Д-р Лев Бразоль (Санкт-Петербург)

Лев Бразоль

Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания

Харьков, 1885

— 65 —

были регистрированы по возрастам, но Maty сам совершенно искусственным и произвольным образом распределил их по возрастам; вследствие чего эта таблица является совершенно негодной игрой воображения".

Во всех странах и городах, из которых у нас сохранился надежный статистический материал, мы видим, что огромный контингент умиравших от оспы падал на детский возраст. Люди старше 20-ти лет почти никогда не умирали от оспы. На основании абсолютных цифр, заимствованных у защитников вакцинации Oesterlen'a1, Süssmilch'a2 и Lotz'a3, Lohnert представил следующую таблицу распределения смертности от оспы по возрастам в прошлом веке на 1000 умерших4:

Возраст
Ostheim 1739—92
Manchester College 1769—74
Warrington 1773
Braunschweig 1787
Dessau 1791
Posen 1795—96
Bojanowo Rawicz и Sarnowo 1795—96
Berlin 1747
Berlin 1758—79
Berlin 1784—90
Средним
числом
0—5 лет
878
949
943
841
852
731
743
914
856
5—10
118
49
57
148
136
237
242
81
993
995
134
10—15
4
2
0
5.5
12
32
10
5
10
15—20
0
0
5.5
0
0
5
0
7
5
20—100
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
0
1000
1000
1000
1000
1000
1000
1000
1000
1000
1000
1000

Если в Женеве за период 1580—1760 гг. наблюдалось приблизительно на 1000 умерших от оспы около 13ти в возрасте свыше 20 лет, и в Стокгольме за периоды 1774—87 и 1788—1800 гг. от 48, а может быть и в Лондоне кое-какие смертные случаи от оспы у взрослых, то эти исключительно редкие случаи нужно приписать влиянию инокуляции,


1Ibid. S. 466–471.
2Göttliche Ordnung. Bd. 2. S. 39 и Bd. 3. Tabelle 15.
3Pocken und Vaccination. S. 14 и 18.
4Cм. Impfgegner. 1884. № 23.

— 66 —

потому что эти города были главными центрами инокуляции. В Женеву съезжались для инокуляции люди из отдаленнейших мест, между прочим, нередко из Лиона и Марселя, а в Швеции инокуляция была введена еще ранее, чем в Англии: Карл XII прислал в Стокгольм в 1714 г. (из Турции) подробное описание этой операции, которая и практиковалась там с тех пор в больших размерах.

Возвращаясь назад к смертности от оспы в армии до введения вакцинации, мы наталкиваемся на удивительный факт, а именно, что в медицинских сочинениях и отчетах прошлого века нигде нет ни малейшего указания на смертные случаи от оспы в армии. Правда, доктор Каррик говорит1, что до введения вакцинации "оспа беспощадно уничтожала чуть не целые армии и флотские экипажи". Но ведь защитники оспопрививания, особливо по отношению к смертности от оспы в прошлом веке, так далеко расходятся в показаниях и так широко злоупотребляют цифрами и беспардонными баснями путешествующих мюнхгаузенов, что оказывать какое бы то ни было доверие к их голословным изречениям непозволительно. Достаточно двух примеров. Первый. Смертность от оспы в Лондоне в прошлом веке на 1 миллион населения оценивается

по M’Culloch’s Statistical Account of the British Empire в 1740
по отчету 1811 и 1818 г. Nation. Vaccinat. Establishment в 2000
по голословному утверждению Lettsom'a и Farr'a............в 3000
по отчету 1826 и 1834 г. того же Национ. оспопр. инст. ...в 4000
по отчету 1836 и 1839 ....................................в 5000

Из этих разноречивых и вымышленных цифр лондонской смертности от оспы в прошлом веке смело выводятся средние числа на всю Великобританию и Ирландию, на всю Европу и на весь мир; и английское Общество народного


1Полезно ли оспопрививание? Стр. 57.

— 67 —

здравия в публикуемых и рассылаемых им брошюрах утверждает, что ежегодная смертность от оспы по всей стране равнялась 40 000! Этим цифрам противопоставляют сравнительно низкие цифры настоящего века и требуют принудительной вакцинации. Скоро, ясно, легко и убедительно! Второй пример. В 1773 г. в Гренландии свирепствовала сильная оспенная эпидемия, в которую погибло от оспы, по Wolffberg'y ... 3 000, по Rahn'y ... 10 000, по Pissin'y ... 20 000 человек, а по Daumann'y из каждых 200 заболевших только 7 избегали смерти, что составляло бы 96,5% смертности! Отсюда уже один шаг до целых армий, флотов и племен индийцев, вымирающих от оспы. Эта хлестаковщина, рассчитанная на возбуждение деморализирующего чувства страха у малоинтеллигентных читателей, была бы неуместна даже в романе Жюля Верна, а в научной статье на таких сплетнях даже неприлично останавливаться. В истории медицины, наоборот, мы находим указания, что оспа не была опасна солдатам. Так, например, знаменитый Pringle в своем классическом описании войсковых эпидемий у англичан во Фландрии ясно указывает, что оспа не находила для себя благоприятной почвы в войсках и что "никакие дурные последствия от оспы в лагерях не наблюдались"1. А из всего вышеизложенного вытекает, что смертные случаи от оспы у взрослых, resp. у солдат, вовсе и не наблюдались, и что оспа стала опасна для солдат только после введения вакцинации. Ниже я представлю неопровержимые доказательства, что это случилось не только после, но и вследствие введения вакцинации, но уже и теперь трудно отделаться от такого подозрения.

Смертные случаи от оспы в прусской армии известны только с 1824 г., в котором умерло от оспы два солдата.


1См. у Ad. Vogt'a: Der alte und der neue Impfglaube, S. 96.

— 68 —

Так как вакцинация была введена в Германии в первом десятилетии нашего века и прививались сначала только дети, то нужно допустить, что в 1824 г. большая часть армии состояла уже из привитых в детстве людей, тем более что в 1820 г. вышел приказ Главного военно-медицинского инспектора (Generalstabarzt) относительно вакцинации всех поступающих солдат. А если прежде, до введения вакцинации и ревакцинации, смертные случаи от оспы в армии были неизвестны и стали появляться в санитарных ведомостях армии только с того времени, когда уже почти все солдаты были подвергнуты по крайней мере однократной вакцинации, то подозрение на вакцинацию уже и теперь можно считать законным. Правда, из официальных источников неизвестно, были ли вакцинованы или нет эти умиравшие с 1824 г. от оспы солдаты. Все та же "ученая" комиссия утверждает, что умирали невакцинованные, но утверждает совершенно голословно, без всяких указаний на источники, предлагая прихожанам своей церкви принимать ее изречения на веру. Но если мы вспомним, что эта самая комиссия была настолько недобросовестна, что для спасения обязательного оспопрививания уверяла парламент, будто "нет ни одного достоверного факта, который говорил бы за вредное влияние вакцинации на здоровье человека", то верить ей на слово окажется решительно невозможным. Наоборот, можно с большим правом и основанием думать как раз противоположное. Если бы было заведомо известно, что умирающие от оспы солдаты не вакцинованы, то это обстоятельство по обыкновению не упустили бы подчеркнуть, а медицинская пресса со свойственной ей в таких случаях торопливостью не замедлила бы подхватить это "новое и блистательное" доказательство пользы оспопрививания. Кроме того, если бы умирали от оспы одни невакцинованные солдаты, то не было бы никакого основания Главному военно-медицинскому инспектору в Пруссии издавать в 1831 г. приказ всем военным врачам прививать рекрутов "построже" и притом "посредством большего числа уколов, чем

предыдущая часть  Предыдущая часть    Следующая часть  следующая часть