Д-р Лев Бразоль (Санкт-Петербург)

Лев Бразоль

Дженнеризм и пастеризм. Критический очерк научных и эмпирических оснований оспопрививания

Харьков, 1885

— 113 —

в 1852 г. их было 402. Впрочем, доказательством того, как мало оспенные эпидемии соображались с законом, служат уже эпидемии 1857—59 и 1863—65 гг. Вместо того чтобы извлекать для себя из этих фактов практический урок, фанатики вакцинации выступили в 1867 г. против оспы с еще более строгим законом, в силу которого каждый ребенок должен подвергаться вакцинации до исхода 3–го месяца жизни и вследствие того, что в 1868 и 1869 г. случайно было меньше смертных случаев от оспы, чем прежде, они не замедлили усмотреть в законе 1867 года смертельный удар оспе, но просмотрели при этом то, что уменьшение смертности от оспы наступило с 1866 г., т. е. за год до издания драконовского закона 1867 г. Наконец, эпидемия 1871 и 1872 гг., свирепствовавшая без перерыва целых два года, приняла такой злокачественный характер, который положительно ни разу не наблюдался в Англии в течение XVIII века; смертность от оспы дошла до неслыханных размеров, и это одно лучше всяких ученых рассуждений доказывает полнейшую бесполезность оспопрививания.

Таким образом, со времени введения обязательного оспопрививания в Англии обнаружилось непрерывное усиление оспенных эпидемий, и по мере обострения строгости закона каждая последующая эпидемия была губительнее и обширнее предыдущей, а именно (по Hart'y):

в 1857 — 59 г. на 1 млн. населения 731 смертн. случ. от оспы
в 1863 — 65 г. - "" - 960 - "" -
в 1870 — 72 г. - "" - 1959 - "" -

То же самое явление наблюдалось повсеместно. В баварские оспенные эпидемии

в 1839 — 44 г. на 1 млн. населения 583 смертн. случ. от оспы
в 1849 — 55 г. - "" - 771 - "" -
в 1871 году - "" - 985 - "" -

В Швеции смертные случаи от оспы увеличивались с каждым десятилетием, а именно:

— 114 —

в 1847 — 56 г. на 1 млн. населения 184 смертн. случ. от оспы
в 1857 — 66 г. - "" - 202 - "" -
в 1867 — 76 г. - "" - 310 - "" -

Тоже самое и в Пруссии, в Вюртемберге, в Швейцарии. Природа всегда энергично протестует против насилия над ней, и последнее слово всегда останется за ней.

Из статистического материала доктора Hart'a с логической необходимостью вытекает также и несомненный и весьма значительный вред оспопрививания.

Защитники вакцинации, как известно, в неоспоримом факте увеличения смертности от оспы среди взрослых со времени введения вакцинации усматривают перемену "характера" самой оспы, но упускают из виду, что во всякой оспенной эпидемии мы имеем дело с двумя факторами, во 1–х, с оспой или с оспенным контагием, во 2–х, с человеческим организмом, заболевающим или умирающим от оспы, или, что то же, с почвой, на которой этот контагий размножается. Если характер оспенных эпидемий изменился и стал злокачественнее, то нельзя в этом зря обвинять один из факторов, а нужно постараться беспристрастно исследовать, который из двух факторов при этом изменился. Введение вакцинации, само по себе, могло вызвать перемену только в человеческом организме, подверженном этой операции; и так как увеличение заболеваний и смертности от оспы среди взрослых наступило только в 30–х годах нашего века и с тех пор подвигалось вперед и возрастало шаг за шагом вместе с подрастанием вакцинованного в детстве поколения, то а priori нет никакой логической необходимости сваливать всю ответственность за перемену характера оспенной болезни на гипотетического оспенного микроба, а наоборот нужно заподозрить человеческий организм, измененный и ослабленный оспопрививанием.

Из вышеприведенной таблицы I видно только, сколько человек умирало в Англии от оспы ежегодно на 1 млн.

— 115 —

населения; причем были указаны и некоторые из тех естественных причин, которые несомненно должны были влиять на усиление или ослабевание оспенных эпидемий в известные времена. Из нижеследующих же таблиц видно, сколько именно из умерших от оспы вообще распределяется по 4 классам возрастов 05, 510, 1020 и свыше 20-ти лет .

Табл. II. В возрасте 0 до 5 лет.

Период
Среднее население
в этом возрасте
Из них умерло от оспы
Средним числом ежегодно
в этом возрасте
на 1 млн. населения
в этом возрасте
1847 — 53
2.330,486
26,416
3774
1618
1854 — 60
2.564,011
13,992
1999
779
1861 — 67
2.814,908
15,509
2215
786
1868 — 72
3.041,382
16,899
3380
1112
1873 — 77
3.237,881
3,069
614
189

 

75,885

Табл. III. В возрасте 5 до 10 лет.

Период
Среднее население
в этом возрасте
Из них умерло от оспы
Средним числом ежегодно
в этом возрасте
на 1 млн. населения
в этом возрасте
1847 — 53
2.079,473
4,916
702
338
1854 — 60
2.248,926
3,502
500
222
1861 — 67
2.454,305
2,890
413
168
1868 — 72
2.676,099
7,332
1466
548
1873 — 77
2.853,347
1,338
278
97
20,028

— 116 —

Табл. IV. В возрасте 10 до 20 лет.

Период
Среднее население
в этом возрасте
Из них умерло от оспы
Средним числом ежегодно
в этом возрасте
на 1 млн. населения
в этом возрасте
1847 — 53
3.645,889
2,337
340
93
1854 — 60
3.902,280
2,066
295
76
1861 — 67
4.211,950
2,503
356
85
1868 — 72
4.558,530
6,348
1269
278
1873 — 77
4.854,437
1,910
382
79
15,204

Табл. V. В возрасте свыше 20 лет.

Период
Среднее население
в этом возрасте
Из них умерло от оспы
Средним числом ежегодно
в этом возрасте
на 1 млн. населения
в этом возрасте
1847 — 53
9.717,206
4,198
600
62
1854 — 60
10.541,299
5,043
720
68
1861 — 67
11.402,726
7,647
1093
96
1868 — 72
12.225,305
17,787
3576
292
1873 — 77
12.998,794
5,795
1159
89
40,561

Рассматривая отпечатанные жирным шрифтом цифры последних столбцов на таблицах II–V , мы находим, что средняя смертность от оспы в 1854—60 гг., во время действия первого менее строгого закона оспопрививания, заметно понизилась во всех возрастах до 20–ти лет; но что с 1868 г., под влиянием драконовского закона 1867 г., она поднялась во всех возрастах свыше 5–ти лет на такую высоту, как никогда прежде. Низкие цифры за период 1873—77 гг. не должны вводить в заблуждение читателя:

— 117 —

дальше будет доказано, что соответствующая восприимчивость к оспе увеличилась также и в этом периоде и стала относительно больше, чем во всех прежних периодах.

Следовательно, оспопрививание прежде всего не принесло положительно никакой пользы, по крайней мере для населения свыше 5–ти лет; потому что, если строгий закон (1867 г.) не мог предупредить усиления смертности от оспы у детей 5–10 лет почти вдвое, в возрасте же 10–20 лет втрое и в населении свыше 20 лет почти впятеро против весьма значительных уже эпидемий 1847—53 гг., то само собой разумеется, что временное ослабление эпидемий при менее строгом законе (1853 г.) не может быть последствием вакцинации, а находится в причинной зависимости от частью известных, частью мало известных факторов, способствующих периодическому ослаблению и исчезновению всевозможных эпидемий, а также и оспенных. Что это усиление смертности от оспы в целом населении свыше 5–ти лет находится в зависимости от вакцинации видно из того, что восприимчивость к оспе в зрелом и высшем возрасте, как было указано раньше, возрастала прогрессивно вместе с подрастанием вакцинованного в детстве поколения; а что вакцинация во всяком случае не принесла никакой пользы и детям до 5–ти лет, явствует из той же самой английской статистики; а именно, рассматривая смертность от оспы в этом возрасте за отдельные года, мы замечаем, что наивысшая смертность от оспы детей, также как и высших возрастов, падает на период наибольшей строгости закона об оспопрививании. В 1852 г., в самую сильную оспенную эпидемию того периода, когда оспопрививание еще было необязательно, умерло от оспы на 1 миллион детей всего 2,124, а в 1871 г., при самой строгой принудительности вакцинации, не менее 2,522.

Таблицы II–V показывают, что средняя смертность от оспы за период времени 1854—72 г., под более или менее строгим законом обязательного оспопрививания,

предыдущая часть Предыдущая часть     Следующая часть следующая часть