Д-р Вильгельм Амеке (Германия)

Д-р Вильгельм Амеке

Возникновение гомеопатии и борьба против ее распространения


Борьба против распространения гомеопатии

Санкт-Петербург, 1889

— 353 —

"неслыханным"1, — если бы они с самого начала последовали моим указаниям и стали бы применять именно эти маленькие дозы? Разве при этом им могло встретиться что либо худшее, чем то, что эта доза не помогла бы? Ведь повредить она не могла!".

Большинство противников не делали даже поверхностных опытов, а те немногие, которые испытывали, по-видимому производили свои поверхностные опыты с предвзятым намерением.

Бишов2 говорит, что долг не позволяет производить опыты над гомеопатией при воспалении легких.

Гейнрот, живший так же, как и Ганеман, в Лейпциге и потому имевший случай наблюдать за ним, пишет l. с. стр. 5: "Что господин Ганеман настолько же сильно убежден в своем учении, насколько он человек с твердым характером, было им доказано различным образом". А между тем, Гейнрот не производил опытов; "ложные понятия приводят к ложным результатам".

Элиас также не делал опытов; стр. 18: "Против гомеопатии большой недостаток фактов".

Сакс в "Заключительном слове" и Фишер не говорят ни слова об опытах.

Симон3 соглашается с Мюкишем в том, что предложение Ганемана производить проверочные опыты "является жалким замечанием", потому что пришлось бы терять драгоценное время. "По справедливости от нас не могут требовать, чтобы мы испытывали каждую явную нелепость4; жизнь слишком благородна для этого".

Сакс (Die Homöopathie und Herr Корр. стр. 56) оспаривает замечание Коппа, что "факты могут быть верны, между тем как основанная на них теория может быть ложной". Относительно гомеопатии этого не может случиться (стр. 57) "именно потому, что она не существует".

Штиглиц (1. с. стр. 163): Факт, что Ганеман не заслуживает


1 Chron. Krankheiten. Vorrede V.
2 l. с. S. 127.
3 Pseudomess. S. 300.
4 Geist der Ноm. S. 77.

— 354 —

достаточного доверия, не обязывает нас испытывать фактически.

Проф. Мунк1: "Я находил бы бессовестным лечить своих больных по способу, который с момента своего возникновения и до настоящего времени считается всем (?) ученым миром бесполезным, а потому и вредным".

"Но сверх того дальнейшее испытание гомеопатии у постели больного уже потому является совершенно излишним, что это испытание делалось достаточно часто вполне беспристрастно и объективно". Подобно этому или точь в точь так судили все последующие противники.

Гуфеланд, Гросс, Копп производили опыты, которые были благоприятны для гомеопатии.

Другие, как например Лессер и Фридгейм, производили проверочные опыты и нашли, что пускать кровь не следует в болезнях, при которых, как в настоящее время уже каждому известно, кровопускания приносят вред.

Эйгенбродт, молодой, еще не вполне окончивший своего образования, следовательно, не обладавший еще практическим опытом военный врач, по поручению гессенского правительства присутствовавший при лечении больных в венских гомеопатических больницах, уверял, что по его мнению гомеопатия не может производить никакого действия, и старался это доказать. Лечившие же в упомянутых больницах гомеопаты2 передали течение и исход совместно наблюденных случаев в другом виде и объявили, что сообщения Эйгенбродта имеют тенденциозный оттенок.


Официально были предприняты следующие испытания гомеопатии

В 1821 году Штапф лечил в берлинской Charité нескольких хронических больных. Больные выздоровели, опыты были прекращены. Сакс3 говорит: "Результаты, вероятно, были


1 Die Homöopathie. Bern. 1868. S. 106.
2 Caspar, Parallelen zwischen Hom. u. Allop. Wien u. Olmatz. 1856.
3 Schlusswort. St 67.

— 355 —

очень неблагоприятны, даже молчание комиссии можно считать только доказательством полнейшего ничтожества". Как будто комиссия не разгласила бы по всему о результатах, если бы они были бы неблагоприятны.

В том же году Вислиценус производил опыты в Берлинском всеобщем гарнизонном лазарете под контролем военных врачей. Результаты были успешны. "Военные врачи взяли с собой журнал, который Вислиценус вел под их надзором, чтобы дома, на досуге, хорошенько просмотреть его. Несмотря на настоятельные напоминания со стороны д-ра Вислеценуса, они забыли доставить его обратно"1. Лессер2 говорит, что журнал был веден назначенным для этого военно-полевым хирургом и передан комиссии. "Давать отчет об этих опытах совсем не дело (?) высших властей". "Когда-нибудь я сам познакомлю с ними". Книга Лессера преисполнена гнусностей против гомеопатии, так что даже "Ежегодники Шмидта" выражают по поводу этого свое негодование. Читателю не стали бы обещать этого "когда-нибудь" и ему не пришлось бы тщетно ожидать этого обещания до настоящего времени, если бы опыты оказались неудачными.

В 1829–30 годах лейпцигский гомеопат д-р Герман по предложению русского военного министерства лечил в России (в Тульчине и Петербурге) больных в госпиталях. В Тульчине этим способом лечили 165 больных, из них умерло 6; в Петербурге гомеопатией пользовали 409 пациентов, из которых умерло 16. Так сообщают гомеопаты3. Аллопаты же рассказывают: в Тульчине у гомеопата из 128-ми больных умерло 5,причем его больные находились в самых благоприятных для выздоровления условиях, в то же время у нас, аллопатов, из 457 больных не умер ни один (!). В Петербурге согласно аллопатическим, источникам, при гомеопатическом лечении из 431 пациентов погибло 314. Русские профессора были такими же любителями тогдашнего "научного" лечения, как


1 Rosenberg l. с. St 21.
2 l. c. St. 305. Anm.
3 Cf. Rosenberg l. c. S. 12.
4 Cf. Antihomöop. Archiv. 1834. Bd. I. Heft. 2.

— 356 —

немецкие и многие другие. И при холере, как мы узнали уже от Геснера, гомеопатические результаты в России были "очень неблагоприятны сравнительно с лечением кровопусканиями". При этих опытах у большинства больных оказалось воспаление легких, гастрические и нервные лихорадки и, по сообщению аллопатов, гомеопат, как обыкновенно, обращал большое внимание на свежий воздух, чистоту и диету.

В Вене гомеопатические опыты производил (1828) штаб-лекарь д-р Маренцеллер. Гомеопаты (Розенберг l. c.) сообщают благоприятные сведения и публикуют об отдельных 37 больничных случаях. Аллопаты умалчивают об этих последних. Аллопатическая комиссия высказала мнение, что эти опыты не говорят ни против, ни за гомеопатов. Несмотря на это, опыты были прекращены ранее, чем было решено сначала. Аллопаты утверждали, будто император объявил, что слишком любит своих солдат, чтобы подвергать их далее смертоносному гомеопатическому лечению (Розенберг l. c.). Симон1 знает ход дела подробнее. Гомеопат заставлял переносить своих больных, которые были присмерти, в аллопатическое отделение и таким образом сокращал свой список умерших. "Эта история дошла до ушей достойного духовника Его Величества Императора. Он заглянул в списки гомеопатической станции, как же только поверил слухам. Верно только то, что Император после разговора с ним собственноручной запиской немедленно отдал приказ прекратить гомеопатические опыты".

Симон и здесь не изменяет своему принципу всегда задевать личность противника: "Наконец, что касается лично Маренцеллера, то это человек без всякого научного и даже без всякого гуманного воспитания. Так, например, он не в состоянии написать правильно по-немецки двух строк". "Он утверждает, что для благополучных родов беременные женщины должны были бы ползать на четвереньках, как животные, которые именно поэтому легко и благополучно рожают". Симон для подтверждения своих слов не приводит никаких свидетельств, ни источников.

Мы упомянем только, что штаб-лекарь д-р Маренцеллер, лейб-медик эрцгерцога Иоанна Австрийского, был ученый человек,


1 Antihomöop. Arhiv. 1834. Bd. I. Heft. 2 S. 125 u. f.

— 357 —

стоявший на высоте знания своего времени и пользовавшийся большим уважением своих многочисленных пациентов, бóльшая часть которых принадлежала к интеллигентному классу, чем он навлек на себя партизанскую ярость противников.

Маренцеллер родился в 1796 году; в качестве приват-доцента сначала читал анатомию и оперативную хирургию в общей больнице в Вене, в 1788 году в качестве полкового врача участвовал в турецкой компании и в 1813 г. был назначен полковым штаб-лекарем при итальянских госпиталях1. В Австрии он первый открыто навещал Ганемана, что требовало немало мужества. В 1854 г. он умер в Вене 89-ти лет, и до последнего года своей жизни усиленно занимался врачебной деятельностью.

В виду совершенно беспримерных поступков аллопатов, является нелишним передать здесь письмо короля Фридриха Вильгельма IV к Маренцеллеру из Шарлотенбурга, от 3-го января 1842 г.: "Я Вам очень признателен за доверие, с которым Вы в Вашем письме от 14 октября истекшего года поручаете моему покровительству гомеопатический метод лечения, и придаю в этом важном деле немалую цену просьбе человека, который, как Вы, в течение целой жизни с успехом применял гомеопатию. Я охотно, как уже начал, буду продолжать оказывать этому способу лечения всякое содействие, необходимое для его развития. Я уже дал согласие на устройство гомеопатического госпиталя с разрешением выдать необходимые средства из государственной кассы, а также имею намерение дозволить врачам-гомеопатам при известных условиях самим отпускать лекарства, о чем между прочим еще идут переговоры"2.

Штиглиц3 говорит в 1835 г. об опытах Маренцеллера: "Что препятствовало опубликованию этих опытов — покрыто мраком (но ясно для каждого беспристрастного. — А.). Достоверно только то, что вследствие этих опытов лечение гомеопатией было


1 Аllg. hоm. Ztg. Bd. 49. S. 54.
2 Аllgem. Leipz. Ztg. Nr. 21. 1842; St. 229 Allg. hom. Ztg. Bd. 21. St. 224 (об упомянутом госпитале далее ниже).
3 l. c. S. 191 u. 192.

— 358 —

запрещено в австрийских владениях". Достоверно известно, что уже 9 лет ранее, в 1819 г., практическое применение гомеопатии было запрещено в австрийских владениях и именно благодаря стараниям того же самого д-ра Штифта, который был председателем контрольной комиссии при этих опытах, того самого Штифта, который был таким большим сторонником кровопусканий.

Точный текст запрещения гласит так: "Вследствие объявленного декретом придворной канцелярии Высочайшего решения от 13-го числа прошлого месяца, Его Императорское Величество изволил приказать, чтобы гомеопатический метод лечения д-pa Ганемана был повсеместно запрещен".1

Штиглиц2 приводит также сообщение Мюри (Мührу) еженедельного журнала Каспера от 1835 г., об опытах гомеопатического лечения Андраля и Байлли (Вaillу) в Pitié. Согласно этому сообщению, в течение 5-ти месяцев ни один больной не выздоровел. Даже "великий критик" Штиглиц находил это преувеличением. По его мнению, излечения должны были совершиться хотя бы при помощи одной силы природы.

Мунк3 говорит о тех же опытах: "Андраль в присутствии гомеопатов лечил 130—140 больных, строго придерживаясь гомеопатических принципов, но без всякого успеха".

В 1828 году были произведены опыты в Неаполе. Гомеопаты4 приписывают себе победу и считают, что с этого времени гомеопатия начала распространяться в Италии. Аллопаты5 утверждают, что гомеопаты потерпели поражение. Результат был следующий: из 60 больных совершенно выздоровело 52, поправилось 6, умерло 2.

Эти опыты вызвали в Неаполе сильное возбуждение в народе. Аллопаты распространили слух, что в гомеопатической больнице множество умерших и умирающих, так что неаполитанский король послал наследного принца для расследования.


1 vom 2 Nov. 1819. Zahl. 49665. Allg. hom. Ztg. 20. S. 271.
2 l. c. St. 196.
3 l. с St 53.
4 Rosenberg l. с. ferner Allgem. hоm. Ztg. Bd. 23. S. 16. ferner ib. Bd. 33. S.310.
5 Munk l. с. S. 107.

— 359 —

Этот последний не нашел ни умирающих, ни умерших. "Стало быть, — воскликнул он, — те, которых я здесь вижу, воскресли из мертвых"1.

Проф. Ронхи (Rоnchi) в Heaполе приписывал Ганеману припадок умственного paсстройства2, и в начале 30-х годов аллопаты объявили, что в Неаполе гомеопатия умерла. В действительности же она там все более и более распространялась и распространялась вплоть до настоящего времени.

Дальнейшие опыты были произведены гомеопатами Тессье (Tessier) в Париже и Шарже (Chargé) в Марселе. Согласно аллопатическим сообщениям, результаты были неблагоприятны; гомеопаты не утверждают относительно первого противное; последний же в начале 50-х годов лечил гомеопатией холеру. Он получил палату в больнице Hotel Dieu в Марселе, причем аллопаты посылали ему больных по своему собственному назначению. Госпитальные врачи-аллопаты отправляли к нему, как того следовало ожидать, безнадежных больных3. Опыты продолжались 3 дня.

Говорят, что в Hotel Dieu в Лионе гомеопат доктор Гейар (Gueyard) лечил больных в продолжение 17-ти дней (когда?), причем, по словам Мунка4, получился плохой результат. В гомеопатической литературе, как кажется, нигде об этом не упоминается.

В 1835 году в Штутгарте гомеопатией лечили больных чесоткой. Гомеопат потерпел фиаско.

Во время холеры 1831 года лейпцигские гомеопаты просили тамошний магистрат поручить им одну из учреждаемых холерных больниц для безвозмездного лечения принимаемых больных. Через городского врача Кларуса был дан ответ, что просьба будет исполнена на следующих условиях: "Кларус должен исследовать больных перед приемом и подписывать приeмнoe свидетельство. Гомеопатические лекарства должны быть получаемы из аптеки".


1 Allg. hom. Ztg. Bd. 33. S. 805 u. f.
2 Kleinert, Repertorium der ges. med. J. 1833. VII. 141.
3 Аllg. hom. Ztg. 51. S. 68.
4 l. с. S. 106.

предыдущая часть  Предыдущая часть   содержание Содержание   Следующая часть следующая часть