Д-р Лев Бразоль (Санкт-Петербург)

Лев Бразоль

Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания

Харьков, 1885

— 69 —

прежде"1. От добра добра не ищут и, значит, накопилось уже достаточное число примеров, что заведомо вакцинованные солдаты ("посредством меньшего числа уколов") умирали от оспы. Впрочем, эта деталь не имеет для дальнейшего изложения никакого существенного значения. Во всяком случае, известно, что умершие от оспы в 1830 г. 27 солдат не были ревакцинованы, потому что по причине сохранившихся у них великолепных рубцов2 (все равно, от первой ли оспы или от первой вакцинации), они считались "предохраненными". По официальным отчетам в прусской армии (при средней численности в 150 000 человек) умерло от оспы:

В 1825 г. 12 солдат
В 1826 г. 16 солдат
В 1827 г. 23 солдат
В 1828 г. 35 солдат
В 1829 г. 33 солдат
В 1830 г. 27 солдат
В 1831 г. 108 солдат
В 1832 г. 96 солдат
В 1833 г. 108 солдат
В 1834 г. 38 солдат

В 1835 г. 5 солдат
В 1836 г. 9 солдат
В 1837 г. 3 солдат
В 1838 г. 7 солдат
В 1839 г. 2 солдат
В 1840 г. 2 солдат
В 1841 г. 3 солдат
В 1842 г. 2 солдат
В 1843 г. 3 солдат
В 1844 г. 3 солдат
В 1845 г. 1 солдат
В 1846 г. 1 солдат
В 1847 г. 0 солдат

Отсюда видно, что с 1834 г. наступило уменьшение смертных случаев от оспы, и это приписывается введению обязательной ревакцинации во всей армии в этом году. Но при этом упускается из виду следующее. Во 1–х, обязательное оспопрививание солдат началось с 1820 г., а обязательная ревакцинация инфантерии была введена в


1См. Strieker. Studien über Menschenblattern, Vaccination u. Revaccination. S. 116.
2Reitz. Versuch einer Kritik der Schutzpockenimpfung. S. 7.

— 70 —

1831 г., а в 1834 г. этот закон был только распространен на кавалерию, и на артиллерию, т.е. на всю армию. А в 1831, 32, 33 и 34 гг., т.е. в годах, непосредственно следовавших за введением обязательной ревакцинации в инфантерии, мы видим, что смертность от оспы между солдатами достигла такой высоты, как никогда прежде. Следовательно, о пользе этой меры не может быть и речи, а наоборот, все больше укрепляется подозрение о вреде оспопрививания. Во 2–х, с 1824 г., т.е. с того времени, как уже почти каждый солдат в армии был хоть раз подвержен вакцинации, мы видим непрерывное увеличение смертности от оспы вплоть до 1834 г. В 3–х, и главным образом упускается из виду, что до 1824 г. смертных случаев от оспы в армии вовсе не бывало, откуда самое скромное заключение, что несмотря на с лишком 10-тилетнее оспопрививание солдат (с 1820 г.), смертность от оспы между солдатами достигла небывалой еще прежде высоты. Если же введение вакцинации в армии не имело другого действия, кроме значительного усиления смертности от оспы, то введение ревакцинации никаким образом не может составлять причины уменьшения этой смертности после 1834 г., тем более, что мы имеем действительное и вполне достаточное объяснение этого факта, а именно в увеличении строгой заботливости о солдатах и в неоспоримом улучшении казарменного быта и продовольствия в армии. Статистически это улучшение гигиенических условий находит свое выражение в уменьшении общей смертности в армии. Средняя ежегодная смертность в прусской армии на 100 000 человек с 1829 г. имела следующее движение1:

в 1829—38 .......................................... 1310
в 1846—50 .......................................... 1240
в 1851—55 .......................................... 1000

1См. у Ad. Vogt., l.с. S. 7.

— 71 —

в 1856—60 ........................................... 750
в 1861—63 ........................................... 590
в 1867—69 ........................................... 640
в 1872—74 ........................................... 610

Следовательно, общая смертность прогрессивно и безостановочно уменьшалась, и если теперь из 100 000 человек ежегодно умирает на 700 человек меньше, чем 50 лет тому назад, то нет ничего удивительного, если теперь из 100 000 человек умирает ежегодно от оспы на 18 или 20 человек меньше, чем в 1825—30 гг. К тому же 1870—71 год воочию доказал, что строжайшее проведение вакцинации и ревакцинации не в состоянии не только предотвратить оспенную эпидемию, но даже ослабить ее злокачественность. По официальным источникам1 в действующей германской армии за 8 месяцев франко-прусской войны (с августа 1870 по март 1871 г.) умерло от оспы 250 человек, из которых собственно на прусскую армию падает 148 человек. Не подлежит никакому сомнению, что абсолютная цифра умерших от оспы была значительно больше, но и эти 148 человек в течение 8 месяцев представляют для прусской армии такую колоссальную смертность, которая никогда не наблюдалась в ней раньше введения вакцинации и обязательной ревакцинации. Если я говорю, что абсолютная цифра умерших от оспы больше, чем официально показано, то я имею на это законные основания. В 1831 и 1832 г. прусский корпус в 60 000 человек стоял на голландской границе. Среди солдат свирепствовала оспа; заболело около 3 000 человек, из которых умерло около 4602. Ойдтман опубликовал этот факт с просьбой официального опровержения, если бы эти цифры были преувеличены; он также обращался за разъяснением в Военное министерство; но ответа не


1 12 Jahrgang der Zeitschrift des Kg. Preuss. Stat. Bureau pro 1872. S. 229— 282.
2 Oidtman. Die Pockenstatistik der Soldaten. S. 8.

— 72 —

воспоследовало. А между тем, в официальных отчетах по-прежнему общее число умерших от оспы во всей армии значится 204, тогда как в одном корпусе их было около 460. Далее официозная работа доктора Guttstadt'a1 утверждает, и защитники оспопрививания постоянно повторяют, что в 1866 г., когда гражданское население терпело от оспы большие жертвы, армия потеряла только 8 человек. Но уже Belitzki обнаружил2, и после подтвердили также и другие противники оспопрививания, что эти 8 человек относятся только к недействующей армии, а что в действующей армии в одной Праге за месяцы июль и август умерло от оспы гораздо большее число солдат. Сколько именно погибло от оспы в прусской армии за 1866 г., остается до сего дня покрытым прозрачным флером неизвестности; тем не менее эти 8 человек постоянно парадируют в статистических упражнениях любителей оспопрививания и не выходят у них из головы. То же самое и в 1870/71 г. число 250 умерших от оспы за 8 месяцев войны относится только к действующей армии; смертность же от оспы в недействующей армии с июня 1870 по январь 1871 г. неизвестна, а между тем недействующая армии теряла от оспы еще больше людей; а именно: в феврале 1871 г. 22 человека, в марте — 19, в апреле — 16, в мае — 133, итого за 4 месяца — 70 человек. Итак, в одном случае приводится смертность в действующей, в другом — в недействующей армии, смотря по высшим соображениям. Эти уменьшенные цифры сами по себе уже доказывают по меньшей мере полнейшую бесполезность оспопрививания; абсолютные же цифры смертности в армии настолько велики, что их вынуждены скрывать.

Итак, историческое рассмотрение смертности от оспы в армии приводит к заключению, что введение вакцинации и


1Die Pockenepidemie in Preussen, insbesondere in Berlin 18 7%2. S. 154.
2Die Revaccination der Soldaten.
3Cм. Militär–Wochenblatt 1871 №№ 56, 64, 76, 84, 94, 118.

— 73 —

обязательной ревакцинации по меньшей мере не принесло никакой пользы. Общая смертность в армии значительно уменьшилась, между тем как смертность от оспы значительно увеличилась, и пока не будут найдены другие объясняющие причины этого факта, подозрение на вакцинацию остается в полной силе.

Ad. 2. Для того, чтобы судить о сравнительной смертности от оспы во французской и в прусской армии за 1870/71 г., необходимо, хотя приблизительно, знать абсолютное число умерших от оспы в той и в другой армии. Ни то, ни другое нам неизвестно.

Относительно оспы у французов мы знаем как раз столько, сколько необходимо для того, чтобы вздуть ревакцинацию на степень всесословной принудительной повинности, т.е. ровно ничего. Официальных сведений о смертности от оспы во французской армии за 1870/71 г. не существует вовсе: la statistique médicale de l'Armeé представляет за эти два года лишь пустые клетки без цифр. Но кто-то где-то когда-то пустил утку (кажется, в первый раз какой-то шутник в одной из венских газет)1, будто французская армия потеряла от оспы в франко-прусскую войну 23 469 человек. Любители оспопрививания на лету подхватили эту цифру и с тех пор легковерно списывают ее друг у друга, нисколько не интересуясь знать источника еe происхождения, нимало не соображая, что на 23 с лишком тысячи умерших от оспы число заболевших должно было бы дойти до 200 000, и забывая французскую поговорку, qui trop prouve ne prouve rien. Нечего и говорить, что эти цифры фиктивны, и французское военное министерство уже давно их опровергнуло, а доктор Bayard разъяснил, что вероятно число случаев заболевания оспой, а не смерти от нее во французской армии, равнялось приблизительно 24 000.


1Wiener med. Wochenschrift. IS72. S. 896.

предыдущая часть  Предыдущая часть    Следующая часть  следующая часть