Д-р Лев Бразоль (Санкт-Петербург)

Лев Бразоль

Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания

Харьков, 1885

— 80 —

смертность, с возмужалым возрастом, представляющим ничтожную смертность, то разница будет еще гораздо больше. Также и люди свыше 60–70 лет представляют в своей среде весьма высокую смертность. Если рассматривать смертность в гражданском населении не по возрастам, а в полном его составе, то эта чрезвычайно высокая смертность детей и стариков будет очень невыгодно влиять на общую смертность всего населения, тем более, что большой процент людей среднего возраста с самой малой смертностью отвлекается из гражданского населения в армию, через что относительная смертность в гражданском населении должна еще повыситься. С другой стороны, если взвесить, что армия набирается не только из возраста с наименьшей смертностью, но еще кроме того из этого возраста подбираются наиболее крепкие и здоровые люди всего государства, а все хворые, болезненные, тщедушные, вовсе не принимаются в армии или исключаются из нее, т.е. возвращаются в гражданскую среду, где они плодят чахоточных, золотушных, сифилитиков и "психопатов" и, исполнивши свое назначение, переходят в минеральное царство, или, сказать простое, умирают, завещая государству носителей всевозможных хронических и неисцелимых недугов, то станет ясным, отчего смертность в гражданском населении в полном его составе, т.е. со всеми грудными младенцами и стариками, со всеми дряхлыми, хворыми, увечными и неизлечимо больными, минус здоровых и крепких людей среднего возраста, должна быть неизмеримо больше, чем в армии.

Как это ни просто, однако знаменитый профессор внутренней медицины в Страсбурге, часто цитируемый мной Куссмауль, в своей настольной книге для любителей оспопрививания на страницах 6364 доказывает пользу вакцинации тем, что "из неудовлетворительно вакцинованного гражданского населения Пруссии в 1853 и 54 гг. умирал от оспы 1 человек на 2 300 — 2 500 населения; между тем, в хорошо ревакцинованной армии той же страны всего 1 на 45 000 — 124 000" (по Roth'y и Lex'y всего 1 на 24 000 — 45 000). Это одна из тех грубейших и невежественных арифметических ошибок, на которых зиждется учет об оспопрививании и которыми кишат статистические упражнения защитников вакцинации, и благодаря

— 81 —

которым нам навязывают обязательное оспопрививание. Даже в трактирных заведениях, где 1 ведро вина плюс 1 ведро воды в сумме составляют 2 ведра вина, такое арифметическое действие по закону строго преследуется и наказуется. Когда же такая "трактирная" статистика проповедывается среди белого дня с профессорской кафедры и влечет за собой вопиющее насилие над самыми неприкосновенными правами граждан, правом распоряжаться по своей совести здоровьем и жизнью своих детей, то нельзя найти достаточно резких слов для осмеяния и беспощадного бичевания таких лжепророков и их темного учения.

Если бы даже сравнивалась смертность от оспы между людьми одинакового возраста, например, средних лет, но находящимися в двух столь разнородных гигиенических условиях, как военное и гражданское сословие, то и в таком случае нельзя было бы удивляться сравнительно более высокой смертности в гражданском быту, а наоборот нужно было бы a priori ожидать такого результата. Относительно мер, предпринимаемых против оспы в армии, можно привести следующее место из сочинения известного защитника вакцинации доктора Гейма1: "Как только в казарме заболевает солдат и является подозрение на какую-либо сыпную лихорадку, то он тотчас переводится в гарнизонный госпиталь, помещается в палату для оспенных больных и получает для ухода отдельного служителя, а врачебный присмотр со стороны полкового врача и дежурных лекарей совершается с той предосторожностью, что они посещают оспенных больных всегда последними, после чего каждый раз обмываются и дезинфицируют себя хлорной водой и по окончании служебных обязанностей меняют платье. Казарменное же отделение, покинутое больным, обмывается хлорной водой и окуривается хлорными парами, и такой же дезинфекции подвергается его белье и платье. Бывший однопостельник больного также отправляется в госпиталь со всей амуницией и обмундировкой, выдерживает


1Heim. Historisch-Kritische Darstellnug der Pockenseuchen im Königreich Württemberg. Stuttgart. 1838. S. 305.

— 82 —

четырехнедельный карантин и только после этого выписывается из госпиталя при надлежащем очищении. В назначении пищи, питья и лекарств соблюдается величайшая осторожность". Такие строгие и энергичные меры проводились еще в 1833 году. Теперь правила относительно изоляции и дезинфекции заразительных больных еще строже. Все громадное значение таких мер для подавления оспенных эпидемий получит свой полную оценку, если мы вспомним, что контагии оспенного больного находится в ближайшей его окружности и главным образом в испарениях кожи1, которые жадно поглощаются платьем и бельем, сгущаются тут и под влиянием возвышенной температуры тела снова испаряются; таким образом поддерживается и насыщается заразительность атмосферы больного. Поэтому обширное помещение, обилие воздуха, хорошая и непрерывная вентиляция, частая смена и дезинфекция платья и белья, равносильны канализации и сплавлению нечистот при холере и


1Curschmann. См. у Цимссена. Рук. части. пат. и тер. т. II часть II. стр. 277.

— 83 —

брюшном тифе, где заразительность контагия главным образом заключается в извержениях больного. Везде, где эти меры проводятся с неуклонной настойчивостью, там и смертность от оспы, независимо от вакцинации, низводится на minimum. Скученность больных в тесных, сырых и вонючих помещениях, отсутствие малейшей вентиляции, ношение насквозь зараженного платья и белья в связи с голодом, холодом, нуждой и всевозможными физическими и моральными бедствиями содействуют распространению и злокачественности оспенных эпидемий в беднейшем классе гражданского населения, который доставляет наибольший контингент заболеваемости и смертности в каждую эпидемию, в частности же и в оспенной эпидемии в Берлине в 1870/71 году. Из вышеупомянутой работы доктора Guttstadt'a видно, что наибольшая часть умиравших от оспы в Берлине падает на обитателей подвалов и мансард, т.е. именно на тех членов социального строя, среди которых смертность от всех болезней значительно больше, чем в обеспеченных классах. Также из атласа доктора Albu1 очевидно, что в наилучше расположенных частях Берлина, например, в Friedrichstadt'e , где густота населения в 4 раза меньше, благосостояние жителей в 10 раз больше, и общая смертность вполовину меньше, чем в наихудших частях Берлина, например, в Wedding'е, там и смертность от оспы на 1 000 жителей за 5летний период 1869—1873 гг. в четыре раза меньше, чем тут; и это благодетельное влияние гигиенических условий распространяется не только на одну оспу, но и на большинство других болезней, а именно: смертность в Фридрихштадте от скарлатины в 1 1/2 раза, от кори в 2 7/10, от крупа в 4 1/4, от нервной горячки в 1 1/2 , от родильной горячки в 3 1/4, от маразма в 4 1/5, от поноса и холеры в 5 1/3, в острых легочных болезнях в 1 1/2, от легочной чахотки в 1 3/4 раза меньше, чем в Веддинге.


1Hygienisch-Topograph. Atlas von Berlin. 1877. Erste Lieferung.

— 84 —

Что влияние вакцинации при благоприятных гигиенических условиях равняется нулю, можно видеть из следующего примера. В эпидемию 1870—71 года в прусском городе Bochum'е свирепствовала оспа с такой злокачественностью, которая превосходила все злейшие эпидемии прошлого века, а именно: из 21 000 жителей умерло от оспы — horribile et incredibile dictu — 698 человек, т.е. 3,3% всего населения! Население этого города, по отношению к вакцинации, находилось в таком же состоянии, как и все остальное население Пруссии, т.е., по мнению защитников, было небрежно вакциновано. Среди этого пылающего очага заразы находилось чугунно-литейное заведение, казармы которого были обитаемы 670 рабочими из того же самого гражданского, т.е. небрежно вакцинованного населения. Невзирая на то, что трое из рабочих заболело оспой и что, следовательно, недостатка в горючем материале не было, однако, все трое выздоровели, и ни одного случая смерти от оспы в этих казармах не было, а между тем кругом люди мерли, как мухи. Если бы это была военная казарма, то глашатаи оспопрививания прокричали бы на весь мир: "Смотрите, вот что значит строгая ревакцинация!" Но так как население этих казарм состояло из гражданского, дурно вакцинованного сословия, то отсюда видно ab negativo, что и в военных казармах причину меньшей свирепости оспы составляет не ревакцинация, а нечто другое, именно: строгие санитарные мероприятия, своевременное распознавание подозрительных случаев, изоляция оспенных больных, дезинфекция белья и платья и рациональная гигиеническая обстановка.

На этом примере из Бохума мы видим, что если бы даже смертность от оспы в армии была бы действительно меньше, чем в гражданском населении среди людей одинакового возраста, то это еще нисколько не доказывало бы пользы вакцинации, потому что в рациональных санитарных мероприятиях в армии заключается главное и вполне

— 85 —

достаточное условие для могущественной и успешной борьбы с оспой и с другими зимотическими болезнями и для подавления их в самом корне, независимо от штемпеля Дженнеровского Дара, печатаемого на плечах новобранцев. Поэтому нужно было бы думать, что апостолы оспопрививания, славословящие ревакцинацию в прусской армии, опираются на веские статистические данные, когда утверждают, что смертность от оспы в армии меньше, чем в гражданском населении той же страны. Каково же наше удивление, когда мы, изучая историю и литературу оспы, снова наталкиваемся на изумительный факт, что нигде не существует ни одной научной работы, которая содержала бы в себе прямое счисление смертных случаев от оспы в гражданском населении по отдельным возрастам сравнительно со смертностью от оспы в армии1. Косвенное же вычисление сравнительной смертности от оспы в армии с одной и, в гражданском населении с другой стороны, мы находим в сочинении


1При защите мной моей диссертации на степень доктора медицины 10–го марта 1884 г. в Военно-медицинской академии, проф. Манассеин, возражая на мой первый тезис, что "польза оспопрививания ничем не доказана, положительный же вред его не подлежит никакому сомнению", также сослался на якобы блестящие результаты ревакцинации в прусской армии, которые, между прочим, будто бы выразились в том, что смертность от оспы в армии значительно меньше, чем в гражданском населении. На мое замечание, что из общеизвестных и банальных числовых сравнений по этому пункту, приводимых всеми защитниками вакцинации, всякий вывод в пользу вакцинации непозволителен, потому что при этом постоянно сравниваются разнородные величины, т.е. люди разных возрастов при различных гигиенических условиях, проф. Манассеин возразил, что он опирается на статистику Struck'а, сравнивающую смертность от оспы в армии и в гражданском населении по отдельным возрастам. Такая статистика и в то время была, и теперь осталась мне неизвестной. Надеюсь, проф. Манассеин не отступит от нравственного долга указать, хотя бы в редактируемом им "Враче", где это существует соответствующая статистика Struck'a?

предыдущая часть  Предыдущая часть    Следующая часть  следующая часть