпентинное масло (скипидар), креозот и т. п.

Сильные боли от ожогов, если нет под рукой другого средства, можно утолить присыпкой муки или пудры. Их надо сыпать в изобилии, перевязать вместе с ними рану и, как скоро возобновятся боли насыпать на прежний слой новый, хотя бы образовавшаяся притом кора была толщиной в 1/2 дюйма.

При ожогах серной или какой-нибудь другой кислотой помогает известковая вода или мел, разболтанный в воде, а при ожоге щелочным средством помогают уксус или тертое яблоко.

При обожжении фосфором нет ничего лучше деревянного масла, которое надо возобновлять, как скоро боль усилится.

Если кто-нибудь обжог наружно кожу, глаза, рот или другие части тела ляписом (адским камнем, Lapis infernalis), то помогает соленая вода такой крепости, какую только может вынести больной; ее надо употреблять в виде примочек или промывать ею обожженные места. Если остается еще жжение, помогает Arsen., две крупинки, растворенные в воде и употребленные таким же образом.

Прекрасным средством служит также крапивная тинктура. Каждый может сам приготовить ее, собрав весной молодых листьев и верхушек крапивы и настояв их спиртом. Чайную ложку этой тинктуры надо развести в столовой ложке теплой воды, смочить ею тряпочку и приложить к ожогу: средство это быстро помогает. Другое средство, которое тоже скоро утоляет боли и способствует заживлению, это Caustic. 1–6 дел.; пару капель надо распустить в стакане воды, хорошенько размешать, смочить этим раствором тряпочку и наложить на рану. Притом давать всегда Caustiс. и внутрь.

Если в некоторых случаях эти средства не скоро помогут или помогут только на короткое время, то употребить наружно такие же примочки из Arsen. и дать крупинки внутрь. Можно употребить также Rhus, но шпанские мухи в большей части случаев надо предпочитать всем прочим средствам.

При внутренних ожогах горячей пищей во рту, глотке или желудке, или слишком горячими клистирами в заднепроходной кишке, распустить несколько крупинок Cantharis в чашке воды и держать во рту этот раствор или глотать время от времени по чайной ложке этого раствора, или поставить из него клистир. Здесь можно также, если Cantharis не поможет, принимать Arsen., Caustic., Sapo, Rhus или Carbo veg. Успех много зависит от того, какая часть тела обожжена, на какое пространство, как сильно, огнем, углями, раскаленным железом, кипятком, паром, или чем-либо другим. Впрочем, касательно этого предмета до сих пор мало сделано опытов, и желательно, чтобы врачи сообщали на этот счет свои наблюдения.

При сильных ожогах появляются иногда судороги; в таком случае помогает Chamom. При ожогах на большом пространстве тела появляются иногда понос или запор, которых отнюдь не дóлжно стараться остановить; только против последнего, если он продолжается на 4–5 дней, можно ставить клистиры из теплой воды. Если при поносе возникнут боли в животе, дать сперва Pulsat., потом Sulph. Понос, который иногда появляется в некоторых случаях, в высшей степени необходим, и его не следует останавливать, разве только он будет продолжаться и после совершенного залечения ожога; в таком случае дать, если он особенно усиливается между полуднем и полуночью, Calс. с., а если около утра или полудня — Arsen., но в большей части случаев он прекращается сам собой от питья холодной воды и частого движения на открытом воздухе; и то, и другое необходимо при ожоге на большом пространстве кожи для ее залечения.

При опухоли рук, ног или всего тела вследствие ожога, помогает Саlс. с.

О разных свинцовых мазях и гулярдовой воде можем мы сказать только то, что они никогда и нисколько не помогают; бывающие при употреблении их сильные нагноения, нарывы и остающиеся потом безобразные пятна не были бы хуже, если бы остались совершенно без лечения.

Множество опытов доказывает, что все люди, у которых ожоги простирались на большое пространство тела, были отравлены свинцовыми мазями или примочками, и так как все дети, которым половину тела купают в свинцовой воде, почти всегда умирают не от ожога (как обыкновенно думают), но вследствие отравления (в чем ясно можно убедиться из симптомов болезни), то надо это объяснить каждому, чтобы наконец такое отвратительное обыкновение не допускалось более между просвещенными людьми.


5. ОЗНОБЛЕНИЯ

Кто должен подвергаться холоду, отмораживает иногда нос, уши, пальцы на руках или на ногах. Самое лучшее предохранительное средство — камфора и продолжительное движение. Самое дурное — вино. Его надо употреблять только на то, чтобы растворить камфору и потом помазать этим раствором нос. Надо удалить все металлическое от прикосновения с кожей; кто носит очки, пусть обернет часть их, прикасающуюся к носу, шерстью или шелком. Когда отморожены оконечности пальцев на руках, надо приложить их к окнам. У кого окоченел нос, уши или члены, тот пусть обложит их снегом или обмоет отмороженные части в прохладной комнате холодной водой. Обыкновенно употребляемое трение снегом опасно в том случае, когда части тела действительно отморожены: от него происходят внутренние разрывы. Можно немного потереть снегом часть тела, которая уже отошла. При злокачественной красноте, которая появляется после ознобления, помогает тоже камфора, но лед и снег вредны. Если камфора помогает не так скоро, то употребить разжиженную тинктуру шпанских мух так, как выше было объяснено при ожогах. Если останутся боли в костях, в особенности жгучие, помогает Ruta. Если появятся шишки, то об этом смотри ниже (ч. II, гл. 14).

Кто брал или носил руками лед, у того иногда после появляются сильные боли в руках; когда боли эти жгучи и в тепле уменьшаются, то помогает Arsen., иногда Carbo vеg.; если от тепла хуже — Secale. Если отмороженный член синеет, чернеет и пухнет, помогает Laches.

Кто был на сырой и холодной погоде, тот, воротясь домой, пусть выпьет чашку кофе; кто был на сухом холоде, пусть выпьет пива, но только холодного, и сперва глотая его понемногу. От следствий сырой стужи помогают часто Rhus или Colchic., при следствиях сухой стужи — Асоn. См. "Простуды" (ч. I, гл. 2).

Как поступать с замерзшими см. ниже: мнимая смерть, где указано также, что надо делать при мнимой смерти задохшихся, удавленников, утопленников и проч.

Раны, ушибы, излом костей О наружных повреждениях (I)   Оглавление книги "Домашний врач-гомеопат" Оглавление   Болезни головы