Дж. Б. Хэндли (США)

картинка Дж. Б. Хендли

Действительно ли британские ученые раскрыли загадку аутизма?
Часть II

Перевод Ирины Соколовой (Новосибирск)

Гидроксид алюминия, также известный как алюминиевый адъювант

Открытие № 2. Алюминиевый адъювант активирует иммунную систему, и он намного более нейротоксичен, чем считалось ранее

Соединения алюминия (гидроксид алюминия и фосфат алюминия) являются наиболее распространенными адъювантами, используемыми в вакцинах. В настоящее время они используются в вакцинах против гепатита А, гепатита В, дифтерии-столбняка-коклюша (DTaP, Tdap), гемофильной палочки типа b (Hib), вируса папилломы человека (HPV), пневмококка (PCV). Алюминиевый адъювант "активирует" иммунную систему и тем самым индуцирует долгосрочный иммунитет к антигенам в вакцине.

Научное понимание токсичности алюминиевого адъюванта изменилось, существенно углубившись, за последние годы (с 2007 года).

В сущности, опубликованные исследования по алюминиевому адъюванту очень новы. Они даже не рассматривались Управлением контроля пищевых продуктов и лекарств США (FDA) или Центром контроля и профилактики заболеваний США (CDC). Эти организации все еще основывают свои рекомендации по использованию алюминия в вакцинах на исследовании, опубликованном в 2011 году, которое делает ошибочный вывод, что путь алюминия из вакцины должен завершаться в скелетной системе тела:

Несмотря на то, что в нашей модели вклад вакцин в нагрузку алюминием организма младенца может быть несколько выше, чем вклад питания, успокаивает тот факт, что основное долговременное депо алюминия, вероятнее всего, окажется в скелете, а не в более чувствительной системе мягких органов.

Бóльшая часть этих догадок об алюминии основана на данных о растворенном алюминии, а не о гидроксиде алюминия, который используется в вакцинах. И теперь мы узнаём, что гидроксид алюминия представляет собой наночастицу, которую поглощает макрофаг нашего организма (дворник иммунной системы человека), а макрофаг может затем легко перенести гидроксид алюминия в мозг (макрофаг легко проходит через гематоэнцефалический барьер). Если вы хотите увидеть полное разоблачение аргументации Управления контроля пищевых продуктов и лекарств и Центром контроля и профилактики заболеваний в пользу "безопасного уровня" алюминия, см. превосходную работу на сайте VP. Вот краткий отрывок из нее:

Неразумно и ненаучно использовать исследования поступающих через пищеварительный тракт водорастворимых солей алюминия (например, AlCl3 или лактата алюминия) для определения безопасной дозы инъекционного алюминиевого адъюванта (содержащего наночастицы гидроксида или фосфата алюминия). Химические формы и путь введения различны. Уже установлено, что наночастицы могут иметь более высокую токсичность, чем макрочастицы или растворимые формы того же материала... Именно те, кто продвигают вакцины, создали этот явно неверный подход к безопасности алюминиевых адъювантов. Критики прививок, включая меня, утверждают, что безопасность инъекционного алюминиевого адъюванта может быть проверена только с использованием инъекционного алюминиевого адъюванта, а не поступающих через пищеварительный тракт солей алюминия, таких как AlCl3 или лактат алюминия. Так говорит здравый смысл. Оставляя в стороне важные проблемы токсичности наночастиц и способа введения, я хочу затронуть вопрос: действительно ли верно, что животным (мышам или крысам) не причиняет вреда поступление через кишечник 62 мг/кг/сутки или 26 мг/кг/сутки алюминия? В конце концов, это фундамент безопасности алюминиевого адъюванта. Сторонники прививок при утверждении безопасности алюминиевого адъюванта полагаются на Кейта и Миткуса, а Кейт и Миткус полагаются на утверждение о безопасности этих доз для животных при поступлении через пищеварительный тракт. Если на самом деле 26 мг/кг/сутки вредны для животных, то анализ Кейта и Миткуса является неправильным и недостоверным. В нескольких исследованиях, представленных ниже, ясно показано, что вредными являются дозы намного ниже, чем 26 мг/кг/сутки.

Я впервые столкнулся с идеей, что алюминиевый адъювант в вакцинах, возможно, гораздо токсичней и опасней, когда начал читать о невероятной работе д-ра Криса Шоу из Университета Британской Колумбии в Канаде. Посмотрите видео, где д-р Шоу обсуждает алюминиевый адъювант и некоторые из экспериментов, проведенных им и его коллегами на мышах, здесь.

В 2007 году д-р Шоу опубликовал первое исследование инъекционного алюминиевого адъюванта в статье "Алюминиевый адъювант, с которым связывают синдром войны в Персидском заливе, вызывает гибель мотонейронов у мышей". Он заявил о глобальной озабоченности опасностью алюминиевого адъюванта:

Кроме того, дальнейшее широкое использование алюминиевых адъювантов в различных вакцинах (например, от гепатитов А и В, DPT [АКДС. — Прим. перев.] и т. д.) может иметь обширные последствия для здоровья. Пока безопасность вакцин не будет всесторонне продемонстрирована в контролируемых долгосрочных исследованиях, которые подробно изучат их влияние на нервную систему, многие из уже привитых, а также те, кого прививают сейчас, рискуют столкнуться с проблемами в будущем. Перевешивает ли защита от страшной болезни риск токсичности — это вопрос, требующий неотложного внимания.

В 2009 году д-р Шоу и его коллеги из Британской Колумбии опубликовали еще одно исследование, посвященное инъекционному гидроксиду алюминия, и результаты были очень тревожными:

Таким образом, представленные здесь результаты воспроизводят предыдущую работу, которая ясно продемонстрировала, что алюминий как принимаемый перорально, так и инъекционный, может быть нейротоксичным. Среди потенциальных механизмов токсичности алюминия может быть усиление воспаления (то есть микроглиоз)…

2012: Механизмы токсичности алюминиевого адъюванта и аутоиммунной реакции при применении в педиатрической практике

В 2012 году, через три года после своего новаторского исследования, д-р Шоу с коллегой д-ром Люсией Томленович опубликовал статью, в который была выражена серьезная озабоченность по поводу ограниченного понимания токсичности алюминиевого адъюванта:

...Несколько удивительно, что несмотря на более чем 80-летний период использования, безопасность алюминиевых адъювантов продолжает основываться на предположениях, а не на научных доказательствах. Например, ничего не известно о токсикологии и фармакокинетике алюминиевых адъювантов у младенцев и детей... Тем не менее несмотря на эти наблюдения, дети продолжают регулярно в соответствии с календарем прививок получать значительно более высокие уровни алюминиевых адъювантов, чем взрослые.

Эти двое ученых потребовали срочно пересмотреть профиль безопасности вакцин, содержащих алюминиевый адъювант:

Однако существующие данные (или их отсутствие) ставят под сомнение адекватность профилей безопасности нынешних вакцин, предназначенных для педиатрической практики. Поскольку младенцы и дети наиболее подвержены риску осложнений после вакцинации, срочно необходимо заново и строже оценить потенциальные неблагоприятные последствия для здоровья, связанные с вакцинацией в педиатрической практике.

2013: Медленный CCL2-зависимый перенос биоперсистентных частиц от мышц к мозгу

В 2013 году французские ученые показали, что инъекционный алюминиевый адъювант, введенный в организм мыши, через год попадал в мозг. Авторы исследования выразили серьезную озабоченность по поводу этого нового открытия:

Постоянно растущие дозы этого плохо биоразложимого адъюванта могут стать коварно опасными, особенно при гипериммунизации или при незрелом/измененном гематоэнцефалическом барьере...

Авторы тщательно выбирали свои слова с учетом повсеместности использования алюминиевого адъюванта в детских вакцинах по всему миру. Поэтому то, что они решили назвать алюминиевый адъювант "коварно опасным", должно вызвать беспокойство у любого родителя. К сожалению, именно то, о чем они выражают реальную озабоченность (увеличение доз), происходит с детьми с начала 1990-х годов, когда программа иммунизации в США и во всем мире расширилась более чем втрое, в основном из-за введения новых вакцин, содержащих алюминиевый адъювант.

2015: Биоперсистенция и перенос алюминиевых адъювантов вакцин

В 2015 году еще одно исследование, выполненное во Франции в Университете Парижа XII Валь-де-Марн (UPEC), подтвердило этот новый взгляд на алюминиевый адъювант как на опасный, биоперсистентный и в конечном итоге повреждающий мозг токсин. Это исследование подтвердило, что алюминиевый адъювант медленно проникает в мозг, где и остается, возможно, навсегда.

В этом исследовании объясняется, что из-за своей биоперсистентности алюминиевый адъювант может вызывать длительный иммунный ответ, что, по сути, означает, что наш организм не имеет возможности избавиться от алюминиевого адъюванта, поскольку у нас нет естественных средств для вывода этого искусственного вещества:

Таким образом, алюминиевый адъювант и другие плохо биоразлагаемые материалы, захватываемые на периферии фагоцитами, циркулируют в лимфатической и кровеносной системах и могут проникать в мозг по принципу троянского коня, аналогично тому, как это делают инфекционные частицы. Предыдущие эксперименты показали, что введение алюминия может вызвать дисфункцию и повреждение ЦНС, что вызывает сомнения в безопасности алюминия.

Ноябрь 2016: Нелинейная зависимость реакции от дозы частиц адъювантов из гидроксида алюминия: избирательная нейротоксичность малых доз

И как раз осенью 2016 года еще одно важное и показательное исследование по алюминиевому адъюванту принесло новые плохие новости и лучшее понимание.

Можно с уверенностью сказать, что выводы этого исследования коренным образом изменили наше понимание алюминиевого адъюванта. Авторы французского исследования в журнале "Токсиколоджи" крайне обеспокоены широким применением алюминиевого адъюванта:

Озабоченность по поводу безопасности [алюминиевого адъюванта] возникла после осознания его неожиданно длительной биоперсистентности в иммунных клетках некоторых людей, а также после сообщений о синдроме хронической усталости, когнитивной дисфункции, миалгии, вегетативной недостаточности и аутоиммунных/воспалительных особенностях, связанных по времени с многократным введением содержащих алюминий вакцин.

На моделях на мышах также обнаружили чрезвычайно тревожную уникальную особенность алюминиевого адъюванта: последовательные малые дозы были БОЛЕЕ нейротоксичны, чем одна доза:

Мы пришли к заключению, что альгидрогель [алюминиевый адъювант], введенный в малой дозе в мышцу мыши, может избирательно индуцировать длительное накопление алюминия и нейротоксические эффекты. Чтобы объяснить этот неожиданный результат, в будущем можно было бы исследовать именно влияние объема адъюванта, поскольку только инъекционные суспензии, соответствующие самой низкой дозе, но не самым высоким дозам, содержат небольшие агломераты в диапазоне размеров бактерий, а это, как известно, благоприятствует захвату и, предположительно, транспортировке клетками моноцитарного ряда. В любом случае, утверждение о том, что нейротоксичность альгидрогеля подчиняется правилу "токсичность зависит от дозы" классической химической токсичности, представляется чрезмерно упрощенным.

Это обескураживающий, но очень важный вывод, поэтому для дальнейшего объяснения я цитирую сайт VP:

В новой статье (Crepeaux et al.) исследовательской группы Герарди во Франции сообщается о важных результатах по токсичности и переносу алюминиевого адъюванта у мышей. Это отдельное исследование особенно ценно, потому что в нем изучались несколько результатов: поведенческие эффекты, иммунная (микроглиальная) активация в головном мозге, перенос Al в мозг. В этом исследовании тестировались дозы 200, 400, 800 мкг/кг, вводимые внутримышечно. В качестве алюминиевого адъюванта использовался AlOH (фирменное название альгидрогель), наиболее распространенный сегодня. Он используется в вакцинах от столбняка, гепатитов А и B, HiB, от пневмококковой и менингококковой инфекций, от сибирской язвы. Примечательно, что исследование показало, что самой токсичной оказалась самая низкая доза (200 мкг/кг)! Во многих случаях дозы 400 и 800 мкг/кг не имели наблюдаемых побочных эффектов; последние имелись только у 200 мкг/кг. Низкая токсичность высоких доз, по-видимому, является следствием воспаления в месте инъекции, которое зависит от дозировки. Высокие дозы вызывали сильное воспаление в месте инъекции, и образовывались "гранулемы". Доза 200 мкг/кг не приводила к образованию гранулемы. Гранулемы представляют собой твердые узелки в ткани, возникающие в результате травм, инфекций или посторонних веществ. Это способ, которым тело "отгораживается" от поврежденной ткани и предотвращает распространение инфекции или токсинов. Похоже, что гранулема обеспечивает защиту от токсичности алюминиевого адъюванта; видимо, гранулема предотвращала попадание частиц адъюванта из места инъекции. Это объясняет, почему доза 200 мкг/кг влияла на мозг и поведение, а более высокие дозы — нет. Это говорит о том, что опаснее и вреднее вводить многочисленные небольшие инъекции адъюванта по сравнению с большой однократной инъекцией, способной приводить к возникновению гранулемы.

Авторы этого исследования также оспорили нынешнее мнение Управления контроля пищевых продуктов и лекарств и Центра контроля и профилактики заболеваний о токсичности алюминиевого адъюванта, по сути заявив, что нынешний подход неверен:

Сравнение возможных последствий воздействия адъюванта вакцины с таковыми других отличающихся воздействий алюминия, например, растворимого алюминия, может быть ошибочным подходом.

И французские ученые заканчивают выводом, тревожным для всех родителей:

В контексте массового развития во всем мире прививочных стратегий, по результатам настоящего исследования можно предположить, что токсичность и безопасность алюминиевых адъювантов требуют переоценки.

Напоминание: это исследование было опубликовано всего около года назад. Пожалуйста, посмотрите это невероятно глубокое и подробное интервью д-ра Романа Герарди, ведущего автора исследования (на французском с субтитрами на английском), https://youtu.be/Syabv4Vsrpg.

Image

Открытие № 3. Алюминий может увеличивать содержание IL–6 в мозге

Немного досадно, что в замечательных исследованиях токсичности алюминиевого адъюванта, выполненных во Франции, многие ученые не проводили прямого измерения содержания цитокина IL–6 в мозге мышей. Как мы знаем, цитокин IL–6 может высвобождаться во время активации иммунной системы, а также мы знаем о связи IL–6 с возникновением аутизма. Но исследование, выполненное на Ближнем Востоке и опубликованное примерно год назад, прочно связывает алюминиевый адъювант и IL–6.

В этом исследовании ученые использовали алюминий, чтобы вызвать болезнь Альцгеймера у крыс, что, по-видимому, у них получилось. Они показали, что алюминий вызвал 4-кратное увеличение IL–6:

Исследование также показало, что введение алюминия увеличивало содержание провоспалительных цитокинов TNF-α в гиппокампе в 3,8 раза, IL–6 — в 4 раза, iNOS — в 3,8 раза по сравнению с контрольной группой.

Если что-то из этого остается непонятным, я думаю, что описание на сайте VP действия алюминиевого адъюванта в организме заполнит любые пробелы:

Большинство вакцин содержат алюминий, а алюминий в количествах, содержащихся в вакцинах, является доказанным нейротоксином. Комбинация вакцин может привести к токсической перегрузке алюминием. Алюминий даже в одной вакцине может быть вредным, потому что в ней алюминий находится в форме более опасной, чем проглоченный алюминий. В частности, вакцинный алюминий находится в форме наночастиц, организму труднее его вывести, поэтому он переносится по всему телу иначе, чем проглоченный алюминий.

Естественно и нормально получать небольшие дозы алюминия из пищи и воды. Это не полезно, но тело обладает адекватной защитой. Абсорбция полученного через ЖКТ алюминия низкая, около 0,3%, поэтому около 99,7% выводится в фекалиях. Полученный через ЖКТ алюминий находится в ионной форме (отдельные заряженные атомы), и поэтому он легко выводится через почки. Кроме того, проникновение ионного алюминия в мозг блокируется гематоэнцефалическим барьером. Низкая абсорбция, быстрый вывод через почки и барьер на вход в мозг адекватно защищают мозг от алюминия.

Но почки не могут вывести наночастицы алюминия из вакцин. Эти частицы слишком велики для фильтрации почками. Наночастицы алюминия медленно растворяются (превращаются в ионный алюминий). Но задолго до того, как они полностью растворятся, наночастицы алюминия "съедаются" клетками иммунной системы, называемыми макрофагами. Другими словами, частицы попадают внутрь макрофагов. Нагрузившись наночастицами алюминия и перемещаясь по телу, макрофаги переносят алюминий. Это опасно, потому что нагруженные алюминием макрофаги переносят наночастицы алюминия в ткани (например, мозг), которые повреждаются даже очень небольшими количествами алюминия.

Небольшая пауза: курица и яйцо активации иммунной системы

Я хочу затронуть тему, ставшей причиной большой части исследований, которые и заставили меня написать эту статью. Ранее в этом году я вступил в небольшой публичный спор с д-ром Питером Хотезом, обладателем патента на вакцины, также выступающим от имени вакцинной индустрии. Дочь д-ра Хотеза тоже страдает аутизмом, поэтому для него эта дискуссия очень личная, как и для меня. Д-р Хотез убежден, что аутизм "задается" в утробе. Вот что он объяснял мне: "Из научной литературы я понял, что мозг детей, страдающих как наши аутизмом, был таким в первом или втором триместре беременности". Д-р Хотез основывает свое заключение о сроках развития аутизма на отдельном исследовании д-ра Эрика Курчесне и его коллег под названием "Участки деструкции в неокортексе детей с аутизмом". Эта статья была опубликована в 2014 году в "Нью Ингленд джорнэл оф медисин". Д-р Хотез даже попытался опровергнуть кое-что из того, что я написал во всеуслышание об аутизме и прививках — я думаю, что это действительно разделительная линия для многих ученых. Он написал мне:

Вакцина, введенная в первый год жизни, не может привести к полной реорганизации архитектуры мозга, это просто противоречит здравому смыслу.

Неужели? А то, что перепрошивка мозга, вызываемая, как мы теперь считаем, активацией иммунной системы, никогда не может произойти после рождения ребенка, противоречит здравому смыслу?

Это самый важный вопрос, на который нужно ответить, чтобы найти причину аутизма, и я думаю, что ответ на него и будет определять дальнейшее обсуждение причин аутизма:

  • Если вакцина не может привести к "реорганизации архитектуры мозга" после рождения ребенка, тогда вакцины вряд ли являются причиной аутизма (но вакцины, введенные беременным женщинам, могут по-прежнему представлять угрозу активации иммунной системы матери).
  • Если вакцины, введенные после рождения, могут "реорганизовать" мозг, тогда у нас есть серьезная, очень серьезная проблема с прививками.

Я думаю, вся эти научные рассуждения пока вполне понятны. Читайте дальше.

Веские подтверждения триггеров аутизма после родов

Исследование, на которое мне указал д-р Хотез, убедившее его, что аутизм определяется внутриутробным развитием, я прочел, наверное, десяток раз. Вы сами можете прочитать это исследование, в котором ученые изучали мозг детей с аутизмом после их смерти и обнаружили поразительные различия в структуре мозга. Это исследование не делало предположений, КОГДА произошло нарушение структуры мозга, исследования мозга после смерти детей (некоторые дожили до 15 лет) не давали такой возможности. Действительно, как можно было бы это сделать? Я предполагаю, что д-р Хотез был сбит с толку выводом этого исследования, где авторы предположили следующее:

Итак, в большинстве посмертных образцов, полученных от аутичных детей младшего возраста, мы нашли отдельные участки нарушенной коры. Эти участки встречались в областях, опосредующих функции, которые нарушаются при аутизме: социальные, эмоциональные, коммуникационные, языковые. Такие аномалии могут представлять собой общий набор особенностей невропатологического развития, которые лежат в основе аутизма и, вероятно, являются результатом дисрегуляции образования слоев и дифференциации нейронов по слоям на стадиях развития в предродовом периоде.

Вы заметили, что говорит это исследование, та его часть, которую д-р Хотез превратил в факт, чтобы подкрепить свое утверждение (и, кстати, он неоднократно цитировал это исследование в публичных работах по поводу причины аутизма)? Авторы говорят, что нарушения регуляции, которые они видели в мозгу детей, "вероятно", произошли "на стадиях развития в предродовом периоде". Я думаю, что доказательства, которые вы увидите, фактически говорят о противоположном. Это хорошо объяснено на сайте VP:

Эта статья, в которой говорится об "участках нарушений", на самом деле является еще одним доказательством значения активации иммунной системы и, следовательно, вакцин. Эксперименты по активации иммунной системы показали, что активация иммунной системы/цитокины вызывают нарушение слоев нейронов. То есть вакцина определенно может это сделать. Я считаю, что связанные с аутизмом различия в дородовом периоде являются просто показателями того, что данный ребенок особенно восприимчив к активации иммунной системы. Активация иммунной системы действует следующим образом: каждый раз, когда происходит активация, иммунная система становится более чувствительной и реактивной к иммунному стимулу. Таким образом, "удар" активацией во время беременности может сделать ребенка более восприимчивым к иммунной активации после родов. Известно, что у микроглии в головном мозге (микроглия — это иммунные клетки в мозге) повышается реакционная способность. Это называется праймированием микроглии. Как только активация иммунной системы праймирует микроглию, та становится гиперреактивной на долгое время, возможно, на всю жизнь.

Сайт VP пошел немного дальше д-р Хотеза, представив график, который трудно забыть, однажды его увидев:

Рис. 2
Рис. 2 График основных событий, происходящих при развитии мозга, иммунной системы и кишечника от зачатия до взрослого состояния (83–85 лет). Вакцины вводятся во время синаптогенеза и других процессов развития, на которые, как известно, влияют активация иммунной системы и цитокины. Обработка данных Estes и McAllister, 2016 год.

Вы видите достаточно ясно, что после рождения ребенка развитие мозга еще далеко не завершено. Фактически, пять отдельных фаз развития мозга либо находятся в процессе, либо им еще предстоит начаться. Может ли активация иммунной системы после рождения ребенка повлиять на развитие мозга? Да, может.

Научные публикации также поддерживает эту точку зрения. В исследовании, проведенном в 2012 году, Вэй и его коллеги индуцировали аутизмоподобные симптомы у мышей, введя им IL–6 ПОСЛЕ их рождения. Это не активация материнской иммунной системы, это активация иммунной системы новорожденного, которое приводит к развитию симптомов аутизма.

Авторы отмечают:

Мы показываем, что мыши с повышенным содержанием IL–6 в мозге демонстрируют множество аутистических особенностей, включая нарушения когнитивных способностей и обучаемости, аномальные признаки тревоги и привыкания, а также снижение социальных взаимодействий. Повышение содержания IL–6 вызывало изменения возбуждающих и ингибирующих синаптических формаций и нарушало баланс возбуждающих/ингибирующих синаптических передач. Повышение содержания IL–6 также приводило к аномальному изменению формы, длины, распределения дендритных шипиков. Эти данные говорят о том, что повышение уровня IL–6 в мозге может быть промежуточным звеном к аутизмоподобному поведению, возможно, через дисбаланс нейронных схем и нарушения синаптической пластичности.

Все еще думаете, что д-р Хотез прав в том, что аутизм случается во время беременности или никогда? Тогда исследование из очень далекого 1981 года действительно взорвет ваш мозг. В этом исследовании трех детей, опубликованном в журнале "Чайлд ньюролоджи", авторы описывают три случая внезапного аутизма, вызванных инфекцией и воспалением головного мозга. Похоже, не только инфицирование вскоре после рождения ребенка может инициировать активацию иммунной системы, которая приводит к аутизму, это может произойти даже с ребенком, которому 5, 7 или 11 лет (возраст трех детей в этом исследовании). Вы читаете это, д-р Хотез?

Во время острого энцефалопатического заболевания у трех детей развилась клиническая картина, которая соответствовала детскому аутизму... В наших случаях это приобретенные нарушения, а не нарушения развития, но они явно соответствуют критическим клиническим особенностям синдрома детского аутизма.

Открытие № 4. Вакцина от гепатита В стимулирует IL-6 у крыс в послеродовом периоде

Когда эта статья была напечатана в Китае, никто из знакомых мне в сообществе имеющих отношение к аутизму не упомянул ее, поскольку, как я догадываюсь, было непросто на скорую руку понять ее значение. Вам требовалось оценить всю работу Паттерсона. Вам требовалось понять связь между IL–6 и аутизмом. Вам требовалось осмыслить новые воззрения на токсичность алюминиевого адъюванта, на последствия введения низких доз, а также то, что алюминий заканчивает свой путь в мозге. И тогда уже прочитать статью из Китая, которая освещает большую часть другой темы, а также дает недостающее звено в гипотезу связи между алюминием, цитокинами (IL–6) и аутизмом, подкрепляя ее. VP много писала об этом исследовании, и я сейчас начну, цитируя VP, но если вам требуется детальный научный анализ этого исследования, познакомьтесь с ним сами.

Новое важное исследование Ли и соавт. сообщает о воздействии вакцины БЦЖ и вакцины от гепатита В на развитие мозга крысят. Исследование относит наблюдавшиеся изменения в мозге к разновидности иммунной активации (Th1 или Th2, объясняется далее), вызванной вакцинами. БЦЖ и вакцина от гепатита В имели противоположные воздействия на мозг (БЦЖ полезное, вакцина от гепатита В вредное), и комбинация двух вакцин привела к обнулению воздействий.

Это первое исследование, изучающее воздействия иммунной активации прививками на развитие мозга. Все другие исследования иммунной активации использовали в основном патологические состояния, имитирующие инфекцию и вызывающие сильную лихорадку. Критика, которую мне часто приходилось слышать от защитников прививок, сводится к тому, что эксперименты по иммунной активации не имеют отношения к прививкам, покольку те вызывают более мягкую иммунную активацию, нежели та, которую вызывают инъекции полинозин-полицитидиловой кислоты или липополисахарида (два типа активаторов иммунной системы). Новое исследование демонстрирует, что вакцины могут влиять на развитие мозга посредством иммунной активации. Следовательно, эксперименты по иммунной активации имеют отношение к прививкам... Вакцина от геапатита В увеличивала IL–6 в гиппокампусе (единственном участке мозга, изучавшимся для цитокинов).

И VP продолжает, объясняя сроки появления повреждений, вызванных у крыс вакциной от гепатита В:

Важной находкой в изучении воздействия на крыс вакцин БЦЖ и от гепатита В было то, что многие воздействия вакцины от гепатита В проявлялись не раньше 8-й недели. Это подрывает заявления о безопасности вакцины, почти всегда основанные на наблюдении в течение нескольких дней или недель. Кроме того, 8 недель — большой срок для крыс. В этом возрасте крысы уже почти полностью взрослые животные. Это наводит на мысль, что побочные эффекты прививок могут появиться у людей спустя годы и даже десятилетия. Это совпадает с тем, что мы знаем об иммунной активакции и шизофрении. Иммунная активация у плода может привести к шизофрении через 20-30 лет.

Накапливающиеся научные данные и особенно исследование Ли и соавт. предполагают, что прививки могут вызывать психические расстройства. Последние могут появиться через годы или десятилетия после прививок, сделанных младенцу. Прививки, вероятно, вносят свою лепту в рост числе психических заболеваний в течение последних 25 лет. Рост психических заболеваний в США совпадает с резким увеличением числа прививок в начале 1980-х годов.

Это исключительное исследование. Имелись три группы крыс: получившие вакцину БЦЖ (не используемую в США), получившие вакцину от гепатита В (вводимую в США в первый день жизни) и контрольная группа, не получавшая вакцин. Вакцина БЦЖ НЕ содержит алюминиевый адъювант, и воздействие ее на мозг крыс было, фактически, положительным! Однако крысы, получившие вакцину от гепатита В, продемонстрировали разновидность иммунной активации, которую мы видим при аутизме (высокий IL–6). Это биологическое доказательство связи между вакциной, введенной животному в послеродовом периоде, и вызываемой ею иммунной активацией, включая цитокиновый маркер аутизма, IL-6. Первое научное исследование.

Открытие № 5. Высокий уровень содержания алюминия в мозге при аутизме

Ранее я упомянул исследование, проведенное в декабре 2017 года проф. Крисом Эксли ("Алюминий в ткани головного мозга и аутизм"), которое выявило невероятно высокие уровни содержания алюминия в ткани мозга пяти человек, страдавших аутизмом. Вскоре после публикации его исследования д-р Эксли объяснил в интервью:

Количество алюминия в ткани мозга было необычайно высоким. Очень высоким. Моя группа измерила содержание алюминия в мозге свыше ста человек, и содержание алюминия в тканях мозга, взятых у людей, имевших диагноз аутизма, было самым высоким из измеренных нами. Это походило лишь на недавнее исследование семейной формы болезни Альцгеймера. Это само по себе является очень важным результатом.

Кое-что еще поразило проф. Эксли и его коллег: локализация алюминия в мозге.

Возможно, столь же, если не более, были важны микроскопические исследования, которые позволяют нам определить, где в мозговой ткани находится алюминий. Анализ мозга людей с диагнозом аутизм показывал то, чего мы никогда раньше не видели в любом другом человеческом мозге. Мы обнаружили, что алюминий по большей части находился внутри клеток. Какая-то часть его была внутри нейронов, но в основном он был внутри популяций ненейронных клеток. Таким образом, мы обнаружили, что эти клетки были сильно нагружены алюминием. Мы также видели доказательства того, что клетки в лимфе и в крови проникали в мозг, поэтому они несли с собой груз алюминия из тела в мозг. Мы впервые наблюдали это в ткани мозга человека, поэтому это исключительное и пока уникальное наблюдение в аутизме. Для меня это очень крепко связывает алюминий и этиологию аутизма.

То, что нашел проф. Эксли, были нагруженные алюминием макрофаги, которые, согласно открытию французских ученых переносят алюминий в мозг мышей. Исследование д-ра Эксли показало, что выводы, сделанные в лаборатории при работе с мышами, была верны и для мозга людей с аутизмом. Оказывается, биологические эксперименты с использованием мышей для оценки воздействия инъекционного алюминиевого адъюванта были точны при экстраполяции на человека. Проф. Эксли был настолько потрясен результатами, что это изменило его взгляд на безопасность использования вакцин, содержащих алюминий.

Вернемся немного назад. Помните д-ра Эндрю Вейкфилда? Я упомянул его в начале этой статьи. В чем, собственно, заключалось его прегрешение? Он сообщил, что родители детей с аутизмом, пришедшие в его клинику (потому что их дети страдали от расстройства кишечника), часто сообщали о регрессии после одной вакцины — против кори, свинки и краснухи. Его рекомендация? Разделение вакцины на три отдельные инъекции для кори, свинки и краснухи. Это вызвало столько нападок на д-ра Вейкфилда, что теперь есть выражение для всех, кто осмеливается публично усомниться в вакцинации, "включить Вейкфилда". Серьезно. Но проф. Эксли, кажется, безразличен к этому риску; прочтите, что он недавно сказал:

Я не понимал роли алюминия в аутизме. И я не понимал роли алюминия в вакцинах при аутизме. Теперь я должен изменить свое мнение по обоим этим вопросам. Теперь я считаю, что алюминий играет роль в возникновении аутизма. Я видел в мозговой ткани людей, умерших с диагнозом аутизма, те же нагруженные алюминием клетки, что и в месте инъекции. Поэтому теперь я скажу, что мы должны очень тщательно думать о тех, кто получает вакцины с алюминиевым адъювантом. Нам нужно тщательно подумать, является ли эта вакцина жизненно важной или нет. Если не является, не используйте ее с алюминиевым адъювантом.

Д-р Эксли просто сказал родителям, чтобы они отказались от БОЛЬШИНСТВА прививок из календаря детских прививок. Д-р Эксли, штатный профессор в Университете биоорганической химии в Киле, не имеющий себе равных ведущий эксперт в мире по нейротоксичности алюминия.

В качестве отступления: как и следовало ожидать, исследование д-ра Эксли уже подвергается уничтожающей критике. Как родитель, интересующийся только ИСТИНОЙ, я отношусь к этому спокойно. Важно изучить все разумные критические замечания и критически подойти к каждому выводу. Я посылаю исследование д-ра Эксли бывшему коллеге д-ра Поля Паттерсона. Он не впечатлен, он пишет:

По правде говоря, я не думаю, что это следовало опубликовать, потому что имеется важный научный недостаток... Авторы не использовали здоровую контрольную ткань, поэтому у нас нет возможности узнать нормальные уровни Al в мозге по их методу. Представьте себе, например, если на лезвиях, которыми они резали мозг, были следовые уровни Al, которые загрязняли ткани. Если бы они использовали здоровые ткани для контроля, вы бы также увидели высокие уровни Al в здоровом мозге. Поскольку у них не было такого контроля, их результаты с научной точки зрения бессмысленны.

Я делюсь этим возражением в переписке по электронной почте с д-ром Эксли. Вот его неотредактированный ответ:

Наши измерения Al в тканях человека всегда считаются надежными, потому что мы внимательны ко всем деталям и, в частности, к посторонним загрязнениям, о которых говорит этот человек. Пожалуйста, ознакомьтесь со статьей в журнале "Metallomics", на которую ссылается наша статья, и вы получите конкретный ответ по этому вопросу.

Наши количественные анализы, выполненные на материале мозга пяти индивидов, представляют ЕДИНСТВЕННЫХ доноров, доступных в банке мозга аутизма в Великобритании. Мы обсуждали вопрос контрольных тканей, но единственные доступные ткани не подходили по возрасту и не были действительно контрольными, поскольку донорами были люди в возрасте от 40 до 50 лет, которые умерли от определенного заболевания или состояния. Подходящих здоровых донорских тканей головного мозга не было в наличии. Тем не менее данных о содержании Al в ткани человеческого мозга у нас больше, чем у кого-либо другого, и поэтому мы можем сравнить наши данные по аутизму с другими данными, касающимися мозга почти 100 человек. Именно поэтому мы можем сделать вывод, что измеренные значения являются одними из самых высоких, когда-либо измеренных у любых людей. Никто не поставил под сомнение аналогичные данные, опубликованные в прошлом году по семейной форме болезни Альцгеймера.

Я спрашиваю его: какие-то ученые или организации мейнстрима ознакомились ведь с этим исследованием после его публикации? каковы политические последствия вашего исследования? беспокоит ли вас то, что из-за вашего исследования вы становитесь "Вейкфилдом"? Он отвечает:

В настоящее время это исследование находится "в слепой зоне" средств массовой информации мейнстрима. К моим исследованиям по алюминию относились примерно так же в течение многих лет, хотя, возможно, это значительно усилилось в последние годы. Наука чрезвычайно устойчива, и поэтому единственная защита — игнорирование!

Несколько недель назад д-р Эксли представил очень полезное интервью о своем новом исследовании. Это короткое интервью заслуживает внимания, см. здесь.

Часть первая Часть I     Часть III Часть третья