Чарльз М. Хиггинс (США)

Ужасы вакцинации, разоблаченные и проиллюстрированные
Петиция Президенту об отмене обязательной вакцинации в армии и на флоте


Перевод Зои Дымент (Минск)

Верховный суд США о преимущественных правах личности

В заключение обсуждения этого важного вопроса позвольте мне обратить Ваше особое внимание, г-н Президент, на наиболее значимое и важное решение Верховного суда США в деле о вакцинации Джекобсона против штата Массачусетс, рассмотренного в 1905 году по апелляции Верховного суда штата Массачусетс. В этом длинном и интересном решении в одном из самых ясных и убедительных параграфов решительно заявлено о преимущественных правах личности в определенных сферах:

Существует, конечно, сфера, в рамках которой индивид может утверждать превосходство своей собственной воли и с полным правом оспаривать полномочия любого человеческого правительства, особенно любого свободного правительства, действующего согласно писаной конституции, вмешиваться в осуществление этой воли.

Что же это за сфера, в рамках которой этот высший суд в нашей стране говорит нам так ясно и решительно, что "индивид может утверждать превосходство своей собственной воле и с полным правом оспаривать полномочия любого человеческого правительства, особенно любого свободного правительства, действующего согласно писаной конституции, вмешиваться в осуществление этой воли"?

Контекст до и после этого параграфа показывает ясно, что эта "сфера" индивидуального права и свободы существует всюду, где какое-либо неотъемлемое или врожденное естественное право, обеспеченное нашей Конституцией, захвачено или нарушено, или там, где любое насильственное действие или практика относительно индивида являются потенциально или фактически опасными для здоровья или жизни этого человека, каковым, как я уже показал, является каждый акт вакцинации, так как каждый акт вакцинации является, по самой своей природе, актом септической инфекции или чистого и простого заражения крови, которое иногда вызывает широко распространенные эпидемии и часто приводит к серьезным травмам и гибели многих людей, даже к большему числу смертей, чем сама оспа, как это несомненно было уже продемонстрировано.

Таким образом, следовательно, не существует ни одного индивидуального или личного права, более неотъемлемого и естественного, и более священного, и, очевидно, более твердо гарантированного в Декларации и Конституции, чем право на медицинскую свободу тела, право на здоровье и жизнь и право человека выбирать и свободно принимать решение о медицинском лечении своего собственного тела, и право уберечь его от любого медицинского лечения или операции, которые по его собственному суждению и сознанию могут быть ненужными, или нежелательными, или могут быть связаны с большим риском или страданиями, или могут создать серьезную угрозу его здоровью или жизни. Это право, я думаю, столь очевидно, столь фундаментально и необходимо, и столь неоспоримо в соответствии с буквой и духом наших основных законов и Конституции, и решениями наших судов, а также со здравым смыслом, логикой и этикой, что я не думаю, что необходимы еще какие-либо словесные аргументы для добросовестного убеждения каждого рационального ума.

Дальнейший анализ решения Верховного суда США

При дальнейшем рассмотрении смысла и значения этого важного решения Верховного суда США можно пояснить, что рассматриваемый закон штата Массачусетс был Статутом, принятым законодательным органом, требующим вакцинации всех лиц, детей и взрослых, под угрозой штрафа в размере 5 долларов за отказ от вакцинации. Этот закон сделал исключение для детей или несовершеннолетних со слабым здоровьем или таким физическим состоянием, которое может ухудшиться от вакцинации, но в нем не было сделано такого исключения для взрослых, к которым относится подсудимый Джекобсон.

Верховный суд штата Массачусетс в своем решении, по которому была подана апелляция, уже решил, как я показал, что штат не может обеспечить выполнение обязательной вакцинации каким-либо человеком, но может только наложить штраф в размере 5 долларов, если человек не сделал вакцинацию добровольно.

Верховный суд США вынес свое решение в следующей форме:

Теперь мы решили, что Статут охватывает настоящий случай и что не появилось ничего такого, что оправдало бы этот Суд в принятии неконституционного и несоответствующего делу ошибочного обвинения истца.

Судьи Брюер и Пекхем не согласились с этим решением, полагая, что закон штата Массачусетс, который налагает штраф 5 долларов за отказ от вакцинации, является неконституционным, в то время как большинство в Суде, вероятно, посчитали, что этот закон штата, по которому можно применять штраф, но нельзя заставить сделать прививку, является законным и конституционным, но, тем не менее, его нельзя приводить в исполнение в отношении каких-либо лиц, которые могут показать, что вакцинация была опасна для их здоровья и жизни, и суды будут вмешиваться, чтобы предотвратить его исполнение во всех таких делах и, таким образом, защитить конституционные права личности в рамках этой "сферы" выдающегося индивидуального права, как уже говорилось.

Вероятно, ответчик Якобсон не сделал правильного прошения, не указал, что вакцинация была в его случае опасна для жизни и здоровья, или не попытался доказать это, и, следовательно, против него было вынесено соответствующее решение, но, на самом деле, в принципе, оно было за него; и это решение, как мы показали, не было поддержано двумя судьями, которые убедительно показали, что штраф за отказ от вакцинации, предусмотренный в законе штата Массачусетс, является неконституционным.

Поэтому мы считаем, что это решение, при правильном применении, аннулирует все формы принуждения к вакцинации, будь то наложение штрафа или отказ от какого-либо гражданского права, такого, как общественное образование, всякий раз, когда дело рассматривается в наших высоких судах подобающим образом, с правильным применением законодательства к жалобам и спорным вопросам, на основании принципов, изложенных в этом великом решении и очерченных в данном анализе.

Неотъемлемые права личности и права большинства. Ложная идея о превосходстве прав большинства

Мы часто слышим заявление, что правительство служит большинству населения и что любое большинство может законно и правильно заставить прислушаться к своему мнению или принудить к подчинению меньшинство, независимо от того, насколько неугоден этот закон меньшинству или какова воля большинства; и что это большинство, очевидно, имеет право угнетать таким образом меньшинство, и законная обязанность меньшинства — подчиниться этому угнетению, каким бы одиозным оно не было.

Эта распространенная идея о превосходстве большинства, я считаю, — большая правовая, моральная и малодушная ошибка и грубое заблуждение нашего демократического американского правительства, потому что она совершенно теряет из виду великий базовый принцип присущих и неотъемлемых прав человека, которые, вероятно, раньше и лучше всего были выражены в нашей бессмертной Декларации прав. Следовательно, под этим основным принципом "неотъемлемого" права никакое большинство, каким бы мощным оно не было, не может законно или морально присвоить или устранить какое-либо из "неотъемлемых" или неотделимых прав людей, так как это, очевидно, ясное значение и смысл термина "неотъемлемые права", как я уже показал. Следовательно, этот фундаментальный американский принцип "неотъемлемых права" вопиет на весь свет со строк Декларации и Конституции, обращаясь ко всякому большинству, каким бы мощным оно не было: "До этих пор ты можешь ступать, но не дальше, и здесь должна твоя власть быть остановлена"- то есть, в этом подходе устанавливается священное врожденное и неотъемлемое право личности, необходимое для жизни, свободы, здоровья и счастья индивида.

Мы часто слышали фразу "Власть законов, а не людей", которая является лишь еще одним способом заявить то, что я утверждаю здесь: американская власть основывается, главным образом, не на количестве или большинстве людей, а на естественных или божественных принципах или "законах" вечных человеческих прав и справедливости, и, более конкретно и существенно, на великом американском основном законе или принципе "неотъемлемых прав" народа, которое является великим американским "Святилищем" свободы и права, которое никакое большинство или меньшинство не может нарушить или осквернить.

Большинство может, конечно, должным образом возобладать над меньшинством во всех вопросах, которые являются чисто избирательными, или выборными, или могут определяться только преобладанием голосов, но не может возобладать над любым определенным или установленным врожденным, неотъемлемым или конституционным правом человека, и часто правильно говорят, что Конституции созданы специально для защиты меньшинства, а не большинства населения, которое уже имеет в своих руках политическую и законодательную власть и не нуждается в такой защите.

Медицинская и пищевая свобода — в равной степени неотъемлемые права народа, необходимые для жизни человека, свободы и счастья

Мы уже видели, что обязательная медицина является грубым нарушением американского принципа неотъемлемых прав, и больше не требуется ничего говорить здесь по этому вопросу. Однако выявление и осуждение одного зла может показать нам путь к подавлению другого и похожего зла, поэтому поучительно отвлечься здесь на мгновение от нашей главной темы и обратить внимание на тот факт, что те же самые моральные, юридические и логические аргументы против обязательной медицины в равной степени относятся к последнему опасному нарушению неотъемлемых прав народа посредством чрезвычайной схемы Национального сухого закона или обязательного воздержания от некоторых продуктов питания и напитков, навязанных людям в последнее время, как утверждается, большинством избирателей нашей страны. Я не верю, что большинство наших избирателей когда-либо одобрило обязательную вакцинацию или принудительное воздержание, но, наоборот, эти заблуждения навязаны людям дерзкими, хорошо организованными и высокомерными меньшинствами, временно получившими незаконный контроль политической и законодательной власти и обманувшими общественное сознание предполагаемой необходимостью, полезностью и правотой этих деспотических заблуждений. Но даже если было бы показано, что большинство наших избирателей одобряют эти ошибки, такое предполагаемое большинство населения поступало бы незаконно в моральном и юридическом смысле относительно неотъемлемого права народа, лежащего в основе американской доктрины, и закона об неотъемлемых правах.

Я намерен рассмотреть, в отдельной статье, важный вопрос о пищевой свободе, касающийся некоторых ферментированных продуктов питания и напитков, как неотъемлемом праве народа, установленном во всем мире и веками используемом и поддержанного высшими гражданскими, моральными, правовыми и религиозными санкциями, поэтому здесь этот вопрос больше не буду рассматривать. 1

Медицинский деспотизм хуже религиозного деспотизма. Старая религиозная ересь, "Будем грешить, чтобы милость Божья умножилась!", в сравнении с современным прививочным фанатизмом, "Давайте навяжем людям болезнь и распространим ее, чтобы здоровье умножилось!"

В прошлые века, прежде чем были установлены наши великие американские институты гражданской и религиозной свободы, некоторые доктора богословия изобрели и поддерживали зло общеобязательной религии, когда один тип религии или одна концепция Божества навязывались всему населению под страхом пытки, физического наказания, обезображивания или смерти; и эти заблудшие люди, вероятно, придерживались нелепой и дьявольской идеи, кажущейся сегодня нам невероятной, будто путем увечий и убийств они могут поднять мораль во всем мире!

Эта догма навязанного заболевания, конечно, такая же ложная и вредная, как догма навязанной религии; но, из двух зол, навязанное заболевание является гораздо более опасным для прав человека и безопасности, здоровья и жизни, и, вероятно, будет не трудно доказать, что там, где в варварском прошлом один человек был убит или изувечен навязанной религией, десять человек травмируются или убиваются современным медицинским варварством, при котором навязывается болезнь.

Во время Реформации существовала секта еретиков, которые, казалось, имели неправильное представление о ценности личной добродетели и добрых дел в спасении по сравнению с простой догмой, "милость" и "вера", и девиз их, кажется, был таким: "Чем больше согрешишь, тем больше Божьей милости получишь" или "Давайте грешить, чтобы благодать была в изобилии". Это кажется очень похожим на современную доктрину принудительной вакцинации, которая, как представляется, просто и буквально означает следующее: "Чем больше мы причиним болезни, тем больше создадим здоровья", или "Давайте вызывать болезни и широко распространять их среди людей, чтобы здоровье, соответственно, изобиловало".

Яркий пример дурных последствий этой опасной вакцинной доктрины в последнее время обнаружен в Японии, чей ужасный рекорд в вакцинации при натуральной оспе и эпидемической болезни, передающейся через вакцинный вирус, показан в следующих разделах.

Ужасный отчет о вакцинации при натуральной оспе и эпидемической болезни, вызванной вакцинным вирусом, представленный в отчетах правительства США

Япония оказалась в наше время, пожалуй, наиболее широко вакцинированной страной, с самыми строгими принудительными законами, скопированными в Германии, которые требуют повторной вакцинации в разные периоды младенческой и взрослой жизни. В настоящее время вакцинация, как я уже показал, — просто одна из разнообразных форм натуральной оспы, искусственно распространяемая или культивируемая форма болезни, включающая натуральную человеческую оспу и коровью оспу и часто более опасная и смертоносная, чем естественная болезнь.

Какой результат нам следует ожидать от опасной практики пропитывания крови всего населения повторными инокуляциями вируса человеческой натуральной оспы и коровьей оспы? Логично ли ожидать чего-либо другого, кроме эпидемии натуральной и коровьей оспы, которая должна разразиться в свое время среди широко охваченного вакцинацией и инфицированного населения, и распространения натуральной и коровьей оспы на другие группы населения всякий раз, когда переносится и используется вирус, полученный из болезни человека или коровы.

Это логическое ожидание исполнилось, по-видимому, в ситуации большого количества вакцинированных в Японии. Вместо того, чтобы получить иммунитет к эпидемий оспы с помощью общей вакцинации и повторной вакцинации — а об этом заявляют вакцинаторы — Япония, наоборот, кажется, пострадала от худших эпидемий оспы, известных в наше время, не только более тяжелой, чем в плохо привитой стране, наподобие Англии и Соединенных Штатов, но более тяжелой, чем случавшиеся в старые времена, до вакцинации!

Этот вывод, как представляется, полностью доказан в "Отчете об общественном здравоохранении США" от 2 сентября 1910 года, в котором содержатся страшные данные об эпидемиях оспы в Японии в течение нескольких прошлых лет. Население Японии в то время, в 1910 году, составляло около 48 миллионов, и высокие волны эпидемий в предшествующие десять лет распределились следующим образом: В 1898 было 149012 случаев оспы с 40971 смертью, смертность 27,5 процентов; в 1905 году насчитывалось 10704 случаев с 3388 случаями смерти, смертность 31,5 процентов, а в 1908 году насчитывалось 18075 случаев с 5835 смертями, смертность 32,5 процента.

Эти цифры, с учетом вакцинации, проводимой в Японии в условиях самых жестких законов об обязательной вакцинации, являются, безусловно, чрезвычайно значительными, мягко говоря, и полностью разрушают ошибочную доктрину, будто вакцинация является единственным эффективным средством против натуральной оспы и всегда снижает смертность при эпидемии! Наоборот, мы видим из этих официальных отчетов здравоохранения США, что среди такого обильно вакцинированного населения не только произошел ряд серьезных эпидемий с очень высокой смертностью, но что эта смертность постоянно росла, от 27,5 процента в 1898 году до 31,5 процентов в 1905 и 32,5 процента в 1908 году! В то время как обычно в прежние времена, до вакцинации, смертность составляла, по авторитетным источникам, от 15 до 20 процентов! См. раздел "История натуральной оспы" д-ра Джеймса Мура, главного помощника Дженнера, Лондон, 1815, с. 243.

Я думаю, что нет ни одной страны в наше время, проводящей вакцинацию ли нет, в которой происходили бы более тяжелые эпидемии оспы, чем в широко охваченной вакцинацией Японии, как видно их официальных данных, в то время как эпидемии в тот же период в слабо вакцинированных странах, Англии и Соединенных Штатах, были сравнительно малыми. Таким образом, конечно, наши "Янки Востока", похоже, скопировали больше из нашего древнего медицинского варварства, чем из современных улучшений. И, конечно же, слабо вакцинированная Англия процветает с меньшим количеством прививок и лучшими санитарными условиями, а ее министр здоровья, г-н Джон Бернс, публично заявил в парламенте 12 апреля 1911 года, что "В последние годы в той же пропорции, в какой вырос отказ от вакцинации, с 4 процентов до 30 процентов, снизилась смертность от оспы". Такие же данные в Лестере, городе в Англии с отличной санитарией, в котором вакцинация не проводится уже 30 лет, о чем я уже говорил выше; и таким же, я считаю, будет результат везде, где будет уничтожена нерациональная система навязывания болезни для создания здоровья и принята рациональная система санитарии и гигиены.

Японский вирус вызывает эпидемии чумы у человека и животных

Таким образом, общая обязательная вакцинация не смогла защитить Японию от некоторых самых страшных эпидемий оспы, известных в древности или сейчас, как только что показано. Еще более убийственно, возможно, что в правительственных отчетах США, цитируемых здесь, доказано, что японская вакцинация стала источником смертельных эпидемий крупного рогатого скота, известных как эпидемии ящура, от которых пострадали в 1902 году и 1908 годах в Соединенных Штатах животные и люди, причем эта опасная инфекция, импортируемая через вакцинный вирус из Японии, использовалась двумя крупнейшими производителями вируса в Соединенных Штатах. См. "Ежегодник Департамента сельского хозяйства США", 1914, с. 21. См. также с. 99 в Приложении. Эти эпидемии бушевали в нескольких наших штатах, как было показано ранее, и привели к гибели сотен тысяч животных, неизвестному числу человеческих смертей и потере миллионов долларов правительством и народом нашей страны. Конечно, такие ужасные результаты японской вакцинации являются шокирующим издевательством и жгучим упреком вакцинации, которая, как полагали, "здоровое" средство, и взывают громко к отмене всякой принудительной вакцинации как наиболее опасного общественного зла и грубого нарушения жизненно важных прав человека на медицинскую свободу, здравомыслие и безопасность.

Примечание

[1] Этот вопрос пищевой свободы как неотъемлемого права народа в мирное время был рассмотрен в отдельной брошюре, изданной 25 ноября 1919 года под заголовком "Неотъемлемые права и ошибки Сухого закона".

Предыдущая часть   оглавление книги Чарльза М.Хиггинса Оглавление   Следующая часть Ужасы вакцинации