Д-р Карл Боянус

Д-р К.Боянус

Гомеопатия в России.
Исторический очерк


Москва, 1882

— 213 —

Круп. "Так как бóльшая часть авторов под этим наименованием смешивала болезни легкие и очень опасные, то и на терапевтических средствах, против нее употребленных, необходимо должна была отразиться такая же путаница" (Dict. de médecine).

"Лечение крупа довольно загромождено, чтоб не настаивать на средствах, которых действительность так проблематична" (Valleix).

Хроническое воспаление ветвей дыхательного горла. "Если уж по имеющимся у нас неполным наблюдениям


1 точной оценке всех явлений, ее составляющих, а как оценить эти явления, когда мы их не знаем?" (Там же). "Guersant полагает, что псевдокруп состоит в эфемерном воспалении слизистой оболочки гортани. Bretonneau предполагает, что болезнь происходит от отечной опухоли гортанной щели; он не думает, чтобы спазм гортанной щели производил или хоть усиливал эту болезнь. — Rilliet et Barthez, имея в виду, что вскрытия показали лишь изменения очень легкие, состоящие в усиленном отделении слизистой оболочки гортанной перепонки; что в иных случаях ровно ничего не оказывалось; что, с другой стороны, перемежка симптомов заставляет предположить, что элемент воспалительный играет роль второстепенную, а нервный главную, заключают, что болезнь состоит в опухоли (phlegmasie) с преобладанием нервного расстройства. — Barrier счел рациональным разделить псевдокруп на две категории, одну с воспалением, другую без воспаления. — Из всех этих мнений следует, что псевдокруп сопровождается анатомическими изменениями легкими или даже ничтожными. Но должно ли с Барьером принимать, что псевдокруп может подделаться (simuler) под круп только в таком случае, когда есть анатомические изменения? — это значило бы впасть в весьма важную ошибку. Чтобы доказать это, мы могли бы сослаться на величайшие аналогии, если бы нас не избавляли от этого факты, еще более доказательные (следует история болезни). Несомненно , стало быть, что и при отсутствии всякого видимого изменения гортани случается наблюдать симптомы до такой степени подобные крупу, что даже самые опытные практики могут ошибиться" (Fabre, там же).

"Большей частью лихорадка и продолжение этой болезни суть результаты более или менее энергического лечения, которое никогда не упустят приложить, потому что постоянно смешивают ее с крупом. Когда употребляются только простые средства, то она почти всегда очень легко оканчивается обыкновенным отделением мокрот" (Guersant, там же).

"Что должен делать врач, призванный лечить ребенка, у которого оказываются все симптомы псевдокрупа? Должен ли он всегда ставить благоприятный прогноз и предоставлять природе действовать? Очевидно, нет. Ничто не доказывает, чтобы эта простая болезнь не могла окончиться смертью. Припадки удушья, после более или менее значительной перемежки, могут повториться чаще и ожесточеннее и причинить смерть" (Rilliet et Barthez, там же, в той же статье). Ред.

— 214 —

нам трудно добиться сколько-нибудь положительных данных касательно причин, симптомов и диагностики, то тем более увеличиваются затруднения, когда дело идет о лечении, которое слишком часто основывается на опыте слишком малодоказательном или на теоретических мнениях" (Valleix).

Одышка. "Мало найдется болезней, против которых было бы направлено больше лекарств и с меньшим успехом" (Monneret et Fleury, Compend. de méd.).

Боль желудка (gastralgia). "Бесконечное разнообразие форм и симптомов желудочно-кишечного невроза делает чрезвычайно трудным начертание правил потребного лечения" (Tardieu).

Воcпаление печени. "Мы столько же мало научены касательно лечения хронического воспаления печени, сколько и касательно острого... Заключение: вы видите, как я уже сказал, что это лечение еще очень смутное и неверное" (Valleix).

Желтуха. "Словом, из этого видно, что мы по этой части терапии имеем только самые смутные указания" (Valleix).

Послеродовое воспаление брюшины. "Касательно лечения этой болезни между врачами господствует величайшее разногласие" (Grisolle).

Бели. "На лечении белей необходимо должен был отразиться недостаток точности в определении этой болезни, и можно сказать, что это лечение истинный хаос" (Valleix).

Болезненная менструация. "Терапевтические средства чрезвычайно многочисленны, и поэтому-то именно очень трудно сделать удовлетворительное указание" (Fabre, Diсt. du méd. prat.).

3адержаниe менструации. "Было бы слишком долго исчислять здесь весь плетень терапевтических противоречий, составляющих ocнованиe лечения этой болезни".

Невралгия. "Множество средств было употреблено против невралгии, но нет возможности определить степень их пользы".

Воспаление оболочек мозга. "Практику очень часто приходится быть только зрителем пагубных успехов этой болезни" (Fabre).

Воспаление мозга. "Мы имеем лишь очень неопределенные данные насчет лечения этой важной болезни".

Острое воспалeние спинного мозга. Стоит взглянуть на (исчисленные) средства, чтобы убедиться, что лечение этой болезни далеко не имеет твердого ocнования" (Valleix.)

— 215 —

Неврозы. "...Лечение неврозов столько же неизвестно, как их сущность" (Nysteu).

Нетрудно было бы привести тысячи подобных суждений самих аллопатов о диагностическом и терапевтическом достоинстве их доктрины. Но и этих выдержек достаточно для доказательства, что знаменитые "святые истины" аллопатии — еще очень темный миф. Стало быть, приверженцам учения столь сомнительного и шаткого, вовсе не след быть слишком взыскательными к гомеопатии.

2. С гомеопатической точки зрения ответ на предложенные вопросы очень прост. Если выбор лекарства сделан на ocновании начал гомеопатии, то целебное действие несомненно окажется, какие бы сомнения ни облекали местную диагностику, место поражения, сущность и имя болезни, потому что свойство лекарств, их сфера действия, аналогия этого действия с действием причины болезни, все клиническое показание для нас обнаружено чистым опытом на здоровом.

На вопрос 6-й мы только что ответили с гомеопатической точки зрения. Что же касается до значения тepaпии старой школы в таких случаях, то indicationе incerta maneas in generalibus, то есть: когда не знаешь, что делать, держись общих мест искусства; a juvantibus et a lаedentibus praecipue fit indicatio, — когда испытано вредное и полезное, тогда мы узнаем, что может принести пользу. Это знание, конечно, приобретается часто слишком поздно дли больного. Naturam morborum ostendit curatio — когда больной умер или выздоровел, можно по употребленным средствам заключить о сущности болезни. Знаменитый Труссо, со своей стороны, очень усердно рекомендует пробование.

Вопрос 7-й незнающего может заставить предположить в старой школе такую непогрешимость диагностики, какой она очень далеко не обладает. Гомеопаты однако ж ведь большей частью побывали в рядах аллопатов и знают цену этой претензии. По счастию для нас, открытый Ганеманом закон делает нашу тepaпию независимой от хитросплетения наименований, в котором старая школа путается при отыскании распознания страданий адинамических, воспалительных и проч., потому что дифференциальная диагностика бывает темна в особенности в первом периоде, в начала болезни, т.е. в тот момент, когда ее всего легче было бы уничтожить или уменьшить ее опасность. Что же делает "рациональная школа" в этот момент? Ждет, пока дело выяснится; стоит, сложа руки, и ждет имени! "Системы — воистину

— 216 —

идолы, которым медицина приносит человеческие жертвы", сказал кто-то. Если от имени болезни зависит верность или ошибочность приложения терапии, то именно аллопатическая-то диагностика и становится опасным оружием против больного; тут-то и грозит беда: врач, вместо того, чтоб просто не дать человеку умереть от болезни, по ошибке в диагностике может убить его. Эта плачевная перспектива зависит от самого взгляда старой школы на диагностику и ее роль. За это-то аллопатия и осуждена своими же.

На вопрос 8-й:

Конечно, если б гомеопат принужден был основать лечение болезней грудных органов на блужданиях старой школы, то он с первого же шагу попал бы в безвыходный лабиринт. Справедливо также, что есть большое сходство между симптомами этих болезней, когда они рассматриваются, так сказать, гуртом, сами по себе: когда мы не обращаем никакого внимания ни на группы этих симптомов, ни на порядок их проявления, ни на характерные оттенки, ни на ближайшие и отдаленные причины, ни на сопровождающие обстоятельства и т.д. А так как гомеопатическая школа подвергает все эти симптомы внимательному, подробному и точному разбору, сообразно основным правилам своим, то для нее рождается свет там, где аллопатия вечно бродит в потемках. Тут опять аллопатическая диагностика является со cвоими страшными последствиями ошибок, опять имя играет свою роковую роль. Программа говорит, что симптомы болезней грудных органов почти тождественны. Мы слегка пробежим хоть только симптомы кашля, чтобы доказать противное.

Кашель может быть:

Сухой и мокротный, звонкий, хриплый, глухой, с затяжкой, прерывистый, судорожный, удушливый, беспрерывный, слабый и сильный, короткими и долгими приступами, постоянный, утренний, вечерний, дневной, ночной.

Он может сопровождаться: тоской, беспокойством, судорогами, кровотечением из носу, слабостью, лихорадкой, насморком, различными болями в груди, в подреберьях, в спине, в животе, в голове, в горле; охриплостью, биением сердца, жжением, приливами, сжатием, стеснением, колотьем, хрипотой, спазмами, слюнотечением, тошнотой, рвотой, головокружением, трепетанием, поносом, пóтом, худением, отеком и проч.

— 217 —

С извержением: мокроты горькой, кислой, сладковатой, соленой, травянистого или металлического вкуса, вонючей и т.д.; водянистой, пенистой, тягучей, комковатой, студенистой, слизистой, вязкой, гноевидной, белой, желтой, красноватой, кровянистой, ржавой, зеленоватой, сероватой, прозрачной, черноватой, гнилой и т.д.; обильной и необильной, ночной и дневной, и проч. Он может ожесточаться и успокоиваться от пищи, питья, воздуха, тепла, холода, ветра, сырости, от движения и от лежанья, от разных положений и проч.

Может начинаться со свербения, щекотания, сжатия, боли, раздражения, сухости, ощущения удушливого газа или постороннего тела в горле, в груди и проч., и проч. Формы и характеры кашля бесконечно разнообразны и подробное исчисление завело бы нас слишком далеко. Приведенного, впрочем, совершенно достаточно, чтоб показать, что кашель — припадок не всегда тождественный, оттенок не всегда маловажный.

Разберите таким же образом одышку, боль, стеснение груди, сердцебиения и неправильности дыхания, и вы получите оценку значения восьмого вопроса.

Занимаясь подробнейшим разбором припадков болезни и ощущений больного, гомеопаты вовсе не пренебрегают распознанием места и степени патологического изменения и не считают новейших открытий во вспомогательных отраслях науки исключительной монополией аллопатии. Вся разница только в том, что определив место и свойство болезни — недостаточность клапанов, гипертрофию половины сердца, туберкулы во второй степени — аллопатия принимает эти определения за исходную точку для начертания плана лечения, и отсюда противоположные мнения практиков касательно соответствующих средств, потому что один может принять страдание бродящего нерва за поражение легких, другой — болезнь сердца за страдание продолговатого мозга и т.д.1. А гомеопатия выбирает средство по соответствию симптомов, сопровождающих местное поражение, причем ошибка в наименовании


1 Одну очень знатную особу в Петербурге именитые здешние аллопаты в продолжении многих лет лечили от поражения легких. За диагностическими инструментами дело не стояло; употребляли тоже, конечно, все средства, доступные ничем не стесненному состоянию; и в Палермо, и в Ниццу ради болезни груди посылали, а когда умерла и вскрыли, оказалось, что легкие совершенно здоровы! Не худо бы помнить подобные факты, собираясь доказать бессилие гомеопатии и твердость научных оснований аллопатии. Ред.

— 218 —

не имеет никакого влияния, разногласие во мнениях невозможно; зато возможно, если не всегда, исцеление болезни, а которая может быть и неизлечимой, то по крайней мере облегчение страданий больного.

На вопросы 9 и 10 ответ уже заключается в предыдущем. Но для решительной победы аллопатии над гомеопатией выдвигается еще резерв; выстраиваются в боевой порядок диабет, пневмония и брайтово перерождение почек. Посмотрим, благонадежные ли это союзники. Послушаем самих аллопатов. "Мало1 найдется болезней, против которых было бы употреблено столько лекарств, как против диабета: паровые бани, всякого рода втирания, отвлекающие, кровоизвлечения общие и местные, минеральные кислоты, известковая вода, вяжущие, успокоительные, препараты креозота, меди, ртути, опия... хвалили также щелочное питье... но чаще всего — безуспешно" (Grisolle). Можно подумать, что присутствуешь при вавилонском столпотворении.

"Против диабета были предложены различные способы лечения, но они были основаны на химических гипотезах, ныне забытых, и давали результаты только неудачные. Мясная диета, которая, говорят, в некоторых случаях имела хорошее влияние, большей чacтью бывает недостаточна" (Littrè et Robiu. Dict. des termes de méd.). Неправда ли, что тут, как и всегда в аллопатии, обилие средств маскирует бедность результатов? И что же тут преследуют с таким ослеплением как сущность болезни? Сахар! Забывают, что этот сахар только продукт болезни, следовательно, один из симптомов ее. В доказательство набросаем краткие очерки этой болезни.

Десна рыхлые и кровоточивые; зубы шатаются и портятся; слюна пенистая и кислая; язык красный, часто обложенный белым, изредка черноватый; аппетит неправильный, чрезвычайный; алчный голод или же отвращение от пищи; неутолимая жажда; пищеварение трудное; рвота; кожа сухая, шероховатая, покрывающаяся различными сыпями; уменьшенная чувствительность кожи; отcyтствиe испарины; иногда местная гангрена членов; ослабление


1 Напротив, мы находим много. На всякой сколько-нибудь важной болезни зауряд испытываются все возможные и невозможные способы лечения и самые противоположные средства.


предыдущая часть Предыдущая часть   Следующая часть История гомеопатии в России