Д-р Джеймс Комптон Бернетт

Д-р Дж. Комптон Бернетт

Заболевания женских органов и бесплодие


Лондон, 1896

Перевод д-ра Олега Мартыненко (Санкт-Петербург)

Субинволюция матки из-за конституциональной причины

Замужняя дама 29 лет, мать единственного ребенка 2 лет 9 месяцев, была приведена ко мне ее подругой, моей давней пациенткой, по поводу заболевания матки, которое свело на нет все лечебные усилия. Матка была сильно увеличена в результате субинволюции после единственной беременности с приращением плаценты. Выраженный геморрой с частыми обильными кровотечениями. Кроме этого, пациентка страдала белями и меноррагиями. Область вульвы и ануса гиперпигментирована. Увеличены шейные и паховые лимфоузлы. Общее состояние сильнейшей астении и исхудания. Знакомые считали ее безнадежно больной. "Нет никакой надежды", — сказала мне наедине ее подруга.

Было совершенно очевидно, что хоть это и был случай увеличения матки, увеличение это было лишь частью, причем незначительной, всего случая.

Первопричина его была в состоянии организма, которое скрывалось за предлежанием плаценты. Это стало еще явственнее после того, как Bellis perennis Ø и Sepia 5 оказались совершенно бесполезны (в июне месяце 1892 года).

В начале августа состояние дел было отвратительным, и пациентка опять потеряла в весе. Гиперпигментация кожи, вечерние температурные свечи и истощение привели меня к назначению Bacillinum CC, под действием которого подопечная перестала лихорадить и прибавила в весе. Затем, на фоне приема Thuja 30, пациентка вновь ухудшилась, и я вернулся к Bacill. C., который она продолжала принимать несколько месяцев. После этого Fraxinus americanus в малых материальных дозах вернул матку к нормальным размерам, и сейчас эта дама упитанна и здорова, вернулась к исполнению супружеских обязанностей, к чему так долго была негодна. Туберкулезный элемент этого случая мог быть затронут только динамически, лекарством с высокой степенью подобия. И хотя конституциональный элемент в данном случае был реально и радикально излечен высокой потенцией патологического simillimum, матка при этом оставалась увеличенной. Тогда на орган подействовало органное (т. е. маточное) лекарство — Fraxinus americanus в малых материальных дозах, и излечение стало полным, и орган вернулся к нормальным размерам. В августе 1896 года пациентка продолжала оставаться здоровой и была беременна.

А сейчас для контраста я приведу очень простой случай огромнейшей матки, причем в такой степени, что пациентка срочно была отправлена домой в Англию для операции гистерэктомии. Притом никакой конституциональной болезни не было, и простого органного лекарства было совершенно достаточно для полного восстановления здоровья.

Выраженное увеличение матки с угрозой оперативного ее удаления

Два или три года назад, может и больше, меня посещала одна дама, жительница Лондона, по поводу своих личных проблем с кожей и проблем со здоровьем ее детей. Мы частенько по-дружески беседовали, но потом она что-то стала плаксивой и, по-видимому, была чем-то серьезно встревожена. И однажды я поинтересовался, в чем дело.

— Моя любимая сестра очень больна, — отвечала она, — и доктора считают, что у нее мало шансов.

Подобное повторялось неоднократно, и наконец, она сообщила, что все доктора пришли к заключению, что не поможет ничего, кроме операции, о которой уже была достигнута договоренность.

Большие женские операции довольно обычное дело, и я не придавал особого значения причитаниям этой дамы, и не должен был этого делать, но она была сломлена горем и умоляла меня найти какой-то выход, чтобы избежать операции. "Они собираются удалить всю матку; она так велика, что тело не может удержать ее, и все пятеро докторов утверждают, что операция — единственный выход".

Мы договорились, что пациентку привезут ко мне в следующий понедельник. На вторник уже была запланирована операция.

Миссис Джоан Х., мать шестерых детей, 38 лет, привели ко мне в июле 1892 года. Она пришла, вернее, была приведена только для того, чтобы успокоить свою расстроенную сестру и подтвердить, что ничего не может быть сделано, кроме тяжелой операции, которая была назначена на следующий день.

Вкратце, это был случай огромной гипертрофии матки, которая настолько выходила за пределы, установленные Природой, что несчастная дама не могла удерживать огромную массу кроме как при помощи больших размеров пессария. Матка выскабливалась одним специалистом, упорно прижигалась другим, но становилась только больше.

После одних родов у пациентки был разрыв матки, затем возникла приросшая плацента, после чего беспокоили сильные кровотечения. Когда я ее осмотрел, матка была увеличена, тверда и тяжела.

Пациентка очень хорошо сохранилась, и в обычном смысле не страдала никакими болезнями, и фактически, не считая огромной матки, была в прекрасном состоянии, за исключением бледности и анемичности из-за слишком частых месячных.

Мне было очень тяжело убедить даму в том, что лекарства, по-моему, совершенно ее излечат, и в столь калечащей операции нет никакой необходимости.

— Но операция назначена на завтра!

— Ну и что? Отложите, по крайней мере.

— Но я приехала издалека, чтобы прооперироваться! Уже поздно что-то менять!

Убедить ее отложить операцию не удавалось, тем более, что она приехала для этого специально. Матка ее порядком измучила, она храбро перенесла долгую дорогу в радостном предвкушении скорого избавления от невыносимых страданий.

— Сколько же вам лет? — поинтересовался я.

— Тридцать восемь.

— А ваш муж, он слабый, старый и больной?

— О, боже, нет! Он все еще молод и энергичен!

— И вы, имея молодого энергичного мужа, хотите так себя искалечить?

Операция была на время отложена, чтобы выяснить, смогут ли лекарства помочь.

Я удалил пессарий и назначил даме крепкую настойку Fraxinus americanus по 5 капель на воде трижды в день.

Уже через неделю от операции можно было смело отказаться, а через три недели сама ее идея отпала за ненужностью. Через семь недель пациентка уже могла отправиться (и отправилась) в Шотландию и совершать длительные пешие прогулки по зарослям вереска, и ее не беспокоили даже боли в пояснице. Матка просто уменьшилась до нормальных размеров и возвратилась на свое обычное место — и это под воздействием одного единственного лекарства — Fraxinus americanus, вначале в дозе 5 капель, затем 6 и, наконец, 10 капель.

Некогда пациентка принимала много хинина, и была очень зябкой. Это было устранено при помощи Natrum mur. 6 trit. Трижды она была вакцинирована и страдала сикозом. Thuja occid. 30 и Malandrinum C. излечили это состояние. Один раз я назначил Ignatia amara, но все это было уже после того, как матка была излечена с помощью Fraxinus americanus. Я остановился на этом для того, чтобы ясно продемонстрировать, что пациентка была излечена от гипертрофии матки и могла носиться по шотландским торфяникам, наслаждаясь вновь обретенной свободой, исключительно благодаря небольшим материальным дозам единственного органного лекарства — Fraxinus americanus.

Спустя три года, если не больше, в декабре 1895 года, ко мне по поводу собственных проблем со здоровьем зашла тетка этой дамы. И на вопрос, как поживает моя пациентка, тетка воскликнула: "Да с ней все великолепно, она очень занята в общественной сфере благодаря служебному положению ее мужа. Никто ничего не может понять!"

Ни один врач не станет отрицать, что лучшего клинического результата, чем этот, достичь невозможно. И мое заявление, что органные лекарства излечивают органные болезни, вновь подтверждено. И я вновь заявляю, что все это лежит в сфере гомеопатического влияния. Не то чтобы я ратую за поддержку гомеопатии. Ведь если гомеопатия не лучшая вещь в фармакотерапии, пусть ее выметут прочь. Однако мне кажется, что органопатия и элементарная гомеопатия идентичны, и метлу, которая выметет ее, пока еще не связали. "Мы что, должны отказаться от гомеопатического закона и вернуться к случайному выбору лекарств?" — воскликнул один из критиков, прочтя мои "Заболевания печени". Вовсе нет, дорогой друг! Но давайте также не будем выбрасывать огромный камень под названием "органопатия" или "специфичность локализации" из фундамента нашего гомеопатического здания.

Включена ли органопатия в гомеопатию, как считаю я, или нет, она верна у постели больного, очень и очень верна! И для меня этого достаточно. Она не излечит конституциональную болезнь вообще, чья сфера — макрокосм, но она исправит взаимоотношения между органом и микрокосмом, т. е. организмом.

Субинволюция матки, кровотечения, боли в пояснице

Джентльмен, живущий в Южной Америке, бывший мой пациент, прислал ко мне на лечение свою молодую жену по поводу серьезных проблем со здоровьем. Это было в августе 1894 года. В июне она родила мертвого ребенка и очень ослабла вследствие кровотечения, которое с момента родов не прекращалось.

Значительно увеличена матка, сильные боли в пояснице. Наряду с этим значительное исхудание. Гиперпигментированная кожа покрытых одеждой частей тела. Увеличение паховых лимфоузлов.

Диагноз тут был совершенно ясен — выраженная гипертрофия матки.

Из моих многочисленных восхвалений органных лекарств можно предположить, что я должен был назначить пациентке хорошее органное лекарство, например, Bursa pastoris, Helonias dioica, Fraxinus am., Aletris farinosa… Но ничего такого я не назначил, и это подводит меня к очень важной части моей задачи. Но, видимо, лучше сначала описать случай, а затем его прокомментировать.

Rp. Tuberculinum testium C. Это было мое первое назначение 31 августа.

17 сентября. — Кровотечение полностью прекратилось!

Rp. Fraxinus americanus Ø, по 6 капель на воде трижды в день.

Это вызвало значительное уменьшение матки в размерах и, соответственно, уменьшение боли в пояснице. Затем назначение Tub-t. С. было повторено в течение некоторого времени. Зимой она получала Saw palmetto Ø, затем Quassia Ø, и в июне вернулась к мужу с относительно восстановленным здоровьем (муж этой дамы написал мне в августе 1896 года, что пациентка остается здоровой и в ближайшее время родит).

Здесь важнее всего, что я не прописал органное лекарство в малой материальной дозе с самого начала. И вот почему.

Несмотря на то, что имелось органное заболевание, первично это было заболевание не органа, а организма, и происходило оно из организма, несмотря на то, что было локализовано в органе и, одновременно, в организме. Органы могут поражаться сами по себе и сами в себе, и их патологическое влияние может распространяться на организм, и в таких случаях органные лекарства показаны как лечебные агенты.

Поскольку орган поражался из организма, вторично, в результате страдания организма и вместе с ним, первичное страдание было организменным. И оно должно лечиться гомеопатическим подобнейшим (simillimum), которое в этом случае было Tuberculinum testium, и поскольку искомое лечебное влияние было высокой степени подобия, поэтому была выбрана высокая потенция, т. е. Tub-t. C.

И каков же был результат? Быстрое исчезновение ургентных симптомов, т. е. кровотечения, которое было радикально устранено, и сразу началось общее улучшение. В основе случая лежало туберкулезное состояние эндометрия, что выражалось в значительной гиперпигментации области промежности и затвердении паховых лимфоузлов. Более того, сестра пациентки прежде была вылечена мною от туберкулеза при помощи Bacillinum, и ее случай можно найти в моей книге "Новое лечение туберкулеза". После чего, кстати, эта дама родила еще двоих здоровых детей, и по сей день пребывает в добром здравии.

Патологическое подобнейшее есть наивысшее достижение в фармакотерапии и открывает огромные и плодотворнейшие перспективы.

После излечения туберкулезного диатеза при помощи Tuberculinum testium осталась гиперплазия матки, и адекватным решением было назначение Fraxinus americanus.

В заключение я хотел бы сформулировать эту идею так. Там, где органопатология первична, надо использовать небольшие материальные дозы органного лекарства частыми приемами. Там, где органопатология вторична по отношению к страданию всего организма, надо применять гомеопатическое подобнейшее в высоких потенциях редкими приемами. Так работаю я, с большим удовольствием от получаемых лечебных результатов

Гипертрофия матки, боль в пояснице, депрессия

Девственная дама 38-ми лет приехала ко мне на прием из Ирландии. Главным и наиболее тягостным симптомом была тяжелая депрессия. Поскольку она была четырежды вакцинирована и крайне утомлена путешествием, я начал терапию с Thuja occid. 30.

В следующий визит она сообщила, что подавленность беспокоит ее меньше, но боль в пояснично-крестцовой области очень сильна. При осмотре матка увеличена и тяжела, шейка очень рыхла и мягка. Боли в пояснице сильнее с 10 до 11 утра.

Депрессия и увеличение матки указывали на Aurum, и я прописал:

Rp. Aurum met. 3 trit., gr.vj, по одному порошку утром и вечером.

12 мая. — шейка матки значительно плотнее на ощупь, депрессия меньше.

Повтор назначения.

25 июня. — "Мне гораздо лучше, могу бегать по лестнице вверх и вниз без боли в пояснице, как прежде", а в плане депрессии "стала гораздо веселее".

Через некоторое время ее шурин сказал мне:

— Вы блестяще излечили сестру моей супруги. Мы все очень вам благодарны. Мы боялись, что ее придется поместить в сумасшедший дом.

Однажды один мой коллега (меня он не любит) заявил следующее:

— Ах! Доктор Бернетт всем дает Thuja от вакциноза, как он его называет, причем в 30-й потенции, хотя наука доказала, что там вообще нет никакого лекарства. А этот его конек под названием "вакциноз"! Его нет ни в одной классификации болезней.

На это я отвечаю:

— Есть совершенно здоровый человек, никогда не вакцинированный. Он подвержен натуральной оспе. Если мы вакцинируем такого совершенно здорового человека, сделав его практически иммунным к натуральной оспе, как изменится его здоровье? Оно станет более чем совершенным? Но это немыслимо. Мне думается, что достигнутое изменение здоровья будет патологическим, и я называю это изменение вакцинозом.

Thuja occidentalis гомеопатична этому болезненному состоянию, вакцинозу, как было доказано много-много раз. Тридцатая потенция наших лекарств — очень мощное терапевтическое оружие, что было тысячу раз показано и научно доказано любому, кто имеет разум.

Но что за польза пытаться что-то доказывать доктору вроде моего упомянутого коллеги, который упорно стоит на том, что экзема — местное кожное заболевание, которое он лечит мазями!

Случай туберкулеза: ночные поты из-за подавления белей, субинволюция матки

Я занимаю очень жесткую позицию по вопросу интравагинальных спринцеваний. Они вредны и всецело достойны осуждения, концептуально мелки, теоретически ложны, практически пагубны.

Замужняя дама 30 лет, мать одного ребенка, пришла ко мне на прием 5 февраля 1891 года по поводу туберкулеза. Случай был хрестоматийный, диагноз вопросов не вызывал. Пациентку беспокоил сильный кашель, ночные поты, кровянистая мокрота, чувствительный участок в правом легком, в месте разветвления правого главного бронха. Ее муж, любящий и состоятельный, обеспечил ей лучших в Европе специалистов по легочным заболеваниям. Зимы она проводила на юге Франции и в Алжире. Болезнь какое-то время удавалось удерживать от прогрессирования. Но излечение не было достигнуто, и больная стала чахнуть.

Rp. Bacillinum C.

2 марта. — было значительное улучшение, но перенесла простуду, и состояние стало хуже, чем прежде.

Rp. Bacill. 30.

17 марта. — моча мутная, с осадком. Продолжается кашель. Ночные поты без улучшения в 3 часа ночи. Месячные в норме. Стул в норме, но бледная и мерзнет.

Rp. Urtica ur. Ø.

Это лекарство вроде бы излечило ее. Но 14 мая несильное легочное кровотечение и кровохарканье встревожили всю семью. Я заново тщательно изучил анамнез и постепенно пришел к выводу, что поражение легких отнюдь не было первичным и возникло из-за подавления белей интравагинальными спринцеваниями. Найти отправную точку любого заболевания архиважно, и кто посмеет это отрицать!

Rp. Medorrhinum CC.

Через неделю дама написала мне, что с приемом порошков стали беспокоить ежедневные сильные боли в пояснице длительностью 1–2 часа, с 12 до 2 часов дня, и появились окрашенные выделения, похожие на обрывки кожи: "Сегодня днем боли беспокоили меньше, но вечером в половине восьмого отошел крупный сгусток. И я решила, будет лучше, если я отправлю его вам для осмотра [это была мягкая клочьевидная тканевая масса размером с фасолину, покрытая слизью и кровью]. Нечто похожее было у меня, когда я восстанавливалась после родов, 8–10 недель после них, и тогда мне посоветовали спринцевания сернокислым цинком и квасцами, которые вскоре все это состояние вылечили. В этот раз выделения шли один день после месячных. Со спиной сегодня лучше". Лекарство отменить.

2 июня. — кашель продолжается. Мокрота густая и желтая. Язык белый, кашель хуже в ранние утренние часы.

Rp. Med. 1000.

В результате — полное излечение.

Пять лет спустя. Легкие не беспокоили, состояние здоровья прекрасное, и с момента выздоровления родила двоих здоровых детей.

Полную версию книги вы можете заказать в издательстве "Гомеопатическая книга"

Image

предыдущая часть Предыдущая часть   оглавление Оглавление