Д-р Вильгельм Амеке (Германия)

Д-р Вильгельм Амеке

Возникновение гомеопатии и борьба против ее распространения


Борьба против распространения гомеопатии

Санкт-Петербург, 1889

— 217 —

подобные practici errantеs, из которых такое множество, к стыду нашей серьезно ученой Германии, обирает у своих страждущих братьев деньги и здоровье, возможно более рабски повинуются этим и подобным учениям во многих отношениях добросовестного Ганемана". Почему рецензент аттестовал Ганемана только "во многих отношениях добросовестным", станет скоро ясным. Ганеман отвергал при воспалении легких, воспалении мозга, крупе и проч., как кровопускание, так и каломель в больших дозах, а это было непростительно.

При обсуждении способа употребления лекарств, "он неохотно умалчивает за недостатком места о том, что достойно похвалы в этом отделе", а относительно предложенного Ганеманом пути для определения целебных сил лекарств посредством методических испытаний на здоровых организмах говорится: "Я очень рад, что наконец дошел до той точки, где заслуга Ганемана в медицине является несомненной". "Он проницательным взором проник во внутренний механизм жизни, когда он установил или подтвердил принцип, что, как вообще в жизни, так и при действии лекарств все совершается на основании взаимодействия…". "Весьма желательно, чтобы Ганеман продолжал идти по избранному им пути, несмотря на то, что его учение о лекарствах пока еще ничто иное, как rudis indigestaque moles".

Так как в последующие годы нападки противников повторяются все в одном и том же духе, то не стоит рассматривать их более подробно. Заметим только, что они все более и более усиливались.

В 1824 г. появились: "Произведения тьмы из области гомеопатии, разоблачены доктором Т.", и "Вынужденные доказательства фактов, передаваемых в произведениях тьмы", того же автора ("Werke der Finsterniss aus dem Gebietе der Homöоpathie", An's Licht gezogen durch Dr. Th**", "Abgenöthigte Belege zu den in den Werken der Finsterniss erzählten Thatsachen". Von demselben Verfasser. Altenburg). Ничто иное, как жалкие сплетни, ложь и личные нападки на тогдашних лейпцигских гомеопатов, но где с удовольствием доказывается своеобразность аллопатического способа ведения борьбы. Под псевдонимом "Д-р Т."

— 218 —

скрывался некий д-р Мейсснер, который в тексте приводит себя свидетелем в качестве третьего лица. Даже некоторые аллопаты порицали такое поведение1 и суд приговорил благородного автора к наказанию.

Надворный советник и городской врач д-р Pay, пожилой уважаемый всеми врач, написал в 1824 году "О достоинстве гомеопатического способа лечения" (Ueber den Werth des homöoраtischen Heilverfahrens), где выставляет недостатки Ганемана, но заявляет, что в основании согласен с его принципами лечения. Это сочинение и уважение, которыми пользовался Pay, привлекли таких врачей к гомеопатии.

"Рау еще ранее был известен, как мыслящий человек", — писалось в "Ежегодниках Шмидта" (Bd. 7. S. 104), и к этому было прибавлено, что он сделался сторонником гомеопатии только после 22-х летней практики, и что он испытывал ее в течение 12-ти лет, прежде чем начал защищать этот способ лечения.

С этого времени стало появляться такое множество статей и возражений, что обсуждать их каждое в отдельности было бы слишком утомительно и безотрадно. Из этого времени следует упомянуть только о книге проф. Л. В. Сакса в Кенигсберге: "Попытка сказать заключительное слово о гомеопатической системе С. Ганемана" (Versuch zu einem Schlussworte über S. Hahneman's hom. System. Leipzig. 1826), где последний сравнивается с дьяволом (S. 52). "У дьявола нет недостатков, в нем нет никаких заблуждений, он сам по себе насквозь обман, порок и ложь. — Итак, гомеопатическая система изъята от всяких заблуждений (если бы таковое было возможно доказать, то это поставилось бы ей в заслугу); она не путается в ложных понятиях (таковые могли бы быть дополнены, сокращены, исправлены и превращены в истинные); она не страдает непоследовательностью (для этого она должна была бы быть хоть в чем-нибудь последовательной; она должна была бы иметь везде внутреннюю связь; но в ней так же мало связи, как в куче песка); она не имеет недостатков какой-либо другой системы, никаких человеческих слабостей, — но она отрицает все понятия, все законы


1 Augustin l. c. 1824. S. 384.

— 219 —

мышления, все опытные факты, издевается над всеми учениям природы, осмеивает разум — исключает всякую истину. Про нее нельзя даже сказать того, что говорит Полоний о сумасшествии Гамлета, — "в нем все-таки есть система".

С другой стороны, уже видны плоды пользы, принесенной Ганеманом аллопатам. Йерг издает в 1825 г. "Материалы для будущей фармакологии, добытые и собранные путем испытаний над здоровыми людьми" (Materialien zu einer künftigen Heilmittellehre durch Versuche an gesunden Menschen gewonnen und gesammelt. Leipzig). Он производил опыты при содействии студентов и достиг подтверждения того, что уже за 20 лет и более перед тем утверждал Ганеман, а именно, что до сих пор врачи имели мало, или же не имели никаких познаний о положительных действиях лекарств. Из наложенного описания можно усмотреть, что во враждебном лагере отдельные требования Ганемана начинают производить действием.

Журнал Гуфеланда отличался тем, что борьба велась в нем в приличной форме. Сам Гуфеланд, по-видимому, в продолжении этих лет усердно занимался гомеопатией. В 1826 г. (St. I S. 20 u. f.), он формулирует свои взгляды следующим образом.

Выгоды гомеопатии

1) Она обращает внимание на необходимость обособления1.

2) Способствует тому, чтобы отводить должное место диете.

3) Вытесняет большие приемы лекарств.

4) Приводит к простоте лекарственных предписаний.

5) "Она приведет к более точному исследованию и познанию действия лекарств на живых людей, что ею уже отчасти достигнуто".

6) Гомеопатическое лечение заставит относиться внимательнее к приготовлению лекарств и учредит более строгий надзор за аптекарями.

7) Она никогда не принесет положительного вреда.


1 Это, следовательно, сознание, что врачи пренебрегали этой важной необходимостью, что делают еще и в настоящее время аллопаты.

— 220 —

8) Она даст больному организму более времени для спокойной и ненарушимой самопомощи1.

9) Она значительно уменьшает стоимость лечения.

Недостатки

1) Она может помешать рациональным мероприятиям2.

2) Она могла бы иметь вредное влияние на изучение медицины, как Броун и Бруссе3.

3) Породила бы упущения4.

4) Нарушила бы принципы всякого порядочного врачебного управления5.

5) Своими принципами лишила бы врачей уважения и доверия к пользе внутренней длительной силы природы.

Об отпущении лекарств самими врачами Гуфеланд пишет: "Автор вполне признает, что вопрос имеет 2 стороны и полагает, что в данном случае он может иметь право голоса, потому что в первые десять лет своей практики сам занимался приготовлением и отпущением лекарств, так как в то время в Веймаре существовал еще этот обычай. Он знает по опыту, что врач с гораздо большим спокойствием и доверием дает им самим приготовленные лекарства, и что даже во время их приготовления ему, как всякому художнику, могут придти в голову новые полезные мысли, которые он может осуществить к пользе своего больного... что при этом расходы больного сокращаются; он даже считает верным в принципе — да оно и естественно — что для врача гораздо важнее иметь надежные лекарства, и что это гораздо больше затрагивает его совесть, чем это имеет место у аптекаря". Но в общем монополия аптекарей представляет более безопасности6, в особенности в


1 Она дает больному организму физиологический толчок к целительной деятельности, не осложняя естественные болезни посредством лекарственных заболеваний.
2 Что значит "рациональным"? — А.
3 Для того времени верно. — А.
4 Злосчастное кровопускание и рвотное. — А.
5 Приготовление лекарств самими врачами. — А.
6 Выгоднее для аптекаря. — А.

— 221 —

контролировании врача по рецепту1. Он советует обоим войти в такое соглашение, чтобы врач поручал приготовление своих лекарств или же сам приготовлял последние, а отпускать их предоставлял аптекарю2.

О гомеопатическом приготовлении лекарств Гуфеланд рассуждает так: "Что касается принятого гомеопатией чисто динамического действия лекарств, то никто не может в такой степени разделять это мнение, как, автор, который в своих сочинениях уже давно высказывал и признавал его. Что каждое действие на живое, а следовательно и действие каждого лекарства есть Actio viva, это было издавна моим принципом... Что некоторые летучие средства, несмотря на действительно почти беспредельную делимость, простирающуюся за пределы всякой весомости, все-таки могут сохранять силу, показывает нам мускус. Несколько гран этого последнего могут в такой степени наполнить воздух целой комнаты, что каждый его атом пахнет мускусом и, следовательно, содержит некоторое количество, какую-нибудь триллионную часть этого вещества — и мускус не теряет своего веса. Уже давно признано, что самые малые дозы, 1/12, 1/16 грана ипекакуаны, растертые с сахаром, приобретают очень большую, даже новую силу. Разве не могут и другие летучие средства, в особенности наркотические, обладать подобной же почти беспредельной делимостью и тем не менее сохранять способность действовать на организм? Во всяком случае, это вопрос, заслуживающий исследования"3.

Ганеману бесспорно принадлежит достойная благодарности заслуга в том, что он первый указал на то, что действие лекарств усиливается через увеличение точек соприкосновения, через растворение в жидкости или же через продолжительное растирание".

В том же году (St. I, S. 29-60) городской и соборный


1 Разве врачи бессовестные отравители? А как часто аптекари выдают ошибкой одно лекарство вместо другого, что влекло за собой смерть, тогда как у врача это было бы невозможно.
2 Тогда больные должны были бы существовать ради аптекарей.
3 Но который, тем не менее, еще и в настоящее время ожидает этого со стороны аллопатов.

— 222 —

врач доктор Мессершмидт в Наумбурге на С., приводит подобные случаи гомеопатического лечения, что он продолжал и впоследствии (St. 2, S. 59-102). Руммель поместил гомеопатическую казуистику (St. 5. S. 57-74) и довольно длинную статью о гомеопатии (St. 3. S. 43-74). Член медицинского совета д-р Виднман (Widnmann) в Мюнхене порицает дурные и хвалит хорошие стороны гомеопатии в 1827 г. (в апрельской тетради) и в 1828 г. пишет о том же предмете (St 2. S.3-41).

В 1828 году д-р Ант. Фрид. Фишер в Дрездене поместил в том же журнале статью "О некоторых недостатках аллопатии и взгляд на гомеопатический метод лечения"1.

Прежде всего, там говорится о диете, которую, как утверждают гомеопаты, аллопатия недостаточно принимает в уважение. "Если мы взглянем на образ действия многих аллопатов, то, к сожалению, невольно наталкиваемся на открытие, что часто даже при самых благоразумных и правильных терапевтических действиях соблюдение диеты слишком мало принимается в соображение. Наблюдение, которое неизбежно достаточно часто должен делать каждый внимательный и беспристрастный врач, так как в случаях для подобных наблюдений недостатка не бывает; такое пренебрежение диетическими предписаниями приводило в изумление даже мыслящих неврачей и побуждало их верить в учение Ганемана. Напрасно мы старались обратить внимание на поверхностное и непрочное основание этого учения; они слишком много знают, чтобы иметь веру в твердость, прочность и неопровержимость какого-либо из наших научных принципов. Какое им дело до нашего научного объяснения; ведь они были свидетелями, как в короткое время эта система вытесняла другую, как умозрительные гипотезы и смелые положения ученейших врачей неожиданно быстро были опровергаемы опытом и обличены в неправде. Привлеченные простотой гомеопатии, практическое применение которой настолько же мало беспокоит вкус, насколько лекарства выгодны для кошелька, они окончательно пленились достойным похвалы советом


1 Huf. Journ. 1828. St.2. S. 42-60.

— 223 —

соблюдать правильную и строгую диету и сделались усердными последователями нового учения". По мнению автора, они бы этого не сделали, если бы аллопаты обращали больше внимания на диету, о чем он распространяется на нескольких страницах. На примере строгой диеты, соблюдаемой приверженцами гомеопатии, можно судить "как сильно влияние врачей твердых, решительных и согласных с собой и со своими принципами".

"Хотя это и совершенно неразумно... но, тем не менее, нелепая попытка этой школы заставляет нас серьезно исследовать наш терапевтический прием. При этом мы замечаем, что наши фармацевтические предписания слишком сложны. Лишь немногие из нас стремятся к простому предписанию. Наши рецепты должны быть составлены химически правильно и как можно проще, чтобы не сделаться предметом посмеяния гомеопатов и не дать образованным людям повода к остротам".

"До тех пор нас не должно удивлять, если образованные неспециалисты и в особенности те, которые имеют в своем распоряжении запас естественнонаучных познаний, смеются над Mixtum compositum (сложной смесью) наших предписаний".

"Так называемые образцовые рецепты не должны быть исключены при исследовании".

"Упрощенный таким образом порядок лечения сделает большую честь искусству, воспрепятствует тому, чтобы приманка ганеманьянцев привлекала еще больше отступников и, наконец, немало будет способствовать тому, чтобы мыслящим юношам при изучении медицины внушить более уважения к этой последней".

"Частая перемена лекарств, — так оканчивает автор, — есть также признак неуверенности, и в этом отношении следует также учиться у гомеопатов".

"Гомеопаты не проливают крови, и Бог знает, как они достигают цели во всех тех случаях, когда кровопускание является единственной надеждой на спасение!". Многие из публики не любят кровопусканий, и таковые обращаются к гомеопатам. Поэтому мы должны стараться, чтобы кровопускание сделалось по возможности излишним посредством диетических условий, не способствующих образованию крови". "В соляной кислоте мы имеем такое средство, которое как нельзя более

предыдущая часть  Предыдущая часть   содержание Содержание   Следующая часть следующая часть