Публичные лекции о гомеопатии Л. Е. Бразоля

Д-р Лев Бразоль, лекция о гомеопатии среди опытных наук

Что такое гомеопатия. Ч. II



Санкт-Петербург, 1896

Можно рассматривать вопрос с такой точки зрения.

Очевидно, что механизм человеческого тела не есть мертвая машина, которая инертно и пассивно подчиняется внешним влияниям; наоборот, это живой и одушевленный организм, который энергично и активно отвечает на всякое раздражение извне и самостоятельно сопротивляется всяким внешним попыткам нарушить обычное состояние его физиологического равновесия. Природа снабдила наш организм разнообразнейшими нервными, мышечными, сосудистыми и выделительными аппаратами, деятельность которых направлена к тому, чтобы предохранять и защищать организм от угрожающей или уже действующей опасности. Так, в простейшем случае ядовитые вещества, попадающие в желудок, рефлекторно, механически извергаются вон рвотой, поносом, отделением почек или пóтом. При слишком сильном свете, падающем в глаз, непроизвольно сжимается глазная щель и суживается зрачок, ограждая таким образом глаз от избытка света. При слишком сильном холоде, действующем на большую поверхность тела, поверхностные кровеносные сосуды сжимаются, и кровь отливает в глубже лежащие внутренние части, препятствуя таким образом слишком скорому охлаждению тела. Вообще организм имеет остроумнейшие приспособления для ускорения и замедления кровообращения, для усиления и ослабления давления крови, для привлечения крови к одним частям и отвлечения от других, т. е. для целесообразного распределения крови в органах, для возбуждения и регулирования нервных импульсов, для удаления критических выделений, для извержения продуктов разложения и проч. Затем, природа лучше самого искусного хирурга умеет заживить рану первым натяжением, срастить костный перелом и справиться с большинством острых и отчасти хронических болезней. Врачу остается подражать и содействовать природе в ее мудрых административных мерах, потому что, как видите, живой организм по-своему и совершенно целесообразно реагирует на внешние раздражения, и эта реакция выражается в виде многоразличных объективных и субъективных симптомов, и результатами ее является самоисцеление. Всякую же болезнь можно рассматривать, как действие какого-либо внешнего или внутреннего возбудителя или раздражителя, на который природа воздействует или реагирует симптомами. Поэтому симптомы, которыми сопровождается всякая болезнь, не составляют самой болезни, а являются лишь внешними признаками проявления внутренней работы организма в борьбе его с возбудителем болезни, протестом природы против нанесенного ей насилия или выражением уравнительной реакции организма и служат указанием тех путей, посредством которых природа ищет отделаться от болезнетворного раздражителя и возвратить организм к его первоначальному равновесию. Каждая болезнь выражается особенными ей свойственными симптомами, которые являются для нас языком целительной силы природы и требуют не подавления, а поощрения. Поэтому главное внимание врача у постели больного должно сводиться к вопросу, в каком направлении работает природа, чтобы освободиться от болезни и восстановить здоровье. Затем, подметив точно всю совокупность болезненных симптомов, показывающих тенденцию целительных стремлений природы, он должен искать такой искусственный агент, который мог бы возбудить к действию и подкрепить тот же самый комплекс жизненных функций, который уже употребляется природой для уничтожения болезни. Такой искусственный агент мы имеем в наших лекарственных веществах, и вот вам в коротких словах разумность мотивов для similia similibus. Ганеману принадлежит бессмертная заслуга в указании, что целительная сила лекарств заключается в их способности искусственно производить в здоровом теле болезненные симптомы, сходные с теми, какие естественно проявляет природа в больном организме с целью самоизлечения. Гениальный ум Ганемана предугадал, что многоразличные симптомы, производимые лекарствами в здоровом теле, являются не случайно и не напрасно, а имеют более поучительное значение и более глубокий смысл, а именно: наделив лекарственные вещества способностью нарушать нормальное равновесие организма и вызывать в нем различные болезненные состояния, природа тем самим обнаруживает наблюдательному врачу их специфические свойства излечивать подобные же болезненные состояния. Ганеман раскрыл или разгадал эту, по-видимому, простую тайну природы, которая, однако, веками оставалась нераскрытой и неразгаданной, а именно, что лекарства излечивают больной организм только в силу присущих им свойств подобным же образом расстраивать здоровый организм; они имеют способность излечивать такие болезни, которые сходны с теми, какие они производят в здоровом организме, и наоборот, производят в здоровом организме лишь такие симптомы, какие они способны излечивать в болезнях.

Для наглядности возьмем следующий простой пример. Человек подвергается простуде и заболевает лихорадочным состоянием. Это лихорадочное состояние, очевидно, не есть сама простуда, потому что оно явилось после нее; это есть сиимптом, обнаруживаемый целительной силой природы в попытках ее уничтожить это болезненное состояние, вызванное простудой. Поэтому если верен взгляд, что врач должен действовать не против природы, а заодно и согласно с ней, то обязанность врача не сопротивляться природе и не парализовать те средства, которые она сама употребляет с целью выздоровления, а наоборот, действовать в созвучной гармонии с ней и помогать ее усилиям справиться с болезнью. Значит, в только что упомянутом случае простуды врач-гомеопат назначит не хинин и не антипирин или антифебрин, или нечто от таковых, а аконит. Почему же аконит? А потому что физиологическое действие простуды сходно с физиологическим действием аконита. Первое влияние простуды обнаруживается ознобом, происходящим от возбуждения сосудо-двигательных нервов и выражающимся в сокращении волосных сосудов кожи. Это первичное действие простуды. Второй и непосредственно следующий симптом простуды — лихорадочный жар, сопровождаемый ненормальным расширением капиллярных сосудов. Это вторичное действие простуды. Затем, смотря по силе и продолжительности повлиявшей простуды и по состоянию восприимчивости, а также и по степени противодействия заболевшего организма, лихорадочное возбуждение может постепенно ослабевать и совсем прекратиться или перейти в состояние внутреннего прилива (гиперемии) или воспаления внутренних органов. Таковой же характер имеет и действие аконита. Если капнуть одну каплю тинктуры аконита на плавательную перепонку лягушки и наблюдать наступающие явления под микроскопом, то мы видим, что волосные сосуды сначала сокращаются, сжимаются, суживаются. Это первичное действие аконита, соответствующее первичному действию простуды. Затем сосудцы расслабляются и расширяются, и расширяясь, не только возвращаются к своему первоначальному калибру, но расширяются еще дальше, переходят за свой нормальный диаметр и остаются на известное время в таком состоянии ненормального расширения с увеличенным приливом крови. Это вторичное действие аконита, соответствующее вторичному действию простуды и вместе с тем первому стадию всякого воспаления. Такой же эффект имеет аконит не только при местном его употреблении, но и при назначении его внутрь. Вслед за приемом фармакологических доз аконита у испытателей наблюдается нередко озноб с первоначальным спадением пульса и гусиной кожей; затем наблюдается учащение дыхания, учащение и усиление пульса, который делается полным, твердым, сильным и частым, около 100 или больше в минуту, и наступает лихорадочный жар с сухой и горячей кожей, с характерным лихорадочным возбуждением и с действительным повышением температуры на несколько десятых и до 1,5° С, а в опытах над животными даже больше чем на 2° С. Эти пирогенные и флогогенные свойства аконита, т. е. свойства его производить лихорадочные и воспалительные симптомы в здоровом организме, были открыты Ганеманом и теперь подтверждаются лучшими авторитетами по фармакологии. С другой стороны, открытие Ганеманом же антипиретических и антифлогических, т. е. противолихорадочных и противовоспалительных свойств аконита, открытие, которым он на вечные времена облагодетельствовал больное человечество, в настоящее время также подтверждается такими учеными как, например, Сидней Рингер, которого считают теперь светилом фармакологии. Этот ученый говорит:1 "Действие аконита в воспалениях немногим меньше чудодейственного"2.

Итак, гомеопаты назначают аконит в большинстве простудных лихорадок (synocha), потому что он у здоровых людей производит лихорадочные явления, подобные простудным, действует на те же органы и возбуждает и укрепляет тот же самый комплекс функций, которые употребляет сама природа для уничтожения болезни. С этой точки зрения все гомеопатические средства излечивают на том основании, что они возбуждают в организме реакцию, сходную с той, какую производит природа против данной болезни; они сами вступают в бой и, предоставляя организму свои целебные силы, служат ему помощью и подкреплением; натура, получая таким образом извне приумножение или приращение своей собственной целительной силы, легче справляется с болезнью; ее внутренняя работа облегчается, самозатрата ее сокращается, и таким образом выигрывается экономия в ее рабочем капитале. Такое разумное сохранение силы помогает природе выходить победительницей в таких случаях, где иначе запас целительной силы оказался бы истощенным, бессильным или недостаточным для победы над смертоносным врагом. Теперь, правилен ли этот взгляд или нет, это в сущности безразлично. Я предлагаю гипотезу, которая дает одно из многих возможных объяснений механизма закона подобия и сегодня представляется мне удовлетворительной. Но уже завтра, быть может, я от нее откажусь в пользу какого-либо другого нового объяснения, которое окажется, быть может, еще удовлетворительнее. Так ли или иначе, но важно то, что гомеопатические излечения, т. е. излечения по типу similia similibus, составляют уже неоспоримый факт, признаваемый и в лагере аллопатов, в доказательство чего можно было бы привести бесчисленные примеры сознательного и бессознательного восприятия гомеопатического принципа официальной медициной, а также сослаться на лучшие руководства фармакологии и терапии, как-то: Труссо, Бартоло, Филлипса, Рингера, Поттера и особливо Брёнтона, в которых на каждом шагу встречается применение гомеопатии. Так, например, описывая физиологическое действие амилнитрита, они указывают на способность его производить у здоровых приливы крови к голове и лицу и вместе с тем рекомендуют это средство против приливов крови к голове и лицу у больных. Описывая физиологическое действие нитроглицерина, они указывают на его свойство вызывать конгестивную головную боль у здоровых людей; вместе с тем они же подтверждают, что нитроглицерин чрезвычайно быстро излечивает такие головные боли у больных. Strophantus вызывает у здоровых сердцебиение; вместе с тем эти авторы подтверждают, что он же излечивает такие сердцебиения у больных. От действия антимония, или рвотного камня, Кристисон, Мажанди и другие ученые наблюдали воспаление легких с опеченением; вместе с тем Сидней Рингер уверяет, что рвотный камень у больных воспалением легких уничтожает боль в боку, изменяет ржавую мокроту в катаральную и останавливает дальнейшее развитие воспалительного процесса. Ипекакуана, или рвотный корень, производит у здоровых тошноту, рвоту и понос, а между тем Сидней Рингер уверяет, что мало есть столь могущественных средств как ипекакуана для излечения разных видов рвоты, как-то: рвоты беременных, утренней рвоты пьяниц и пр., и вы сами знаете, что против обыкновенного желудочно-кишечного катара детей с тошнотой, рвотой и поносом любимая микстурка аллопатов это слабенький настой ипекакуаны.

Примеры такой гомеопатической практики у врачей господствующей школы встречаются теперь на каждом шагу и умножаются с каждым годом. А все новейшее течение университетской медицины идет еще дальше, и прямо уже сводится к изопатии, составляющей отпрыск гомеопатического учения и имеющей своим девизом aequalia aequalibus, одинаковое одинаковым. Таково предохранение и лечение инфекционных болезней посредством однородных контагиев и даже продуктов тех же самых болезней, как-то: предупреждение сибирской язвы (антракса) посредством привития ослабленного контагия той же сибирской язвы (антраксина), лечение водобоязни (гидрофобии) ослабленным контагием той же водобоязни (гидрофобином), лечение туберкулеза туберкулином, лечение дифтерита дифтеритной сывороткой и пр. Словом, господствующее направление академической медицины, очевидно, тяготеет к гомеопатическому и изопатическому принципу. Но я вас попрошу не смешивать эти два направления и твердо помнить, что гомеопатический принцип есть "подобное подобным", который требует излечения естественных болезней посредством разнородных по происхождению, но сходных по действию искусственных агентов или подобно действующих лекарств; другими словами, лекарство излечивает болезнь по гомеопатическому принципу подобия лишь в том случае, когда эта болезнь происходит не от самого лекарства. Поэтому катаральное воспаление полости рта со слюнотечением очень скоро излечится посредством маленьких приемов ртути, которая у здоровых вызывает такое же заболевание; но ртутное слюнотечение никогда не излечится посредством ртути же. Точно так катаральное воспаление почек и мочевого пузыря излечивается посредством маленьких приемов шпанских мушек, которые у здоровых людей производят такое жe заболевание; но воспаление почек, вызванное шпанскими мушками, не излечится ни большими, ни малыми приемами шпанских мушек.

Из всего вышеизложенного вы видите, что гомеопатический принцип лечения может быть осуществим лишь при том условии, когда мы в каждом данном случае болезни знаем наперед, какое лекарственное вещество способно произвести в здоровом человеке болезненное состояние, сходное с тем, от которого страдает пациент. Следовательно, существенная часть гомеопатии есть исследование действия лекарств на здоровых людях, добровольно и сознательно предоставляющих себя на пользу науки или случайно и неумышленно подвергающихся действию лекарств, как, например, в случаях отравлений. Эти исследования действия лекарств называются испытаниями, и цель их заключается в том, чтобы отметить физиологические системы, органы и части органов, на которые лекарство действует предпочтительно перед другими частями, определять характер действия лекарства на кровеносную, дыхательную, пищеварительную, нервную и психическую систему, и главным образом точно списать с натуры всю клиническую картину лекарственной болезни, для чего необходимо собирать всю совокупность замечаемых симптомов. Таким образом, под симптомами мы понимаем все уклонения от нормы, замечаемые в пациенте или в испытателе и проявляемые как субъективными ощущениями, так и объективными признаками, которые открываются всеми средствами современной диагностики, каковы химические анализы выделений, микроскоп, стетоскоп, ларингоскоп, офтальмоскоп и пр. Свод всех этих положительных симптомов, производимых лекарством в здоровом человеке (и отчасти у животных), составляет гомеопатическое лекарствоведение, которое хотя еще подлежит многочисленным усовершенствованиям, тем не менее уже и теперь содержит в себе неисчерпаемый родник наблюдений и драгоценных сведений о специфическом действии лекарств, благодаря которым мы уже и теперь в состоянии успешно бороться с громадным большинством болезней человека.

Таким образом, первоначальное практическое правило "лечи подобное подобным", выдержав проверку самого строгого столетнего опыта и контроля, имеет теперь уже всю силу закона лечения и формулируется как закон: "Подобное излечивается подобным". Господствующая медицина, не имеющая руководящего принципа или закона лечения для ориентирования врача в каждом случае заболевания и отрицающая даже возможность или необходимость такого закона, находится в состоянии мореплавания до изобретения магнитной стрелки. Невзирая на большой запас паров и парусов, дающих силу движения, официальная терапия не осуществляет научного и сознательного прогресса, потому что не знает точного направления движения. Гомеопатическая же школа, имея руководящий принцип, или закон, для научного исследования и практического приложения лекарственных веществ, твердо и неуклонно продвигается вперед к намеченной цели, и каждый ее шаг вперед есть новая победа науки и искусства над человеческими недугами. Потому-то открытие закона подобия для терапии равносильно открытию компаса для мореплавания и ставит гомеопатию в разряд точных опытных наук.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 "Handbook of Therapeutics", p. 398.
2 См. также у Lauder Brunton "Pharmacology, Materia Medica and Therapeutics", Lea Brothers & С., Philad., 1888, p. 835.

Основные принципы гомеопатии Часть I     Часть III О дозах гомеопатических лекарств