Д-р Карл Боянус

Д-р К.Боянус

Гомеопатия в России.
Исторический очерк


Москва, 1882

— 297 —

По сведенью, доставленному врачом, заведовавшим отделением с постоянными кроватями, видно, что в больницу со дня ее открытия по 1 января 1877 года поступило всех больных 129 человек.

Из них: выздоровело ............... 106
получили облегчение ................ 11
умерло ............................. 12
Итого.............................. 129

Защитникам и приверженцам гомеопатического лечения 9,3% смертности должен показаться необычайно великим, свойственным больницам аллопатическим, но они должны принять в соображение, что 12 чел. умерших — все, кроме одного, были одержимы безусловно неизлечимыми болезнями, а именно: 1 старческим истощением, 5 чахоткой, 1 раком желудка, 1 амилоидным перерождением печени и почек, 1 Tumor ovarii, 1 Carcinoma cruris, insufficientia mitralis и 1 только дизентерией — болезнью тоже не при всяких обстоятельствах излечимой. Вообще мы думаем и уверены, что с нами согласится всякий опытный и беспристрастный врач, что результаты трехлетнего существования гомеопатической больницы ни в каком случае не могут дать надлежащих точек сравнения с больницами аллопатическими, а следовательно не могут представить и правильных данных для вывода заключений о превосходстве гомеопатического лечения.

Что касается журнала, то он прекратился по той же причине, как и в шестидесятых годах — по малому числу подписчиков, научно подготовленных к его чтению. В редакцию журнала, как и десять лет тому назад, со стороны подписчиков предъявлялись такие требования, которых она ни в каком случае удовлетворять не могла. "Большая часть читателей, — говорит Дерикер, — требует от журнала в особенности популярных наставлений, как лечить болезни. При этом, разумеется, слово "популярное" имеет весьма много различных значений, смотря по степени образования каждого требующего. Некоторые требуют понятного даже для простого народа, чуть ли не для совершенно безграмотных. Это уж равняется музыке для глухих и живописи для слепых. А есть такие требования... Повторим для недовольных, что нашей задачей было и прежде, в 1860 году, и в особенности теперь, когда журнал издается от имени Общества врачей, прежде

— 298 —

всего отстаивание интересов науки и привлечение по мере возможности читателей врачей, все с той же целью обратить на гомеопатию внимание людей науки, содействовать к увеличению числа русских врачей-гомеопатов... Мы стараемся дать такое содержание, которое знающих людей заставляло бы сохранять журнал как сборник сведений, полезных во всякое время. В угоду неврачам и мало приготовленным мы тоже даем кое-что, но не можем обратить журнал в орган простой популярной пропаганды, лишенной всякого значения в глазах врачей. Такой орган был бы в сущности бесполезен. Действительно, интересующиеся делом и успехами гомеопатии в России, успехами Общества и его учреждений, должны понимать это и понимать также необходимость жертв на пользу общую"1.

Как ни прискорбны были неудачи, испытанныe в последнее время гомеопатическим Обществом, но видеть в них упадок доверия к гомеопатии было бы крайне ошибочно. Больница закрылась, но не потому, чтобы публика не доверяла принятому в ней способу лечения, но потому, что она не была прочным образом обеспечена, что опять-таки не может служить доказательством равнодушия публики к намерениям и целям Общества врачей-гомеопатов. Для прочного существования больницы даже в таких незначительных размерах, как она была открыта, требовался постоянный капитал около ста тысяч рублей — возможное ли же дело, чтобы Общество в пятилетний срок своего существования могло образовать такой капитал, как бы горячо ни были преданы жертвователи делу гомеопатии? Ошибка, как мы видели, заключалась в том, что больница была открыта преждевременно, когда Общество еще не обеспечило своего предприятия нужным капиталом, но тут уж было виновато не равнодушие к гомеопатии, а излишняя, нетерпеливая ревность к ней некоторых членов Общества, поспешивших к выполнению главной задачи его, но мало знакомых с материальной стороной задуманного дела. Недостаток подписчиков на журнал в среде публики тоже ничего не доказывает в пользу охлаждения ее к гомеопатии. Мы не раз уже говорили, что бóльшую часть так называемых приверженцев гомеопатии интересует ближайшая цель нового способа лечения — исцеление болезней, но отнюдь не научная сторона медицины, поэтому они вполне удовлетворяются лечебниками, и очень


1 "Журнал С.-Петербургских врачей-гомеопатов" 1873 г. стр. 291—293.

— 299 —

естественно, что специально-научный журнал в среде их не мог иметь особенного успеха. Да и не на них рассчитывало Общество, предпринимая свое издание; оно рассчитывало, как мы видели, на врачей, которые должны изучать все отрасли медицины с добросовестностью и беспристрастием людей, ищущих правды. Оказалось однако же, что большинство их, исчерпав в течении пятилетнего пребывания в университете всю глубину премудрости факультетской науки, остаются в том убеждении, что идти больше некуда, что, получив диплом и привилегию спасать человечество, искать им больше нечего — проживем и так... Притом же, рассуждают они, разве мы не знаем, что такое гомеопатия? Нам уже сказано, что это нелепость... Для таких врачей литература гомеопатии не существует; она долго еще будет оставаться для них terra incognita, до тех пор по крайней мере, пока случай не приведет их, подобно Далю, к убеждению в очевидной действительности минимальных доз. Так, в описываемый нами период времени два врача-аллопата, один бывший свидетелем быстрого исцеления д-ром Беком сильнейшего воспаления глаза, другой после нескольких удачных опытов гомеопатического лечения, предпринятых им из любопытства, оставили аллопатическую практику и стали гомеопатами.

Нельзя не признать особенно знаменательным то явление, что в последние два десятилетия гомеопатия заметно стала распространяться внутри империи — в провинциях, что, по нашему мнению, может служить лучшим доказательством того, что публика все более и более сознает практическую пользу новой медицины. В периодической печати того времени находим корреспонденции, указывающие на несколько новых пунктов, где гомеопатия нашла себе приют и практикуется с очевидным успехом. Так, в Пензенской губернии в г. Краснослабодске доктор Любимов в течении летнего времени 1871 года, пользуя с большим успехом больных холерой и холериной (из 200 чел. у него умерло только 3), старался изведанные им по свойству бывшей эпидемии средства (Coloc u Ars). распространять между жителями города, преимущественно же снабжал ими сельских священников, ездивших по деревням для совершения треб, и таким образом расширяя круг врачебной помощи много содействовал к облегчению народного бедствия. Эта заслуга д-ра Любимова вызвала со стороны городских жителей всех сословий общую признательность к нему, выраженную ими в особом к нему

— 300 —

письме. В губерниях Казанской, Вятской, Пермской и Оренбургской распространителем гомеопатии в продолжении нескольких лет был неврач, некто Далматов, который, живя большей частью в Вятке, вел открытую и ожесточенную борьбу с тамошними врачами-аллопатами. Его неутомимая пропаганда была отчасти причиной обращения к гомеопатии одного из тех двух врачей, о которых мы упомянули выше. "Прибыв в г. Вятку, — рассказывает этот врач, — я случайно познакомился с одним из старинных тамошних жителей, который из любви к медицине занимается гомеопатическим лечением и ведет открытую и ожесточенную войну с врачами-аллопатами г. Вятки. До приезда туда я не имел понятия о гомеопатическом лечении, потому что не случалось встретиться с врачом-гомеопатом или с кем бы то ни было, от кого мог бы получить какие нибудь сведения об этом новом медицинском учении. Хотя мой новый знакомец не имеет правильного медицинского образования, вследствие чего иногда не может поставить правильной диагностики, однако несмотря на это он многим больным помогает. Из одного только любопытства, а иногда от скуки, я брал у него разные гомеопатические руководства и понемногу знакомился с гомеопатическим лечением. Но один случай, бывший в сентябре 1875 г. с одной больной, заставил меня обратить более серьезное внимание на гомеопатью и не шутить над этим лечением, которое, как я думал прежде, состоит в лечении одними только латинскими названиями, особенно при высоких гомеопатических делениях"1. Вятский корреспондент "Журнала С.-Петербургских врачей-гомеопатов" в 1873 году сообщал в редакцию, что гомеопатическое лечение в Северо-Восточном крае особенно распространяется при содействии тамошнего духовенства. "Мы можем насчитать, — говорит он, — многие сотни священников Уфимской, Оренбургской и Вятской губерний, которые с пользой занимаются этим делом и посредством лечебников оказывают спасительное пособие беспомощному сельскому населению". Другой корреспондент из Вятской же губернии, из города Орлова, пишет в газету "Новое время", что лечение гомеопатией принимает там день ото дня все большие и большие размеры, так что чуть ли уже не во всех домах появились аптечки. Знав лично покойного Далматова, мы не сомневаемся, что распространение гомеопатии в упомянутых


1 "Журн. С-Пбских врачей-гомеопатов" 1876 г. стр. 30.

— 301 —

губерниях было главным образом делом этого горячего последователя новой медицины. Даже в далеком Иркутске стала известна гомеопатия. Замечательно, что здесь она приняла роль союзницы тамошнего миссионерского общества при обращении инородцев в христианство. В отчетах этого общества за 1866 год читаем: "По сведениям, полученным из Алтайской миссии, видно, что бывали случаи, где миссионеры при помощи гомеопатии своими удачными исцелениями изумляли даже лам, хвалящихся своим искусством лечения; можно сказать, что когда наши миссионеры ознакомятся с легким и верным гомеопатическим способом лечения, то они сильно поколеблют влияние лам на инородцев". На этом основании Иркутский архиепископ, в виду очевидной пользы этой меры, снабдил всех миссионеров гомеопатическими аптечками и лечебниками1. Распространению гомеопатического способа лечения между жителями Иркутска много способствовал также проживавший там долгое время врач-гомеопат д-р Луковский. Потом он переселился в Саратов, где занимается практикой и до сих пор. Кроме Луковского, в Саратове с успехом практикуют д-р Кнорре и Бобров; последний не врач, но с основательными познаниями в естественных науках, приобретенными им в Казанском университете. В Волынской губ. в городе Староконстантинове с 1857 года занимается гомеопатической практикой д-р Уляницкий. Из отчета о результатах его практики в 1873 г. видно, что в лечении у него находилось больных разными болезнями 553 чел.; из них выздоровело 469, умерло 23 и к концу года оставалось в лечении 612. Наконец, мы видим, что земства некоторых уездов, сознавая беспомощность сельского населения в отношении врачевания, решились обратиться к гомеопатическому лечению. Так, оно введено в Спасском уезде Казанской губ. и в Белевском Тульской, в последнем по инициативе председателя земского собрания барона Черкасова, который был наведен на эту мысль статьей "Тульских епapxиальных ведомостей" (1865 г. № 15) "О лучшем способе врачебной помощи для нашего простонародья". Предложение барона Черкасова было принято в виде опыта на три года, с 1870 по 1873 г. В докладе Белевской управы, представленном земскому собранию в последнем году, читаем: "По определению


1 "Журн. Вятского Комитета православного миссионерского общества".
2 "Журн. С.-Петерб. Общ. врачей-гом." 1875 г. стр. 46—47.

— 302 —

Белевского уездного земского собрания, состоявшемуся 5 сентября 1869 г., были выписаны управой гомеопатические аптечки в количестве 20 и розданы священникам Белевского уезда вместе с руководствами к употреблению оных. На этот предмет земским собраниям вносилось в смету с 1870 по 1873 год по 150 р., израсходованы же только назначенные по сметам на 1870 и 1872 годы, всего 300 р., остальные же, за 1871 год, 150 р. присоединены были к остаткам, а 1873 г. еще не израсходованы. По сведениям, доставленным от 13 священников об успехе врачевания, оказывается, что гомеопатический способ лечения приносит пользу, так как они удостоверяют, что болезни несложные, свойственные крестьянам, излечиваются, чему можно вполне верить, ибо к тем священникам, которые принятым на себя делом занимаются с любовью, обращаются многие...". Затем доклад, назвав поименно священников, подававших помощь, и число больных, обращавшихся к каждому из них, заключает:"Всего, при пособии 300 р., 7357 чел. больных в течении около трех лет получили облегчение от своих недугов".

Итак, прибавим мы, при ничтожной ежегодной денежной затрате сельское население Белевского уезда получало врачебную помощь по меньшей мере на 2452 человека в год! Цифра внушительная для тех, кому доверены заботы о народном здравии.

Мы очень хорошо знаем, что наши противники аллопаты не придают никакого значения участию неврачей в врачевании народа: по их понятиям, это ничего больше, как невинное препровождение времени в деревенской глуши, забава от нечего делать, не приносящая никому никакой пользы, кроме самообольщения самих лечителей. Найдутся, может быть, и такие, которые не задумаются подать голос за преследование этих непризнанных врачей, как людей если и не приносящих своими нулями положительного вреда, то вредящих уже тем, что отвлекают больных от действительной помощи, какую бы они нашли у них, ученых врачей. Обходя вопрос о "действительной помощи", мы спросим только: да где же эти врачи? Не слышим ли постоянно одно и тоже, что по недостатку не только ученых, но хоть бы таких, которые имеют официальное право лечить, народ наш остается без всякой помощи? Что такое три-четыре земских врача на целый уезд при наших дорогах и других условиях русской жизни? Что касается степени пользы приносимой неврачами-гомеопатами народу, то стоит только обратить внимание на


предыдущая часть  Предыдущая часть   Следующая часть История гомеопатии в России