Д-р Андре Сэн (Канада)

Андре Сэн

Проводя разделительную линию: гомеопатия или не гомеопатия?

American Journal of Homeopathic Medicine, 2002, 95:69–88

Перевод Зои Дымент (Минск)
Сэн Андре — выпускник Национального колледжа натуропатической медицины в Портленде, штат Орегон (1982), декан Канадской академии гомеопатии с 1986 года. На протяжении около 30 лет преподает гомеопатию врачам-гомеопатам в Северной Америке и Европе, автор многочисленных публикаций в гомеопатической периодике.

Оригинал по адресу http://www.homeopathy.ca/articles_det08.shtml

Во что превратится наше мастерство (которому поручена ответственность за человеческую жизнь), если фантазии и прихоти одержат верх над ним?1

Самуэль Ганеман

Если наша школа когда-либо откажется от строго индуктивного метода Ганемана, мы пропадем и будем достойны упоминания в истории медицины лишь в качестве карикатуры2.

Константин Геринг

Мы не имеем ничего общего с этим человеком [искажающим гомеопатию], мы должны исправить ошибки, им преподанные и распространенные, и мы будем без страха и пристрастия разоблачать эти ошибки, которые неизбежно уведут нашу школу с правильного пути3.

Адольф Липпе

В медицине существует старое выражение, Experimentia ac ratio, означающее, что медицинская практика прочна до тех пор, пока она основана на чистом наблюдении и правильном рассуждении. Д-р Моррисон в ответе4 на мою статью, озаглавленную "Гомеопатия против спекулятивной медицины"*5, оспаривает значение чистого наблюдения и правильного рассуждения, составляющих сердцевину чистой гомеопатии, разработанной Самуэлем Ганеманом

Для начала давайте проясним путаницу в письме д-ра Моррисона. Он начинает с опровержения обвинения, якобы сделанного в адрес его и других людей, подписавших письмо. В ходе этой дискуссии должно стать ясным, что под сомнение ставятся не люди, а их учения и практика. Если бы д-р Моррисон прочитал мою статью внимательно, он обнаружил бы, что обвинение было сделано не против лиц, подписавших письмо, а против их учений и практики, которые искажают гомеопатию. Он также обнаружил бы, что исходные пункты, отмеченные в начале этой статьи, касались многочисленных новых тенденций в области гомеопатии в целом, а не конкретно учений и практики, защищаемых двадцать одним гомеопатом, подписавшим письмо в редакцию6.

С другой стороны, д-р Моррисон категорически отвергает прямую критику учений и практики, защищаемых подписавшими письмо. Он отрицает упрек в том, "что мы продвигаем спекулятивное лечение, не основанное на наблюдении. На самом деле все подписавшие это письмо являются строгими в мышлении и практике. Мы не способствовали спекуляции, но поделились наблюдениями, сделанными в ходе нашей многолетней клинической практики"7.

Д-р Моррисон заявляет о строгости в мыслях и практике. Я хотел бы предложить читателю не принимать это как должное, а внимательно изучить доказательства, имеющиеся у нас.

Доктрина сигнатур

Д-р Моррисон продолжает настаивать на том, что использование доктрины сигнатур людьми, подписавшими письмо, и теми, кто их поддерживает, не противоречит практике гомеопатии. Во-первых, он повторяет, что во время Ганемана "доктрина сигнатур" означала просто и только то, что форма или цвет растения могут быть использованы для определения органа, которому растение, скорее всего, может помочь8. Во второй раз я вынужден заявить, что это утверждение абсолютно неверно. Во времена Ганемана, как и в незапамятные времена, доктрина сигнатур означала поиск терапевтического значения по всем "разумным внешним признакам"9, "разумным свойствам"10, "внешним свойствам"11, "оцениваемым чувствами"12 или посредством "любых характерных особенностей веществ"13.

Ганеман выразился очень четко относительно использования любых сигнатур. Он сказал:

Вся совокупность наших чувств, используемых с максимальной осторожностью при исследовании лекарственного вещества относительно его внешних свойств, не дает никакой информации, даже малейшей, относительно самой важной из всех тайн, о нематериальной силе, которой обладают природные вещества для изменения здоровья человека14.

Во-вторых, д-р Моррисон говорит:

Именно это утверждается в нашем письме. Ганеман возражал против поверхностной концепции об использовании внешних знаков как основы для рецепта. Это определенно не то, что предлагаем мы15.

Простите, но я еще раз должен сказать, что это также абсолютно неверно. Ганеман никогда не выступал против значения "поверхностной концепции о внешних признаках". Напротив, он подчеркивал, что все, что воспринимается всеми чувствами, просто означает все, что воспринимаемо. Он не мог выразиться яснее по этому вопросу.

Ганеман использует те же выражения при обсуждении обследования пациента. В "Хронических болезнях" он призывает изучать хроническую болезнь "в соответствии со всеми симптомами, воспринимаемыми чувствами"16, или, как он объясняет далее в "Органоне", "врач видит, слышит и наблюдает с помощью других своих чувств, что изменилось и что особенное в пациенте, он записывает все точно"17, что можно заметить у пациента, в том числе "поведение"18, "его деятельность, его образ жизни, его привычки"19, "ежедневную активность, жизненные привычки, диету, домашние обстоятельства и так далее"20. Он заключает: "Совокупность этих воспринимаемых признаков представляет всю протяженность болезни, вместе они составляют ее истинную и единственно мыслимую форму"21.

Кроме того, Ганеман никогда не ограничивал свое возражение только "поверхностной концепцией использования внешних знаков в качестве основы для рецепта". Напротив, он явно выступает против введения каких-либо "предвзятых представлений и бессистемной классификации"22, "просто гипотез"23 или "слепых догадок, предвзятых идей, необычных понятий и самонадеянной фантастики"24. Он требует, чтобы гомеопат был "независимым от всех спекуляций"25, свободным от предубеждений в развитии Maтерии медики и в обследовании пациента. Ганеман утверждает:

  1.  Истинную лекарственную и целительную силу... можно наблюдать только когда оно, принятоe внутрь, воздействует на жизненно важные функции организма!26
  2.  Только проявления активного духа каждого отдельного лекарственного средства при его лекарственном назначении людям может проинформировать врача о сфере действия лекарства как целебной силы27.
  3.  Это усовершенствованное искусство исцеления, т. е. гомеопатическое, не выводит свое знание из тех нечистых источников Материи медики, которые использовались до сих пор, не следует по устарелому мечтательному ложному пути, на который мы только что указали, но идет по пути, согласованному с природой. Он не назначает никаких лекарств для борьбы с болезнями человечества до экспериментальной проверки чистых эффектов лекарств, то есть, пока не обнаружит в наблюдении, какие изменения каждое лекарство может производить в здоровье здорового человека — это чистая Материя медика.
  4.  Только таким образом может стать известна сила воздействия лекарств на здоровье человека, только таким образом чистая важность, специфическое действие каждого лекарства будут проявлены четко и явно, без всякого заблуждения, всякого обмана, независимо от всех спекуляций28.

В-третьих, д-р Моррисон пишет:

Таким образом, множество страниц, написанных д-ром Сэном по поводу взглядов Ганемана на доктрину сигнатур, как минимум неприменимы. Мы определенно утверждали, что вместо того чтобы смотреть на внешние черты растительного или животного лекарства, следует посмотреть на его адаптивное поведение и привычки, если мы хотим соединить лекарственный источник с симптомами, которое оно вызывает. Эту концепцию никогда не критиковал Ганеман, потому что она не была предложена в его время29.

Это повторяющееся утверждение, что во времена Ганемана адаптивное поведение и привычки лекарств из растений или животных не были включены в доктрину сигнатур, опять же, абсолютно неверно. Для каждого, кто знаком с историей доктрины сигнатур, хорошо известно, что люди, использующие сигнатуры, не ограничивали представление о сигнатурах "формой или цветом растений"30. Нет, сигнатура означала "любые характерные черты"31. Например, Парацельс (1493–1541) ввел в европейскую фармацию Helleborus niger, также известный как рождественский цветок. Он рекомендовал его своим пациентам старше пятидесяти лет из-за омолаживающей силы, известной по сигнатуре этого растения, цветущего в зимнее время32.

Сигнатуры для Парацельса, Кульпепера (1616–1654) и многих других часто нуждались в сложных интерпретациях, основанных не на их физических свойствах, а на других характерных чертах или астрологических ассоциациях. Например, так как сифилис был болезнью, приобретаемой у продажных женщин, его "приписали" к Меркурию, который был богом торговли33. Так как название металла указывает на того же бога, эта сигнатура была указанием на ртуть (меркурий) как лекарство от сифилиса. Точно так же золото, связываемое с солнцем, было "подписано" для использования при болезнях сердца, так как солнце управляет сердцем и кровообращением34.

Кроме того, основные толкователи доктрины сигнатур явно противоречат утверждению д-ра Моррисона о том, что во времена Ганемана адаптивное поведение и привычки лекарства растительного или животного происхождения не входили в состав доктрины сигнатур.

Якоб Бёме (1575–1624) в книге "Сигнатура во всех вещах" (The Signature in All Things,) пишет:

1. Поэтому наибольшее понимание находится в сигнатуре, по которой человек может не только научиться познавать самого себя, но c ее помощью может научиться познавать сущность всех сущностей, ибо по внешнему виду всех живых существ, по их деятельности, склонностям и желаниям, а также по звукам, голосу и речи, которые они произносят, скрытый дух становится известным.
2. А теперь наблюдайте, в чем заключается его сила и какие качества преобладают, поскольку его признаки заметны в его внешней форме, сигнатуре, или фигуре; наблюдайте за речью человека, волей и поведением, а также и формой членов, которыми он обладает, и используйте это для сигнатуры; его внутренняя форма заметна по форме его лица, и то же относится к зверю, траве и деревьям; все, имеющееся внутри, в своей врожденной силе и качествах, прописано внешне35.

И Освальд Кроллиус (1560–1608) в своей книге "Трактат о сигнатурах внутренних вещей" (Treatise of Signatures of Internal Things) пишет:

1. Оккультные свойства растений, во-первых, тех, которые наделены жизнью и, во-вторых, тех, которые лишены жизни, указываются по сходству, ибо все представляют человеку свои сигнатуры и характеристики, свою силу, с помощью которой могут исцелять болезни, для которых они полезны. Не только по их формам, виду и цвету, но и по их действиям и качествам, таким, например, как они удерживают или сбрасывают листья, они показывают, как могут послужить человеку и каковы особенности членов его тела, к которым они особенно подходят36.

Таким образом, растения, источающие смолистые вещества, считались подходящими для лечения гнойных поражений, а листья тополя или осины использовались при дрожательном параличе. Короче говоря, особенности, отмеченные в действиях растений, должны были дать намек на их воздействие на организм человека. Стерильные растения, такие как папоротник, листья салата и ивы, как полагали, приводят к бесплодию, в то время как плодородные растения, как говорили, способствуют рождаемости. Вечнозеленые деревья и растения, а также долгоживущие, как верили, увеличивают телесные силы и поэтому способствуют долголетию. Гелиотроп и календула назначались так, чтобы субъект мог "узнать свой долг перед повелителем", король Карл упоминает, что "календула наблюдает за солнцем больше, чем мои подданные"37. Козы, которые, как утверждается, являются специалистами в выборе трав, никогда не страдают офтальмией, поскольку выбирают некоторые растения, от которых отказываются другие животные, и поэтому печень и желчный пузырь коз использовался при глазных болезнях38.

Все эти понятия о сигнатурах, которые явно включают "действия и качества" (или, как у д-ра Моррисона, "поведение и привычки") и многое другое, известны каждому, знакомому с историей доктрины о сигнатурах. Ганеман имел все это в виду на протяжении почти пятидесяти лет развития своего учения, когда категорически отвергал все спекуляции, в том числе все сигнатуры, используемые как способ предсказания внутренних целебных свойств лекарств. С другой стороны, это не следует путать с тем фактом, что подобие может существовать между симптомами в прувинге и свойствами исходного источника лекарства. Вопрос, который следует абсолютно точно прояснить здесь, заключается в том, что попытка угадать симптомы или показания к назначению по свойствам исходного вещества ненадежны, ненаучны и абсолютно противоречат гомеопатической методологии.

Это также не следует путать с возникающими иногда постфактум ассоциациями, проведенными преподавателями Материи медики между симптомами прувинга и характерными чертами исходных веществ. В лучшем случае эти возникшие постфактум ассоциации делают изучение Материи медики причудливым и красочным, но это никогда не следует путать с постулированием априори, используемым для назначения в соответствии с доктриной сигнатур. Допуск доктрины сигнатур в гомеопатию, защищаемый подписавшими письмо в редакцию, является не только напрасной попыткой фальсификации истории, но, что еще серьезнее, искажением гомеопатии.

Как еще яснее мог выразиться Ганеман, что абсолютно фундаментальное значение для гомеопатии имеет то, что лекарства должны сначала пройти прувинг на здоровых, а затем должны быть подтверждены на больных, и все это без введения каких-либо толкований или какого-либо теоретизирования? В § 108 "Органона" он пишет:

Не существует никакого другого возможного способа правильного установления характеристического действия лекарств на здоровье человека, — ни одного надежного, более естественного способа, — отличного от экспериментального назначения отдельных лекарств здоровым людям39.

В § 144 он пишет:

Все гипотезы, все просто утверждаемое или полностью сфабрикованное, следует полностью исключить из такой Материи медики, все должно быть чистым языком природы, внимательно и честно вопрошаемой40.

В 1830 году в предисловии к "Чистой Материи медике" он пишет:

Тот, кто понял это, поймет, что если работа с Материей медикой может выявить точные качества лекарств, она должна быть такой, из которой все простые предположения и пустое теоретизирование об известных качествах лекарств исключены, а в ней содержатся только записи о том, что выражают лекарства относительно своего истинного способа действия в симптомах, которые они производят в организме человека. Таким образом, практикующий будет обладать при этом способом, с помощью которого он может устранить болезни ближних надежно, быстро и стойко и обеспечить им благополучное здоровье с гораздо большей уверенностью41.

ПРИМЕЧАНИЯ

* Эта статья была ответом на письмо, подписанное двадцать одним видным преподавателем гомеопатии, которое было опубликовано в Homeopathy Today, май 2001, 21(5):21–22.

1 Hahnemann S. On the value on the speculative systems of medicine (1808), in: The lesser writings of Samuel Hahnemann, edited and translated by R. E. Dudgeon. New York: William Radde, 1852: 501.
2 Hering C. Apis. North American Journal of Homœopathy 1880; 29: 31.
3 Lippe A. The last departure of homœopathy in the physiological livery. Cincinnati Medical Advance 1876; 4: 40–44.
4 Morrison R. Homeopathy Today 2002; 22 (4).
5 Saine A. Homeopathy Versus Speculative Medicine. Simillimum, Fall 2001; 14 (3): 34–53.
6 Там же.
7 Morrison R. Homeopathy Today 2002; 22 (4).
8 Там же.
9 Hahnemann S. Essay on a new principle for ascertaining the curative powers of drugs (1796), in: The lesser writings of Samuel Hahnemann, edited and translated by R. E. Dudgeon. New York: William Radde, 1852: 254.
10 Hahnemann S. Examination of the common sources of the Materia Medica (1817), in: The lesser writings of Samuel Hahnemann, edited and translated by R. E. Dudgeon. New York: William Radde, 1852: 670.
11 Там же, 672.
12 Hahnemann S. On the value of the speculative systems of medicine (1808), in: The lesser writings of Samuel Hahnemann, edited and translated by R. E. Dudgeon. New York: William Radde, 1852: 502.
13 Definition of signature. Dorland's illustrated medical dictionary, 25th ed. Philadelphia: W. B. Saunders, 1974.
14 Hahnemann S. Examination of the common sources of the Materia Medica (1817), in: The lesser writings of Samuel Hahnemann, edited and translated by R. E. Dudgeon. New York: William Radde, 1852: 672.
15 Morrison R. Homeopathy Today 2002; 22 (4).
16 Hahnemann S. The chronic diseases, their peculiar nature and their homœopathic cure. Translated by Louis Tafel. Vol. 1, Philadelphia: Boericke & Tafel, 1896: 2.
17 Hahnemann S. Organon of medicine, 6th ed. Translated by Jost Kunzli, Alain Naude and Peter Pendelton. Los Angeles: J. P. Tarcher, 1982: § 84.
18 Там же, § 84.
19 Там же, § 5.
20 Там же, § 94.
21 Там же, § 6.
22 Hahnemann S. Examination of the common sources of the Materia Medica (1817), in: The lesser writings of Samuel Hahnemann, edited and translated by R. E. Dudgeon. New York: William Radde, 1852: 673.
23 Там же, 673.
24 Там же, 673.
25 Там же, 694.
26 Там же, 672.
27 Там же, 676.
28 Там же, 694.
29 Morrison R. Homeopathy Today 2002; 22 (4).
30 Там же.
31 Definition of signature. Dorland's illustrated medical dictionary, 25th ed. Philadelphia: W. B. Saunders, 1974.
32 Pachter HM. Magic into science. The story of Paracelsus. New York: Henry Schuman, 1951: 80.
33 Там же, 80.
34 James TS. An introduction to the doctrine of signatures. Ibiblio: www.ibiblio.org.london /herbal-references/ LYSATOR-ftpsite/medicinal/ uses/signature_doctrine, 1995.
35 Boehme J. The signature of all things. Cambridge: James Clarke & Co. Ltd., 1969.
36 Crollius O. Treatise of signatures of internal things. In: Thompson CJS. Magic and healing. New York: Bell Publishing Company, 1989: 92.
37 Thompson CJS. Magic and healing. New York: Bell Publishing Company, 1989: 94–95.
38 Там же, 118.
39 Hahnemann S. Organon of medicine, 6th ed. Translated by Jost Künzli, Alain Naude and Peter Pendelton. Los Angeles: J. P. Tarcher, 1982: § 108.
40 Там же, § 144.
41 Hahnemann S. Materia Medica Pura, translated by R. E. Dudgeon. Vol. 1, Liverpool, London: Hahnemann Publishing House, 1880: 3.

Следующая страница Image