Д-р Вильгельм Амеке (Германия)

Д-р Вильгельм Амеке

Возникновение гомеопатии и борьба против ее распространения


Борьба против распространения гомеопатии

Санкт-Петербург, 1889

— 237 —

Не без скорби о несчастном заблуждении человека, посвятившего свою долгую, бескорыстную жизнь беспрерывной деятельности на пользу страждущего человечества, мы приводим здесь взгляды Гуфеланда, высказанные им в 1830 г. в его собственном журнале, и в 1831 г. в отдельном издании под названием "Гомеопатия" (Die Homöopathie, Berlin bei Reimer):

Стр. 9: "Старому человеку будет разрешено иметь иные взгляды на вещи, чем увлекающейся молодежи. Совершенно иначе смотришь на вещи, когда на ваших глазах в области науки сменилось несколько поколений, и восходило, блистало и снова исчезало столько метеоров и рушилось в своем ничтожестве столько систем, из которых каждая называла себя одной истиной".

Стр. 12: "Я высказался в этом смысле в "Журнале для практической врачебной науки" 1826 г." (который известен читателю). "Время будет судьей".

Стр. 22: "Туда относится, во-первых, contraris соntrariis"... "Никто не станет отрицать... что излишество крови может быть устранено кровопусканием".

Стр. 30: "Но зародыш воспаления этим не уничтожается; это в состоянии сделать только кровопускание".

Стр. 23: "Кому не приходилось видеть восхитительное действие слабительного... раздражений кожи, искусственных язв?.. тысячелетний опыт...".

Стр. 38: "Здесь я желал бы возвысить свой голос до силы громового удара! Что в продолжительных, неопасных для жизни случаях может быть позволительным, безразличным, свободно допускаемым образом действия и промедлением, то в подобных случаях становится преступлением. Кто в случаях, когда вопрос идет о жизни, из пристрастия к своей методе пренебрегает средством, которое признано тысячелетним опытом за лучшее и спасительное, кто, например, в случаях, когда человек рискует задохнуться в своей собственной крови при пневмонических, апоплексических, мозговых заболеваниях и вообще при воспалениях благородных органов, пренебрегает кровопусканием, последствием чего является смерть или же продолжительная и неизлечимая болезнь, тот берет на свою совесть

— 238 —

смелую ответственность в смертоубийстве, которая, в случае если даже он сейчас и не почувствует ее, то впоследствии, когда исчезнет туман заблуждения, будет страшно тяготеть перед ним; тот подвергается наказанию правосудия и подлежит если не земному, то высшему небесному суду, потому что он убийца вследствие упущения, точно так же, как и тот, кто своего утопающего ближнего не вытащил бы из воды".


Симон. С. Ганеман, псевдомессия (Simon, S. Hahnemann, Pseodomessias. Hamburg, 1830):

Стр. 140: "Так, например, не подлежит сомнению, что при наследственном предрасположении к чахотке предписываемое от поры до времени кровопускание и фонтанель на руке всего сильнее противодействуют как ее развитию, так и быстрому ходу. Конечно всякий занятой практикующий врач видал не только такой пример из собственных наблюдений, — наблюдения, которые стоят слишком твердо, чтобы какая нибудь чепуха органиста (он так называет Ганемана) была в состоянии их опровергнуть или хотя бы только поколебать".

Стр. 297: "Если, например, в единичных случаях значительное воспаление легких и имеет благоприятный исход без кровопускания, то это только rаrа avis, nigrо simillima cygno; потому что обыкновенно, вследствие пренебрежения сильным противовоспалительным лечением, у больного делается чахотка или же он умирает непосредственно от легочного удара".


Симон. Дух гомеопатии (Simon, Geist der Homöopathie, Hamburg 1833):

Стр. 25: "Слишком сильный прилив крови к благородным органам мы стараемся целесообразно умерить отчасти уменьшением массы крови, отчасти же при помощи средств, успокаивающих кровообращение и отвлекающих кровь от упомянутых органов". В "Антигомеопатическом архиве" Симона (1835, тетрадь III, стр. 120) один врач говорит: "Референт считал бы совершенно излишним доказывать всеобщепризнанные преимущества кровопусканий и опорожняющего метода (methodus evacuans)

— 239 —

вообще". Подобные взгляды, написанные в этом же тоне, встречаются во всякой тетради этого журнала, являющегося достойным представителем аллопатического приема ведения борьбы.

Суждения Симона о способностях Ганемана: "Он везде, как ученый и как врач, тот же самый ненадежный игнорант"1.

Аноним. Чудеса гомеопатии (Ein Anonymus, Wunder der Homöopathie. Leipzig, 1833):

Стр. 60: "Настоящее воспаление легких без кровопускания не излечивается"...

Стр. 61: "Гомеопатические шарлатаны и акушеры со своими подмастерьями и работниками".

Стр. 64: "Природа имеет очень много средств и путей, чтобы самостоятельно уничтожить расстройства в организме; и изучение этих путей и следование по ним в соответствующих случаях составляет задачу врачебной науки. Излишек крови природа удаляет кровотечениями; испорченные вещества в пищеварительном канале и переполнение его она устраняет, без помощи искусства, произвольным опорожнением... воспалению она противопоставляет нагноение, а гангрене воспаление".

Стр. 69 и 70: "Что вогнанная внутрь чесотка очень часто влечет за собой хронические болезни, было известно всем врачам, так что Ганеман, для доказательства этого, мог бы не наполнять 13 листов выдержками из чужих сочинений, к чему его побудила алчность и желание увеличить гонорар".

Стр. 111: "Современная гомеопатия представляет особенно слабую сторону в тех случаях, когда через упущение общего или местного уменьшения крови, дальнейшее сохранение органов в удовлетворительном состоянии, здоровье и даже жизнь подвергаются опасности". В конце этого сочинения говорится: "Теперь пусть каждый сам выводит заключение, на чьей стороне правда".


Д-р Церони. О врачебной науке, аллопатии и гомеопатии (D-r Zeroni, Grossherzogl. Bad. Hofrath. Ueber Heilkunde. Allopathie und Homöopathie. Mannheim, 1834):


1 Antihom. Archiv B. I, Heft 2, S. 25

— 240 —

Стр. 23: "При этой болезни (скарлатина) самая сильная опасность устраняется известными во врачебной науке и испытанными средствами, в числе которых кровопускания занимают первое место".

На стр. 25 и 26 автор многократно повторяет о необходимости кровопусканий при скарлатине.

Стр. 27: "При дизентерии беспристрастное наблюдение показывает... что часто все симптомы заболевания кишечного канала после кровопускания... исчезают".

Стр. 31: "При дизентерии часто одно или несколько кровопусканий необходимы".

Стр. 32: "Часто при дизентерии кровопускание необходимо, чтобы спасти жизнь".... "Гомеопат оставляет умирать".

Стр. 35: "Настоящие воспаления, предоставленные самим себе, оканчиваются смертью".

Стр. 36: "При чисто воспалительной горячке больной умирает, если заблаговременно не сделано кровопускание".

Стр. 37: "При воспалении легких больной без сильных и даже многократных кровопусканий безвозвратно погибает".

Стр. 39 и 40: "На моих глазах (после воспаления подреберной плевы) образовывались нагноения и сращения, причем я обвинял себя, так как полагал, что мало выпустил крови"... "Я советую гомеопатам дать себе труд познакомиться с воспалениями в груди и легких, а в особенности с отличительными свойствами воспалительной горячки".

Стр. 45 и 46: "На основании моих опытов больной, избавившийся от (перемежающейся) лихорадки, должен был бы, по крайней мере в нашем климате, 20 дней не выходить на воздух". Ганеман требовал возможно более широкого пользования свежим воздухом. "Я обращал внимание на важность кровопускания, слабительных и укрепляющих средств".

Стр. 63: "В общем же можно доказать, что гомеопаты не имеют ни малейшего понятия об истинной врачебной науке....

Наблюдение самых выдающихся людей новейшего времени... Опыт... Кровопускание".

Стр. 76: "Гомеопат не врач; он не знает средств, которые могут спасти жизнь".

— 241 —

Заключение: "Пусть же удастся разуму побороть наконец медицинские предрассудки вообще!".


Эшенмейер, профессор в Тюбингене. Аллопатия и гомеопатия (С. А. Eschenmayer. Die Alloopathie und Homöopathie. Tübingen, 1834):

Стр. 39: "В случае всеобщего возбуждения следует скорее применять успокоительные средства и кровопускания, чтобы укротить реакцию". "Существуют вещественные препятствия, которые задерживают деятельность жизненной силы, как, например, скопление желчи, мокроты, лимфы, глистов, экскрементов, которые следует удалять посредством рвотных и слабительных средств".

Стр. 61: "Если кровопусканием, успокоительными средствами и нарывным пластырем уменьшают действие враждебного раздражения, то кто может искать в этом лекарственную болезнь".

Автор судит о гомеопатии по возможности объективно и признает многие ее преимущества.

Стр. 30: "Я вполне согласен с Ганеманом в том, что необходимо прийти к более простым принципам, а именно к таким, которые непосредственно ведут на практический путь и оставляют в стороне бесчисленное множество гипотез" и т. д.

Стр. 57: "Каким путем можно уничтожить сомнения относительно лекарственных сил? Не иначе, как испытанием действия лекарств на здоровых и затем открытием критерия, по которому действие этих лекарственных средств может быть перенесено на больных. Ганеман ввел этот метод и нашел критерии. Только таким образом мы можем приобрести специфические средства, а они-то и составляют то сокровище, к которому стремится врачебное искусство".

Стр. 47: "Как некогда Ньютон падением яблок был наведен на силу тяготения и ее закон, так и Ганеман некоторыми опытами был наведен на мысль, что не могут ли лекарства, вызывающие у здоровых определенные припадки, вылечивать подобные же симптомы у больных. За этой мыслью немедленно последовали наблюдения, и таким образом Ганеман предпринял великий эксперимент с такой настойчивостью и осторожностью, которым мы не можем не удивляться".

— 242 —

стр. 100: "Даже гомеопаты и их учитель во главе сознаются, что не сумели бы объяснить, каким образом атомы лекарств могут еще оказывать заметное действие на организм! А между тем на деле это так, и по крайней мере 400 врачей подтверждают этот факт на основании своих опытов. Даже д-р Копп, беспристрастный критик гомеопатии, ни в чем так сильно не убежден по своему собственному опыту, как в действии лекарств децильонного разведения, так что он мог бы признаться в этом, как член суда присяжных".

Стр. 38: "Опыт вступил в такую тесную связь с гомеопатией, что стремление к отрицанию этого факта обличало бы невежество или упрямство, или пристрастие, или лень, или же боязнь новой системы".

Стр. 134: "Гомеопатия основана таким человеком, который имеет полнейшее право предложить врачам новую систему. Она уже выработалась в школу, к которой принадлежит несколько сот достойных людей. Пусть же ей предоставят свободу показать, что она может сделать".

На стр. 98 и 99 говорится, что врачи до Ганемана пренебрегали диетой.


Проф. д-р Рике (Riecke), также в Тюбингене, 27 cентября 1833 г. в день тезоименитства короля говорил речь, в которой высказал следующие взгляды1:

Со временем гомеопаты возвратятся к кровопусканию.

"Система Ганемана в том виде, как она является нам в настоящее время, так обильна научными противоречиями, так безгранична в своих выводах, что ей как системе нельзя предсказать будущность. Но, тем не менее, было бы совершенно неправильно смотреть на гомеопатию как на вполне ничтожное явление. Она затронула самую слабую сторону аллопатии, а именно фармакологию, обратила внимание на огромные недостатки нашей медицины, вследствие чего общая реформа сделалась неизбежной".

"До сих пор ни один университет не обратил внимания на гомеопатию. В Лейпциге была основана частная клиника.


1 cf. Allgem. Anz. d. Deutschen. 1834. S. 4288.

— 243 —

Следовательно, учащийся лишен возможности познакомиться с гомеопатической литературой, заключающей в себе более трехсот томов за и против, которые, конечно, было бы напрасно искать в университетских библиотеках. Такой литературой не обладала ни одна из скоропреходящих сект".

"Врач-гомеопат непременно должен сам приготовлять свои лекарственные вещества, что при простоте приготовления не представляет никаких затруднений. Так как все гомеопатические лекарства химически не обнаруживаются, а также не имеют ни цвета, ни запаха, ни вкуса, то не существует другого средства для убеждения в неподдельности подобных медикаментов, как только сознание врача в тщательности их приготовления. Вследствие этого приготовление лекарств самими врачами есть и останется conditio sine qua non для гомеопатов".


Проф. Ф. Г. Гмелин (вместе с Эшенмейером и Рике третий из тюбингенских профессоров, писавших в одно и то же время, 1834–1835, о гомеопатии). Критика гомеопатических принципов (F. G. Gmelin. Kritik der Principien der Homöopathie, Tübingen, 1835):

Стр. 63: "И так всем известен факт, что рана не излечивается, получает дурной вид и даже становится опасной, если в кишечном канале находятся глисты. Как только глисты выходят или же искусственно изгоняются, рана заживает. То же самое наблюдал Штоль во время господствовавшей желчной лихорадки. Незначительные раны не заживали, вызывали опасные припадки, но немедленно принимали благоприятный оборот и заживали, после того как желчь была удалена при помощи рвотного.

Стр. 64: "Конечно, теперь найдется мало физиологов, которые не считали бы кровь оживленной (belebt), но несмотря на то, слишком большое количество этой последней следует считать крупным препятствием для безостановочного кровообращения, а вместе с тем и для свободной деятельности жизненной силы".

Стр. 92: "Так, например, слабительные отвлекают от головы, мочегонные средства от легких и сердца. А так как в болезнях вообще всего опаснее, если болезненный процесс

предыдущая часть  Предыдущая часть   содержание Содержание   Следующая часть следующая часть