Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Просто укольчик

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

46. Созданный для семьи

Окленд Домэйн.

Впервые я побывал в этом восхитительном парке в 1940-х годах. Он был местом нашего семейного отдыха во время каникул, когда мы приезжали из Нью-Плимута погостить к моей бабушке в Окленд. В 1946 г. мы переехали в этот город, и я ходил в оклендскую гимназию четыре следующие года, перед тем как поступить в оклендский педагогический колледж. Я играл в регби в парке. Я смотрел на уток (и кормил их) в пруду возле кафе. Я провел месяц или больше в учебном отделении Оклендского военного музея, поскольку дети во многих классах разных школ Окленда изучали широкий круг тем по его прекрасным экспозициям.

Этот парк, раскинувшийся на 75 гектарах вокруг жерла вулкана, был местом, которое отвечало самым разнообразным потребностям и запросам. Местом, куда можно было возвращаться снова и снова.

В своих самых дерзких мечтах я и представить себе не мог, что сорок лет спустя вновь окунусь в переживания моего детства, теперь уже вместе со следующим поколением — своими собственными детьми.

Как же это получилось?

Дело в том, что рядом с парком, с одной его стороны расположен Оклендский госпиталь, а через дорогу от главных ворот парка, на Парк-роуд, находится библиотека медицинского факультета Оклендского университета.

Так что, если вы сильны в математике, вам остается "сложить два плюс два" и получить исследования. Прибавьте сюда Хилари, и вы получите необходимость учиться в медицинской библиотеке. Прибавьте мужа с двумя детьми, и вы получите место, где их можно занять. Прибавьте домашнее обучение, и вот вам уроки на открытом воздухе. Прибавьте удобство, расположение, интересы, разнообразие, свежий воздух, солнце и простор, и вы получите Домэйн.

И поэтому в течение многих лет, как только появлялась возможность, мы отправлялись на денек в Окленд. Мы приезжали на машине и парковались в Домэйне. Затем мы провожали Хилари до библиотеки медицинского факультета, целовали ее на прощанье и возвращались обратно.

В нашем распоряжении было четыре-пять часов.

Задача каждый раз была не из простых, поскольку, невзирая на большой выбор занятий, существует предел такой штуке как "продолжительность устойчивого внимания".

Чем же нам заняться?

Все могло пойти, например, так:

В течение дня мы, по меньшей мере, один раз посещали музей. Лучше всего было идти туда как можно раньше, т.к. он располагался в самом дальнем уголке парка.

На подходе туда мы могли ненадолго задержаться возле больших пушек, стоящих перед музеем. Мы выбирали несколько целей и "сбивали" их точными выстрелами!

Затем мы могли пойти в Зимний сад, где наслаждались цветами и каким-нибудь другим захватывающим зрелищем — или Папа мог вдруг оказаться в одиночестве и обнаружить, что разговаривает с воздухом, пока двое его сыновей исследуют золотую рыбку или охотятся на маленьких лягушек, которые давно усвоили, что их выживание зависит от того, насколько тихо и неподвижно они будут сидеть.

Следующей могла оказаться прогулка через папоротниковую оранжерею — обычно на большой скорости, с отстающим позади папой.

Утки всегда были гвоздем программы. Мы устремлялись к ним и начинали с ними разговаривать — на утином языке, естественно. Наше самое искусное "кряканье" встречалось недоуменными, озадаченными взглядами. Вереница утят была наиболее ярким зрелищем.

Следующей остановкой мог быть, к примеру, туалет.

Что дальше?

"Можно я снова пойду к пушкам, папа?"

"А я хочу пойти ловить лягушек!"

"А я голоден".

Иногда Хилари присоединялась к нам за обедом в заранее оговоренное время.

Смотрим на часы. Еще слишком рано.

"Хорошо, давайте вернемся к пушкам, и заодно посмотрим на большие туристические автобусы. Но на этот раз давайте пойдем другой дорогой".

И мы снова пускаемся в путь, дети бегут где-то впереди.

"Осторожнее, там могут быть машины", — кричу им вслед.

Обедали мы всегда возле пруда с утками. Это место было в удобной близости к Хилари, и нам были гарантированы внимательные зрители в лице наших пернатых друзей. У них тоже бывал сытный обед.

Хилари покидала нас для очередного похода в медицинскую библиотеку, а остальная семья держала совет. Чаще всего мы снова шли по утреннему маршруту, но уже не в таком темпе и, как правило, в произвольном порядке, всегда готовые поддаться порыву вдохновения!

Когда приближалось время ехать домой, мы направлялись обратно, в сторону библиотеки, и если Хилари еще не было видно, переходили дорогу и усаживались на скамейки напротив библиотеки, в ожидании воссоединения семьи.

"Мам, почему ты так долго?"

"Мам, когда мы уже поедем?"

Или начинался подробный рассказ обо всем на свете.

"Дорогая, как же я рад тебя видеть. Мои ноги меня чуть не доконали".

"А у меня голова гудит. Поехали домой".

Примерно через полтора часа, если все хорошо, мы уже во дворе своего дома — до следующего раза.

предыдущая часть Глава 45   оглавление Оглавление   Глава 47 следующая часть