Питер Батлер

Питер и Хилари Батлер

Хилари Батлер

Просто укольчик

Перевод Марии Веденеевой (Санкт-Петербург)

69. Дневник матери

"У меня было такое чувство, будто он 'покинул' меня".

Дневник одной мамы, которая сохранила его и поделилась им со мной, в очередной раз стал для меня иллюстрацией того, через какие испытания иногда приходится проходить родителям привитых детей. Вопреки своему голосу раccудка, она поддалась на уговоры сделать маленькому сыну прививки DTPH (АКДС + гемофильная инфекция. — прим. перев.), от гепатита B и полиомиелита. Ребенок сразу же перешел на пронзительный, животный крик, и начал выгибаться назад. Его фекалии приобрели ярко-оранжевый цвет и дурной запах, а сам ребенок покрылся воспаленной пятнистой красной сыпью, которая постепенно распространилась по всему телу — все то, о чем мне так часто рассказывали. "У меня было такое чувство, — сказала она, — что он 'покинул' меня". В ответ на мамино беспокойство ей сначала было предложено попробовать парацетамол, но она видела, что проблема была в чем-то очень серьезном. У него был остановившийся взгляд, и если она проводила рукой перед ним или щелкала пальцами, никакой реакции не следовало.

Когда он не кричал, и у него не вытягивались ножки, то становился апатичный, почти не "разговаривал" и кормился через силу. На том месте, где сделали прививку от гепатита B, развилась твердая шишка, которая есть и до сих пор. Один из врачей приемного отделения признал, что это могло быть реакцией на прививки, но остальные врачи это горячо отрицали. Измученная чрезмерными нагрузками по уходу за своим безутешным и тяжело больным ребенком и нескончаемыми обращениями за медицинской помощью, мать была шокирована, когда одна врач покровительственно поинтересовалась у нее, достаточно ли она хорошая мать. В ответ на высказанные опасения ей сказали, что у ребенка могла быть мочевая инфекция. Но у него не было мочевой инфекции.

С каждым новым посещением врача ей сообщали все новые фрагменты правды, пока, наконец, медсестра не сказала ей, что проблема могла быть в коклюшной вакцине. Она принесла своему участковому врачу бланки Центра мониторинга побочных реакций (CARM) по реакциям на вакцины, чтобы получить от него лишь иррационально злой отказ на просьбу помочь с его заполнением.

Значительно позже одна врач признала крапивницу и крик и посоветовала матери не рисковать и не прививать ребенка от коклюша и гепатита B, а также сообщила за нее о реакциях.

Во всем этом мать больше всего поразило, сколько врачей не смогло распознать у ребенка классических симптомов шока, крика, крапивницы, которые перечислены даже в буклете производителя как возможные реакции на прививку от гепатита B. Прививки следовало делать в разное время или в ином порядке — это все, что ей смогли подсказать в медицинских учреждениях, вместе с таким вот классическим советом, который она сразу же записала в свой дневник:

Если у вашего ребенка шок и он перестает дышать в ответ на прививку, неважно, что вызывало такую реакцию. Он превращается в пациента, которому требуется реанимация, независимо от причины. В следующий раз, когда вы будете прививать его, делайте так всегда — привозите его в больницу, где он будет в безопасности. Мы сможем реанимировать его, если это потребуется.

Ее вера во врачей была полностью разрушена. Реакцию на свою обеспокоенность она описывает как "в худшем случае оскорбительную, покровительственную и пренебрежительно высокомерную, а в лучшем — как искреннюю озабоченность тем, что не все в порядке, при неспособности определить, что именно не в порядке, сопровождаемой словами 'Мы ничего не можем сделать'".

предыдущая часть Глава 68   оглавление Оглавление   Глава 70 следующая часть